Фонд исторической перспективы Столетие
Рассылка новостей

e-mail:
 

ИНФОРМАЦИОННО - АНАЛИТИЧЕСКОЕ ИЗДАНИЕ ФОНДА ИСТОРИЧЕСКОЙ ПЕРСПЕКТИВЫ
интернет-газета издаётся с 21 сентября 2004 года

19 августа 2017

 
ТАКЖЕ В РУБРИКЕ
Как более 150 лет назад русский поэт и дипломат разоблачал клевету и наветы Запада.
11.08

75 лет назад в Киеве «сборная СССР» обыграла команду оккупантов.
09.08

Карьера и загадочная смерть первого заместителя председателя Реввоенсовета Эфраима Склянского.
21.07

Как разбазаривали ценности, вывезенные после революции из дворянских усадеб.
21.07

Россия-1917: путь к катастрофе.
18.07

О трагедии царственных страстотерпцев рассказывает книга «Царский выбор».
17.07

Вторая революция 1917 года вполне могла произойти в июле.
14.07

К 190-летию со дня рождения К.П. Победоносцева.
28.06

К 50-летию исторических переговоров А.Н. Косыгина с президентом США Л. Джонсоном.
26.06

Подготовку к Октябрю 17-го большевики начали уже в июне – на I Съезде Советов.
26.06

Как писатель встретил две революции 1917 года.
23.06

Как «политическая воля» фюрера подавила стратегов германского Генштаба.
22.06

В Японии до сих пор называют свою восьмилетнюю агрессию в Китае «инцидентом».
22.06

Памяти морского лётчика Алексея Мазуренко, дважды Героя Советского Союза.
20.06

Как выйти на путь примирения?
08.06


Территория истории

«Дело историков»

Как уничтожали русскую историческую науку
Андрей Воронцов
13.04.2017
Комментарии Версия для печати Добавить в избранное Отправить материал по почте
«Дело историков»

Мы то и дело спрашиваем себя: почему в стране с такой могучей исторической школой почти нет, по существу, серьёзных современных историков? Этот вопрос порождает другой: не потому ли, что без малого 80 лет назад наша национальная историческая школа была уничтожена, в том числе и физически?

Интеллектуальный геноцид

В 1929–1930 годах по доносу «красной профессуры» из «школы Покровского» арестовали разом свыше 150 выдающихся русских учёных, в том числе и мирового уровня – С.Ф. Платонова, Е.В. Тарле, С.В. Бахрушина, Ю.В. Готье, Н.В. Измайлова, Н.П. Лихачёва, М.К. Любавского, С.В. Рождественского… Всего же в орбиту «дела историков» было вовлечено несколько сот человек, так или иначе пострадавших. Не пощадили даже престарелого племянника Ф.М. Достоевского – А.А. Достоевского, который по основной специальности был вообще-то географом.

Вроде бы дело-то давнее, да ведь настоящие историки – не инкубаторные цыплята, и не один десяток лет нужен, чтобы подготовить одного хорошего. «Дело историков» (оно же «академическое»), устроенное ленинградским ГПУ с подачи Я. Агранова и Я. Петерса, можно назвать как хотите: погромом или интеллектуальным геноцидом, или ещё как – сути дела это не изменит. Целое поколение русских историков вырвали из научной и творческой жизни, а некоторых из жизни вообще, учеников же запугали так, что своих учеников, способных поднять знамя нашей исторической науки, они не имели.

«Большинство поставило крест на научной работе, не писало бесстыдных статей, жило скромно по ссылкам. Мы добывали хлеб уроками языков и случайными заработками. В этом заключался наш подвиг. Так текла жизнь большинства моих однодельцев... Мирно и скромно закончили они своё печальное житие», – вспоминал отсидевший по «делу историков» С.В. Сигрист (А. Ростов). У нас всё пишут, насколько мы отстали в генетике из-за «дела генетиков». А в истории насколько отстали из-за «дела историков»? А в славистике («дело славистов»)?

Кстати, место действия «исторического дела» – Ленинград – вовсе не означает, что репрессии имели некий локальный характер, ведь удар пришёлся на всю Академию наук, до 1934 года находившуюся в Северной столице.


«Общество историков-марксистов»

Но «дело историков», в отличие от других «дел», началось вовсе не в 1929 году, а ещё раньше, в первые послереволюционные годы. В 1920-м в Московском университете произошло небывалое, не случавшееся доселе ни в одной стране мира: взяли и упразднили… два опорных гуманитарных факультета – юридический и историко-филологический. То есть, проще говоря, отменили изучение русского закона, истории и культуры. Значительная роль в этом принадлежала тогдашнему заместителю наркома просвещения, историку Михаилу Николаевичу Покровскому (1868–1932), автору русофобских и антиправославных книг «Русская история с древнейших времён» (1910–1913), «Русская история в самом сжатом виде» (1920).

Сначала Покровский стал требовать, чтобы Московский университет включил в свой состав «красную профессуру» – и в немалом количестве. Здесь, правда, была одна странность: в списке этой «профессуры» мы увидим не так много твёрдых «большевиков-ленинцев», зато есть явные «неленинцы»: «махист» Богданов-Малиновский, меньшевики Ларин-Лурье, Суханов-Гиммер, Стеклов-Нахамкис…

Из-за Нахамкиса, кстати, старые профессора неожиданно упёрлись, сочтя предложенную сделку «совершенно недостойной университета и неприемлемой». Фамилия, что ли, на них подействовала, невольно ассоциировавшаяся с хамством? Покровский же в ответ, как в непристойном анекдоте о групповом сексе с женой приятеля, сказал «буржуазии» что-то вроде: «Тогда мы вас вычёркиваем», – и всех, кого надо, назначил сам.

Получив таким образом необходимый перевес в голосах, Покровский без помех провёл в университете свою удивительную «реформу» по ликвидации юридического и историко-филологического факультетов.

Это было самое начало его бурной деятельности на исторической ниве в СССР. В 1925 году он создаёт «Общество историков-марксистов», которое сразу же начинает истерические проработочные кампании против всевозможных «враждебных» исторических школ (Платонова, Тарле, покойного Лаппо-Данилевского и других). Неистовствовали в партийной печати соратники Покровского: Адоратский, Альтман, Ванаг, Гольденберг, Горин, Зайдель, Лукин, Попов, Ротштейн, Рязанов-Гольдендах, Томсинский, Фридлянд, Цвибак, – кто сейчас помнит самые их фамилии? Что написали эти люди? Какую-то вздорную и совершенно нечитабельную чепуху. Да и не она вовсе была главным трудом их жизни, а «дело историков», то есть уничтожение русской исторической науки.

До поры до времени кампания против «платоновцев» осуществлялась в рамках травли, правда, очень ожесточённой. Всё изменилось в 1929 году, когда Покровский узнал, что неизлечимо болен раком. Между тем его политика цели достигла только в Московском университете, а в Ленинграде, на уровне Академии наук, нет. Никаких шансов на лидерство в советской исторической науке у «покровцев» после смерти вождя не было. Он хоть чего-то написал, а они? Подобно тому, как рапповцы имели репутацию литературных громил, а не властителей читательских дум (причём даже в партии), так и «покровцы» негласно считались историческими недоучками и «бастардами», как бы громко ни визжали.

Впрочем, не судьба соратников больше всего волновала Покровского, а то, конечно, что будет с его именем после смерти.

Если на вершине академической исторической науки по-прежнему останутся С.Ф. Платонов, С.В. Бахрушин, Е.В. Тарле, Ю.В. Готье и другие, то через несколько лет все совершенно забудут, кто такой Покровский. (Так, кстати, ныне и произошло: кто похвастается, что читал Покровского?) А вот если заблаговременно пересажать и перестрелять старую профессуру, то на зачищенном поле академической истории останется одна заметная фигура для посмертного официозного почитания –он, Покровский.


«Утаённые» архивы

И вот 21 октября 1929 года особая правительственная комиссия во главе с Я.И. Фигатнером, направленная в Академию наук по доносам «покровцев», обнаружила в одной из комнат Библиотеки АН запечатанный пакет, в котором оказались подлинные экземпляры отречения от престола Николая II и его брата великого князя Михаила. Никто их, конечно, не прятал: как передало их Временное правительство в АН, так они там и лежали. Кстати, оно много ещё чего передало «для истории»: в частности, архивы политических партий, шифры жандармского управления, дела провокаторов и т.п. Все, кому надо, об этих документах знали (особенно Покровский, который вёл переговоры о передаче их в Центрархив РСФСР, им же возглавляемый), но, конечно, не кричали на каждом углу. А тут вдруг оказалось, что чекисты их якобы ищут уже 12 лет. Эта провокация была явно направлена против выдающегося нашего историка Сергея Фёдоровича Платонова (1860–1933), в течение нескольких лет руководившего и Библиотекой АН, и Пушкинским Домом.

В Ленинград срочно прибыли «два Якова» – высокопоставленные чины ГПУ Я.Х. Петерс и Я.С. Агранов. 24 октября они и третий Яков – Фигатнер – начали в малом конференц-зале АН в присутствии двух стенографисток допросы академиков. «Я решительно готов не принять этого выражения: «сокрытие документов». Я решительно протестую. Академия наук не скрывала... Эти документы мы сберегли, и вы их получили», – заявил С.Ф. Платонов. Впрочем, чекисты не возражали, были вежливы и даже извинились за то, что «потревожили». В конце встречи Платонов спросил их: «Ведь вы так же, как я, не придаёте политического значения этим документам, а лишь историческое?» – и получил успокаивающий утвердительный ответ. В итоге пожали друг другу руки и, улыбаясь, расстались. Но берегись Агранова, улыбающегося на прощание! Ведь он в 1921 году так же вежливо улыбался здесь, в Питере, поэту Гумилёву и профессору Таганцеву, вскоре расстрелянным.

6 ноября 1929 года вице-президент АН А.Е. Ферсман написал «Докладную записку», в которой основным виновником сокрытия «важных политических документов» назвал именно Платонова, хотя он уже больше года не директорствовал в Библиотеке АН, а возглавил её в 1925-м, то есть после появления там «утаённых» архивных материалов. Сергею Фёдоровичу было предложено подать в отставку с постов академика-секретаря Отделения гуманитарных наук и члена Президиума АН, что он и сделал через два дня. Однако это ничего не изменило. В ночь на 12 января 1930 года Платонов был арестован вместе со своей младшей дочерью Марией по подозрению «в активной антисоветской деятельности и участии в контрреволюционной организации».

На допросах в ЛенГПУ Платонов был так же неосторожно откровенен, как и в 1926-м писатель Михаил Булгаков в Московском ГПУ. В частности, историк заявил следователю А.А. Мосевичу: «Касаясь своих политических убеждений, должен сознаться, что я монархист. Признавал династию и болел душой, когда придворная клика способствовала падению бывшего царствующего Дома Романовых».

Но то, что в 1926-м сошло с рук Булгакову, не сошло в 1930-м Платонову.

От признания в монархизме всё и закрутилось. «Политически важные архивы» были отложены в сторону. Какие тут, в самом деле, архивы, если запахло «монархической организацией» в Ленинграде!

Причём в ЛенГПУ посчитали, что 69-летний Платонов должен быть не только главой этой организации, но и кандидатом в премьер-министры будущего монархического правительства. И хотя следом за своим «признанием» Сергей Фёдорович добавил: «Клятвенно утверждаю, что к антиправительственной контрреволюционной организации не принадлежал и состава её не знаю, действиями её не руководил ни прямо, ни косвенно, средств ей не доставлял и для неё денег от иностранцев или вообще из-за границы не получал. Считал бы для себя позором и тяжким преступлением получать такие деньги для междоусобия в родной стране» – это уже Мосевича не интересовало.

Кстати, это был не первый случай, когда следователь-провокатор поймал на слове простодушного академика. С.В. Сигрист писал: «Когда Мосевич спросил, как мог набожный Платонов пригласить заведовать отделением Пушкинского Дома еврея Коплана, то получил ответ: «Какой он еврей: женат на дочери покойного академика Шахматова и великим постом в церкви в стихаре читает на клиросе». После этого Коплан получил пять лет концлагеря!».


Зачистка Академии

Пошли повальные аресты академических соратников С.Ф. Платонова, учеников и близких – в частности, взяли старшую дочь Нину. Среди арестованных оказалась и ученица историка Наталья Сергеевна Горская-Штакельберг, красавица, за которой ухаживал Сталин, будучи в ссылке в Курейке (она была дочкой его домохозяйки, учительницы Горской). «Мать сумела съездить в Москву и добиться приёма Сталиным, который был в прекрасном настроении после победы на XVI партсъезде над правыми – Бухариным и другими. Он утешил мать: «Всё при вас устрою». Позвонил начальнику ОГПУ в Ленинград и приказал сейчас же выпустить Н.С. Штакельберг и прекратить следствие в её отношении, ибо Сталин за неё ручается» (С. Сигрист).

Но не всем так повезло, как Н. Горской-Штакельберг… Первая серия приговоров была вынесена 10 февраля 1931 года «тройкой» ГПУ при Ленинградском военном округе. Расстрел с заменой на 10 лет заключения получил П.В. Виттенбург, 10 лет лагерей – С.К. Богоявленский, В.А. Бутенко, П.Г. Васенко, Ф.А. Мартинсон, Ф.И. Покровский, М.Д. Приселков, Н.А. Пыпин, С.П. Розанов, С.И. Тхоржевский, М.А. Шангин, Э.Э. Шольц, Б.М. Энгельгардт и ещё несколько человек. У остальных были сроки от 3 до 8 лет.

10 мая 1931 года последовали более жестокие приговоры. Были расстреляны «участники военного заговора», бывшие гвардейские офицеры, занявшиеся после революции наукой: Ю.А. Вержбицкий, П.И. Зиссерман, В.Ф. Пузинский, П.А. Купреянов, А.С. Путилов. Прочие члены «военной секции» получили как минимум по 10 лет лагерей.

8 августа Коллегия ОГПУ вынесла приговор главным обвиняемым. Расстрелять или посадить в лагерь столь известных учёных всё же не решились: они получили от 3 до 5 лет ссылки. Платонов был выслан в Самару, Тарле – в Алма-Ату, Готье – в Самару, Любавский – в Уфу, Н. Лихачёв – в Астрахань, Рождественский – в Томск, Бахрушин – в Семипалатинск…

Любопытно, что Покровский сам читал оригиналы допросов историков, а также лично сдавал в секретный отдел ОГПУ все приходившие к нему письма от репрессированных учёных с просьбами о помощи с припиской: «Так как эти письма могут представлять интерес для ОГПУ, мне же они совершенно не нужны, пересылаю их вам». Дескать, может быть, что-нибудь ещё найдёте, чтобы накинуть им срок!


Отрезвление

Но самое поучительное, в том числе для ситуации, складывающейся у нас сегодня с гуманитарными науками, произошло после «зачистки» Академии наук. Сталин до поры до времени верил «покровцам», что они и есть настоящие советские историки, которых «не пущают» в серьёзную науку историки антисоветские. Соответственно, когда их, наконец, ликующей, галдящей толпой «запустили в закрома», он ждал от них результата. Но тут вышла заминка. Результата не могло быть в принципе.

И дело даже не в очевидной бесталанности «покровцев». Будь они и семи пядей во лбу, никакой пользы от них государство всё равно не имело бы. Ибо, согласно основной исторической концепции их «гуру», у Российского государства не было истории, потому что и государства не было. А что же было? Ну, говоря современным языком, «экономические отношения между хозяйствующими субъектами». А всё остальное придумали «продавшиеся царизму историки».

Теперь представьте, что вы читаете исторический труд, в котором каждое событие рассматривается сквозь призму торжества формулы «товар-деньги-товар» или «деньги-товар-деньги». Помимо того, что читать это нормальному человеку невозможно, где здесь критерий патриотизма? Хоть русского, хоть советского? Такие критерии на свой, русский лад, хорошо понимали «платоновцы», да их разогнали, а «покровцы» не понимали никакого патриотизма, ибо «дед» их учил, что его не существует.

А между тем на страну, лишившуюся вдруг настоящей исторической науки, грозно и неумолимо надвигалась ИСТОРИЯ в виде новой мировой войны.

А, извините, если верить, что всем верховодит принцип «товар-деньги-товар», то, получается, народу не так уж и важно, какой у него будет хозяин: интернационал-социалистический или национал-социалистический. Это важно исключительно с точки зрения патриотизма.

Когда же Сталин, наконец, понял, что от нового «синклита историков» ему никакого патриотизма ждать не приходится, даже советского, и что они, скорее всего, вовсе и не историки, а экономисты, он рассвирепел. В какой-то жалости к жертвам ГПУ его заподозрить трудно, но хозяином он был рачительным. Он не мог не спросить себя: а зачем были потрачены немалые силы и средства государства на «дело историков»? Чтобы нанести прямой вред этому самому государству, оказавшемуся благодаря «покровцам» без истории, без идеологии патриотизма, и посадить себе на шею ораву горластых бездарей? Или чтобы просто потакать неутолимой злобе подлого, съедаемого раком человека?

После смерти Покровского в 1932 году начался «обратный отсчёт»: сначала в виде критики взглядов «гуру», а потом и всей «школы», «упразднившей в сущности историческую науку и преподавание истории в школе», как сказано в партийном постановлении 1936 года. А в книге статей «Против исторической концепции М.Н. Покровского» (1939) было уже написано: «Так называемая «школа Покровского» неслучайно оказалась базой для вредительства со стороны врагов народа, разоблачённых органами НКВД, троцкистско-бухаринских наймитов фашизма, вредителей, шпионов и террористов, ловко маскировавшихся при помощи вредных, антиленинских исторических концепций М.Н. Покровского» (А. Панкратова).

Вот так, из огня да в полымя! Сгинули в НКВД преемник Покровского Лукин, Ванаг, Горин, Зайдель, Рязанов, Томсинский, Фридлянд, Цвибак и другие «покровцы», развязавшие «дело историков». Расстреляны «три Якова», давшие ему официальный ход – Агранов, Петерс и Фигатнер…

В 1937 году были переизданы «Очерки по истории Смуты в Московском государстве ХVI–XVII вв.» С.Ф. Платонова, а его учебник по русской истории, тоже переизданный, предназначался даже для школ партийных пропагандистов. Тогда же Президиум ЦИК СССР снял судимость с Е.В. Тарле, который вскоре был восстановлен в звании академика. Впоследствии историк трижды становился лауреатом Сталинской премии, был награждён тремя орденами Ленина и двумя – Трудового Красного Знамени. Сталинскую премию и орден Трудового Красного Знамени получил и С.В. Бахрушин, освобождённый из ссылки в 1933 году. Он воспитал таких известных историков, как Б.А. Рыбаков и М.Н. Тихомиров. В 1933 году вернулся в Москву Ю.В. Готье, в 1939-м его избрали действительным членом АН СССР.

А вот С.Ф. Платонов не вернулся из куйбышевской ссылки: он умер 10 января 1933 года. Та же судьба постигла Д.Н. Егорова (1931), С.В. Рождественского (1934), М.К. Любавского (1936), скончались в лагере В.А. Бутенко (1931) и А.Г. Вульфиус (1941)… Дорого стоило «дело историков» русской науке…

В середине 30-х годов государство, конечно, частично «исправило» чудовищную ошибку 1929–1930 гг. Но ведь можно посмотреть на это дело иначе.

Допустим, некий царь-государь взял и ударил сам себя державным скипетром по голове, поверив лукавым докторам-придуркам, что так лечится головная боль. А потом, когда, естественно, стало ещё больней и на лбу вздулась шишка, начал охаживать этим скипетром псевдолекарей…

А может быть, лучше бы с самого начала не экспериментировать со своей головой? Глядишь, и докторам-провокаторам меньше бы досталось.

Государству стоит заботиться о своей голове, а то у нас оно всё бережёт руки-ноги, бицепсы-трицепсы… А между тем без головы цена этим бицепсам из железа небольшая. Девяносто первый год помните?




Комментарии


ВЕРА
17.04.2017 20:18

А вот и хорошие вести:

"выводы экспертов в комплексном психолого-культуролого-юридико-лингвистическом и историческом заключениях являются достаточными и необходимыми для объявления компетентными органами предостережения о недопустимости выдачи прокатного удостоверения фильму «Матильда», созданному по сценарию,  получившему субсидии из государственного бюджета, при этом оскорбляющему религиозные чувства верующих и провоцирующему на совершение экстремистских действий.

В связи с этим, указанные экспертизы направлены Генеральному прокурору Российской Федерации. О принятых мерах по депутатскому запросу будет сообщено дополнительно.

Депутат Государственной Думы
Федерального Собрания Российской Федерации
Поклонская Наталья Владимировна

Ермаков Виктор
16.04.2017 3:09

Мои исторические познания базируются
на учебниках истории школы и училища.
Но я твердо усвоил впоследствии,что
история это сборище фактов.
При царе факты преподносили для пользы
самодержавия.Советские историки на эти
же исторические факты смотрели иначе.
Нынешние исторические светила?Сказать
о них нечего.Совсем недавно они клялись
в верности СССР,рубахи на груди рвали
за Ленина,Сталина,Хрущева,Брежнева..
Зависело от того,кто был у власти.
Кто-то упомянул акад.Пивоварова,это
тот,чьими стараниями уничтожено
огромное количество архивных документов.Он активно поносил Сталина,
но забыл при этом что за его вопиющую
безответственность при любом строе
таким как он положено сидеть в тюрьме.
Мой итог:история это факты,трактовка
этих фактов зависит от историка,его
взглядов.Так как большинство историков
держит нос поветру,то такова и история.














Петр Петрович - Питерский
16.04.2017 2:08

\\Таким образом, если уж Покровского считать "псевдореволюционером", то кто же тогда революционер-то?\\

Меняются люди, что тут можно сделать? Вот Ельцин с Горбачёвым, уж какие коммунисты были! А потом, раз, и уже не коммунисты вовсе. Ельцин ипатьевский дом снёс, а потом останки монаршей семьи приказал искать. Бросает людей, порой, из крайности в крайность. Путаники.

wps
15.04.2017 22:53

Продолжатели дела Покровского - Юрий Пивоваров энд Андрей Борисович Зубов.

Вера Антону
15.04.2017 13:32

\\никого из перечисленных "академиков" (С.Ф. Платонова, Е.В. Тарле, С.В. Бахрушина, Ю.В. Готье, Н.В. Измайлова, Н.П. Лихачёва, М.К. Любавского, С.В. Рождественского) не расстреляли и в ГУЛАГ не отправили. Несмотря на признания в монархизме и антисоветизме.\\
Автор же чётко написал, что НЕ ПОСМЕЛИ!
А вот покровцев мир не знал, поэтому с ними расправились жестоко как и полагается большевикам.

\\Тогда мало было историков, сохранявших хоть какой-то критический подход к царской власти. Ключевский, Костомаров, относительно нейтрален был Соловьев. Остальные пели дифирамбы царизму и его тысячелетней истории.   \\
История, брат, такая наука, что всегда служит власти, а независимым историкам ой как туго приходится, их и замалчивают и физически уничтожают.


Вольф
15.04.2017 6:32

Бомбу замедленного действия заложил Пётр 1, когда с благими намерениями стал привечать и обласкивать иностранцев. Среди них были добросовестные личности, а основная масса-проходимцы, карьеристы и, просто воры. А в общем им всем было выгодно лишить русских их корня, истории. Продолжили эту тенденцию почти все правители России. Особенно постаралась Екатерина 2. Большинство аристократов были иностранцами. Это даже прослеживается и в настоящее время. Везде: и в науке, и в искусстве, и даже в политике доменируют иностранные фамилии.Клановость. И не надо валить вину на большевиков.

Александр
15.04.2017 5:27

А что изменилось? Вот на доктора исторических наук Пивоварова сегодня преследуют, за его взгляды на историю, правда  при этом отводят глаза

Александр
14.04.2017 20:56

М.Покровского читал ... и могу сказать, что нашел для себя много интересных мыслей по вопросам встроенности русской экономической жизни на всем ее протяжении в мировой экономический процесс. В некотором роде эти мысли предвосхищают идеи концепции мир-системного подхода И. Валлерстайна. Но это мое личное мнение... А все остальное, конечно печально и трагично, но такое было время...

игорь
14.04.2017 16:57

Настоящей исторической науки в царской России не было. Все знаменитые русские историки начиная от Карамзина, Ключевского, Соловьева воспитывались на западных ценностях, признавали исторические события в России только через взгляды западных историков, путешественников, дипломатов и т.д. Были западниками, космополитами. Карамзин к тому же масон, и ярый крепостник. Первый клеветник на Ивана Грозного.  А выпуск истории дома Романовых "Три века" это позор исторической науки, когда куча приват доцентов профессоров и академиков клевещут на Россию и русских. И данный сборник вышел в 2016 г. под редакцией В.В. Каллаша.  

Питерский
14.04.2017 16:19

///"Никто их, конечно, не прятал: как передало их Временное правительство в АН, так они там и лежали. Кстати, оно много ещё чего передало «для истории»: ... дела провокаторов..."///.
Вот тебе раз - каких "провокаторов"? Это терминология революционеров, таких, как и сам Покровский, член РСДРП с 1905 г. "Провокаторами" революционеры и им сочувствующие называли всех без исключения  секретных сотрудников Охранных отделений, причем безосновательно, поскольку провокация, как метод работы, была запрещена, причем на уровне руководящих документов, которыми организовывался политический сыск в Российской Империи. Более того, большинство сотрудников Охраны весьма негативно относились к провокации (читайте воспоминания Мартынова, Спиридовича, Герасимова и др.). И, кстати, никогда не применялся метод внедрения к разрабатываемому контингенту революционеров штатных сотрудников, в этом и не было необходимости, вполне обходились агентами, завербованными в самой революционной среде, поскольку,  как писал Спиридович, "предложение превышало спрос". А без агентуры, секретных сотрудников, никакой сыск никогда не обходился, не обходится и обходится не будет. И советский не обходился, ни политический, ни уголовный. Так что надо бы аккуратнее подходить к терминологии, ибо далеко не всякий негласный сотрудник Департамента полиции был провокатором Хотя, конечно, и такие  были.
Предвижу возражения – а пресловутый Азеф? Вот уж кто «король провокаторов». Но это внедрённая в массовое сознание ошибочная точка зрения. Лучше всего о действительном положении вещей рассказал один из «кураторов» Азефа, Герасимов: «Против Азефа выдвигаются обвинения двух родов. С одной стороны, его обвиняют в том, что он организовывал и доводил до успешного исхода покушения против видных представителей правительственной власти; с другой — в том, что он занимался провокацией революционеров. Прежде всего остановлюсь на этом последнем обвинении. Словом «провокация» у нас очень злоупотребляют. Каждый секретный сотрудник, который сообщает политической полиции о планах революционеров, по терминологии последних — провокатор. Молоденький киевский студент Р., случайно узнавший о приезде в Киев тогдашней главы Боевой организации социалистов-революционеров Григория Гершуни и сообщивший об этом начальнику местного охранного отделения, немедленно был обвинен в провокации. Подобное употребление слова «провокация», конечно, совершенно неправильно. И по смыслу самого этого слова, и по законодательству всех стран провокатором является тот, кто сначала подбивает людей на те или иные революционные действия, а затем предает их полиции. Ничего подобного Азеф не делал…Именно Азеф дал мне настоящее знание революционного подполья, особенно крупных его представителей» (полностью -  в главе «Азеф - каким я его знал» «На лезвии с террористами» А. Герасимов) http://rulibs.com/ru_zar/nonf_biography/gerasimov/0/j24.html).

Петр Петрович (13.04.2017 23:27): ///"
... Что же тогда произошло? Произошёл очередной революционный перегиб, спровоцированный очередной псевдореволюционной сволочью"///.
Ну, если уж сволочь псевдореволюционная, то и перегиб тогда тоже должен быть бы псевдореволюционным. А, во-вторых, почему же сволочь - псевдореволюционная?
"Покровский обличал русско-японскую войну 1904—1905 и расстрел мирной демонстрации на Кровавое воскресенье, горячо приветствовал Первую русскую революцию. В апреле 1905 он стал членом РСДРП. С начала своего членства в партии присоединился к её большевистскому крылу. Летом 1905 года посещал Владимира Ильича Ленина в Женеве, это была их первая встреча. После возвращения из Швейцарии в Москву был избран членом лекторской группы Московского комитета РСДРП. Будучи одним из руководителей лекторской группы Московского комитета, революционного издательства «Колокол» и редакции большевистской газеты «Борьба», вёл активную пропагандистскую работу. Совместно со своим студенческим товарищем Николаем Александровичем Рожковым, также выдающимся историком, активно участвовал в декабрьском вооружённом восстании в Москве.
После разгрома декабрьского восстания подвергался аресту. В 1906 был привлечён В. И. Лениным к сотрудничеству в большевистской газете «Пролетарий». В октябре 1906 принимал участие в кампании по выборам депутатов от РСДРП(б) во II Государственную Думу. Делегат 5-го (Лондонского) съезда РСДРП (1907), избран кандидатом в члены ЦК[8] и членом Большевистского центра, а также в состав редакции газеты «Пролетарий»...После начала Первой мировой войны выступил «за превращение войны между народами в войну против буржуазии», то есть фактически встал на ленинскую позицию в оценке войны как империалистической. В качестве интернационалиста Покровский вновь сближается с большевиками и активно сотрудничает в большевистских изданиях. В частности, он был издательским редактором книги В. И. Ленина «Империализм, как высшая стадия капитализма» (1916)...С 1908 по 1917 год жил в эмиграции... возвратился в Россию и восстановился в партии большевиков в августе 1917. Избранный депутатом Московского Совета рабочих депутатов, 9 и 23 сентября выступал с докладами о положении русской революционной эмиграции на заседаниях исполкомов Советов рабочих и солдатских депутатов, участвовал в сентябрьском Демократическом совещании. Сыграл важную роль в Октябрьской революции: во время Октябрьского вооружённого восстания в Москве (25 октября — 2 ноября 1917), был членом Замоскворецкого революционного штаба Красной гвардии, комиссаром Московского военно-революционного комитета по иностранным делам и редактором газеты «Известия Московского Совета рабочих депутатов».
Во время Октябрьской революции Покровский разрабатывал проекты постановлений и декретов Московского ВРК..." . "В нашей науке специалисту-немарксисту грош цена" - Покровский М.Н. , Историческая наука и борьба классов. Вып. 1-2. М.; Л.: Соцэкгиз, 1933 С. 33 Таким образом, если уж Покровского считать "псевдореволюционером", то кто же тогда революционер-то?

Anton
14.04.2017 16:06

// 80 лет назад наша национальная историческая школа была уничтожена, в том числе и физически// - это школа Покровского была уничтожена физически. При этом никого из перечисленных "академиков" (С.Ф. Платонова, Е.В. Тарле, С.В. Бахрушина, Ю.В. Готье, Н.В. Измайлова, Н.П. Лихачёва, М.К. Любавского, С.В. Рождественского) не расстреляли и в ГУЛАГ не отправили. Несмотря на признания в монархизме и антисоветизме. Я конечно понимаю, что ссылка в Самару - это страшное наказание, хуже ГУЛАГа, никому такого не пожелаю. Но если сравнить со списком "покровцев" (Н.М. Лукин - умер в лагере, Н.Н. Ванаг - расстрелян, П.О. Горин - расстрелян, Г.С. Зайдель - расстрелян, Д.Б. Рязанов - расстрелян, С.Г. Томсинский - умер в лагере, Г.С. Фридлянд - расстрелян, М.М. Цвибак -расстрелян). И это были относительно молодые люди - 38-45 лет. В то время, как умершие в ссылках "академики" были пожилыми людьми за 70. Да, в Самаре и сегодня умирают люди, особенно старше 70 лет. Так что оплакивать здесь надо школу Покровского. Она не возродилась у нас ни в каком виде после 1991 года, хотя кого тут только не было. Не был Покровский реабилитирован и при Хрущеве. Так что в распаде СССР Покровский не виноват, его там просто, зато Тарле было сколько угодно.

// не один десяток лет нужен, чтобы подготовить одного хорошего// - но этих "академиков" учили в царской России прославлять царизм, чем они всю жизнь и занимались. Тогда мало было историков, сохранявших хоть какой-то критический подход к царской власти. Ключевский, Костомаров, относительно нейтрален был Соловьев. Остальные пели дифирамбы царизму и его тысячелетней истории.  

// А в истории насколько отстали из-за «дела историков»?// - что значит отстали? Наоборот, продвинулись. Школа Покровского подняла темы, которые сознательно замалчивали царские историки. Ведь дореволюционная историография - это история государства(Карамзин это прямо написал), а не история народа. Это история князей, царей, в крайнем случае их приближенных - полководцев, бояр, дворян, священнослужителей. Экономическими и социальными аспектами истории никто не занимался. Народа для царской историографии не существовало, кроме короткого периода Смутного Времени, когда народ внезапно материализовался из ниоткуда, выбрал царя и снова ушел в никуда. И вообще все жили тихо-мирно. Крестьяне любили барина, а барин любил крестьян. Идиллия! Вот ее-то и разоблачил Покровский. Он достал не мало скелетов из шкафа царизма. При этом сам Покровский считал себя продолжателем дела Ключевского, Костомарова, Соловьева. Он просто говорил прямо и открыто то, о чем они говорили лишь вскользь. Покровский в прямом смысле был учеником Ключевского.

//кто сейчас помнит самые их фамилии? Что написали эти люди?// - да я и из перечисленных здесь "академиков", кроме Платонова и Тарле, никого не знаю. И что они написали, не знаю. Но наверное, что-то писали. Я не читал, и ничего не могу сказать. А вот автор статьи не читал, но осуждает.

//кто похвастается, что читал Покровского?// - ну я читал. Спасибо интернету. Несмотря на 80 лет официозного забвения (в т.ч. в академических кругах), Покровский не забыт. Интернет дал вторую жизнь его работам. "Русская история с древнейших времен" - фундаментальный труд, в котором показана история, такая как она есть, без прикрас, в ее основе лежат чисто материальные интересы, прикрываемые то религией, то патриотизмом, то национализмом, то еще чем-нибудь. Поэтому Покровский не был удобен ни Сталину, ни Хрущеву, ни Горбачеву, ни Ельцину.

//В середине 30-х годов государство, конечно, частично «исправило» чудовищную ошибку 1929–1930 гг.// - где ошибка-то? СОВЕТСКОЕ государство достаточно аккуратно отстранило АНТИСОВЕТСКИХ историков. Все верно и логично. Ошибка была потом. Когда СОВЕТСКОЕ государство вернуло этих АНТИСОВЕТСКИХ историков в Академию наук, а историков-марксистов расстреляли. Естественно, на выходе получили 1991 год. Не смогла государственно-патриотическая история сохранить СССР. Потому что он был построен на другой основе. Благодаря таким историкам, как Тарле, в советской исторической науке не осталось ни капли материализма. Идеализм одержал полную победу. В результате чего, в 1991 году широкие народные массы выступили против своих же материальных интересов.
    


Коба
14.04.2017 10:38

Да никакого дела историков не было. Основной смысл статьи - монархисты хороши и умны, большевики и чекисты плохи и глупы.
Слабость статьи, и это мягко сказано, в отсутствии сравнения взглядов историков на историю России. Одних с позиций исторического материализма, диалектики развития процессов в обществе и государстве, со взглядами историков "монархистов", или точнее историков царского периода. Нет в статье контраста взглядов, борьбы методологий в исторической науке, борьбы новых идей со старыми. Только репрессии, да гонения. Чьи взгляды более научны историков марксистов или немарксистов, вот это было бы полезно.
Марксисты утверждают, что в основе развития цивилизаций лежит развитие производительных сил, производственных отношений, борьба классов. Но, автор почему то приводит формулу капитала из "Капитала" К.Маркса, и то, не правильно и уж конечно не к месту.






  

Петр Петрович
13.04.2017 23:27

Не понимаю, что значит - уничтожить историческую науку? Сожгли все исторические книги и учебники, уничтожили все исторические артефакты и рукописи? Ничего подобного, все книги и  исторические артефакты остались целы и невредимы. Что же тогда произошло? Произошёл очередной революционный перегиб, спровоцированный очередной псевдореволюционной сволочью. Ошибки, в конце-концов, были исправлены, виновные сурово наказаны.

На интересные размышления наводит откровение историка Сергея Фёдоровича Платонова на допросе, где он признался, что он монархист. Получается, что люди в то время не боялись, что их будут репрессировать за монархические убеждения? Получается, что Покровский с подельниками и несколько "энтузиастов" из ОГПУ спровоцировали кампанию травли историков? А ведь точно такую же кампанию травли спровоцировал Лысенко против Вавилова.
Да, власти надо быть осторожней и не доверять слепо мнению отдельных "специалистов", а то можно больших дров наломать.


Закономерно
13.04.2017 19:50

Русская историческая наука всегда стеснительно умалчивала куда подевался большой народ русь. Но от многонационалов это её всё равно не спасало.

лера
13.04.2017 18:13

Москвичка просто умничка! Конечно все были "очень " рады когда воочую увидели членов комиссиипо разработке единого учебника по истории РФ! После  его утверждения вопрос был снят,скорее всего навечно и что тут делиться своими мнениями и работами других,ссылаться на труды великих,по-моему глупо.Их в расчет не возьмут уже никогда.

Москвичка
13.04.2017 15:29

Уважаемый ТТС! Боюсь не увидеть при жизни поднятую историческую науку на должном уровне без интернационального мракобесия. Развитие исторической науки  до сих пор в руках мастодонтов, которые хорошо себя чувствовали и при социализме, не бедствуют и сейчас. Распределение грантов сегодня  в руках  у них же и у откровенных русофобов, а без денег не пойдут в науку молодые мужчины, которым надо кормить семью. Хорошо помню, как  в годы перестройки Горбачев дал указание создать комиссию по изучению новых рассекреченных  документов по истории революции и гражданской войны, проблем, которые многие десятилетия были в руках отдела Института истории СССР, руководимого Исааком Израилевичем Минцем. Теперь догадайтесь, кто возглавил эту комиссию? Точно! он самый = И.И.Минц . И воз поныне там.

ТТС
13.04.2017 6:36

Интересная статья. Большевики четко усвоили ошибки царской администрации и  последнего монарха, поэтому нанесли удар по идеологии, выкосив интеллигенцию, историков и юристов, духовенство, впарив и новую идеологию и историю, крепко замешанные на марксизме, потом принялись за крестьянство, казачество, создали крепкий репрессивный аппарат, поделили страну на нацкуски и заставили русских, Россию, пахать на нацменов, учить их уму-разуму и культуре, т.е. купили их лояльность своей власти! Теперь остается только исправлять все это мракобесие, четко и быстро, восстановить и поднять на должный уровень русскую историческую науку без марксистского интернационального мракобесия, благо есть возможность, было бы желание!!!

Добавить комментарий

Ваше имя *
Комментарий *
CAPTCHA
Введите слово
с картинки *




ПОИСК

Читайте Тютчева, господа!

Как более 150 лет назад русский поэт и дипломат разоблачал клевету и наветы Запада.

С Афона – в Болгарию

В болгарских храмах поклонились мощам святого великомученика Пантелеимона.

НАШИ ПАРТНЕРЫ
Новый сайт Фонда исторической перспективы
Институт демократии и сотрудничества
Другая Европа






Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.

Научное Общество Кавказоведов Всемирный Русский Народный Собор Официальный сайт журнала 'Международная жизнь'
Аналитический портал о Балтийском регионе
Столетие
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Cвидетельство о регистрации средства массовой
информации Эл № ФС77-42440 от 21 октября 2010 года.

Адрес: Москва, ул. Долгоруковская, д. 33, кор. 2.
Copyright © Stoletie.RU

При частичной или полной перепечатке материалов
портала, ссылка на Столетие.RU обязательна
электронная почта: post@stoletie.ru.

Редакция | Контакты | Карта сайта