Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
15 апреля 2021
Грузия – для грузин?

Грузия – для грузин?

Застарелый шовинизм требует радикального лечения
Александр Крылов, доктор исторических наук
28.08.2008
Грузия – для грузин?

Шовинизм уже много десятилетий отравляет отношения грузин с соседними народами. Один из этих народов - абхазы, насчитывающие в настоящее время около 100 тыс. человек. Вместе с близкородственными народами, проживающими ныне в регионе Западного Кавказа (абазины, адыги, кабардинцы, черкесы, шапсуги и др.) абхазы являются частью северо-кавказского этнокультурного сообщества.

Национальной трагедией в истории абхазов было махаджирство – массовое переселение горцев в Турцию после окончания Кавказской войны. В 1860 – 1870-х годах из родных мест уехало более половины абхазов. Покинутые ими земли начали активно заселяться грузинами и другими народами, что привело к формированию полиэтничного по характеру населения современной Абхазии.  

Сформировавшееся после присоединения к России грузинское просветительское, а затем национальное движение (первоначально дворянское, а затем разночинно-интеллигентское) имело своей целью духовное возрождение собственного народа, преодоление его многовековой культурно-языковой раздробленности и формирование единой грузинской нации и государства. Источником вдохновения и важнейшей частью идеологии грузинского национального движения (“Тергдалеули”, Общество распространения грамотности среди грузин и т.д.) стало богатое историческое прошлое Грузии, особенно времена существования так называемой “идеальной Грузии” - средневекового Грузинского царства Х-ХШ вв.  

Как ни парадоксально, единое грузинское государство – Абхазо-Грузинское царство - появилось благодаря абхазам.

 В VIII в. абхазские феодальные княжества были объединены в Абхазское царство, которое начало свою экспансию в юго-восточном направлении. После того, как в его состав была включена вся Западная Грузия, сюда, в г. Кутаиси, была перенесена столица Абхазского царства. В Х в. династия абхазских царей прервалась, престол перешел к Баграту III (грузину по отцу и абхазу по матери).  

Династия Багратиони продолжила политику территориальной экспансии, ее результатом стало объединение Западной и Восточной Грузии. В ХIII веке после монгольского нашествия Абхазо-Грузинское царство распалось, воцарилась феодальная междоусобица. Как справедливо констатировал историк и видный политический деятель постсоветской Грузии Г. Мамулия, страна начала возрождаться лишь в XVIII в., после того, как находившаяся в течение нескольких столетий (с ХIII в.) в тупике социального развития Грузия была включена в пределы Российской империи (Мамулия Г.С. Концепция государственной политики Грузии в отношении депортированных и репатриированных в Грузию месхов. История и современность // Центральная Азия и Кавказ, №1(2), 1999).  

Теперь события тех лет оцениваются в Грузии как российская оккупация.

После распада СССР события давнего средневековья приобрели острую актуальность. Дело в том, что еще разделенное на бесчисленные группы и течения грузинское национальное движение XIX-XX вв. было едино в определении границ “исторически принадлежавшей грузинам территории”: ими стали именно границы “идеальной Грузии” - средневекового Абхазо-Грузинского царства периода его максимального расцвета. На протяжении многих поколений в грузинских школах именно границами “идеальной Грузии” определяются “исконные грузинские земли”, именно они являются справедливыми на уровне современного грузинского массового сознания.  

Порочность данного подхода заключалась в том, что данное средневековое царство (подобно всем аналогичным царствам и империям древности и средневековья) изначально было многонациональным, что, в частности, было закреплено и в титулатуре его правителей: “царь абхазов, картвелов, эгров, кахов… ”. Поэтому не только грузины, но и все проживавшие на его территории народы имеют собственные и неоспоримые в их глазах исторические права на те земли, где они ныне проживают. Противоположная трактовка вопроса о том, кто на территории современной Грузии является “хозяином”, а кто – “гостями”, в середине ХХ в. стала предметом острой дискуссии и вызвала напряженность в отношениях между грузинами и проживавшими на территории Грузии этническими меньшинствами.  

Первая попытка осуществить на практике права грузин на “свои исторические земли” была предпринята после распада Российской империи, в период существования «первой грузинской республики». В то время население Грузии сохраняло свою этническую пестроту: численность грузин составляла в нем менее 65%. Уже одно это обстоятельство требовало проведения осторожной национальной политики.

Вместо этого власти «первой грузинской республики» начали проводить по отношению к этническим меньшинствам откровенно шовинистическую политику.

 Поэтому установление в Абхазии советской власти в марте 1921 г. было воспринято местным населением в первую очередь как избавление от национального гнета и грузинской оккупации.  

В настоящее время период пребывания Абхазии в составе Грузинской ССР оценивается абхазскими и грузинскими учеными с диаметрально противоположных позиций. Абхазская сторона связывает все беды своего народа с союзными руководителями грузинского происхождения (И. Сталин, Л. Берия и др.) и политикой республиканского руководства, которые совместно проводили политику насильственной грузинизации населения в масштабах Грузинской ССР.  

Грузинская сторона связывает все проблемы с политикой союзного руководства, которое во имя “господства Москвы” сознательно разъединяло и противопоставляло братские народы. Грузинские авторы склонны рассматривать все достижения Абхазии советского периода как результат «отеческой» патерналистской политики руководства ГССР по отношению к меньшинствам, особым, “толерантным” отношением грузин к малочисленным народам и т.п. “Грузинский народ никогда не притеснял абхазов. В Абхазии были созданы максимально возможные в ту пору условия для развития экономики и культуры… В Грузии абхазы не только не были дискриминированы, наоборот – им были созданы все возможные условия для национально-культурного, социально-политического и экономического развития. Более того, в Абхазии сложилась парадоксальная ситуация – остро встал вопрос о необходимости защиты прав и свобод грузин” (Жоржолиани Г., Лекишвили С., Тоидзе Л., Хоштария-Броссе Э. Исторические и политико-правовые аспекты конфликта в Абхазии. Тб., 1995, с.38-39, 43.).  

Как показывают социологические исследования, в настоящее время подобные взгляды разделяются подавляющим большинством грузинского населения: “грузины считают, что нигде в СССР столь малочисленному этносу не была предоставлена такая широкая автономия, как абхазам.

В грузинском массовом сознании большинство предков сегодняшних абхазов – это спустившиеся с гор племена, заселившие территорию Абхазии, где до этого жили более близкие к грузинам по происхождению настоящие абхазы” (М. Никурадзе. В чем видит грузинская народная дипломатия причины грузино-абхазского конфликта. - Аспекты грузино-абхазского конфликта. Ирвайн, 2000, с.128).  

В период правления И. Сталина, в условиях политики жестокой дискриминации малочисленных народов в масштабах всего СССР и во время максимального влияния грузинского лобби в кремлевских кабинетах, эта задача решалась откровенно репрессивными методами: некоторые народы были выселены за пределы Грузии (греки, курды, турки-месхетинцы). Другие, даже не родственные картвелам – были объявлены “грузинскими племенами” и должны были быть со временем полностью грузинизированы.  

После смерти Сталина позиции грузинского лобби в союзном руководстве ослабели. Под давлением Москвы, предпринявшей определенные меры по защите малочисленных народов, руководство Грузии было вынуждено отказаться от наиболее одиозных форм национального угнетения и сделало упор на политику переселения грузинского населения в районы проживания меньшинств (которые должны были рано или поздно раствориться в море грузинского населения).  

Закономерно, что именно в середине 1950-х гг. в грузинской исторической науке в качестве идеологического обоснования подобного переселения появляется теория, противопоставляющая исторических абхазов (древнее культурное грузинское племя, проживавшее на территории Абхазии) и современных абхазов (потомков отсталых “горцев-апсуйцев (от “апсуа” – самоназвания абхазов)”, якобы переселившихся в Абхазию в XVII в.).  

Теория о “переселении апсуйцев” была совершенно антиисторической (в этом она мало отличалась от прежних взглядов на абхазов как на грузинское племя), но она восторжествовала в грузинской науке и общественном сознании.

 Широкая пропаганда этой теории вызвала резкий протест со стороны абхазской интеллигенции, привела к обострению межэтнических отношений. В Абхазии грузино-абхазские противоречия наиболее ярко проявились во время массовых выступлений абхазского населения (1957, 1964, 1967, 1978 гг.), когда лишь экстренное вмешательство союзных властей позволило предотвратить дальнейшее разрастание конфликта.  

В конце 1980-х гг., в условиях нараставшего кризиса союзной власти, грузино-абхазские противоречия приобретали все более острые формы. Грузинское национальное движение требовало отделения от СССР и открыто провозгласило своей целью создание моноэтничного грузинского государства в его “исторических границах”. Абхазы активно противодействовали грузинскому сепаратизму и выдвинули требование включить Абхазию в состав Краснодарского края Российской Федерации.  

Приход к власти в Грузии в 1990 г. ультрарадикального лидера Звиада Гамсахурдиа превратил лозунг построения моноэтничного грузинского государства в официальную политику.

Была ликвидирована автономия Южной Осетии, в стране началась откровенная травля негрузинского населения.

Откровенно шовинистический курс грузинских властей, выраженный в лозунге “Грузия - для грузин”, был неприемлемым для негрузинского полиэтничного населения Абхазии. Часть людей (как и многие этнические грузины) предпочла остаться вне схватки, переехала в Россию и другие страны. Оставшиеся в своем большинстве поддержали абхазов в их противодействии политике тбилисских властей. Высшей точкой конфликта стала грузино-абхазская война 1992-1993 гг. Поражение грузинской армии повлекло за собой массовое бегство грузинского населения и коренным образом изменило этническую карту современной Абхазии.  

Результатом последней военной авантюры Саакашвили стало официальное признание Россией независимости Абхазии и Южной Осетии. Это признание стало закономерным итогом той шовинистической и безответственной политики по отношению к национальным меньшинствам, которую проводил Саакашвили и все его предшественники, начиная от грузинских меньшевиков и заканчивая Э.Шеварднадзе. Большую роль сыграли и те грузинские литераторы и историки, которые занимались «идеологическим обоснованием» подобной политики. Благодаря их многолетним трудам в грузинском народе были посеяны и укоренены шовинистические настроения, национальная спесь и презрение к другим народам. Именно поэтому властителями дум и вождями постсоветской Грузии стали ярые националисты, которые упорно вели страну к нынешней национальной катастрофе. Очевидно, что для выхода из нынешнего тупика и нормализации отношений со своими соседями грузинскому народу необходимо найти действенные средства для излечения от застарелой болезни национального шовинизма. Лишь в этом случае у Грузии может возникнуть перспектива выхода из нового тупика социального развития, куда ее загнали ее постсоветские правители.  

 

 

 

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

иронлапу
22.08.2013 20:17
Грузины получили, что заслужили...
Dima
21.05.2010 22:45
Как Вы думаете Грузия вправе считать своими территорию Абхазии и Южной Осетии?
http://www.voproz.ru/?id=kak_vy_dumaete_gruziya_vprave_schitat%27_svoimi_territoriu_abhazii_i_uzhnoi_osetii&c=result

Эксклюзив
08.04.2021
Андрей Соколов
Запад грозит России, а внутри нее открыто ведется враждебная пропаганда.
Фоторепортаж
13.04.2021
Подготовила Мария Максимова
В Московском планетарии открылась выставка фотографий, посвящённая первому космонавту Земли.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: «Фонд борьбы с коррупцией» А. Навального, Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.