Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
21 сентября 2019
«Генпрокурора ждёт тюрьма…»

«Генпрокурора ждёт тюрьма…»

Об освобождении Н. Савченко и В. Рубана и других громких украинских делах
Василий Казаков
19.04.2019
«Генпрокурора ждёт тюрьма…»

Освобождение Надежды Савченко и Владимира Рубана обрастает интерпретациями и конспирологическими версиями. Фигурантов громкого дела, обвиняемых в подготовке террористического акта против руководства Украины с целью государственного переворота, выпустили из-под стражи в зале Броварского суда сразу после того, как в полночь 16 апреля истек срок меры пресечения.

Кто-то усматривает в этом запоздалую попытку Порошенко подчистить репутацию перед вторым туром выборов. Кто-то совсем иначе трактует выход Савченко и Рубана на свободу: дескать, судьи умыли руки в этом политически мотивированном процессе и перестали выполнять «хотелки» уходящей власти. Кто-то расценивает это событие, как начало политической многоходовки с прицелом на парламентские выборы. Среднеарифметический гражданин просто с нетерпением ожидает явления Нади в украинском парламенте… Сразу же по выходу на свободу, в зале суда, уже прозвучали ее первые многообещающие заявления:

«Я буду бороться за Украину до победного конца. И Украина победит власть Порошенко, прокуроров, Матиоса, Луценко, всех тех паскуд… всех тех несчастных людей, которые вершили свое бесчестное правосудие».

Попробуем разобраться не столько в подтекстах этого события, сколько в общем контексте. Ведь на депутате Верховной рады и главе организации «Офицерский корпус» свет клином не сошелся. Есть множество политзаключенных, пребывающих в СИЗО гораздо дольше, чем Савченко и Рубан. Важен, прежде всего, сам факт того, что суды начали выпускать политических из-под стражи. И интересно, каким образом этого можно достичь.

Александр Шадрин, один из адвокатов Надежды Савченко, ответил на вопросы нашего корреспондента.

— Как оцениваете итоги нашумевшего заседания Броварского суда, что можете в целом сказать о деле Савченко и Рубана?

— Это ярко выраженный политически мотивированный процесс. Здесь и политическое преследование, и очевидная провокация преступления. Из-за этого много составов судей были отведены. Дело было и в судах Славянска, и Чернигова, и в Соломенском г. Киева, и в Киевском апелляционном, и в Верховном суде несколько раз. И вот попало в Броварской суд, где удалось добиться изменения меры пресечения. Мы подали там массу ходатайств в канцелярию, но большинство из них не были рассмотрены. Суд сосредоточился на рассмотрении ходатайства прокурора. Тем не менее не успели его рассмотреть — благодаря активной позиции защиты. Время вышло. Суд даже задним числом менял там приказы, сделал субботу рабочим днем, сделал понедельник рабочим днем до 24 часов! Все эти беспрецедентные меры не помогли. Не удалось, как говорится, поломать людей через колено. Они не пошли на произвол, а всё-таки старались рассматривать дело, придерживаясь УПК. Хотя в конце ограничивали время выступления адвокатов двумя минутами. Тем не менее время закончилось, и Рубан и Савченко были освобождены из-под стражи.

— Получается, стороне защиты технически удалось этого добиться, дотянув до конца понедельника, когда заканчивался срок меры пресечения, так и не продленный? Или были какие-то содержательные моменты, которые способствовали освобождению подзащитных?

— По сути, нам тоже было что сказать. И письменно это было сдано в канцелярию. Судьи наверняка ознакомились с этими документами, в перерывах и паузах каких-то. Вообще, это медийное дело давно на слуху, и более или менее понятна его подоплека. Но, как показала предыдущая практика, если допустить выход суда в совещательную комнату, то он тут же возвращается с уже готовым решением о продлении меры пресечения, с резолютивной частью. Там, уже имея, похоже, текстовку и запас времени, спокойно набивают решение. Или просто копируют предыдущее решение. Поэтому мы исходили из той обстановки, которая сложилась. Учитывали те нарушения, которые уже произошли в процессе и на которые мы обратили внимание. На самом деле, это были важные моменты соблюдения конституционных прав. Мы и десятой части не озвучили того, что хотели озвучить. Но время понедельника уже закончилось. И, как говорится, на войне все средства хороши. В данном случае это вполне применимо к нашей ситуации, потому что привело к позитивному результату.

— На этом процессе вы имели дело с таким феноменом, как провокация преступления…

— Мы даже не перешли к рассмотрению по сути. Дело находится на стадии подготовительного заседания. Поэтому толком суд и не занимается рассмотрением доказательств. Это тоже своего рода феномен. Потому что на проведение заседания у суда есть обвинительный акт, реестр. И как суду понять: есть там за что арестовывать людей или нет? Где эти доказательства обоснованности подозрений и доказательства рисков? В идеале всё должно быть иначе.

— Как?

— По идее, прокурор должен был позаботиться, чтобы продлить заранее меру пресечения в досудебном расследовании. Потом — направить дело в суд, провести быстренько подготовительное заседание, назначить к судебному рассмотрению; исследовать часть доказательств, ключевые допросы, чтобы у суда уже сформировалось хотя бы какое-то представление о возможной причастности к совершению преступления или обоснованности такого подозрения. Но что мы имеем на деле? Полный провал по судебной реформе, острый дефицит судейских кадров, огромную загруженность судов. И несколько месяцев мы сидим на подготовительном заседании. В некоторых делах оно может длиться годами. Особенно при активной защите. Поэтому всё чаще дела заканчиваются тем, что просто прекращаются по срокам давности привлечения к уголовной ответственности. И, по сути, люди, которые хотели добиться оправдательного приговора, соглашаются и на такой компромисс.

— Генпрокурор Луценко сетует на большое количество адвокатов в этом процессе…

— Мы, адвокатское объединение «Barristers», представляем их интересы практически с самого задержания. Ну, я чуть позже вступил в это дело, около года назад. Есть наша жалоба, которая в Конституционном суде рассматривается уже где-то год. АО «Barristers», в принципе, основная команда, которая занималась этим. Рубана представлял Алексей Шевчук, руководитель нашего адвокатского объединения. А Савченко представляли Андрей Левковец, Константин Глоба, Александр Тананакин, Максим Джевага и я. И недавно к нам присоединились адвокаты объединения Рената Кузьмина. Интересы Рубана представляет еще и адвокат Валентин Рыбин.

— Начиналось дело Савченко и Рубана с массированного информационного залпа. Украинское телевидение делало из них ужасных террористов с минометами, которые с какой-то баржи или острова собирались обстрелять Верховную раду, а потом добивать депутатов гранатами в самом здании. Как-то менялась эта атмосфера в ходе процесса?

— Конечно, медийно инициаторы процесса готовились к этому событию. Красиво картинку сделали. А с другой стороны, у Надежды Викторовны тоже было очень много самоуверенности. Идя в Верховную раду, когда было слушание на комитете, она не воспользовалась помощью адвокатов, не подготовила письменные возражения, не настаивала на полном исследовании. Не была подкована по регламентно-процессуальным нормам. А можно было и на той, начальной стадии серьезно побороться. Вот, например, депутат Вилкул на комитете опровергал обвинения против него, там четко была заявлена (и услышана) вторая позиция, хорошо подготовленная.

— Чего дальше можно ждать от этого дела?

— Надежда озвучила, что намерена посещать и заседания парламента в соответствии с графиком, и заседания суда. В принципе, нет никаких рисков, что она боится следствия, суда. Может, традиционно будем ожидать каких-то новых провокаций, новых инициатив по повторному аресту. Но это уже не соответствует верховенству права, практике ЕСПЧ, национальному закону. Посмотрим, как будут развиваться события.

* * *

После освобождения Савченко и Рубана из-под стражи бывший первый заместитель Генпрокурора (2010—2013 гг.) Ренат Кузьмин написал в соцсетях: «Савченко на свободе. Срок содержания под стражей истек. Ходатайство ГПУ о продлении срока не рассмотрено. Теперь для ареста ГПУ должна внести новое ходатайство. Рассматривать его нужно с самого начала по новой процедуре. Отличная работа адвокатов. Бессилие и позор прокуроров. Савченко обязательно оправдают. Генпрокурора ждет тюрьма».

А Генпрокурор Юрий Луценко (на фото), один из застрельщиков преследования Савченко и Рубана, принялся рассуждать о состоянии правосудия:

«Ряд последних резонансных судебных решений, когда ареста избегают подозреваемые в убийстве и терроризме, вынуждает признать: судебная система тяжело больна». Острословы ответили на это в таком духе: «Луценко надо лечить себя, а не суды».

Но следует подробней остановиться на том, чем так возмущается Луценко. Трудно себе представить большее лицемерие. Ведь это заявление сделано Генпрокурором 16 апреля, ровно в четвертую годовщину убийства Олеся Бузины. И именно Генпрокуратура несет ответственность за то, что националисты, подозреваемые в этом преступлении, были освобождены из-под стражи. Разумеется, Луценко упоминал не убийц Бузины (потому что к этому делу он абсолютно равнодушен). Но, как водится, высек сам себя.

Бывший первый заместитель Генпрокурора Ренат Кузьмин известен еще и в качестве защитника Валентины Павловны Бузины, матери убитого писателя. В конце 2016 года он заявлял: «На протяжении двух месяцев Генпрокурор Ю. Луценко и подчиненные ему прокуроры врали нам о том, что по делу проводится экспертиза ДНК подозреваемых и именно из-за длительного экспертного исследования дело об убийстве приостановлено. И что после получения экспертного заключения дело немедленно будет направлено в суд. Всё это оказалось ложью. Сегодня адвокаты потерпевшей стороны вместе с мамой погибшего журналиста посетили руководство СМЭ. Как сообщила зав.отделом экспертизы ДНК , никакая экспертиза по делу Бузины не проводится. Никаких материалов для производства экспертизы по этому делу из прокуратуры не поступало. Уже нет никаких сомнений в том, что власть знает всю правду об убийстве журналиста, знает, кто убивал и как, знает заказчиков и организаторов».

В свое время прокуратура незаконно отстранила защитника Рената Кузьмина от дела Бузины по указанию Луценко. Однако суд отменил это постановление Генпрокурора.

В день четвертой годовщины гибели Олеся Бузины адвокат Артем Захаров, представляющий интересы потерпевшей стороны, сказал в интервью интернет-каналу «Первый Казацкий»: «Прокуратура пыталась дискредитировать те действия представителя потерпевшей в этом деле, которые направлены как раз на проверку версий. То есть государство в целом всячески сопротивлялось тому, чтобы дело было справедливо и быстро расследовано. Оно всячески сопротивлялось тому, чтоб представителей потерпевшей допустить к этому процессу прозрачно».

Адвокат Артем Захаров рассказал также о том, как Валентина Павловна Бузина пошла на первый прием к Генпрокурору Луценко. Она была записана первым номером на этот прием. Луценко просто ее не принял, выбрав себе из списка более удобных и «важных» посетителей.

Пока Генпрокурор в соцсетях «лечит» судебную систему, его стараниями в отношении Медведько и Полищука, подозреваемых в убийстве Бузины, отсутствует вообще какая-либо мера пресечения. Они уже несколько лет вольны в своих передвижениях.

Примечательно, что в тот же день, когда судьи Броварского суда решились на освобождение Савченко и Рубана из-под стражи, — в Днепровском суде Киева, где рассматривается дело экс-министра здравоохранения Республики Крым Петра Михальчевского, обвиняемого в государственной измене, отказали защите в удовлетворении ходатайства об изменении меры пресечения на домашний арест. Содержание под стражей продлили на очередные 60 дней. Владимир Рыбин, отец и соратник адвоката Валентина Рыбина по правозащитному фонду «Одиссей», написал в Facebook: «Мы все о человечности, о гуманизме, но вот вам картинка — в судебной клетке человек. Немолодой человек. Доктор-хирург. Он нездоров после года в застенке и плохо слышит сквозь стекло. Адвокат Ольга Головина просит суд безделицу — разрешить своему подзащитному находиться рядом. И трое в черных накидках сначала долго перешептываются, потом уходят в совещательную комнату, а потом возвращаются и... отказывают! Притом в циничной форме, пообещав причину отказа огласить через пять дней!!!».

То есть пожилой заключенный даже во время судебного заседания не может воспользоваться своим правом сидеть рядом с адвокатом, а не в клетке, для полноценной защиты. Обратим внимание на это судейское обещание: сообщить причину отказа через пять дней. Через пять дней — это в субботу, 20 апреля, в день тишины перед вторым туром президентских выборов.

Судьи как будто цинично намекают, что начнут называть вещи своими именами и перестанут глумиться над правосудием только после того, как сменится президент…

Адвокат Ольга Головина сначала устно заявила, что это пытки по отношению к Михальчевскому. А потом подала письменное заявление о бесчеловечном отношении судей к ее подзащитному.

Петр Михальчевский обратился к коллегии: «Я понимаю, какое решение вы примете. Но не понимаю, на чем вы основываетесь. Сформулируйте, в чем моя вина. И не нужно писать эти глупости (а это глупости!), что национальные интересы Украины требуют моего содержания под стражей, в киевском СИЗО».

А 11 апреля Харьковский Апелляционный суд в очередной раз не стал рассматривать дело 84-летнего изобретателя Мехти Логунова, осужденного судом первой инстанции на 12 лет лишения свободы за «государственную измену». Заседание по делу одного из самых возрастных политзаключенных перенесли на полгода (!), потому что не был подготовлен зал заседания…

На днях был отстранен от должности харьковский судья Денис Невядомский. В свое время он вернул прокурору обвинительный акт по политически мотивированному делу оппозиционного депутата Харьковского горсовета Андрея Лесика и освободил политзаключенного из-под стражи. Против Невядомского завели дело по статье 375 УК (постановление судьей заведомо неправосудного приговора, решения, определения или постановления).

Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

ус
20.04.2019 15:39
Папанов на этот счёт очень красочно выражался
Очевидец
19.04.2019 14:22
Надя жжёт! Надя была бы лучше Зеленского.

Эксклюзив
18.09.2019
Алексей Чичкин
Заметки экономиста и публициста о пройденном и пережитом.
Фоторепортаж
20.09.2019
Подготовила Мария Максимова
Обновленный Музей обороны и блокады Ленинграда открыл двери для посетителей.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».