Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
27 сентября 2020
Генерал Власов – жертва или предатель?

Генерал Власов – жертва или предатель?

В Отечественной войне не бывает «третьей силы»
Ярослав Бутаков
28.09.2009
Генерал Власов – жертва или предатель?

Синод Русской православной церкви за рубежом (РПЦЗ) выступил в начале сентября с заявлением, по которому уже разгорелись ожесточённые споры. Это заявление касается вопросов истории нашего Отечества, то есть всех нас. Причём вопросов, весьма важных для национального самосознания. А поводом для выступления послужила книга протоиерея Георгия Митрофанова «Запретные темы истории ХХ века». Автор её – заведующий кафедрой церковно-исторических дисциплин С.-Петербургской духовной академии. Он призывает в своей книге, как минимум, пересмотреть однозначное отношение к генералу Власову, а также к другим известным русским коллаборационистам (в первую очередь, к белоказачьим генералам П.Н. Краснову и А.Г. Шкуро), как к предателям Родины.

Синод РПЦЗ направил автору книги благодарственное письмо и заявил, в частности, следующее:

«”Был ли генерал А.А. Власов и его сподвижники - предателями России?”, мы отвечаем – нет, нимало. Всё, что было ими предпринято – делалось именно для Отечества, в надежде на то, что поражение большевизма приведет к воссозданию мощной национальной России. Германия рассматривались “власовцами” исключительно как союзник в борьбе с большевизмом, но они, “власовцы” готовы были, при необходимости противостоять вооруженной силой какой бы то ни было колонизации или расчленению нашей Родины».

Попытки реабилитации коллаборационистов идут уже не первый год. Не далее, как в январе прошлого года одно из донских казачьих обществ во главе с «донским атаманом» и депутатом Госдумы РФ от «Единой России» Виктором Водолацким предприняло неудавшийся демарш по реабилитации Краснова. В этом году активно проталкивается идея реабилитации Власова. В его родном селе Ломакино, что в Гагинском районе Нижегородской области, собираются открыть музей Власова. И вот – заявление РПЦЗ.

Для людей, хорошо знакомых с настроениями в РПЦЗ, это заявление не стало неожиданным. Ведь в годы Второй мировой войны многие иерархи РПЦЗ сотрудничали с оккупационными гитлеровскими властями. И паства этой церкви всегда во многом состояла из антисоветских эмигрантов, в том числе и бежавших после войны на Запад бывших коллаборационистов.

Нам не обойтись без разбора исторической роли личности генерала Власова и самого явления коллаборационизма в СССР. Причём я не собираюсь здесь касаться аспектов личной жизни Власова (его любовных интрижек и т.п.). Здесь как раз поле для церковных деятелей – давать оценки нравственному облику человека, не упускавшего случая завести любовниц (в том числе малолетних – во время командировки в Китай), фактического двоежёнца (при живой и неразведённой жене в СССР Власов в 1944 г. женился в Германии). Наш предмет – политический портрет командующего РОА («Русской освободительной армии»). Постараемся нарисовать его без намерения заранее поставить какое-то клеймо.

В начале 1942 года, наверное, немного было советских военачальников, столь же обласканных внимаем Верховного, сделавших за полгода войны столь впечатляющую карьеру, как Андрей Андреевич Власов. От командира корпуса до заместителя командующего фронтом – это было непросто в те тяжёлые месяцы, когда советские войска чаще терпели поражения, чем добивались успехов. Что это – везение? Удача до поры до времени улыбалась генералу – осенью 1941-го он невредимым вышел из окружения под Киевом. Будучи назначен командующим 20-й армией на подступах к Москве, самый тяжёлый период оборонительного сражения он провёл в госпитале и фактически вступил в командование армией, когда она уже наступала.

Но несомненно, что и полководческими способностями он тоже обладал. Во всяком случае, не ниже среднего уровня тогдашних генералов РККА. Иначе вряд ли бы Ставка его так усиленно выдвигала.

Очевидно, была у Власова и крепкая хватка карьериста. Он использовал все возможности, чтобы выдвинуться на заметную роль. Быть статистом он не терпел.

Это свойство характера впоследствии не позволит ему довольствоваться ролью простого пленного генерала. Он считал себя способным влиять на ход исторических событий, умело применяя их к своей выгоде.

Так, до войны Власов не вызывал никаких подозрений в плане политической лояльности верхам ВКП(б). Его происхождение – из крестьян-середняков – было классово безупречным. Правда, немного портило её обучение в духовной семинарии, но в конце концов и сам Сталин тоже учился в семинарии. И оба её не закончили: Сталин занялся подготовкой революции, а подростка Власова захватила революция совершающаяся. В 1930 году он вступил в партию и партбилет сохранил даже в плену. В 1937-1938 гг. принял активное участие в политической «чистке» рядов РККА.

В своём «открытом письме» «Почему я встал на путь борьбы с большевизмом?», написанном в марте 1943 г. и распространявшемся в виде листовки, Власов утверждал: «С 1938 по 1939 год я находился в Китае в качестве военного советника Чан Кайши. Когда я вернулся в СССР, оказалось, что за это время высший командный состав Красной армии был без всякого повода уничтожен по приказу Сталина». Здесь правда – только первое предложение. Остальное – ложь. Во-первых, репрессии против комсостава РККА начались в 1937 году. И в это время Власов находился в СССР. Более того, до командировки в качестве советника китайского руководителя Власов был членом военного трибунала Киевского военного округа. Историки свидетельствуют: в делах, в рассмотрении которых он принимал участие, нет ни одного оправдательного приговора, вынесенного по его инициативе. Закрытая ориентировка характеризовала его перед «ответственными товарищами в органах» самым положительным образом: «Много работает над вопросом ликвидации остатков вредительства».

Не уклонение, а самое активное участие в репрессиях против комсостава позволило Власову в 1938 году получить столь престижное назначение – военным советником в Китай.

Оттуда он вернулся с орденом Золотого Дракона, пожалованным ему китайским генералиссимусом, и с тремя чемоданами всякого добра. В плену он, если верить его апологету В. Штрик-Штрикфельдту (автору известной книжки про Власова «Против Гитлера и Сталина»), часто вспоминал с обидой, что эти три чемодана конфисковала у него таможня, а китайский орден он не мог в СССР открыто носить. Здесь явно проскальзывает мотив мелочной обиды донельзя тщеславного человека, вдобавок откровенного стяжателя.

Формулировал ли Власов уже тогда все те претензии к советскому строю, которые впоследствии излагал в своих программах РОА и КОНР («Комитета освобождения народов России»)? Был ли его облик коммуниста, беззаветно преданного делу Ленина—Сталина, личиной, под которой скрывался идейный враг? Или же он в плену критиковал «сталинский режим» только для того, чтобы снискать расположение своих немецких покровителей? Я склоняюсь ко второму варианту. Ведь если Власов был убеждённым антисталинистом в самом начале войны, это наверняка в чём-нибудь бы проявилось. А возможности для измены у него были и раньше лета 1942 г. Но он, как мы увидим, до последнего момента не думал о сдаче в плен. И легенду ему пришлось придумывать уже на ходу. Очевидно, ни до, ни после у него не было определённых убеждений. Вернее, у него было одно убеждение – он, Власов, жизнелюб и женолюб, при всех обстоятельствах должен не просто жить, но и хорошо жить. Даже в плену.

По возвращении из Китая Власов был отправлен инспектировать 99-ю стрелковую дивизию. Власов обнаружил недостатки в её подготовке, самым существенным из которых было, что… её начальник «изучает тактику боевых действий вермахта». Начдива арестовали, а Власова назначили на его место.

Летом 1940 г. Власов получил первое генеральское звание, а зимой 1940/41 г. был назначен командиром 4-го механизированного корпуса. Этот корпус участвовал в знаменитом танковом сражении первой недели войны под Бродами на Западной Украине. Несмотря на огромные потери, которые понёс корпус, Власов был назначен командующим 37-й армией, оборонявшей стратегически важный Киевский укрепрайон.

Надо отдать должное войскам, возглавлявшимся Власовым – немцам не удалось с ходу взять Киев.

В середине сентября 1941 года Юго-Западный фронт, а с ним и 37-я армия, оказался в окружении. Несколько сотен тысяч советских солдат и офицеров тогда погибло или было взято в плен, комфронта М.П. Кирпонос застрелился, а Власов долго блуждал в окружении, но вышел-таки в расположение советских войск. Если бы он раньше вынашивал какие-то антисталинские замыслы, то, наверное, уже тогда попробовал бы воплотить их в жизнь – обстановка позволяла.

В те тяжёлые месяцы НКВД ещё не занимался сверхжёсткой проверкой вышедших из окружения (он начнёт её позже – с начала контрнаступления под Москвой) – на фронте был дорог каждый солдат, а тем более генерал. Власов вскоре получает назначение возглавить 20-ю армию, сосредотачивавшуюся северо-западнее Москвы для будущего контрнаступления. Но, из-за болезни, смог фактически приступить к командованию только в середине декабря 1941 г.

В упомянутом «открытом письме» он рассказывал про этот период: «Я делал всё от меня зависящее для обороны столицы страны. 20-я армия остановила наступление на Москву и затем сама перешла в наступление. Она прорвала фронт германской армии, взяла Солнечногорск, Волоколамск, Шаховскую, Середу, обеспечила переход в наступление по всему московскому участку фронта, подошла к Гжатску».

На самом деле во время оборонительного сражения под Москвой Власов долечивал воспаление среднего уха, полученное в ходе полуторамесячных скитаний по Украине после разгрома Юго-Западного фронта. На командный пункт армии он приехал 19 декабря 1941 г. Под руководством Власова 20-я армия успешно продолжала наступление какое-то время.

Власов стал одним из прославленных на всю страну героев битвы за Москву.

Его портреты печатали в газетах. 6 февраля 1942 г. Андрей Власов был удостоен звания генерал-лейтенанта и получил 70-минутную аудиенцию у Сталина.

Свои впечатления от первой встречи с Верховным Власов изложил в письмах к жене и к любовнице в примерно одинаковых выражениях:

«…Ты не поверишь, дорогая Аня! [жена] Какая радость у меня в жизни! Я беседовал с самым большим нашим Хозяином. Такая честь мне выпала ещё первый раз в моей жизни. Ты представить себе не можешь, как я волновался и как я вышел от него воодушевлённым. Ты, видимо, даже не поверишь, что у такого великого человека хватает времени даже для наших личных дел. Так верь, он меня спросил, где у меня жена и как она живёт..»

«Дорогая и милая Аличка! [любовница с Юго-Западного фронта, с которой он вместе выходил из окружения] …Меня вызывал к себе самый большой и главный Хозяин. Представь себе, он беседовал со мной целых полтора часа. Сама представляешь, какое мне выпало счастье… И теперь я не знаю, как только можно оправдать то доверие, которое мне оказывает ОН…»

Надо думать, Власов здесь вполне искренен в своих восторгах от встречи с вождём. Зачем ему было притворяться?! Хотя он явно учитывал возможность перлюстрации, но основания для радости у него и в самом деле были.

Карьера складывалась удачно. Наши войска отбросили врага от Москвы, а 1942 год обещал стать переломным в войне. Во всяком случае, так сказал сам Верховный, пообещавший в день годовщины Красной армии, 23 февраля 1942 года, что до конца года враг будет изгнан из пределов Советской страны. А накануне этого дня Власова наградили орденом Ленина!

Возможно, и дошёл бы Власов во главе армии, а то и фронта, до Берлина, остался бы в истории одним из известных военачальников Советского Союза, если бы не роковое назначение под Ленинград.

Но тогда оно воспринималось как очередное повышение, как ещё одна возможность одержать впечатляющую победу. 8 марта 1942 г. генерал-лейтенант Власов был назначен заместителем командующего Волховским фронтом.

Этому фронту придавалось решающее значение в разгроме немецкой группы армий «Север». 2-я ударная армия фронта в январе 1942 г. переправилась через Волхов между Чудово и Новгородом и продвинулась почти до Любани, создав плацдарм, угрожавший тылу вражеской группировки под Ленинградом. Однако затем наше наступление застопорилось. Фланговые армии не сумели поддержать 2-ю ударную. Наверное, лучшим выходом было бы заранее отвести эту армию на исходные рубежи, но в Ставке всё ещё надеялись на возобновление наступления. Для «укрепления» комсостава фронта туда и направили Власова и ещё «группу товарищей».

Однако наступившая весна не принесла облегчения нашим войскам на чудовско-любанском плацдарме. Немцам удалось предельно сузить, а потом и перерезать коридор, соединявший 2-ю ударную армию с главными силами фронта. Армия стала снабжаться по воздуху, что в условиях господства немецкой авиации было нелёгким делом.

20 апреля А.А. Власов, заместитель командующего фронта К.А. Мерецкова, был назначен по совместительству и командующим 2-й ударной армией вместо тяжело заболевшего Н.К. Клыкова. Отправляясь на плацдарм, Власов, вероятно, рассчитывал вызволить армию из трудного положения и тем заслужить очередной триумф. Впрочем, есть и другая версия этого назначения. Апологеты Власова считают, что между Мерецковым и Власовым возник конфликт честолюбий, и комфронта решил отделаться от Власова, отправив его в окружённую армию и не подав ей затем помощи. Против этой версии говорит то, что бездействие Мерецкова, будь оно на самом деле, не прошло бы мимо внимания Верховного, а раз так – то и не осталось бы безнаказанным. Но сам Власов, второй раз за войну оказавшись в окружении вместе с целой армией, мог уверовать в то, что его нарочно «подставили».

Было от чего прийти в отчаяние: вместо ожидавшегося триумфального шествия до Берлина, наград и почестей как самому успешному советскому генералу (а может, и маршалу?), приходилось прятаться от немцев. По некоторым сведениям, когда стало ясно, что армия держаться в окружении больше не сможет, за Власовым с «большой земли» прислали самолёт. Но командарм категорически отказался лететь, якобы сказав: «Какой же командир оставляет свою армию?» Эта легенда выглядит правдоподобно. Если бы Власов уже тогда решил сдаться в плен, то осуществил бы это намерение не откладывая в долгий ящик. Но он почти три недели скитался по лесам (вместе со своей новой «фронтовой подругой»), и лишь тогда сдался, когда его выдал староста деревни, где Власов спрятался в сарае.

Очевидно, решение сдаться было принято Власовым спонтанно, когда он понял, что пойман и альтернатива плену – только смерть. А умирать не хотелось – по-человечески понятно. В этот момент (если не ещё раньше) во Власове могла подняться вся волна досады на собственную неудачную судьбу и на руководство, пославшее одного из своих лучших военачальников навстречу позору. Сюда примешались ещё и воспоминания осени 1941-го, когда уже довелось пережить гибель армии и выход из окружения. Одним словом – сломался человек (он и на суде сказал, что «смалодушничал»).

Но, сломавшись однажды, он затем всеми силами попытался убедить себя и остальных, что это был сознательный, причём идейный выбор.

Быть просто пленным советским генералом, отправляться в голодный завшивевший концлагерь не хотелось. Кроме того, надо было чем-то компенсировать утраченные тщеславные надежды. Въехать в Берлин победителем не удалось. Значит,… надо въехать победителем в Москву!

В элитных слоях третьего рейха давно складывалась оппозиция методам ведения войны нацистским руководством. Эта оппозиция была раздроблена, преследовала разные цели, в ней существовало несколько групп. Некоторые группы считали необходимым использовать потенциал антибольшевицких настроений части советских людей в интересах победы Германии. По мере того, как разгром Советского Союза становился всё более расплывчатой перспективой, эти настроения овладевали всё большим числом людей, причастных к выработке и проведению политики на оккупированных восточных территориях.

Ещё в 1941 году группы лиц, близких к руководству ОКХ (главнокомандования немецких сухопутных сил) и командованиям групп армий на Востоке, пытались создать что-то вроде «национально-освободительных комитетов», призывающих народы СССР повернуть оружие против «сталинского режима». Никаких комитетов в реальности не было, вся затея была чисто пропагандистская, но и она была дезавуирована нацистским руководством. Гитлер желал, чтобы победа над Советской Россией была одержана исключительно немцами, без всякой, даже фиктивной, политической роли русских.

Но эти группы лиц не оставляли своих попыток. Обращает на себя внимание их связь с будущими организаторами и участниками заговора против Гитлера 20 июля 1944 года. Те хотели, как известно, заключения мира с западными державами и войны до победного конца против СССР. «Освободительная армия», составленная из русских перебежчиков, могла пригодиться на этот случай. Но для того, чтобы возглавить такую армию, нужен был советский генерал с громким, прославленным именем. И тут как раз подвернулся Власов.

Непонятно, скоро ли Власов осознал, что втянут в сложную внутриполитическую игру «групп влияния» в руководстве третьего рейха, будучи в ней лишь разменной пешкой.

Но то, что немцы в нём заинтересованы, он, благодаря недюжинному уму и природному крестьянскому чутью, ощутил сразу же. И решил этим воспользоваться. Он понял, каких именно слов какие именно немцы ждут от него. И попытался извлечь из ситуации максимум выгоды для себя. Он стал создавать благородный ореол «спасителя Отечества», «борца с режимом». Немцы, заинтересованные в розыгрыше «русской карты» для своих разборок, стали ему подыгрывать.

Не столь важно, искренен ли был Власов, когда в беседах с покровительствовавшими ему немцами говорил о своём стремлении избавить русский народ от «сталинской тирании» и при этом не дать ему быть порабощённым Гитлером. Как военный, он обязан был понимать (да и понимал, конечно), что в той войне не может быть «третьей силы». Перейдя на другую линию фронта и принимая помощь гитлеровского режима, он никак не мог быть против него. Думать он мог всё, что угодно, но судят-то человека за поступки.

Да и слова его не отличались принципиальностью. Синод РПЦЗ призывает нас видеть во Власове патриота, уверяет, что «всё, что было ими [власовцами] предпринято – делалось именно для Отечества, в надежде на то, что поражение большевизма приведет к воссозданию мощной национальной России… “Власовцы” готовы были, при необходимости противостоять вооруженной силой какой бы то ни было колонизации или расчленению нашей Родины». А вот что пишет представитель тогдашнего германского МИДа Г. Хильгер о своей беседе в августе 1942 г. с Власовым и ещё двумя советскими пленными советскими офицерами, выразившими готовность сотрудничать с рейхом:

«…Я прямо сказал советским офицерам, что… не в интересах Германии содействовать восстановлению самостоятельной российской государственности на базе великорусских устремлений. Советские офицеры возразили, что между самостоятельным российским государством и колонией возможны различные другие решения, например, статус доминиона, протектората или государства, которому оказывается помощь, с его временной или постоянной германской оккупацией».

И это, по мнению некоторых, «мощная национальная Россия»: протекторат Германии, да ещё навечно оккупированный вермахтом?!

Даже если сделать скидку на то, что мы сейчас называем реал-политик, такие высказывания – ничем не прикрытое холуйство. Никто их за язык не тянул – сами высказались. Могли бы поискать и более мягкие выражение, тем более, что этот разговор их ни к чему не обязывал. А слово – не воробей. И даже если представить, что нацистское руководство сделало бы ставку на РОА, изменило свою восточную политику и выиграло войну (правда, непонятно, как), то участь России в союзе с такой Германией как раз и была бы – марионеточное государство, протекторат рейха. И это, по мнению РПЦЗ, «делалось для Отечества»?!

Иногда можно услышать, что модель поведения Власова была единственно возможной для человека таких убеждений (если, конечно, то, что он высказывал, находясь в плену, было его искренним убеждением, а не реакцией на конъюнктуру). Но что, разве Власов один видел недостатки сталинской модели социализма? А многие другие советские военачальники, оказавшиеся в плену и критически оценивавшие сталинский режим, но, тем не менее, не пошедшие на сотрудничество с Власовым, сколько он их не упрашивал?!

Вот, к примеру, генерал Михаил Лукин, бывший командующий 19-й армией, попавший в плен под Вязьмой в октябре 1941-го, потерявший руку и ногу. О разговоре Власова с ним передаёт уже упомянутый Штрик-Штрикфельдт:

«…Он спросил Власова:

—Вы, Власов, признаны ли вы официально Гитлером? И даны ли вам гарантии, что Гитлер признает и будет соблюдать исторические границы России?

Власову пришлось дать отрицательный ответ.

—Вот видите! – сказал Лукин, – без таких гарантий я не могу сотрудничать с вами. Из моего опыта в немецком плену я не верю, что у немцев есть хоть малейшее желание освободить русский народ. Я не верю, что они изменят свою политику. А отсюда, Власов, всякое сотрудничество с немцами будет служить на пользу Германии, а не нашей родине».

Сказано исчерпывающе точно. Напомню, что эти слова передаёт апологет Власова. Скорее всего, в действительности этот разговор происходил гораздо резче. Известно, что генерал Понеделин, заочно приговорённый в СССР к расстрелу (и его в 1950 году всё-таки расстреляли) и знавший об этом, плюнул Власову в лицо в ответ на предложение сотрудничать. А Лукина хоть после войны и промурыжили несколько месяцев в заключении, но всё-таки не осудили.

Дав согласие на использование своего имени в пропагандистских акциях вермахта, но не имея за собой никакой реальной силы, никакого влияния, Власов стал дважды предателем, обманывая поверивших этой пропаганде измученных советских военнопленных.

Многие из них, быть может, вступали в РОА даже по идейным соображениям. Но, очутившись там, становились просто военнослужащими вермахта, вынужденными стрелять в своих соотечественников.

Вторично оказавшись в плену – теперь уже в советском – Власов не терял присущего ему жизненного оптимизма. Он надеялся, что на суде ему зачтут «спасение военнослужащих от голода и унижения… Вспомнят эту мою заслугу». Наверное, был крайне удивлён, что этого не произошло.

Для того, чтобы поставить все точки над “i”, уместно предложить такую аналогию. После войны во Франции судили лидеров коллаборационистского режима. Его номинального главу – маршала Петэна – приговорили к смерти, заменённой тогдашним временным президентом Четвёртой республики генералом де Голлем, в силу преклонного возраста осуждённого, пожизненным заключением. Фактического главу режима в Виши – Лаваля – расстреляли.

При этом Петэн был в 1914 году одним из авторов «чуда на Марне», человеком, спасшим Париж. А в 1940-м многие считали его повторно спасшим Отечество – на этот раз от ужасов войны. Не помогло. Как и Лавалю не зачли его «заслуги» по снижению квот французских рабочих, насильно увозимых на работы в Германию, и отправляемых из Франции в концлагеря евреев.

Прошли десятилетия. Масштабы коллаборационизма во Франции были в разы выше, чем в нашей стране. Потомков вишистов во Франции не меньше, чем потомков борцов Сопротивления. Однако незаметно, чтобы кто-то пробовал начинать кампанию по реабилитации «борцов с прогнившим и коррумпированным режимом Третьей республики – Петэна и Лаваля». Нация уже дала оценку их изменнической деятельности – в виде смертного приговора, и больше не намерена к этому возвращаться.

И нам стоит этому поучиться.

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Отображены комментарии с 1 по 10 из 34 найденных.
Майя
06.07.2019 20:27
Моего деда,называли власовцем,хотя на самом деле он и не знал его. Дед рассказывал,что в 1942 году во время переправы новобранцев через керченский залив ,какой- то генерал Козлов ,отдавал приказ пулемётчикам на немецком: Стрелять в паромы,когда они дойдут до середины залива. Мой дет знал немецкий и приказ не исполнил,за что его наградили званием героя. Странно,но почему- то везде где фигурировал этот генерал Козлов, везде происходила катастрофа. Да уж... видимо для истории нужны были преценденты в которых участвовали великие люди в негативном ключе. Своеобразное окно Овертона. Нигде я не видела ,чтобы с фамилией генерала Власов ,звучала фамилия генерала Козлова.
МВН
04.06.2019 18:45
Можно ли сравнивать Власова с Лениным
https://rusidea.org/250944474
Осуждение "изменника" Власова типично для советской историографии. Но недавно на одном из "белых" сайтов была опубликована беседа двух борцов с "советчиной" и апологетов Белого дела на тему: "Что общего у Ленина с Власовым?". В ней проводилась мысль, что тот и другой ? "предатели", и якобы русская военная эмиграция (РОВС) во время войны отказалась участвовать во власовской армии (РОА). Видимо, участники беседы хотели защитить РОВС от совпатриотических обвинений в "коллаборационизме"... Но не лучше ли придерживаться исторической правды, какой бы она ни была, тем более, что в данном случае ни власовцам, ни РОВСу, ни всей антикоммунистической эмиграции военного времени не за что стыдиться.
хакимжан
30.12.2017 8:33
власов спас от бесмысленной смерти свою дивизию .что же вы не пишите про таких как жуков которые бросив своих солдат бежали спосая свою задницу вмоскву
антон
17.02.2014 22:25
у меня слезы оттого что пишут власов герой.
обидно за страну. за своего деда. он предатель.












олег
09.12.2012 20:00
Власов был настоящим героем и патриотом своей страны, благодоря нему 738 пленных смогли сбежать с немецкого блока №20
Николай
06.09.2012 11:33
Можно сколько угодно писать и говорить о Власове как о борце с большевизмом, представлять его этаким демократом, радеющим за русский народ, порабощенный Сталинским  режимом, который мечтал о Родине без Сталина и Гитлера...Очень просто рассуждать о событиях почти вековой давности с позиций нашего времени.
А ведь предатель - он и в Африке предатель!
И единожды предавший!..
История, как известно, не имеет сослагательного наклонения. А вот что было бы, если?
Малодушие и трусость во все времена и у всех народов вызывают только отвращение.
И предательство Власова не имеет никаких оправданий.
vasjad
28.09.2011 13:08
Если Власов предатель, то и большевики, братавшиеся с немцами в 1 мировую были предателями. Точно такими же! Так почему их вождю стоят кучами памятники? Предатель он и есть предатель! Так ячто уничтожьте и этого предателя- Ульянова В.И.
Не говорю уж о президенте, которы предал клятву защищать свой ссср. И ничего. Он такой же власовец. Только в мирное время - значит, ещё хуже!!!
viktor
27.05.2011 20:47
Ярослав Бутаков- молодец! Поддерживаю почти все его статьи. интересно пишет. а вот такие как Донской Казак,простоглупые люди. не понимают,что,если бы СССР проиграл бы войну,мы сейчас не в интернете сидели бы,а в концлагере ползали бы полудохлыми скелетами.
Александр
18.02.2011 14:01
Предатель, он и в Африке - ПРЕДАТЕЛЬ. А для рзного рода отщепенцев, выродков и мрази, которая сейчас преждевременно празднует победу над народами России, еще один повод вылить ушат грязи на историю нашей Великой Родины, в том числе и на ветеранов ВОВ, которым они устроили "достойную" старость "по заслугам". Видимо мстят за своег подельника Власова. Не долго музыка играла, предатели народа, не долго и танец будет продолжаться. Есть надежда, что на этот раз русский народ долго не забудет своих "героев"!
Александр
18.02.2011 13:40
Может быть запоздалая реакция с моей стороны, но причина в том, что февраль 2011 года вновь напомнил об этой теме. Теперь уже новые оккупанты России пытаются в очередной раз поднять на щит предателя Власова, он им, так  же предавшим русский и другие народы, спасшие родичей этих выродков от гитлера и власовцев, духовно близок. Им, этим нынешним выродкам и поработителям не превыкать предавать и грабить. Они думают, что если с каждым днем все меньше и меньше становится ветеранов ВОВ. тем легче будет протаскивать в умы нашей молодежи подобную чернуху? Ошибаетесь, не таков русский народ, долго запрягает, но вывозит быстро весь мусор на свалку истории. Не суетитесь под клиентом до поры до времени.
Отображены комментарии с 1 по 10 из 34 найденных.

Эксклюзив
24.09.2020
Анатолий Булавко
Почему ветеран Великой Отечественной написала письмо Путину
Фоторепортаж
15.09.2020
Подготовила Мария Максимова
В Российской Академии художеств проходит выставка живописца Григория Чайникова.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».