Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
21 июля 2018
«Перезагрузка» по-вашингтонски провалилась

«Перезагрузка» по-вашингтонски провалилась

Властям Ирана пока удалось взять ситуацию под контроль
Андрей Арешев
09.01.2018
«Перезагрузка» по-вашингтонски провалилась

Весь минувший год администрация Дональда Трампа, совместно с ближайшими региональными союзниками Вашингтона, стремясь выбросить на свалку истории «Совместный всеобъемлющий план действий» по урегулированию так называемой «иранской ядерной проблемы», последовательно наращивала антииранскую риторику и соответствующие практические действия. В частности, в последние дни декабря израильский 10-й канал поведал о подписанном в ноябре американо-израильском меморандуме о взаимопонимании по «иранскому вопросу», согласно которому стороны договорились о совместных действиях, перспективных с точки зрения того, что противники Тегерана называют «сдерживанием имперских амбиций Ирана на Ближнем Востоке».

Помимо тайной дипломатической работы по торпедированию исследований «мирного атома», речь идёт о сдерживании иранском программы по созданию баллистических ракет, а также об активном противодействии иранскому присутствию в Сирии и Ливане.

Впрочем, внесение хаоса и смуты по всему региону оказалось бы недостаточно эффективным без поражения врага в его собственной цитадели.

Именно поэтому, согласно классическому рецепту «цветных революций», объективное недовольство граждан социально-экономическими проблемами необходимо перевести в плоскость политического протеста, с кровавыми вооруженными столкновениями, провоцированием раскола в элитах страны, избранной в качестве мишени и искусственным раздуванием событий в глобальных медиа и социальных сетях.

Если не забывать о серьёзной мобилизации зарубежной иранской оппозиции и многочисленных группировок, по разным причинам недовольных «режимом аятолл» (вспомним хотя бы регулярные парижские сборища «Национального совета сопротивления Ирана» с участием именитых «друзей» из Вашингтона и Эр-Рияда), то речь шла исключительно о сроках и конкретных информационных поводах, пригодных для перехвата протестных выступлений и их перевода в нужное русло.

И такой повод представился в последние декабрьские дни 2017 года, когда на улицы многих иранских городов вышли граждане страны, недовольные повышением цен на некоторые продовольственные товары – лук, томаты, куриные яйца. Начавшись 28 декабря в Мешхеде (один из наиболее религиозно-консервативных городов страны), в последующие несколько дней манифестации распространились на Нишапур, Решт, Йезд, Керманшах, Шираз, Исфахан, Захедан, Имамшахр, Хамадан, Ахваз, Арак и другие города. Такие традиционные протестные центры, как Тегеран и Тербиз, на этот раз не были столь активными.

Наблюдатели отмечают также отсутствие какой-либо преемственности нынешних выступлений с т.н. «Зелёным движением» 2009 года, инициированном условно «реформаторским» лагерем иранских элит, представители которого обвиняли тогдашнего президента Махмуда Ахмадинежада в фальсификации результатов выборов. Более того, сами иранские «реформаторы» не выказывали особого сочувствия к протестующем, обвиняя в происходящем ни много ни мало своих оппонентов из «консервативного» лагеря. Примечательно и то, что в Мешхеде в ходе состоявшихся в прошлом году президентских выборов уроженец этого города Эбрахим Раиси значительно опередил выигравшего выборы по стране в целом Хасана Роухани. Первую демонстрацию в Мешхеде организовал тесть Э. Раиси Ахмад Аламольхода – влиятельный богослов и член Совета экспертов, последовательный сторонник рахбара Али Хаменеи, и столь же непримиримый оппонент действующего президента Хасана Роухани.

Представляется, что западные спецслужбы, хорошо осведомлённые о ситуации в стране, понимали изначальную природу манифестаций, запустив через арабские СМИ дезинформацию об аресте М. Ахмадинежада, имя которого ассоциируется с защитой обездоленных слоев населения страны, недовольных либеральной и (даже неолиберальной) политикой правительства Хасана Роухани, но, впрочем, далеко не только ею.

Инфляция составляет около 13 %, около трети молодых людей до 30 лет находится в поисках работы (как и в некоторых европейских странах), банкротятся предприятия, уменьшается средний класс, начались задержки с выплатой зарплат.

Сокращаются потребительские субсидии, уходит вера в социальную справедливость, причем это относится и к «либерально-реформаторскому», и к «консервативному» лагерям. Иранцы ожидали, что после ядерной сделки 2015 года их жизнь улучшится, однако им по-прежнему приходится сталкиваться с ростом цен и высоким уровнем безработицы. Да, некоторая часть граждан недовольна избыточной, на их взгляд, материальной поддержкой друзей Ирана за рубежом, полагая, что соответствующие деньги можно было бы влить в переживающую не лучшие времена национальную экономику. Вместе с тем издание The Atlantic Daily обращает внимание на то, что протесты не связаны с внешнеполитическим курсом Тегерана, как это пытались представить западные, саудовские, да и некоторые российские ангажированные комментаторы. Главная забота иранцев – цены на товары и продукты повседневного спроса, неполная занятость, доступ к услугам. На улицы иранских городов выплеснулось разочарование со стороны малообеспеченной части населения, включая безработную молодежь, материальными условиями жизни, ухудшающимися благодаря американской политике санкций. Несмотря да договорённости с предшественником Трампа, они не сняты, а по ряду направлений лишь ужесточаются. Приём отнюдь не новый и вполне знакомый, в том числе и россиянам...

Ну а дальше начались вполне понятные странности (или, если разобраться, вовсе не странности). По данным ряда журналистских расследований, в различных районах страны действовали организованные и подготовленные группы провокаторов, внедрявшиеся в ряды демонстрантов. И действительно, в относительно немногочисленных, каждая сама по себе, группах митингующих быстро обнаружили себя кучки экстремистов, выкрикивающих антиправительственные лозунги и атакующих правительственные учреждения, как это было во многих провинциях. Первоначальные лозунги «Смерть высоким ценам» и «Смерть Роухани» (политика возглавляемого им правительства ассоциируется с ростом цен и прогрессирующим общественным расслоением) дополняются призывами к изменению властной системы, известной как велаят е-факих, уходу рахбара Али Хаменеи, вплоть до его насильственного устранения. Некоторые протестующие странным образом соскучились по де-факто колониальному по отношению к Западу режиму шахиншаха Мохаммеда Реза Пехлеви, «прелестей» которого они не могли познать хотя бы в силу возраста.

Активная политика Ирана по сдерживанию международного терроризма в Сирии также вызвала неудовольствие «мирных протестующих»: кое-где в провинции Хамадан был замечен лозунг «Смерть России!».

Всё это незамедлительно попало в объективы и увеличительные стёкла глобальных медиа и социальных сетей, в одночасье подхвачено такими политиками, как Дональд Трамп, Рекс Тиллерсон, Ники Хейли, Джон Маккейн, Биньямин Нетаньяху, а вслед за ними – миллионами перепостов пользователей ключевых «социальных платформ», начиная от США и Великобритании, и заканчивая Израилем и Саудовской Аравией. Поддержку и восхищение «героизмом и храбростью мирных демонстрантов», борющихся «за свободу от тирании» выказала Иванка Трамп, которая, впрочем, как и её отец, вряд ли понимает, что в реальности происходит на улицах иранских городов. Между тем появились погибшие, примерно половина из которых – сотрудники силовых структур, большей частью – в провинциях Хамадан, Исфахан и Лурестан, что, особенно с учётом восточной эмоциональности, является для деструктивных сценариев катализатором, необходимым для перевода событий в качественно иную плоскость.

События в Иране приходятся на период сплочения против него США, Израиля, Саудовской Аравии и ОАЭ, отмечают аналитики турецкого «мозгового центра» SETAV. Иранист И. Гибадуллин обращает внимание на особую роль движения «Рестарт» – «своеобразного гибрида американской фабрики для промывки мозгов "Lifespring" и (запрещённого в России – Прим. ред.) украинского "Правого сектора"». Движение основано бывшим ведущим передачи на иранском телевидении Мохаммадом Хосейни, переехавшим в 2005 году в США и с тех пор продвигающим оттуда на свою историческую родину едва камуфлируемую насильственно-экстремистскую идеологию и добивающимся аудиенции у Дональда Трампа. Распространяя с популярных «социальных платформ» соответствующие хештеги, этот человек призывает своих адептов поджигать государственные учреждения, мечети, шиитские святыни, нападать на полицейских. И, как видим, последователи у него нашлись, но и это ещё не всё. В целях провоцирования вооружённых столкновений террористы запрещённой в России группировки «ИГ» должны были перебраться в Иран через «крысиные тропы» из иракского Эрбиля, где вольготно обосновались американская и саудовская резидентуры, а также из Герата на западе Афганистана. Не исключено было и появление «неизвестных снайперов», столь знакомых по «арабской весне» в Ливии, по киевскому «майдану» и не только.

Противники Ирана «рассчитывали, что план приведет к тому, что власти утратят контроль над рядом городов. Следующим шагом стал бы контрабандный ввоз оружия в страну и «убийство большого числа граждан», заявил 6 января, согласно агентству Mehr, секретарь Совета по целесообразности принимаемых решений Мохсен Резаи.

Дезинформационную операцию в Иране трудно представить без фабрикации вымышленных «фактов», вроде «всеобщей забастовки» или «бегства Хаменеи в Малайзию», и откровенных подлогов. На смену таким каналам коммуникационного взаимодействия, как Twitter и Facebook, похоже, идут мессенджеры Telegram и FireChat. Характерно, что даже демонстрации сторонников действующей власти, куда более многочисленные и окрашенные в традиционные цвета шиитских манифестаций, профессиональные манипуляторы пытались представить частью так называемого «демократического» протеста. Наряду с «арабской весной» в Ливии и Сирии, нынешние иранские события, без сомнения, представляют собой одну из ярких эпизодов современных информационных войн, призванных, помимо прочего, сформировать фон, необходимый для международного осуждения «иранского режима».

Для того, чтобы поставить Иран «на очередь» вслед за Сирией, делалось максимум возможного и внутри страны, и вне её. Чтобы в этом убедиться, достаточно вспомнить о заявлении вышеупомянутой Ники Хейли накануне «экстренного» заседания Совета Безопасности ООН по иранским событиям, превращённым, по оценкам самой же американской прессы, в «дипломатический театр»: «Мир стал свидетелем ужасов в Сирии, которые начались с того, что жестокий режим отказывал своему народу в праве мирно протестовать. Мы не должны позволить этому произойти в Иране. Это вопрос основополагающих прав иранского народа, а также вопрос международного мира и безопасности».

Впрочем, пафосная насыщенность не сработала: в первых числах января протесты явно пошли на спад, что признают даже записные «буревестники» неминуемого «крушения режима аятолл». Массовые акции в рамках закона являются органичной частью иранской политической культуры, однако важно не допустить их «приватизации» направляемыми извне провокаторами.

Власти страны предприняли максимум усилий по отделению действительно справедливых требований социального характера (жёсткое подавление которых привело бы к негативным последствиям) от экстремистских призывов и погромов.

«Людей и участников протестов, у которых были законные требования, в минимально возможное время отделили от организаторов и тех, кто руководил [беспорядками], нарушители были определены и задержаны», – сказал представитель полиции Саид Монтазер-аль-Махди. По его словам, судебные власти освободили большинство из нескольких сотен задержанных, оставив под арестом только «главных виновников» и «саботажников». Власти страны получили поддержку со стороны лидеров этноконфессиональных меньшинств – протестные выступления имели место, в частности, в Белуджистане, Курдистане, Хузестане. На внешнюю подоплёку событий обратил внимание, в частности, секретарь Высшего совета национальной безопасности Ирана Али Шамхани и верховный лидер великий аятолла Али Хаменеи. 4 января Генеральный прокурор Ирана Мохаммад Монтазери заявил о стремлении США осуществить в Исламской Республике «ливийский сценарий». Для его реализации был создан специальный штаб с участием спецслужб США, Израиля и Саудовской Аравии во главе с курирующим с прошлого года в ЦРУ иранское направление небезызвестным «аятоллой Майком» (он же «черный принц») Майклом Д'Андреа. Подрывной проект финансировался Эр-Риядом и опирался на давние наработки, призванные переключить изначально неполитический, социально-экономический протест в русло «свержения режима». В самом деле: что может быть, мягко говоря, более экстравагантным, нежели саудовская газета, называющая 2018-й «годом свободы для народа Ирана»? Разве что директор ЦРУ Майк Помпео, трогательно заботящийся об идущих «не туда» иранских деньгах и рассуждающий о том, что надо, а что не надо народу этой страны…

Пока усилия Вашингтона и его сателлитов по дестабилизации Ирана не нашли поддержки со стороны многих европейских союзников Америки. Так, министр иностранных дел Германии Зигмар Габриэль подчеркнул, что Берлин не поддерживает оценку протестов, данную США и выступает «против попыток манипулирования вопросами, связанными с внутренними конфликтами в Иране». Брюссель намерен пригласить министра иностранных дел Ирана Мохаммада Джавада Зарифа для обсуждения сложившейся ситуации. Интересно, что даже в Париже осудили «идею использовать внешнее давление для того, чтобы добиться политических перемен в Иране». Впрочем, надо посмотреть, чем ответят европейские компании американским партнёрам в случае наложение штрафов за торговлю с Ираном. В Китае, являющемся одним из ключевых торгово-экономических партнёров ближневосточной страны, выразили надежду на то, что она «…сумеет сохранить стабильность и продолжит движение по пути развития».

«Предостерегаем США от попыток вмешиваться во внутренние дела Исламской Республики Иран, – заявил, комментируя события в Иране, заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков. – Происходящее там – это внутреннее дело, которое привлекает внимание международного сообщества, но, несмотря на множество попыток исказить суть происходящего, я уверен, что наш сосед, дружественное нам государство, сможет преодолеть нынешние трудности и выйти из текущего периода укрепившейся страной и надёжным партнером в решении различных проблем». А постпред России при ООН Василий Небензя в ходе вышеупомянутого заседания Совбеза отметил, что Вашингтон злоупотребляет его площадкой: «Истинная подоплёка причины созыва сегодняшнего заседания кроется в завуалированной попытке использовать текущий момент для продолжения линии на подрыв Совместного всеобъемлющего плана действий по урегулированию ситуации вокруг иранской ядерной программы. Такое впечатление, что необъяснимая рационально аллергия на эту страну застилает глаза в оценке происходящих там событий и желаемое выдаётся за действительное».

Да, пока авантюрные планы Белого дома, стремящегося выдать собственные фантазии за актуальные иранские реалии, не получают однозначной поддержки даже со стороны традиционных союзников, что в известной степени затрудняет их реализацию.

Но можно не сомневаться, что «работа над ошибками» уже ведётся. Вряд ли случайно проживающий на Западе «наследник престола» Реза Пехлеви призвал иранских силовиков присоединиться к протестным акциям, «дистанцировав себя от репрессивных элементов режима». Провал очередной попытки повернуть ключевую страну Ближнего и Среднего Востока на путь хаоса и анархии не означает, что они не будут предприниматься и далее, причем со всё возрастающим упорством и настырностью. Это касается и внутриполитического противоборства в Иране (по самым разным линиям), и латентных этнополитических конфликтов, которые будут всячески стимулироваться и обостряться, в том числе с привлечением сил международного терроризма, и, разумеется, социально-экономических проблем в стране, провоцирующих общественное недовольство. Более чем вероятное обострение ситуации в Сирии также будет способствовать дополнительному отвлечению иранских (и не только) ресурсов на борьбу с разномастными вооружёнными группировками. О предстоящей ревизии СВПД недвусмысленно заявил вице-президент Майк Пенс: «Сейчас мы также работаем с Конгрессом над созданием нового соглашения и нового набора условий для введения санкций. Мы хотим иметь долгосрочное соглашение, закон длительного срока действия, в котором сказано, что если в любое время Иран попытается получить пригодное для использования ядерное оружие и баллистические ракеты для его применения, то тогда все санкции будут незамедлительно введены вновь».

Можно не сомневаться, что уже в ближайшее время против Тегерана будут предприняты новые ограничительные меры под предлогом «нарушений прав человека» (как об этом говорит советник по национальной безопасности Герберт Макмастер), что поставит серьёзные вопросы перед стремящимися обустроиться в стране европейскими компаниями. Несмотря на незначительные показатели российско-иранского торгово-экономического сотрудничества, наши страны активно сотрудничают в Сирии, а их интересы на Кавказе и в Центральной Азии если и не совпадают полностью, то, во всяком случае, весьма близки.

И Тегеран, и Москва обозначены американскими партнёрами как элементы «оси зла», намеченные если не на уничтожение, то на максимальное ослабление всеми возможными способами, что предполагает укрепление их взаимодействия – как в двусторонних, так и в более широких «евразийских» форматах.

В любом случае, столь бурно начавшийся 2018 год, похоже, преподнесёт ещё немало сюрпризов.

Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

София
12.01.2018 17:22
По мнению знаменитого американского режиссёра Оливера
Стоуна, обладателя трёх Оскаров, два срока Барака Обамы стали продолжением президентства Джорджа Буша-младшего в плане дестабилизации семи стран: Ирака, Сирии, Ливана, Судана, Ливии, Сомали и Ирана. Режиссер возлагает вину за возникновение «Исламского государства» на США, называя террористическую организацию результатом войны в Ираке. «Мы дестабилизировали целый регион и теперь обвиняем в этом хаосе ИГ, которое превратилось в настоящий «халифат». Но вина лежит на нас: мы превратились в империю хаоса», — говорит Стоун.
Александр
11.01.2018 14:57
Рано или поздно, народ Ирана добьётся освобождения!
Александр из Од.
10.01.2018 18:28
Вот построим ж\д трассу через Азербайджан, Иран, Пакистан и Индию от Питера до Бомбея, тогда "ось зла" приобретет видимые очертания. А как Англия-то заплачет! А главное, наконец В.В.Жириновский свои сапоги помоет в Индийском океане.
Бату хан (Хан Запода)
10.01.2018 11:36
В Иране живут мусульмане шейты (алавиты) и суниты и суфисты (зикра).
А также на севере Ирана живут 20 млн азербайжанцы и на юге арабы суниты 10 млн.
ИльяС
10.01.2018 5:42
Лозунг "смерть России" оказался фейком, попавшим в прессу с украинских контентов. Так что этого не было.

Эксклюзив
18.07.2018
Станислав Минаков
«Убийство легло на совесть и душу всего народа. Виноваты все в той или иной степени…».
Фоторепортаж
11.07.2018
Подготовил Олег Павлов
В России настало время футбольных чудес.