Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
22 ноября 2017
Каталонский капкан

Каталонский капкан

Парламент региона проголосовал за проведение референдума о независимости
Святослав Князев
07.09.2017
Каталонский капкан

Градус политического противостояния на Пиренейском полуострове резко подскочил. Вопреки прогнозам многих экспертов, парламент Каталонской автономной области Испании 6 сентября 2017 года поддержал законопроект о проведении референдума относительно независимости Каталонии от официального Мадрида.

Законопроект декларирует желание каталонцев в случае обретения независимости иметь двойное гражданство (Каталонии и Испании) и остаться в составе Европейского Союза. Всех испанских подданных, зарегистрированных на территории автономной области, предполагается автоматически записать в граждане независимой Каталонии. Вступает в силу законопроект с 1 октября текущего года.

Таким образом, уже через считанные недели на территории области должен пройти референдум, участников которого спросят: «Хотите ли вы, чтобы Каталония была независимым государством в форме республики?» И, если они ответят «да», то каталонские власти обещают буквально за 48 часов обеспечить реализацию их воли на практике.

Испанские власти негодуют. Официальный Мадрид уже заявил о намерении в очередной раз обратиться в конституционный суд страны с тем, чтобы заблокировать результаты голосования в каталонском парламенте.

Впрочем, блокировать намерение жителей Каталонии выйти из состава Испании, Мадриду приходится далеко не впервые.

Дело в том, что каталонцы являются отдельным от испанцев народом – причем, достаточно старым. Как самостоятельная историческая единица Каталония утвердилась еще в Х веке, когда жителям Барселоны удалось отстоять свою независимость от мусульман – выходцев из Северной Африки. До этого, около двух столетий местные потомки вестготов и франки сражались с маврами за независимость.

В 1150 году, когда графство Барселона достигло рекордного для тех времен могущества, его глава Рамон Беренгер женился на наследнице арагонского престола Петрониле. Их сын Альфонсо II стал одновременно королем Арагона и графом Барселоны, породив ту проблему, которую сегодня пытаются решить каталонские депутаты. Испанские власти со временем начали наступление на вольности каталонцев. В 1640 году это вылилось в «Войну жнецов», позволившую каталонцам, опираясь на поддержку французского оружия, почти на 12 лет восстановить государственную независимость. Однако в 1651 году во Франции начались внутренние распри, а Испания, отказавшись от некоторых других колоний, смогла сосредоточиться на решении барселонской проблемы. Осознав, что помощи ждать неоткуда, каталонцы согласились на испанское владычество, а официальный Мадрид в свою очередь пообещал им восстановить автономию графства. В XVIII веке началось новое наступление Испании на барселонскую вольницу, в XIX-ом - графство снова попыталось отделиться, но безрезультатно. В 1930-е годы каталонцы оказались в авангарде борьбы с Франко, и диктатор им этого не простил, развернув после прихода к власти против них жесточайшие репрессии.

После падения диктатуры жизнь в Каталонии начала налаживаться.

С 1979 года регион обрел статус автономии и стал стремительно развиваться. И тут наметилась любопытная тенденция. Экономика Каталонии оказалась куда более мощной, чем экономика большинства остальных испанских территорий. Притом, что на Каталонию приходится всего 16% населения страны, ее предприятия создают 23% испанского ВВП.

Эксперты утверждают, что валовой внутренний продукт Каталонии сегодня примерно соответствует ВВП Дании и Финляндии. По среднедушевым экономическим показателям регион практически догнал Германию. И тянуть на себе слабо развитые «староиспанские» области Барселона больше не желает.

Каталонцы объясняют, что их богатства «не с неба свалились», просто они, мол, - более старательны и трудолюбивы, чем остальное население Пиренейского полуострова.

Кроме того, каталонцы напоминают «соседям по Испании» о достаточно долгом (описанном выше) периоде своего существования, как независимого государства. А также – о том, что они являются отдельным этносом с самостоятельным языком, который во многом напоминает французский и итальянский.

Несколько лет между Мадридом и Барселоной длился процесс, который издание «Евроньюс» охарактеризовало, как «перетягивание каната». В начале 2016 года блок партий Junts pel Si, контролирующий 62 кресла в парламенте Каталонии из 135, и выступающая за независимость области, фактически создал коалицию с левой партией CUP, предоставившей в состав парламентского большинства еще 10 человек. Официальный Мадрид даже обсуждать перспективы превращения Каталонии в отдельное государство в категоричной форме оказывался. И демонстративно время от времени перебрасывал на территорию области силовые спецподразделения. Каталонцев пытались убедить в том, что «сепаратизм – это зло», но безуспешно. Согласно соцопросам, несмотря на то, что этнические каталонцы составляют лишь чуть больше трети от населения автономной области, количество сторонников независимости примерно равняется количеству ее противников. А с проведением референдума принципиально согласно большинство (55%) жителей региона.

Официальный ЕС на инициативы каталонцев пока реагирует неодобрительно.

Представитель Еврокомиссии Пиа Ханесен:

«В том случае, если какая-либо территория государства — члена ЕС провозглашает свою независимость, то это территориальное образование автоматически прекращает иметь отношение к ЕС и становится «третьей страной»».

Но это пока – лишь предварительные разговоры. Если вопрос каталонской независимости станет ребром, с ним все равно придется что-то решать. Не исключено, что в этом случае основная часть европейцев сменят гнев на милость. Единственной принципиальной проблемой Каталонии на пути в ЕС может быть, пожалуй, только вето официального Мадрида.

Премьер-министр Испании Мариано Рахой недавно в очередной раз призвал каталонцев в принципе отказаться от идеи проведения референдума. Но жителей Каталонии это все уже не останавливает. Они хотят сами определять свою судьбу. Масла в огонь подлили в последнее время теракты в Барселоне. Каталонцы недовольны сразу несколькими аспектами миграционной политики. Во-первых, они считают, что власти слишком мягко обходятся с потенциальными террористами и не борются за обеспечение массовой безопасности. Мадридские власти даже после недавнего чудовищного происшествия в Барселоне отказались вводить на территории страны антитеррористический режим, способный лучше обеспечить безопасность граждан. Во-вторых, многих из каталонцев не устраивает массовый приток беженцев (тысячи африканцев решили в последнее время идти именно через территорию Испании). Богатая Каталония уверенно удерживает «национальное первенство» по количеству осевших на ее территории выходцев из стран Африки и Азии, многие из которых не всегда «ведут себя хорошо»...

В общем, Мадрид, Брюссель и весь коллективный Запад могут попасть в «каталонский капкан». Если сторонники независимости Каталонии победят на всенародном волеизъявлении, то просто игнорировать их чаяния уже не получится.

Что делать испанцам? Проводить, подобно киевскому режиму, «АТО»? В остальной Европе, такого, скорее всего, не поймут. Бросить все на самотек? Умалять каталонцев остаться на особых федеративных правах, переписывать конституцию страны? Мадрид пока, похоже, не в восторге ни от одной из этих идей.

Если же Брюссель спокойно проглотит отделение Каталонии, получится весьма примечательный международно-правой прецедент. Дело в том, что номинальным основанием для действий мятежной области является право на самоопределение, то же самое, на которое ссылались крымчане и жители Юго-востока Украины. Представители Запада, стоящие в последние годы на позициях Киева, безосновательно утверждали, что принцип самоопределения был введен в документы ООН и работал только по отношению к колониям (хотя нигде прямого указания на это нет). Если же Каталония добьется все-таки независимости (в любом виде), это будет явным свидетельством того, что жители Крыма и Донбасса, Абхазии и Южной Осетии, – правы. И что в этом случае Брюссель сможет сказать в поддержку «территориальной целостности» Украины или Грузии - не ясно.


Специально для «Столетия»


Статья опубликована в рамках проекта с использованием средств государственной поддержки, выделенных в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 05.04.2016 № 68-рп и на основании конкурса, проведённого Национальным благотворительным фондом.



Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Юрий Афанасьев-Широков
01.10.2017 13:28
Наблюдаю по ЕВРОНЬЮС референдум в Каталонии. ... Западные ценности в части якобы уважения к демократическому волеизъявлению и гражданским правам человека окончательно тонут во лжи и лицемерии. Миллионы людей захотели, чтобы их мнение было услышано и зафиксировано. Но западные уставники-правоведы, ради буквы кодексов готовые перевернуть здравый смысл с ног на голову, в один голос трындят, что эта акция НЕЗАКОННА. Т.е. "незаконно" фиксировать открыто выражаемое мнение, на право выразить которое не получено "добро" от начальствующих лиц, придерживаться иных, чем у властей предержащих, взглядов, "незаконно" всё, что не прописано в буковках и параграфах, сотканных по прозападному разумению, рациональных, псевдотолерантных "правил": совесть, справедливость, стыд, патриотизм, желание обрести свободу, независимость. ... Миллионы людей заявляют своё мнение на референдумах в Каталонии, Иракском Курдистане, в Донбассе, в Крыму, в Абхазии, Южной Осетии, в Приднестровье, в Нагорном Карабахе. Но оказывается это "незаконно"! (... В Шотландии, в Южном Судане, в Восточном Тиморе - "законно",  а вот там: нет!).  ... Я могу понять, когда результаты волеизъявления демонстративно, решительно НЕ ПРИЗНАЮТСЯ одной из сторон, но констатации "НЕЗАКОННОСТИ" этих результатов есть "выверт" западного сознания, западных представлений, что "есть на этом свете, а чего - согласно ЗАКОНУ! - нет". ... Лишний повод убедиться, в чём западное миропонимание отличается от цивилизационного русско-почвеннического.  

Эксклюзив
14 Ноября 2017
Олег Слепынин
Жизнь и пророчества почаевского старца.
Фоторепортаж
14 Ноября 2017
Подготовила Мария Максимова
В Санкт-Петербурге открылся крупнейший в мире Железнодорожный музей.