Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
11 апреля 2021
Деньги для диктатуры пролетариата

Деньги для диктатуры пролетариата

Как олигарх Николай Шмит революционером стал
Валерий Бурт
24.12.2013
Деньги для диктатуры пролетариата

Николай Павлович Шмит - пресненский фабрикант, выражаясь современным языком, олигарх, отдавший кучу денег революционерам. Его жизнь похожа на детектив, а в этом жанре, как известно, вопросительных знаков и многоточий хватает.

В Большой советской энциклопедии давалась такая версия судьбы фабриканта:

«Шмит Николай Павлович (10(22)12.1883, Москва, - 13(26).2.1907, там же), участник Революции 1905-07. Член РСДРП, большевик. Родился в семье владельца мебельной фабрики. Учился в Московском университете. Вступив во владение мебельной фабрикой на Пресне, с 1 мая 1905 ввёл 9-часовой рабочий день вместо 111/2-часового, повысил зарплату, открыл при фабрике амбулаторию и специальные общеобразовательные курсы. В 1905 передал Московскому комитету РСДРП 20 тыс. руб. на вооружение рабочих. Завещал своё состояние большевистской партии. 17 декабря 1905 Шмит был арестован. При подавлении Декабрьского вооруженного восстания 1905 фабрика разрушена. В ночь на 13 февраля 1907 Шмит был убит в одиночной камере Бутырской тюрьмы. Похороны его превратились в политическую демонстрацию».

Раньше подобная оценка представлялась логичной. Во-первых, она была официальной, а потому не подвергавшейся сомнению, а во-вторых, мало кто задумывался над фактом: за какие такие коврижки иные богачи так возлюбили революционеров?

По разным причинам – иные становились идейными, потому что это было модно. Другие заигрывали с революционерами «на всякий случай» – надеясь, так сказать на особое отношение, если те придут к власти. Но были и примеры особого рода: самый типичный являл собой родной дядюшка Шмита, знаменитый Савва Тимофеевич Морозов - самый известный и самый щедрый большевистский спонсор. В судьбе обоих родственников вообще немало схожего.

Молодой Шмит, действительно, «ударился» в революцию. Но почему, чего ему не хватало? У него-то как раз всего было в избытке!

Николай Павлович не только владел лучшей в России мебельной фабрикой на Нижней Прудовой улице – ныне Дружинниковской, но и входил в знаменитую текстильную династию Морозовых, владевших огромной фабрикой в Твери, ещё более внушительной «Никольской мануфактурой» в Орехово-Зуеве и парой меньших предприятий в окрестностях того же города.

Богачи Морозовы были «продвинутыми» купцами, ничем не напоминающими представителей «тёмного царства», торгашей из комедий Островского. Своим деньгам они желали дать «богоугодное» употребление – ссужали их на клиники и больницы, одаривали культуру, искусство и просвещение. Яркий пример - создание МХАТа, «премьеру» которого оплатил Савва Тимофеевич.

На деньги Морозова сыто жили либеральная газета «Русские ведомости» и мятежные «Новая жизнь», «Борьба», «Искра». Средства миллионера помогли основать Пречистенские рабочие курсы, благодаря которым простой люд начал не только читать-писать, но и размышлять. Самые дерзкие мысли и погнали потом народ на баррикады...

Вероятно, Морозов просто не представлял, какого зверя вскармливает. Ведь он имел дело с вполне благообразными господами в котелках, при галстуках, декларирующими светлые цели, привлекательные идеи. И вдохновился, решив поддержать революцию. Разумеется, деньгами: на оружие, нелегальные типографии и даже на организацию побегов осужденных бунтовщиков из ссылок. Он скрывал у себя на квартире революционеров, в частности, Красина и Баумана. А это сущий криминал, вопиющее нарушение законов Российской империи!

Как известно, Морозов погиб во Франции при невыясненных обстоятельствах. Официальная версия – самоубийство. Но отчего?

Возможно, из-за несчастной любви – его пассия, актриса МХАТа Андреева стала супругой Горького, между прочим, друга. Или Морозова погребли под собой рухнувшие идеалы? Может, он содрогнулся от содеянного и убоялся будущего? Ведь ему наверняка грозило судебное преследование…

Есть еще одна версия, о которой писал Горький: «Савва Морозов жаловался на жизнь. «Одинок я очень, нет у меня никого! И есть еще одно, что меня смущает: боюсь сойти с ума… Семья у нас не очень нормальна, сумасшествия я действительно боюсь. Это хуже смерти…» Но были подозрения, что это было не самоубийство, а убийство…

Шмит был не только родственником Морозова, но и его единомышленником. Николай Павлович почитывал революционные брошюры, проникался их содержанием, но куда сильнее на него влияли беседы с дядюшкой. Тот представил племянника уже знаменитому Горькому, который, вероятно, еще больше поспособствовал брожению молодого ума. Как известно, писатель умел не только пылко и доходчиво внушать и объяснять, но и артистично меняться в лице и даже пустить слезу вовремя.

Фабрикант и студент – Шмит учился в московском университете, впрочем, не ограничивался теориями: смягчил условия работы на своём предприятии, стал пускать в дом «нелегалов», причем не только большевиков, но и меньшевиков, социалистов-революционеров. Кстати, и впоследствии он помогал деньгами не только ленинцам. Твёрдых и определённых политических и социальных убеждений у молодого человека не было: ему наносили визиты социалисты-революционеры, меньшевики, с которыми он, наверное, не только пил чай. Известно, что фабрикант давал деньги и на нужды вполне буржуазной – народно-демократической партии…

Когда грянула революция, Шмит не стал скрывать, на чьей он стороне – на территории его фабрики на Пресне, прозванной полицейскими «чёртовым гнездом», собирались боевые отряды, где они отдыхали, лечились.

Конечно, и оружие приобреталось за деньги фабриканта. По некоторым сведениям, он лично участвовал в вооруженных действиях против законной власти, командуя боевой дружиной.

Николай Валентинов, бывший одно время сподвижником вождя большевиков, писал в своей книге «Малознакомый Ленин»:

«Во время подавления декабрьского восстания в 1905 году фабрика Шмита была дотла разрушена пушками правительственных войск, – В этом акте проявилось нечто большее, чем желание подавить один из главных революционных бастионов, - это была месть. Бомбардировка шла и после того, как стало ясным, что сопротивление никто из фабрики не оказывает. Некоторые рабочие были расстреляны, многие арестованы, был арестован и Шмит».

От московских домовладельцев и лавочников, чьи строения пострадали от артиллерийского огня, поступило немало ходатайств в адрес властей. В том числе, и от Веры Шмит, матери мебельного фабриканта, дом которой полностью был разрушен. Она оценила его вместе с разграбленным имуществом в 200 000 рублей и требовала возмещения убытков, поскольку сама в революционном движении не участвовала. Тем временем мятежный сын госпожи Шмит, уже находился под стражей.

Две недели Николай Павлович провёл в Пресненском полицейском участке, и за это время боевики дважды, но неудачно пытались его освободить. Затем Шмита перевели в Бутырскую тюрьму, там началось следствие, во время которого жандармы его пытали, как утверждает в «Воспоминаниях о В.И. Ленине» его жена Крупская:

«…Николай Павлович был арестован, его всячески мучили в тюрьме, возили смотреть, что сделали с его фабрикой, возили смотреть убитых рабочих, потом зарезали его в тюрьме. Перед смертью он сумел передать на волю, что завещает своё имущество большевикам».

Крупской категорически возражает все тот же Валентинов, считавший, что «охранка никогда бы не посмела применить к нему, члену фамилии Морозовых, приемов, ставших вещью нормальной и обычной в практике ГПУ и НКВД. Жандармский офицер из московского охранного отделения, занимавшийся делом Шмита, обработал его другим способом» - вел с подследственным задушевные разговоры в обстановке, походившей больше на отдельный кабинет ресторана, ибо стол был обильно накрыт – присутствовали даже спиртные напитки. Протокола якобы никто не вел…

Шмит, к слову, человек прямой, честный, да и наивный, попался на удочку хитрющих жандармов. Рассказал всё, что знает, назвал фамилии, адреса, явки бунтовщиков. Поведал о своей и дядюшкиной роли в мятеже. После этого следователь сказал ему что-то вроде: «Милостивый государь, Николай Павлович! Ваша игра окончена, вы полностью изобличили себя и своих товарищей! Судьба ваша незавидна…» И вручил побледневшему арестанту кипу листков – протокол тех самых «душещипательных» бесед, которые вели стенографы, находящиеся за стеной комнаты для допросов…

Николай Павлович перестал есть, спать. Быть может, ужаснулся того, что натворил, с какими людьми связался. Или, наоборот, содрогнулся оттого, что изменил делу, которое ему доверили товарищи. Вторая версия вернее, ибо во время свиданий с сёстрами он говорил о желании передать свое состояние народу, желая хотя бы частично себя реабилитировать в глазах единомышленников.

Нравственные страдания Шмита были так сильны, что перешли в расстройство нервной системы, и врачи перевели его в тюремный госпиталь.

Вот свидетельство Валентинова:

«Тюремные сторожа, получавшие от родственников Шмита весьма изрядную мзду, выполняли потихоньку по его поручению все сношения Шмита с внешним миром. Говорили, что речи, которые им держит Шмит, часто таковы, что ничего в них разобрать нельзя. Странным им казалось и его отношение к приходящим к нему на свидание сестрам. То он плакал, что их около него долго нет, то говорил сторожам: «Гоните их в шею, не допускайте ко мне…»

В тюремном госпитале он и завершил свою жизнь – разбил стекло и его осколком перерезал себе горло. Впрочем, поговаривали, что его убили…

Эта версия представляется вполне реальной. Палачами вполне могли быть не жандармы, а сами большевики – Шмит для них стал предателем. Ну а деньги он завещал родственникам. То есть, он превратился в отыгранную карту...

Но большевики, разумеется, обвинили в смерти Шмита «буржуазное правительство и режим Николая Кровавого». Позже эта версия стала официальной советской. Ее подтвердила одна из двух сестер Николая Павловича, в руках которой якобы оказалась предсмертная записка фабриканта-революционера:

«Дорогая моя сестрица Катя, в эти минуты уходящей от меня жизни ты мне дороже, чем когда-либо…

Я чувствую, что минуты мои сочтены. Еще вчера вечером появились необычные признаки и странное отношение, надзиратели что-то утаивали от меня, а вместе с тем говорили о разных зловещих для меня случаях… Мне представляется, что хотят поскорее покончить со мною, торопятся и избегают огласки… Прощаюсь я с вами, с жизнью навсегда…»

Короткие, шестистраничные воспоминания сестры были опубликованы в сборнике «Московское декабрьское восстание 1905 г.», выпущенного в 1940 году – во времена, когда историю с легкостью перечеркивали, ретушировали и переписывали заново, подгоняя к партийной схеме.

После гибели Николая Павловича разгорелась отчаянная борьба за наследство, которое унаследовали брат Алексей и две сестры. Дальше приходится больше предполагать, чем утверждать – вся ведь эта история и тогда была мутной, а сейчас и подавно.

Брат от большого капитала – то ли в 300, то ли в 400 тысяч рублей - якобы отказался. Не сам, конечно, а испугавшись вполне явных угроз большевиков. Несовершеннолетней Елизавете подыскали «опекуна», разумеется, большевика, и шмитовские деньги уплыли в партийную кассу. Что же касается старшей сестры – Екатерины, то на ней женился помощник присяжного поверенного Николай Андриканис, тоже член РСДРП.

Однако с богатством он расставаться не пожелал – несмотря на явные намёки Ленина прислать к нему кавказских боевиков для «серьёзного» разговора. В конце концов, Андриканис, зная суровый нрав своих товарищей, пошёл на попятную – сколько-то тысяч отдал, но большую часть вроде утаил. И всё же, как вспоминала Крупская, наследство Шмита стало для большевиков «прочной материальной базой». 

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Отображены комментарии с 1 по 10 из 21 найденных.
Андрей Ульбин
10.01.2014 19:50
Не очень понятно, из-за чего весь сыр-бор…

И почему русские капиталисты должны были бы быть в крайней оппозиции к социал-демократам или же к вышедшим из них большевикам или фашистам?!

Вполне родственные души…

Ведь и формация в результате так называемой Великой Октябрьской социалистической революции не поменялась.  

Социализм – это всего лишь разновидность того же капитализма, отличающийся от последнего только способом распределения, что не является первостепенным признаком нового общественного строя.  Все прочие признаки (в том числе и основополагающие) абсолютно одинаковы. Маркс и Энгельс на открытие новой эры для человечества вовсе не претендовали. Эту будто бы вновь открытую эру провозгласили русские большевики "для красивости" – они и не то придумывали, с них станется…

Рабовладельческий строй сменился феодальным, феодальный – капиталистическим… Разница между ними очевидна -  исходя из способа (и используемых средств) производства и характера производственных отношений. При социализме никаких фундаментально-принципиальных новшеств в способе производства и в производственных отношениях не появилось… да и не могло появиться.

А вот сегодня, образно выражаясь, мы стоим на пороге смены общественно-исторической формации. Капитализм и искусственно придуманный социализм (с ещё более виртуальным коммунизмом) уже не отвечают насущным потребностям человечества и являются тормозом для его дальнейшего развития. Системный кризис всего и вся по всему миру налицо… Процесс будет долгим и, как обычно водится, болезненным… И вряд ли кто-нибудь из нынешнего населения Земного Шара увидит полную и безоговорочную победу нового исторического уклада. Да и каким он будет и какие страны станут главенствовать – можно лишь гадать… Но скорее всего это не будут ни США, ни Россия...
Anton
30.12.2013 16:26
Вера: //Никакого резона у охранки не было его убивать, а вот у большевиков цель была: как можно скорее получить денежки на своё содержание// - большевики свои деньги все равно бы получили. Николай Шмит за время пребывания в тюрьме показал себя, как идейный сторонник революции - не раскаялся, никого не сдал, от признания, данного под давлением,  отказался. Выйди он на свободу, то он обязательно продолжил бы финансирование большевиков, и тем не пришлось бы затевать всю эту канитель с женитьбами.  И царская власть это понимала, но ничего сделать не могла. За 14 месяцев власти так и не смогли предъявить Шмиту обвинения. Но и отпустить не могли. Во-первых, потому что он продолжил бы свою революционную деятельность. Во-вторых, он мог бы предъявить иски о возмещении ущерба  имуществу. Вот и мотив охранки. А большевики получали бы деньги в любом случае, в случае освобождения Шмита даже еще быстрее. Зачем им убивать своего спонсора? К С.Морозову это тоже относится.

Еще один важный факт - если Шмита, действительно, убили большевики (хотя очевидно, что убить человека в одиночной камере без содействия тюремной администрации невозможно), то почему царские власти это скрывали? Почему бы им не провести открытое расследование (если кто-то из тюремной администрации был подкуплен, то выяснить это не составляло труда) и не разоблачить кровавых большевиков? Вместо этого они сделали официальной версией самоубийство (за день до освобождения, ага). Естественно, в это никто из современников не поверил, и на протяжении всего 20 века версия убийства охранниками или заключенными при попустительстве охранников была общепринятой и в советской, и в иностранной историографии. И только сегодня в рамках современной российской идеологии все проблемы Российской Империи списывают на большевиков. Так удобнее.

//шмидтовские деньги это капля в море ни на какую революцию в крошечном государстве не хватит, тем более на такую страну как Россия// - вы удивитесь, насколько дешево обошлась большевикам революция в России. По большому счету серьезные расходы у них были только на организацию печати - покупка типографии (225 тыс. руб.), покупка наборных машин (60 тыс. руб.), расходы на печать (3.5 тыс. руб. в день). Все остальное по сравнению с этим - мелочь, карманные расходы. С оружием в 1917 году (в отличии от 1905 года) никаких проблем не было. Во-первых, оружие в царской России было в свободной продаже и обороте. Во-вторых, за 3 года войны в России было около 2 млн. дезертиров, большинство из них дезертировали с оружием. В-третьих, большая часть фабрик и заводов занималась производством оружия, т.е. рабочие дружины Красной Гвардии вооружались своей собственной продукцией. Ну и в-четверых, переходившие на сторону большевиков войска переходили со своим оружием - со своими винтовками, пулеметами, артиллерией,   бронеавтомобилями, даже со своим крейсером (вы же не будете утверждать, что большевики купили "Аврору"). Недвижимость большевики реквизировали по постановлению Петросовета - типографию "Сельского вестника" (до покупки типографии Манделя), особняк Кшесинской, Смольный институт.  

В итоге получается, что революция в Петрограде в 1917 году обошлась большевикам самое большое в полмиллиона рублей, что примерно равно наследству Шмита плюс Тифлисский экс. А после 25 октября большевики взяли под контроль государственный финансовый аппарат, национализировали банки, поэтому с этого момента вопрос внешнего финансирования для них теряет актуальность. Вся дальнейшая деятельность большевиков велась при помощи советского государства и государственного банка.
Федор - Иннокентию
30.12.2013 13:28
Какие еще ценности?
Ломать строй, который был непростительно мягок к фанатичным,жестоким большевикам и прочим бомбистам-революционерам?
Жить иллюзорными мечтами?
Убивать людей?
Какая слава Шмиту?
Этого слабого, заблудшего, к тому же больного человека, можно только пожалеть...
Константин
30.12.2013 0:27
Сын Николая Андриканиса, который упоминается в тексте - Евгений Андриканис - оператор-постановщик киностудии «Мосфильм», режиссёр документального и игрового кино. Он был автором книги о Шмите - Хозяин "чертова гнезда", которая вышла в 1980 году.
И самое интересное, что Евгений Андриканис был отцом известной советской актрисы Татьяны Лавровой.
То есть, ее бабушка - сестра Шмита.
А Шмит получается ее двоюродный дедушка. Так?
Вот это сюжет!
Вера ИННОКЕНТИЮ
29.12.2013 15:26
\\ШМИТ НИКОЛАЙ ПАВЛОВИЧ, ВЕЧНАЯ ВАМ СЛАВА!!!\\
А мне жаль молодого человека... Никакого резона у охранки не было его убивать, а вот у большевиков цель была: как можно скорее получить денежки на своё содержание, ну и помогли отправиться молодому человеку в рай, ведь для великого дела чужой жизни не жалко, не так ли?

\\АНТОН: За 10 лет они их не промотали, и именно эти деньги были  потрачены  в 1917 году на Октябрьскую  революцию, а не какое-то там мифическое  «немецкое золото».\\

Не смешите, шмидтовские деньги это капля в море ни на какую революцию в крошечном государстве не хватит, тем более на такую страну как Россия.
Иннокентий
28.12.2013 18:30
Из статьи:"Молодой Шмит, действительно, «ударился» в революцию. Но почему, чего ему не хватало? У него-то как раз всего было в избытке!"

Некоторым, видимо, невдомёк, что кроме денег есть ещё ценности.


ШМИТ НИКОЛАЙ ПАВЛОВИЧ, ВЕЧНАЯ ВАМ СЛАВА!!!
Дмитрий Чикин
27.12.2013 0:26
Откровенный бред несете, господа!
Особенно про старообрядцев.
Автор не увидел, не так понял... Вы что, самые умные?
Автор так только так видит своего героя! Пишите о своем, вкладывайте в уста своих героев свои мысли.
Посмотрим, как вы это сделаете...
лесник
26.12.2013 22:23
      Пётр Петрович говорит здесь о очень серьёзном недостатке Шмита, по понятиям дня сегодняшнего, как и по понятиям, развращённого капитализмом, общества, уже, можно сказать не царской, а буржуазной, России начала 20-го века, - совести. И реакция большинства комментаторов подтверждает, что их нисколько не волнует этот рудимент человеческого существа. Куда важнее для них как кровожадные большевики выудили средства семейства Шмитов.
     А то, что совестливость, честность, человеколюбие, качества человека истинно, а не внешне, православного, дают ещё одно важное качество - прозорливость.
    Передовые умы России и чувствовали, и понимали, что стезя, на которую ступила Россия, стезя "передового" социального устройства, капитализма есть предательство самой сути России - братства христианской любви.
    Социал-демократические идеи предрекали мир социальной справедливости, в котором, и только в нём, могло бы быть братство людей.
    И беда, а не вина, этих идей, что мощную волну стремлений человечества к справедливости, используют силы, имеющие совсем другие задачи.
student- Сове- Но вы-то конечно не глупее большевиков и тоже пишете комменты за деньги ?
26.12.2013 17:10
сова
26.12.2013 12:57"Что касается Саввы Морозова, то исследования историков говорят о том..."
---------------------------
УГУ, КАСАЕТСЯ, ЕЩЁ КАК...ЭТО МЫ И ТАК ЗНАЕМ.... ИССЛЕДОВАНИЯ....
1- Но что же вы самое интересное пропустили ? Исследования каких историков ? На чьи деньги проводились исследования ? (только без бредней о полнейшем бескорыстии историков. Историки-профессия древнейшая...)
Кто сидел под кроватью у Саввы Морозова и поведал всё историкам ?
2- Вы же все считаете, что большевиков финансировали Ротшильды, Генштаб Германии, Генштаб Великобритании.... зачем им тогда Морозов ?
3- Большевики якобы действовали подобно браткам, а куда шли деньги ? На покупку футбольных клубов ? В карман к Ленину и Сталину ?  Их мотивы ?
Anton
26.12.2013 17:04
//Шмит, действительно, «ударился» в революцию. Но почему, чего ему не хватало? // - вопрос задан, но ответа на него в статье нет. Между строк подразумевается, что по глупости - мол молодой был, горячий, юношеский романтизм и все такое. Но Савва Морозов то не был юным романтиком, а туда же. Значит все было не так просто.

Во-первых, в статье не указано самое главное - и Н.Шмит, и С.Морозов были старообрядцами. Уже один этот факт дает им полное право, мягко говоря, не испытывать симпатий к царской власти. Для них царь был просто главный чиновник, ничего сакрального (с их т.з.) в его власти не было, т.к. старообрядцы считали господствующую никонианскую церковь еретической и, соответственно, относились и к помазанному ей  на царство монарху. За это старообрядцы на протяжении столетий подвергались репрессиям и гонениям со стороны царской власти. Их можно долго перечислять. Собственно, все те меры, которые после 1917 года применяли к господствующей церкви большевики (есть мнение, что самое активное участие в них принимали старообрядцы и выходцы оттуда), ровно все тоже самое царская власть применяла к старообрядцам. Там было все - казни, заточения, изгнания старообрядцев (и священников, и мирян), конфискация их имущества, закрытие и разгром храмов и приходов, запрет на богослужение по старому обряду. В ход шли откровенная ложь, клевета, подлоги и фальшивки (Соборное деяние на еретика Арменина, на мниха Мартина и Феогностов Требник). Были созданы прецеденты деканонизации святых. Новообрядческие священники обязаны были докладывать куда следует о тех, кто не причащается, а так же раскрывать тайну исповеди в отношении старообрядцев, и подлежали наказанию за их укрывательство. А еще у старообрядцев отбирали детей. Про всякие мелочи вроде налога в двукратном размере я уже и не говорю. Тот факт, что старообрядцы под таким мощным давления государства смогли сохранить свои структуру и свои идеи, объяснял тот интерес, который проявляли к ним все революционеры от народников до большевиков.  Кроме методов конспирации и подпольной жизни революционеров привлекал тот принцип хозяйствования, что сложился в старообрядческой среде. Он был основан не на частной собственности, а на общинной (общественной). Такие коллективные начала в экономике были единственным способ выживания во враждебной среде.

Староверие стало таким своеобразным русским протестантизмом со всеми присущими ему плюсами и минусами. С одной стороны гонения и репрессии, а с другой - отделение от государства сыграло свою положительную роль. С экономической точки зрения отделение от феодально-крепостнического помещичьего способа производства благоприятствовало развитию в староверческой среде предпринимательской инициативы и капиталистических отношений, что привело к успехам в торговле и промышленности. Но внутри этого конфессионального староверческого общества действовали свои неписанные законы. Все эти купцы и промышленники не были хозяевами. Они были все лишь управляющими этих предприятий. И передать имущество по наследству они не могли, если дети перестали иметь отношение к вере или не проявляли тех деловых качеств, как их родители. Напомню, что отмена права наследования капиталов - одно из требований Манифеста Коммунистической партии. Но был еще и морально-идеологический плюс в отделении церкви от государства. Господствующая церковь, благословляя царскую власть, брала на себя и ее грехи, за которые ей вместе с царизмом пришлось расплачиваться после 1917 года. В отличии от нее, староверие не запятнало себя кровью, не благославляло крепостное право, не подавляло инакомыслящих. Поэтому в широкой антицерковной компании большевиков нет упоминания старообрядцев. Первые годы правления Советской власти стали для старообрядцев «золотым десятилетием». В октябре 1921 года Наркомзем принял обращение «К сектантам и старообрядцам живущим в России и за границей…» в котором последним предлагалось вернутся на родину. Репатриантам предлагалось всяческое содействие и земельные наделы конфискованные в 1917 году у помещиков и монастырей. В тексте обращения были такие слова:

"Рабоче-Крестьянская революция сделала свое дело. [...] Все те, кто боролся со старым миром, кто страдал от его тягот, — сектанты и старообрядцы в их числе, — все должны быть участниками в творчестве новых форм жизни. И мы говорим сектантам и старообрядцам, где бы они ни жили на всей земле: добро пожаловать!"

Еще раньше в 1919 году Совнарком, идя навстречу сектантам, принял Декрет об освобождение от воинской службы по религиозным убеждениям. Сектанты были широко представлены в местных Советах.  
Раскол в целом был большой и независимой от государства силой — самой большой негосударственной группой в царской России, но, взятый в целом, он был безнадежно консервативен. Но при этом не был чем-то единым, монолитным, состоял из множества "толков" и "согласий", сильно отличавшихся друг от друга. Поэтому большевики искали там более радикальные элементы (таковыми были секты - хлысты, духоборы, молокане) и уделяли им больше внимания, но и про умеренных тоже не забывали.

А с другой стороны с середины 19 века на экономическую арену выходит мощнейший хозяйственный игрок  - это Московская купеческая группа. Это были те самые старообрядцы-управляющие, но к этому времени они смогли обособиться от своих общин. И способствовала этому царская власть и, конкретно, Николай I. До него правители удовлетворялись данными переписей населения, стабильно показывающих численность старообрядцев 2%, и поэтому не обращали на них особого внимания. Николай I, будучи чувствителен к любому самому незначительному инакомыслию, посчитал старообрядцев угрозой своему трону и принял соответствующие меры. Николай знал толк в подавлении инакомыслия, поэтому и в этом случае у него был системный подход. Во-первых, чтобы победить врага, его надо сначала изучить. Для этого царь отправляет три экспедиции в центральные российские губернии, которые в течении нескольких лет изучают жизнь крестьян. Эти чиновники пришли к выводу, что цифры, которые значатся в официальных отчётах, нужно умножать на 11 раз. Но сделали комментарий: "Видимо, и это не отражает истинное положение дел". Т.е. в расколе находилось примерно 35% от православного населения, причем большая часть из них - беспоповцы. И этих же отчетов царь узнал о коллективных формах хозяйствования у староверов. Вот ее-то,  экономическую модель, хозяйственную модель староверия, Николай I прежде всего пытался разрушить. Для этого он стал укреплять институт частной собственности и права наследования. И надо сказать, что эти управляющие, которые выглядели как бы владельцами в первой половине 19 века для властей - они быстро поняли свой интерес. Они просто приватизировали общинно нажитые активы и стали самыми обычными капиталистами. При этом умудрились не испортить отношения со своими общинами, мол это не наша воля, это никонианская власть нас заставила. В какой-то мере это было правдой.
А дальше у новоиспеченной буржуазии появились свои буржуазные  интересы.  Эта Московская купеческая  группа  (Московская — потому что жили они в Москве,  но их предприятия были по всей России),  к  которой  принадлежал  и клан  Морозовых,   выросла абсолютно на рыночных  условиях  без прямой  помощи  государства, они не обращались за помощью.   Пожалуй,  только ее в царской России можно было назвать национальной буржуазией,  т. к. весь остальной крупный капитал — это либо иностранцы, либо евреи.  А эти  купцы  были выходцами из простых крестьян.  Эта группа стала предъявлять свои права на своё достойное место в Российской Империи (и это правильно), мол мы-то на самом деле есть исконно-русские люди, мы местные, мы не иностранцы, мы не полунемцы, как это чиновничество и прочее, и мы имеем право, если так можно сказать, на контрольный пакет российской экономики, мы русские люди, имеем это право.   Все это совпало с идеологией  правления  Александра III,  которое стало золотым веком  московского купечества.  Это было  время полной симфонии государства и  старообрядческого купечества. В экономической сфере министр финансов Вышнеградский проводил политику жесткого протекционизма — высокие  таможенные тарифы,  ограничения действия иностранного капитала,  что способствовало развитию национальной буржуазии.  А  в идейно-политической сфере  это обосновывала т. н. «русская партия»  (Аксаков,  Самарин, Катков и др).  И купцы охотно пошли  им на  встречу.   Они с удовольствием разыгрывали выходцев из народа, о которых нужно заботиться, бизнесу которых нужно помогать всячески.  При Александре III был ренессанс московского купечества.  Всё, казалось, идёт  по их сценарию. И их политика, политика верноподданничества  себя полностью оправдывает. Дивиденды экономические идут в руки. Русская партия эти дивиденды правильно оформляет и, так сказать, материализует в конкретную политику. Всё хорошо.   Но  тут умирает   Александр III  и  новый  царь  Николай II  под влиянием  министра финансов Витте  делает  резкий разворот  экономической политики в сторону  иностранного капитала  в  невиданных объемах.  Естественно, Витте это грамотно обосновал -  «Мы безнадёжно отстанем от запада. Поэтому нужно немедленно сделать рывок. Нужно сюда открыть ворота для иностранного капитала прежде всего.  А купечество?  Русское купечество — хорошее,  но иностранный капитал лучше, сильнее.  Мы не можем ждать пока оно до него  дорастет.  Рывок нужен немедленно, а купечество пусть подождет».     И действительно,  пришел иностранный капитал и был экономический рывок. Собственно, достижения царской России, которыми гордятся современные монархисты — это прежде всего заслуга Витте по привлечению в страну иностранного капитала.  Но  для  русской  старообрядческой буржуазии это был крах всех  надежд.  Самое главное, что они поняли,  что никак не могут на это  повлиять,  ни чего не могут изменить. Собственно, вот с такого осознания начинались  все буржуазные революции  в  Европе.  Вот  и  в России  купечество быстро и активно стало искать новые механизмы   по ограничению самодержавия и правящей бюрократии, чтобы не было таких штук, как с ними проделал Витте.  Такие механизмы были  найдены.  Естественно,  в  Европе.  Это конституционное правление. Бюрократия (а значит и монарх) не должна иметь монополию на управление.  Парламентские формы должны ограничить её в реализации политики. Купечество увидело этот механизм и начало в него вкладываться.  Поэтому  массовая мода на либерализм в высшем российском обществе, возникшая на рубеже  19-20 веков (до этого момента либерализм был уделом мелких кружков), тоже в некоторой степени заслуга старообрядческой буржуазии.  Она стала  результатом культурно-просветительского проекта инициированного и оплаченного  московским купечеством.  Это и Третьяковская галерея, которая собиралась как бы в пику  императорскому Эрмитажу -  если в Эрмитаже  в основном были представлены  работы иностранных художников,  то  в Третьяковке  упор сделан на русских.   Затем театр - это МХАТ.  Собственно, сам  Станиславский выходец из  старообрядческого купеческого рода Алексеевых.  МХАТ тиражировал, нёс либерально- демократические идеи. Он делал их модными.  Многие пьесы Горького, например,   "На дне" - это  заказ МХАТа.  Полные  аншлаги.  После этого гонорары Горького стали самыми высокими среди писателей того времени.  Далее,  оперы Мамонтова, где блистал Шаляпин.   Постановки "Хованщина",  "Борис Годунов" — неприятные темы для Романовых.  эта инфраструктура создала такую либерально-демократическую атмосферу. И к ней сразу стали проявлять интерес очень многие образованные люди из интеллигенции.  

Но купечество прекрасно понимало, что недостаточно разных респектабельных земцев дворянского происхождения, умудрённых знаниями профессоров - этого  недостаточно для продавливания модели по ограничению самодержавия и правящей бюрократии.   Гораздо убедительнее если все эти идеи будут звучать на фоне взрывов бомб и выстрелов.  Вот тут мы подходим к теме  заглавной статьи.  Само название ее  не верно.  Купцы выделяли деньги не для диктатуры пролетариата, а для буржуазной революции. Коей и была Первая Русская революция.  В 1905 году даже  большевики не говорили «Вся власть Советам», лозунги всех революционеров были только против помещиков и самодержавия, но не против буржуазии.  И это важный факт.  В 1917 году  лозунги  будут совсем другие (http://f3.foto.rambler.ru/preview/r/640x437/4f3ad2ee-1d9b-4d3e-f420-49cfe9b970ea/4b1507f5773aecbdd8972b1d30e66d81.jpg). В 1905 году ничего подобного не было.   В 1905 году  пролетариат вместе с буржуазией  сражался против самодержавия.   И  это было прогрессивно на тот момент.  Да,  такова логика буржуазной революции.  Но почему  за 10 лет так  резко  изменились  лозунги?  Что произошло?   А произошло  вот что — во время  Первой Русской революции  буржуазия предала  рабочий класс,  который  фактически сражался за ее интересы,  и полностью  перешла на сторону реакции.  Вместо того, чтобы вместе с пролетариатом и крестьянами  дожимать  пошатнувшийся царизм,  буржуазия удовлетворилось  Манифестом 17 октября,  организовала одноименную партию (правее нее были только черносотенцы), которую возглавил  выходец   из Феодосиевского беспоповского согласия   А.И. Гучков,  и  отказалась  от  сотрудничества  с левыми партиями,  а потом  поддержала столыпинский террор.  За все это  буржуазия огребла  по полной в 1917 году.  

Но  Николай Павлович Шмит  был  исключением  -  он  оставался с рабочими до конца.   Вооруженное восстание в Москве  началось уже  после  октябрьского Манифеста.   Все дни  восстания  сам Николай Шмит и две его младших сестры составляли штаб дружины, координируя действия ее боевых групп друг с другом и с вожаками восстания, обеспечивая работу самодельного печатного устройства – гектографа.  После ареста его допрашивал  сам генерал  Мин.  Естественно,  к Шмиту  не применяли  физического давления.  Все воздействие  было  исключительно  морально-психологическим.  Но и это было  серьезно.  Например,  Шмита возили в Петровский парк, где  происходили  расстрелы (без суда, естественно)  пленных  рабочих.   На его глазах  расстреляли  двух  рабочих  с его фабрики. Известны даже их фамилии - Мантулин и Волков.  После этого  Шмит  сломался.  Он написал  признание,  но  только  за себя.  Все остальное  провокация охранки.  Большевики  нашли  ему  адвоката,  после этого Шмит отказался от признательных показаний, как от данных под давлением (и это правда).  Он просидел в  тюрьме  14 месяцев, за это время  он переболел тифом, объявлял голодовку.  Власти так и не смогли предъявлять ему обвинение.  За границей  Горький в своих статьях  бичевал  кровавый царизм за  издевательства  на  молодым человеком.  В конце концов адвокат добился  освобождения на поруки.  Но за день до освобождения  Николай Шмит  умер  в одиночной камере  Пугачевской башни Бутырской тюрьмы,  а не в госпитале.   При  чем тут  большевики?  Они все сделали для его освобождения.  Самоубийство за день до освобождения тоже  маловероятно.  Что остается?

Наследство Шмита было  280 тыс. руб.  Его несовершеннолетний брат Алексей получил  17 тыс. руб. Этот вопрос  был решен с его опекунами  в Гельсингфорсе.  Деньги Н.Шмита,  действительно, стали для большевиков надежной финансовой опорой.  За 10 лет они их не промотали, и именно эти деньги были  потрачены  в 1917 году на Октябрьскую  революцию, а не какое-то там мифическое  «немецкое золото».  Так что да, в итоге  деньги, действительно,  пошли  на диктатуру пролетариата.
Отображены комментарии с 1 по 10 из 21 найденных.

Эксклюзив
08.04.2021
Андрей Соколов
Запад грозит России, а внутри ее открыто ведется враждебная пропаганда.
Фоторепортаж
05.04.2021
Подготовила Мария Максимова
Минобороны РФ запустило проект, посвященный мемориалам воинам Красной армии.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: «Фонд борьбы с коррупцией» А. Навального, Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.