Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
17 сентября 2019
50 побед Александра Клубова

50 побед Александра Клубова

Установить точное число сбитых нашими асами самолетов не так-то просто
Андрей Марчуков
13.07.2019
50 побед Александра Клубова

21 июня в Вологде состоялось открытие памятника дважды Герою Советского Союза, уроженцу Вологодской земли, лётчику-истребителю Александру Фёдоровичу Клубову (см. фоторепортаж «Народный памятник народному герою»). Этот выдающийся воздушный боец сражался в небе Северного Кавказа и Кубани, освобождал Донбасс и Таврию, дрался над Румынией, Западной Украиной и Польшей.

Начав воевать в тяжелейшее время – в августе 1942 года, когда немецко-румынские войска прорвались к Волге и Кавказским горам, он прошёл дорогами войны два с лишним года. Эти дороги были трудны и опасны, наполнены воздушными боями с грозным противником и смертельными штурмовками. Они, порой, бывали непросты. Но боевые и человеческие качества самого воина и плечо фронтовых товарищей и командиров, прежде всего Александра Покрышкина, позволяли все преодолевать. Однополчане-покрышкинцы своих не бросали.

Александр Клубов был настоящим воином и человеком, одним из самых ярких воздушных бойцов из покрышкинской плеяды. И если бы не трагическая гибель в авиакатастрофе в ходе учебно-тренировочного полёта 1 ноября 1944 года, он встретил бы День Победы вместе с боевыми товарищами и всей страной, а потом, возможно, и вырос бы до крупного авиационного командира.

А для того, чтобы этот долгожданный день настал, Александр Фёдорович сделал немало. За ним числятся 457 боевых вылетов, более 130 штурмовок, в ходе которых он уничтожил и повредил не менее 15 танков, 27 автомашин, 7 зенитных пулемётов и 6 зенитных орудий, 16 лодок и около 200 солдат и офицеров противника.

И это в основном тогда, когда воевать приходилось на не самой современной матчасти: на «чайках» и «ишачках». Впечатляющ и путь Клубова как воздушного бойца: он провёл 95 воздушных боёв, в ходе которых сбил 31 самолёт противника лично и 19 в группе. Вот об этих-то цифрах и хотелось бы поговорить подробнее.

Указанный боевой счёт – 31+19 – отмечен в целом ряде документов, и не является плодом послевоенной литературы и мемуаров. Это официальный боевой счёт. Но в его отношении есть некоторые вопросы. С личными победами всё более-менее ясно. В оперативных документах частей и соединений, в которых служил Клубов (84-го «А» истребительного и 16-го гвардейского истребительного авиационных полков (иап), 217-й и 229-й истребительных авиационных дивизий (иад) и 216-й смешанной, впоследствии 9-й гвардейской авиадивизии) можно отыскать отметки о 30 его личных победах. Таким образом, «недостаёт» всего лишь одной. Подавляющая часть этих побед – 27 – приходится на период службы лётчика в 16-м гвардейском («покрышкинском») истребительном авиационном полку. А в этот период (1943–1944 годы) документация штаба полка и штаба дивизии была налажена хорошо.

Иное дело – групповые победы. Они пришлись на предшествующий период боевой судьбы лётчика, на время, когда он служил в 84-м «А» иап. Документация за этот период носит либо отрывочный и не полный характер (как документы 217-й иад), либо почти полностью отсутствует (как документы 84-го иап). По оперативным документам и сводным статистическим таблицам о результатах боевой работы лётчиков полка можно проследить три личные и одну – три групповые победы воина.

Вот почему в некоторых интернет-изданиях и сборниках, посвящённых победам советских асов, боевой счёт лётчика оказался урезан до 31+3. При этом в число личных побед ошибочно занесена одна победа над Ю-87 (от 16 июля 1944 года). Об этом и о некоторых других моментах, касающихся боевого счёта Клубова, мы уже писали (Марчуков А.В. Герои-покрышкинцы о себе и своём командире. Правда из прошлого. 1941–1945. М., Центрполиграф, 2014. С. 629–631). То есть, по сути, в указанных сборниках и опирающихся на них изданиях счёт сводится к 30+3. Тогда как он, напомним, равен 31+19.

Кто же прав, и откуда взялись «недостающие» победы? Документальное подтверждение того, что эти победы за Клубовым числились, найти удалось. Причём даже с указанием типов сбитых самолётов (впрочем, последнее породило новые вопросы). Но обо всём по порядку.

Командование ВВС Красной Армии хорошо знало, против какого опытного противника приходится воевать, осведомлено оно было и о количестве побед (двух- и трёхзначном), имевшемся на счету ведущих или наиболее известных немецких асов.

О них собирали информацию. А порой даже рассказывали на теоретических занятиях. Чего стоит, например, тема «Лучший асс мира подполковник Вильнер (так! – А.М.) Мельдерс – его 101 победа», изучавшаяся лётчиками 428-го иап в апреле 1942 года. (ЦАМО РФ. Ф. 2 уаг. Оп. 1. Д. 5. Л. 53)

Вопросу взращивания асов советских наше авиационное командование стало уделять внимание уже с конца лета – осени 1942 года, а сведения на наиболее результативных лётчиках-истребителях собирались и до этого. А начиная с 1943 года, Главное Управление ВВС стало требовать от командования Воздушных армий, авиакорпусов и дивизий сведения о боевой статистике результативных лётчиков, причём планкой было определено 10 одержанных побед. Аналогичные данные собирались и на лётчиков штурмовой, бомбардировочной и транспортной авиации, только там критерием выступало количество совершённых ими боевых вылетов.

По своей информативности и полноте эти поступавшие в Управление кадров ГУ ВВС КА сводные документы не одинаковы. Всё (как, впрочем, и всегда) зависело от того, как в частях и соединениях была поставлена работа штабов и отделов кадров. Кто-то отделывался просто цифрами, порой (как складывается впечатление) проставленными довольно произвольно. Например, в данных о победах какого-нибудь лётчика за июль их число могло быть показано как 15, а в августе или сентябре – как 14, то есть – меньше.

Другие, напротив, предоставляли подробные данные, включающие дату и район победы, тип сбитого самолёта, а иногда даже количество выполненных лётчиком боевых вылетов (в том числе с разбивкой по типам самолётов). И эти сведения вполне хорошо соотносятся с данными из оперативных документов, заявок и подтверждений на сбитые самолёты и т.д. Наиболее информативными, к примеру, являются материалы отделов кадров 4-й Воздушной армии, 1-го гвардейского и 4-го истребительного авиакорпусов.

Поступали такие сведения и от соединений, в которых воевал Александр Клубов. В 1943 году их предоставлял Отдел кадров 8-й Воздушной армии, в 1944-м – Отдел кадров 7-го истребительного авиационного корпуса (впоследствии 6-го гвардейского).

Возьмём пару контрольных точек: октябрь 1943 года и сентябрь 1944 года. Первый документ – это «Список лётного состава частей 8 ВА, сбивших 10 и более самолётов противника, по состоянию на 1 октября 1943 г.». Подписан он начальником Отдела кадров 8-й Воздушной армии подполковником Сидовым и начальником 1-го отделения Отдела кадров подполковником Карасёвым. Аналогичные материалы имеются и по некоторым другим месяцам.

Итак, согласно документу, заместитель командира эскадрильи 16-го гиап, гвардии старший лейтенант Клубов к 1 октября сбил лично 17 самолётов противника и ещё 19 в группе. Даты побед не приводятся, но указан год, фронт и район победы. Личные победы таковы: 4 Ме-109 в районе Моздока на Северокавказском фронте в 1942 году, ещё один Ме-109 на том же фронте в 1943 году и на Южном фронте (в 1943 году) 6 Ме-109, 2 Ю-88, Хе-111, Ю-87 и 2 Хш-129 (для краткости здесь районы не приведены). Не хватает только «рамы», сбитой 16 августа. Сбитый 31 октября 1942 года Ме-110 здесь помечен как Ме-109. Но и в оперативной сводке штаба 216-й сад он первоначально тоже был записан как Ме-109 и лишь затем исправлен на Ме-110. Вот почему во всех последующих документах этот самолет проходит именно как «сто девятый».

Но в данном случае важно другое, а именно, во-первых, указание на то, что в 1942 году Клубов лично сбил четыре самолёта. А во-вторых, перечисление групповых побед. Они таковы. В 1942 году в том же районе Моздока – 15 Ме-109 и в 1943 году в районе Крымской – 4 Ю-87. (Там же. Ф. 35. Оп. 11304. Д. 627. Л. 281 об.)

Документы 7-го иак отражают динамику на протяжении нескольких месяцев, но имеет смысл взять данные за сентябрь, так как там представлена итоговая цифра: больше Клубов побед не одерживал. Вот «Сведения на лётчиков 7 Истребительного Авиационного Львовского Корпуса, сбивших 10 и более самолётов противника по состоянию на 1-е сентября 1944 года». Подписали документ: за начальника Отдела кадров корпуса гвардии полковник Павлов и помощник начальника ОК, капитан административной службы Баранов.

Согласно этим «Сведениям», командир эскадрильи 16-го гиап, гвардии капитан Герой Советского Союза Клубов выполнил 460 боевых вылетов, в которых одержал 31 личную и 19 групповых побед. Личные победы таковы: 2 Хе-111, 5 Ю-88, 8 Ю-87, 2 Хш-129, ФВ-189 (вот и «недостающая» «рама»), Ме-110, 9 Ме-109 и 3 ФВ-190. Данные эти не вполне соответствуют оперативным документам и посмертному наградному листу (составлявшемуся на основе этих самых документов). Так, Ю-88-х должно быть не пять, а три, «хейнкелей» не два, а один. А «мессершмиттов», соответственно, больше. Теперь о групповых победах. Они отличаются от тех, что указывал Отдел кадров 8-й Воздушной армии. Это 2 Ме-109 (а не 15, как раньше), 2 Ю-87 (а не четыре), зато появляются 3 Хе-111 и целых 12 Ю-88. (Там же. Д. 837. Л. 176.)

Представленные источники породили новый вопрос: информации какого из них следует отдать предпочтение, в каком из них тип сбитых самолётов указан точнее?

«Список лётного состава», представленный Отделом кадров 8-й Воздушной армии, более подробный и хронологически он ближе к проблемному периоду, и это говорит скорее в его пользу. Приводимые там победы Клубова и их координаты соответствуют тому, что отмечено в оперативных документах полка и дивизии. В большинства случаев это относится и к победам прочих лётчиков, в том числе из других полков. Да и характер боёв, которые вели лётчики 84-го иап в 1942 – начале 1943 года, – главным образом, против истребителей противника, тоже свидетельствует в пользу того, что в числе побед Клубова скорее должны быть «мессершмитты», а не бомбардировщики (как значится в материалах 7-го иак).

Впрочем, на счету его однополчан имелись и ударные самолёты. Так, в «Сведениях о сбитых самолётах противника лётным составом частей 229 иад за период 22.6.41 г. по 10 апреля 1943 г.», подписанном помощником командира дивизии по ВСС, инженер-капитаном Несведовым, значится, что у старших лейтенантов Хоцкого, Худякова и у лейтенанта Кальченко на счетах имелось по два сбитых в группе Хе-111, у командира полка майора Павликова – один, а у лейтенанта Зорина – четыре. У Худякова также было два сбитых в группе Ю-88. И это лишь те, кто к моменту составления документа был жив и попал в список. У ещё одного однополчанина, Николая Трофимова (в последнем документе не отмеченного вовсе), в числе групповых побед, одержанных в составе 84-го иап, тоже значится «хейнкель», а кроме того пять Ю-87 и пять Ме-109. За самим Александром Клубовым, кстати, на тот момент (10 апреля 1943 года) числилось три лично сбитых Ме-109 и ещё один в группе. (Там же. Ф. 319. Оп. 4816. Д. 4. Л. 203)

Другой логично возникающий вопрос относительно групповых побед Клубова таков: а может, это самолёты, уничтоженные им в ходе штурмовок аэродромов противника? Такое возможно, но однозначно утверждать это нельзя.

Клубов.jpgНа счету Александра Фёдоровича имеется не менее 14 самолётов, уничтоженных в ходе штурмовок в составе групп из семи человек. Среди этих самолётов 4 Ю-88, 2 Ю-52, «фокке-вульф», тип ещё семи не обозначен. Таким образом, полного совпадения по типам нет. Даже если предположить, что остальные самолёты – это «хейнкели» и «юнкерсы», а Ю-52-е превратились в Ю-88-е, остаётся ещё «фокке-вульф», который в числе групповых воздушных побед не значится. Впрочем, исключать то, что, скажем, часть уничтоженных в ходе штурмовых ударов самолётов позже могла быть квалифицирована как сбитые в воздушных боях, не стоит.

Но всё это лишь гипотезы.

Теперь о том, что это могли быть за победы (если они действительно были воздушными). Здесь тоже приходится скорее предполагать. Возможно, столь большое количество побед – это те победы, которые одерживали все лётчики группы, в которой летел и дрался Клубов, а число его действительных групповых побед (то есть, тех, когда в уничтожении самолёта противника он участвовал непосредственно) будет меньше. Кстати, аналогичная ситуация возможна и в отношении групповых побед Трофимова. Такой вариант выглядит вполне реальным, но и он, опять-таки, строится на предположении.

Вот такие источники. Из них следует несколько выводов. Вывод первый и главный: за Клубовым действительно числилось 19 групповых побед. Вывод второй: на его счету 31 личная победа, и «недостающий» самолёт – это Ме-109, поверженный лётчиком в период его службы в 84-м «А» иап. То, что это «мессершмитт», следует и из наградного листа на вторую Звезду Героя (правда, даты побед, одержанных в период службы лётчика в 84-м иап, там неточные). Вывод третий. Количество боевых вылетов у Клубова оказывается равным не 457 (как в наградном листе), а 460. Столько же вылетов значится за ним и на 1 октября. (Там же. Л. 205 об.)

Неоспоримым является то, что боевой счёт Александра Клубова равен 31+19. Так и следует его указывать в книгах, статьях, сборниках и на различных интернет-сайтах. Ибо эти 50 побед – это документально зафиксированный вклад воина в Победу.

В победу, до которой он сам, к сожалению, не дожил. Но навсегда остался в народной памяти.

 

Марчуков Андрей Владиславович  к.и.н., старший научный сотрудник Института Российской истории РАН.


На фото: Александр Клубов на крыле своей «Аэрокобры» Конец июля – август 1944 г. На борту – 30 красных и 19 белых звёздочек – по числу личных и групповых побед, имевшихся на тот момент. Впереди ещё одна победа: над Ме-110.

Специально для «Столетия»


Материалы по теме:

Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Рок
15.07.2019 19:19
Спасибо автору за дотошность и патриотизм. Современные историки обычно себя утруждать архивами не любят. о патриотизме и говорить не приходится.

Эксклюзив
12.09.2019
Славенко Терзич
Слово посла Сербии в Российской Федерации.
Фоторепортаж
12.09.2019
Подготовила Мария Максимова
В Москве проходит выставка, посвященная реставрации в Музеях Московского Кремля.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».