Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
21 января 2020
Бойня в Пешаваре

Бойня в Пешаваре

«Этих будем убивать потом!», - кричали боевики «Талибана» в адрес школьников младших классов
Икрам Сабиров
18.12.2014
Бойня в Пешаваре

Террористы «Талибана», ворвавшиеся 16 декабря на территорию школьного городка в Пешаваре, столице пакистанской провинции Хайбер-Пахтунхва, не выдвигали никаких требований и не пытались вступить в переговоры. Они сразу начали убивать. Детей.

Около полудня по местному времени переодетые в форму военнослужащих пограничного корпуса Пакистана боевики захватили в заложники около 500 учащихся и преподавателей одной из школ, после чего расставили на проходах мины-ловушки. Чуть позже начали расстреливать старшеклассников.

Спустя десять минут нескольким электронным СМИ Пакистана пришло сообщение от талибов: они заявляли, что ответственность за нападение на школьный городок берут на себя. В зданиях продолжали греметь выстрелы, обливаясь кровью, падали подростки, а про испуганных учащихся младших классов боевики кричали: «Этих будем убивать потом!».

Школа, которую атаковали талибы, была не совсем обычной. Расположенная в районе проживания военнослужащих армии Пакистана, она и финансировалась, и содержалась военными, их дети составляли большинство учащихся. Поэтому армия отреагировала молниеносно – примерно через тридцать минут после захвата школы боевиками группа пакистанского спецназа, взорвав часть стены одного из зданий, пошла в атаку. Не было классического штурма, антитеррористических хитростей и тактических изысков – бойцы спецназа шли почти в полный рост, живым щитом закрывая группы запертых в классах детей. А когда их спешно, на руках вытаскивали за стены школы, спецназ шел дальше.

Спустя несколько часов все было закончено.

Из пятисот захваченных талибами заложников спасти удалось 360 человек. 140, в числе которых 132 были детьми, погибли.

Найдено семь трупов террористов. Уйти, судя по всему, не удалось ни одному из нападавших. Школа превратилась в руины. В Пакистане объявлен трехдневный национальный траур.

Крупнейший за всю историю страны террористический акт всколыхнул Пакистан и соседние с ним государства.

События в Пешаваре премьер-министр Пакистана Мухаммад Наваз Шариф назвал «национальной трагедией» и заверил, что операция против «Талибана» будет продолжаться «до устранения последнего террориста». Крупнейшие исламские богословы назвали действия боевиков «мерзостью, ничего общего не имеющей с исламом». И даже те политические деятели, кто еще вчера предлагал договариваться с талибами об условиях «мирного сосуществования», единодушно назвали произошедшее «подлым нападением, ничего общего не имеющего ни с джихадом, ни с поведением мужчины и человека».

Трагедия не оставила равнодушными не только мусульманских соседей Пакистана. Десятки тысяч индусов, традиционно враждебных Исламабаду, выражали свое сочувствие. «Я решительно осуждаю подлое нападение террористов на школу в Пешаваре, - сказал премьер-министр Индии Нарендра Моди. - Это бесчеловечный акт неслыханной жестокости, унесший жизни самых невинных человеческих существ - маленьких детей». Индийский активист, выступающий в защиту прав детей, Кайлаш Сатьяртхи заявил: «Боевики, будь то «Талибан» или какие другие, которые убивают детей – враги человечества. Этот теракт – пятно на человечестве». А Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун призвал правительство Пакистана предпринять все усилия для того, чтобы привлечь виновных к правосудию.

Пакистанские же талибы говорят о том, что затеянная ими бойня в школе Пешавара – месть. «Мы выбрали школу, в которой учатся дети военнослужащих, потому, что правительство атакует наших детей и женщин, - заявил представитель «Талибана» Мухаммад Умар Хорасани. - Мы хотим, чтобы они чувствовали ту же боль, которую чувствуем мы».

Понятно, что под «атаками пакистанского правительства на детей и женщин» подразумевается операция армии по «зачистке» территории Северного Вазиристана, продолжающаяся с 20 июня нынешнего года с применением авиации, артиллерии и танков.

Что же такое Северный Вазиристан? Чтобы было понятно: наиболее подходящая аналогия этой территории - Чечня образца середины девяностых.

Помимо того, что там практически не действуют федеральные законы, что всем там заправляют вожди местных племен, Северный Вазиристан стал опорной базой пакистанского «Талибана». Причем – самой ортодоксальной его части, тех, кто присягал на верность еще мулле Омару, построившему в недолгий период своего правления в Афганистане такое средневековье, в сравнении с которым нынешнее «Исламское государство» в Сирии и Ираке – просто образец толерантности и политкорректности.

Длительное время пакистанские власти предпочитали не трогать это «змеиное гнездо». Из тех соображений, что местные талибы были «детищем» межведомственной разведки страны и периодически использовались как инструмент специальных операций против Афганистана, Ирана и Индии. И потому, что при помощи все той же межведомственной разведки Пакистана с лидерами талибов удалось договориться о чем-то вроде вооруженного нейтралитета. В обмен на их обещания не распространять свою деятельность на остальную территорию Пакистана им были обещаны определенная автономия и неприкосновенность.

Все изменилось после прихода к власти в прошлом году Пакистанской мусульманской лиги и избрания премьер-министром страны Наваза Шарифа. Новое руководство изначально делало ставку на переговоры с местными талибами. Они, эти переговоры, тянулись долго, и все время, пока они шли, в отношениях между Исламабадом и пакистанским «Талибаном» сохранялось определенное статус-кво. Пока не вмешались американцы.

Начиная с 2011 года, администрация США давила на Пакистан, требуя от него решительных действий в отношении талибов, находившихся на границе с Афганистаном. Требовала карательных операций в отношении «старого «Талибана», ортодоксов времен муллы Омара, поскольку с «новым «Талибаном» американцы уже договорились. И даже включили его, пусть и полулегально, в ту систему сдержек и противовесов, которую они создали в Афганистане.

Против «зачистки» протестовали пакистанская армия и разведка, но Наваз Шариф все же уступил давлению США, которые не просто «прессовали», но шантажировали возможными санкциями. И в начале лета нынешнего года масштабная «зачистка» в Северном Вазиристане началась.

Собственно, первая версия, которая была выдвинута после бойни в Пешаваре, заключалась в том, что операция в Северном Вазиристане развивается более чем успешно.

И нападение на школу – это акт отчаяния, своего рода агония пакистанского «Талибана», попытка «громко хлопнуть дверью» перед тем, как уйти в небытие.

Есть все основания полагать, что эта версия и станет основной, поскольку она политически выгодна и пакистанским властям, и Белому дому.

Для последнего, кстати, вся ситуация в Пакистане, в том числе и нынешняя трагедия - как нельзя на руку. США сейчас с полным основанием могут заявить: «Наша операция в Афганистане была успешной, «Талибан» агонизирует, но опасность еще до конца не ликвидирована. Надо теперь помочь Пакистану, что, соответственно, требует от нас и дальше остаться в регионе, да еще и увеличить там свое военное присутствие».

Но версия об «агонизирующем «Талибане» не имеет ничего общего с действительностью. И вот почему.

Руководству талибов и полевым командирам групп иностранных боевиков, действующим в Северном Вазиристане, изначально было понятно, что против правительственных войск им не устоять. Тем более что пакистанская армия подошла к операции предельно продуманно, заручившись если не поддержкой, то хотя бы нейтралитетом местных племен. На прошедшем в начале июня совете старейшин власти предупредили вождей о том, что нахождение иностранных боевиков в зоне племен, а также их поддержка повлекут за собой весьма серьезные последствия для самих этих племен. В ответ старейшины, взвесив реальный расклад сил, заявили, что они «против войны, и выступают за решение конфликта путем переговоров в соответствии с родоплеменными традициями». Дело доходило до того, что иностранных боевиков и активистов «Талибана» убеждали покинуть зоны племен прямо в мечетях, а над зданиями вывешивали пакистанские государственные флаги, сигнализируя, таким образом, о своей лояльности федеральному правительству.

В результате принятых мер, включавших в себя эвакуацию мирного населения из зоны предстоящей «зачистки», резко увеличилось количество перемещенных лиц. К концу июня нынешнего года Северный Вазиристан покинуло около 400 тысяч человек. В этой людской массе легко затерялись боевики, которые решили вырваться «на оперативный простор» Пакистана. «Талибану» и его союзникам удалось «рассредоточиться» по всей стране.

Пакистанский военный аналитик Хасан Аскари Ризви справедливо заметил, что «те, кто вырвался из Вазиристана, буквально за пару месяцев сумели создать подполье в других городах. Опираясь на помощь исламских экстремистов, они словно «растворились» в обществе и получили возможность осуществлять свои операции там, где им противостоит не сила армии с ее спецподразделениями, а достаточно слабые возможности полиции, не имеющей опыта борьбы с террористами».

Теперь пакистанские талибы, покинувшие Северный Вазиристан, вполне способны распространить свою деятельность на остальную территорию страны.

И, по большому счету, власти противопоставить им пока ничего не могут: традиционно полиция в стране гораздо слабее армии и разведки.

Но смысл, который талибы вкладывали в нападение на школу в Пешаваре, этим не исчерпывается. Устроенная ими бойня – это сигнал, посланный своим бывшим покровителям из пакистанской разведки и «спонсорам» из монархий Персидского залива. Своим «кураторам» они дали понять, что их рано списали со счетов и зря затеяли операцию по «зачистке» в Северном Вазиристане. Бойней в Пешаваре они послали сигнал о том, что у них еще вполне достаточно сил для того, чтобы создать своим бывшим кураторам массу проблем. А потому: «Делайте выбор, принимайте обратно на связь и используйте в операциях хотя бы против тех же Индии и Ирана». В отношении своих спонсоров из Саудовской Аравии, Катара, Кувейта и Объединенных Арабских Эмиратов смысл обращения был примерно такой же: «Мы отнюдь не разгромлены, у нас достаточно возможностей для диверсионно-террористической работы в самых сложных условиях, поэтому, если вы нас поддержите, то мы с радостью готовы отработать эту помощь».

Нет сомнений в том, что «работодатели» для талибов найдутся. То же «Исламское государство», стремительно набирающее силу и влияние в исламистских кругах, отрицает любые границы.

Как выразился один из лидеров «Исламского движения Узбекистана» Усман Гази в сентябре нынешнего года: «Исламское государство» свободно от патриотической или националистической повестки дня, вы можете увидеть там арабов, чеченцев, узбеков, таджиков, киргизов, русских и многих англоговорящих мусульман-моджахедов».

Не «спишут» их со счетов и бывшие спонсоры из Персидского залива – очень уж это удобный инструмент для разжигания суннито-шиитского противостояния. Талибам, безусловно, найдут применение. Если необходимо – то создавая «очаги напряженности» в суннитских областях Ирана. А нужно будет – то и в китайском Синьцзяне или в Средней Азии.

Поэтому кровавая бойня в пешаварской школе – это, к сожалению, не агония пакистанского «Талибана». А начало нового, международного этапа их деятельности.

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

var
23.12.2014 12:50
лесник, опять же, зависит от вводных.
Если содержание высчитывать из группы поддернжки (и прочих деятелей пятой колонны), то я бы даже не возражал. Считаем затраты по пятизвёздночному отелю востребованного курорта в сезон, включаем затраты на взыскание, корректируем с учётом увековеченной марксом нормы прибыли — и к исполнению.
var
23.12.2014 12:47
Думается мне, начинать надо не с собственно террористов, а с типо легальной группой поддержки.
В лучших традициях гуманизма запада: похищения и содержания в тюрьмах по типу гуантанамо, юез обременения себя формальностями типа предъявления обвинения или соблюдения конвенций.
Можно добавить местного колорита в виде пешего кандального этапа от Брянских лесов до Берёзова.
Ник К
23.12.2014 11:56
Это ждёт нас при такой политике.
лесник
20.12.2014 13:44
       Закон потому и закон, так как соблюдается законной властью.
    Другое дело совершенно неоправданно сохранение жизни бешенным ублюдкам и милость их пособникам. Недоносительство о готовящемся терракте должно строжайше наказываться вплоть до приравнения к наказанию за сам терракт.
совет
19.12.2014 17:06
Надо активнее перенимать опыт светоча демократии - Америки: тотальная прослушка и плата за доносы, аресты всех активов, похищения подозреваемых и нелояльных, внесудебное задержание и содержание годами в закрытых тюрьмах,пытки...и никаких ГУЛАГов!!!
злой
19.12.2014 17:02
Если террорист игнорирует Закон, то почему Закон должен соблюдаться по отношению к террористу и его подельникам, родственникам? Почему говорящие Ксюши так заботятся об убийцах детей?
ли
18.12.2014 19:36
Из простых фелахов Ю-ЭС-ЭС-сов-цы сформировали банду фашистских отморозков по своему образу и подобию..А разве солдаты Ю-ЭС-ЭС-сов-цев,их пытки и...не сходны со всеми деяниями талибан-фашистов..Подобное тянется к...

Эксклюзив
17.01.2020
Андрей Соколов
Почему оппозиция так переполошилась после Послания Путина?
Фоторепортаж
16.01.2020
Подготовила Мария Максимова
Дары, которые получали представители нескольких поколений семьи Романовых, сегодня можно видеть на выставке.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».