Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
19 октября 2019
Беслан: «работа над ошибками»

Беслан: «работа над ошибками»

Удастся ли развязать «кавказский узел» сепаратизма, религиозного экстремизма и бандитского беспредела?
Максим Кранс
01.09.2009
Беслан: «работа над ошибками»

Со времени трагических событий в осетинском городе Беслан прошло пять лет. Они для нас – не просто трагический эпизод затяжной войны с международным терроризмом. Потому что в данном случае речь идет не о боевых действиях противоборствующих сторон и неизбежных жертвах, а о массовом убийстве мирных людей, большинство из которых к тому же – ни в чем не повинные дети.

Когда прошёл первый шок, со всех сторон посыпались вопросы. Как такое могло случиться? Почему российские спецслужбы не сумели предотвратить теракт? С какой целью власти с самого первого дня вводили в заблуждение общественность – хотя бы в том, что касается числа заложников? Кто спровоцировал штурм школы? До сих пор далеко не на все эти вопросы даны ясные ответы, а можно ли, не зная всей правды, сделать правильные практические выводы?

Когда происходит очередной террористический акт, и политики, и общество начинают бурно обсуждать, кто же несёт ответственность за случившееся, обвинять конкретные структуры и чиновников в халатности и непрофессионализме. Так было и после Буденновска, и после «Норд-Оста», и после Беслана, и после подрыва «Невского экспресса». Такого рода анализ, наверное, нужен, но, по большому счету, малопродуктивен. Куда полезнее такая «работа над ошибками», которая бы сфокусировала внимание не на последствиях, а на тех источниках – идейных, духовных и материальных, что питают современный терроризм, на деловом обсуждении того, как их можно перекрыть.

Наверное, вот в чем наша главная беда: в двойственном подходе к трактовке событий, происходящих в мире и в нашей стране. Да и вообще, Россия уже давно живет как бы в двух измерениях. Одно – это то, что мы видим на ведущих телеканалах: великие стройки, обнадеживающие обещания наших лидеров, грандиозные планы инновационного переустройства экономики и, конечно, хроника российской «великосветской жизни». Другое – вымирающие деревни, растущая безработица, которая на деле далеко не соответствует официальной статистике, проблемы жителей моногородов, где единственное дающее им работу предприятие оказалось на грани банкротства, миллионы гастарбайтеров, лишенных в России элементарных человеческих прав, и вопиющая нищета российских окраин – северокавказских в том числе.

Если же говорить не о виртуально-телевизионном образе нашей современности, а о реалиях, то на том же Северном Кавказе власти уже полтора десятилетия борются с последствиями, но не с причинами сепаратизма, религиозного экстремизма, бандитского беспредела. А причины вроде бы очевидны и всем давно известны. И, в первую очередь, экономические.

Прежняя федеральная целевая программа «Юг России» на 2002-2006 годы, по признанию председателя парламентской комиссии по Беслану Александра Торшина, «толком не работает». Деликатная и очень емкая оценка.

Новая, принятая на срок до 2012-го, предусматривает пятикратное увеличение финансирования, но вот сдвинет ли она проблему с мертвой точки?

Южный федеральный округ буквально по всем социально-экономическим показателям продолжает занимать последнее место в России. Уровень безработицы там – самый высокий. И особенно в северокавказских республиках, где проживает около 18 миллионов человек, то есть каждый восьмой россиянин. Как отмечалось в докладе, представленном на слушаниях Общественной палаты РФ в Ессентуках осенью 2006-го, она охватывает там, как минимум, 10 миллионов работоспособного населения.

Возможно, это и преувеличение, так как всего в стране насчитывается чуть более 6 миллионов безработных. Но вот официальные данные, которые не могут не тревожить. Скажем, в столице Дагестана - Махачкале - численность «лишних людей» достигает 30 процентов, а в горных районах этой республики – 70-80. В Кабардино-Балкарии их 27 процентов, Карачаево-Черкесской Республике - 20, Адыгее - 16. В Чечне работу имеет лишь каждый пятый житель. И даже в относительно благополучной Северной Осетии трудоустроено только 40 процентов населения. Как отмечал бывший зампред председателя Госдумы и член Национального антитеррористического комитета Владимир Катренко, «в Южном федеральном округе как нигде существует жесткая взаимосвязь между экономическим и социальным развитием регионов. Проблема безработицы является питательной средой для терроризма».

По официальной статистике, средний уровень доходов на душу населения на Северном Кавказе вдвое ниже, чем в среднем по стране. В нищете и старики, и молодежь, которая, оканчивая школу, оказывается невостребованной, и никому не нужные специалисты, взрослые и сильные мужчины, обязанные кормить свои семьи. А ведь именно люди, лишенные возможности зарабатывать честным трудом, как известно, и пополняют ряды ваххабитов и боевиков. У них другого пути нет, только в горы.

Конечно, это не единственная причина.

Так, зампред комитета по законодательству, законности и местному самоуправлению североосетинского парламента Валерий Гизоев справедливо называет одним из факторов напряжённости в этом регионе коррупцию.

Он считает, и не без основания, что «все финансовые вливания в Северный Кавказ, направленные на поднятие экономики, под влиянием коррупционных процессов неэффективны. Часть из них, вполне возможно, достается боевикам, которые имеют возможность пользоваться также «добровольными пожертвованиями» и доходами от местного преступного бизнеса, а также получаемыми из-за рубежа, от курьеров, следующих через Грузию и Азербайджан».

А ещё – архаичная структура местной экономики, низкая эффективность системы управления, вопиющее социальное расслоение населения, дефицит высокопрофессиональных кадров и, в немалой степени – межнациональные и клановые противоречия в республиках региона. Как отмечает эксперт по стратегическому развитию Северокавказского региона Светлана Липина, «находящиеся у власти кланово-корпоративные сообщества - нередко сформированные по этническому принципу - монополизировали политические и экономические ресурсы, установили неформальные механизмы принятия политико-управленческих решений. Так, зачастую конфликты этнических и родовых кланов накладываются на заинтересованность этих сообществ в лице местных властей на поддержание «управляемой нестабильности» с целью сохранить и расширить объемы трансфертов из Федерального центра».

Решение проблемы Северного Кавказа лежит не только и не столько в политической, сколько в экономической плоскости. Межнациональные и межклановые вопросы центральной власти не удавалось решить еще со времен «покорения Кавказа» Российской империей в позапрошлом веке. Да и нынешней власти, судя по всему, пока это не под силу. Более того, она, видимо, и не очень-то представляет, как это возможно сделать. И в Москве, увы, нет ясного представления, что нужно там предпринять для того, чтобы выправить ситуацию в этом регионе.

Все попытки «Центра» справиться с проблемами в этом регионе с треском провалились.

Вспомним хотя бы «ингушский оффшор», за счет которого избранные чиновники и бизнесмены сколотили себе огромные состояния, а население республики ровным счётом ничего для себя не получило, иные программы и прожекты в соседних республиках.

Недавно президент Дмитрий Медведев пообещал, что в ближайшее время будет принята специальная федеральная целевая программа по социально-экономическому развитию Ингушетии. Но не окажутся ли и на сей раз бюджетные миллиарды в чужих карманах? Далеко не факт.

…После той трагедии бесланских школьников спасали, как говорится, всем миром. Лечили, выводили из состояния стресса, отвлекали и развлекали. Словно пытались загладить свою вину за то, что не смогли уберечь их от взрослых «разборок». Урок невыносимый – как для них, так и для нас, и, не приведи Господь, пройти его ещё раз. Но вот поможет ли «работа над ошибками», которую государство и общество вело все эти годы, оградить наших детей от повторения пройденного? Да и все ли уроки Беслана были учтены? Как показывает практика – нет. А без этого любые попытки разрубить или – что мудрее и дальновиднее – развязать «кавказский узел» изначально обречены на неудачу.

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

ву
02.09.2009 19:26
До сих пеор нен поняли ктоь главныйзаказчик подоннко из сру и их шестёрки.
Людмила
02.09.2009 17:01
Следует обозначить мудреца(ов), который завязал кавказский узел. "Лечили, выводили..,отвлекали, развлекали" - отрабатывали (планируемую) "работу над ошибками".

Эксклюзив
15.10.2019
Матвей Славко
На кончину легендарного космонавта Алексея Леонова.
Фоторепортаж
16.10.2019
Подготовила Мария Максимова
По всей стране проходит фестиваль «Наука 0 +».


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».