Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
15 декабря 2018

Товарищ барон

Памяти легендарного русского аристократа Эдуарда фон Фальц-Фейна
Владимир Малышев
04.12.2018
Товарищ барон

В корпусной церкви Суворовского училища в Санкт-Петербурге состоялась панихида памяти этого легендарного русского аристократа, на средства которого эта церковь была восстановлена. Фальц-Фейн был из рода обрусевших немцев, и, как отмечали его биографы, несмотря на немецкую фамилию и приставку «фон», более русского человека душой трудно было представить. Его отец Александр Эдуардович – брат основателя знаменитого заповедника «Аскания-Нова – был агрономом, мать Вера Николаевна — из семьи русских генералов и адмиралов Епанчиных. Родственные узы связывали Эдуарда Александровича также с Достоевским и Набоковым.

Скончался он 17 ноября на 106 году жизни при драматических обстоятельствах. Утром в его доме в Вадуце случился пожар, и барон попросту задохнулся. Прибывшие пожарные обнаружили его уже мертвым. Если бы не трагический случай, то этот эмигрант из России, который до последних дней сохранял энергию и ясность ума, вполне мог бы поставить рекорд по продолжительности жизни в современной Европе. Но и без того Эдуард Александрович прожил долгую, яркую и совершенно невероятную жизнь.

Родился Фальц-Фейн 14 сентября 1912 года в селе Гавриловка в Херсонской губернии. В 1917 году в Петрограде, еще ребенком, он стал свидетелем Октябрьского переворота. После революции его семья была вынуждена бежать из своего прекрасного поместья в Аскании-Нова. Осталась одна только бабушка, которую большевики потом расстреляли.

Фальц-Фейн получил прекрасное образование во Франции, где оказался на попечении своего деда, чудом уцелевшего генерала Епанчина, директора Пажеского корпуса, в здании которого сегодня в Петербурге и размещается Суворовское училище, и автора известной у нас книги «На службе трех императоров».

В конце концов, юный барон очутился в Лихтенштейне, где благодаря невероятной энергии, уму и предприимчивости разбогател, начав, как он сам написал в своих воспоминаниях, с торговли открытками для туристов. На родину он впервые попал только в 1980 году, и сделал для нее много полезного.

Увлекающийся спортом барон в 1932 году выиграл велогонку среди студентов, и стал чемпионом Парижа. В 1936 году эмигрант из России создал в Лихтенштейне Олимпийский комитет и команду для участия в зимней Олимпиаде 1936 года. Во время Второй мировой войны было не до спортивных состязаний, и барон решил заняться туризмом. Начав, как мы уже упоминали, с открыток, открыл в центре Вадуца магазин сувениров, перед которым останавливаются все туристические автобусы, и вскоре стал «королём сувениров».

Выходец из России был также знаменосцем сборной Лихтенштейна на зимних Олимпийских играх 1956 года в Кортина-д’Ампеццо и на летних Играх 1972 года в Мюнхене. Ему удалось поднять спортивный уровень страны, и в 1980 году в Лейк-Плэсиде «самая маленькая страна» получила золотые медали в горнолыжном спорте.

Кстати, бароном Эдуард Фальц-Фейн стал только в Лихтенштейне. В 1936 году Большой совет княжества голосовал: принять ли этого молодого человека, бывшего подданного Российской империи и потомственного дворянина, в число своих граждан. Проголосовали, чтобы принять. Однако, согласно традиции, дворянин должен был иметь титул. Так, Эдуард Александрович и стал бароном, получив этот титул от правящего тогда монарха Франца I.


Связи с Родиной

Когда Эдуарду было 11 лет и его семья еще жила во Франции, он узнал, что в Ниццу пришел пароход из России. Он сел на велосипед и поехал в порт. «Эй, я тоже русский!» – крикнул он матросам. А в ответ услышал: «Убирайся отсюда, сволочь эмигрантская!». Домой мальчик пришел в слезах…

Прошло много лет. Первыми гостями из СССР в его сувенирном магазине стали Сергей Михалков и Агния Барто, которые приехали в Швейцарию на съезд детских писателей и зашли купить марки. Но тогда общаться с эмигрантами гости из СССР побаивались. В 1975 году на аукционе в Монте-Карло барон познакомился с Ильей Зильберштейном, которого Государственная библиотека имени Ленина послала на аукцион купить уникальное русское издание XVIII века из коллекции Дягилева-Лифаря. Зильберштейн опоздал, торги были закончены, книгу уже купил барон. Однако Эдуард Александрович охотно подарил книгу Зильберштейну для библиотеки в Москве. Так, случай все-таки приблизил барона к России, и вскоре он смог попасть на родину.

Накануне Олимпиады 1980 года в Международном олимпийском комитете решался вопрос, кому они достанутся: Лос-Анджелесу или Москве. Будучи долгое время бессменным президентом Олимпийского комитета Лихтенштейна, Фальц-Фейн перед голосованием убедил каждого из членов МОК дать шанс Москве.

А министру спорта СССР Сергею Павлову, возглавлявшему советскую делегацию, он сказал: «Что ты нервничаешь? Иди спать. Завтра ты получишь свою Москву».

Так и вышло. Олимпиаду отдали Москве и в благодарность Сергей Павлов лично организовал неофициальный визит барона в Советский Союз, что было по тем временам чем-то невероятным: «белых» эмигрантов в СССР тогда ни под каким видом не пускали.

Эдуарду Александровичу было уже под семьдесят, когда он впервые смог попасть на родину.

Он решил восстановить имя Фальц-Фейн на юге, в их заповеднике Аскания-Нова, а имя Епанчи́н — на севере, в Санкт-Петербурге. Стал курировать Суворовское училище (бывший Пажеский корпус), возвращал на родину, казалось, безвозвратно утерянные сокровища русской культуры.

На Никольском кладбище Александро-Невской лавры эмигрант не нашел могилы своих предков – адмиралов Епанчиных, и тогда отправился в Адмиралтейство. Там его принял сам адмирал Владимир Самойлов, который сидел в своем кабинете под картиной Айвазовского «Наваринское сражение».

На первом плане там изображены два корабля – «Елена» и «Проворный», которыми командовали два брата, адмиралы Епанчины – герои Наварина. А потому, прощаясь, Самойлов сказал гостю: «Не волнуйтесь, товарищ барон, когда вы приедете в следующий раз в Петербург, могилы ваших предков мы приведем в порядок». И он сдержал свое слово: могилы восстановили…


Дары России

А сам барон восстановил, но уже за границей, могилы дочерей Достоевского. Могила первой дочери писателя, которая умерла в Швейцарии в возрасте трех месяцев, пропала. В Европе существует традиция: надгробие через 30 лет убирают, если никто не заплатит. Соня простудилась во время прогулки и умерла от воспаления легких. Фальц-Фейн с профессором А. Натовым с трудом разыскали место, где она была похоронена. Барон заплатил за 30 лет вперед, и восстановил надгробие. Когда он клал на могилу ребенка цветы, он сказал: «Самое маленькое надгробие и самое большое имя на этом кладбище». То же самое он проделал и с надгробием Любови Достоевской в Италии.

Как следует из Википедии, крупным даром барона своей Родине стала часть ценнейшей библиотеки Дягилева-Лифаря. Вместе с писателем Юлианом Семеновым они решили создать Международный комитет по возвращению русских сокровищ на родину. Барон принял непосредственное участие в возвращении праха Федора Шаляпина в Россию. Он также выкупил фамильные реликвии Шаляпиных и подарил их Музею Шаляпина в Петербурге. По его ходатайству Германия вернула в Царское Село единственное, что удалось найти от легендарной Янтарной комнаты — комод красного дерева и одну из четырёх флорентийских мозаик.

Благодаря стараниям Фальц-Фейна в 1990-х годах за границей возникли сразу два русских музея. В 1994 году он открыл Музей Суворова в Гларусе, в швейцарском городке, где останавливался великий русский полководец во время своего Швейцарского похода.

Он несколько лет подряд устраивал для туристов экскурсии через перевал Кинциг, шел впереди всех дорогой Суворова и его чудо-богатырей. И, как признавался, сам чувствовал себя в этот момент Суворовым!

В сентябре 1995 года с его помощью появился музей Екатерины II в Германии, на её родине, в маленьком городке Цербсте. Эдуард Александрович договорился с бургомистром, что город отреставрирует здание под музей, а барон отдаст из своей коллекции экспонаты, связанные с Екатериной II, в том числе ее уникальный портрет.

Важнейшая его акция — организация передачи России знаменитого «архива Соколова». Эти следственные документы по делу об убийстве царской семьи в Екатеринбурге много лет пролежали в Канаде, у родственников умершего Соколова. На аукционе «Сотбис» по их продаже ни у кого не хватило денег, чтобы их выкупить. Тогда барон нашел выход.

«Когда мы встречались здесь с премьером Черномырдиным, — вспоминал он, — я снова напомнил ему о просьбе князя Лихтенштейна о возвращении ему домашних архивов, захваченных в 1945 году Красной армией в Австрии в качестве военного трофея. Архивы продолжали считать трофеем на протяжении полувека, хотя ясно, что это не так — княжество не участвовало в войне, сохраняло нейтралитет. Премьер внимательно выслушал мои аргументы и заметил, что „надо что-то дать взамен“, то есть сделать какой-то подарок. По моему совету, князь за 100 тысяч долларов приобрел бумаги Соколова, а я договорился об обмене их на его архив».

В Петербурге барон внёс значительный вклад в восстановление Мальтийской капеллы и корпусной церкви, и стал главным инициатором того, что в Санкт-Петербургском Суворовском военном училище появилась самая лучшая в военно-учебных заведениях России корпусная церковь, и вскоре откроется кадетский музей.

По его инициативе были сделаны две точные копии пажеской униформы с музейных экспонатов. Поэтому не случайно почётному гостю была предоставлена честь открытия первой экспозиции кадетского музея. А позднее барон получил от президента РФ орден Дружбы.


Чудо Аскании-Нова

Много сил Эдуард Александрович приложил для восстановления созданного его предками знаменитого заповедника Аскания-Нова близ Херсона, который сегодня находится на территории независимой Украины. Место, где со временем возник всемирно известный заповедник, было передано в наследное владение немецкому герцогу Фридриху Фердинанду Ангальт-Кеттенскому российским императором Николаем I. Когда в 1856 г. герцог умер, наследники продали его колонисту Фридриху Фейну за 1,5 млн золотых марок.

Новый хозяин быстро навел порядок в Аскании, и превратил убыточное ранее хозяйство в богатейшее поместье. Вскоре Фридрих Фейн выдал единственную дочь за своего незаменимого помощника саксонца Иоганна Готтлиба Фальца, и три сына от этого брака стали носить двойную фамилию Фальц-Фейн. Один из них, Эдуард Иванович, и стал отцом создателя первого российского заповедника.

С годами имение богатело и разрасталось. В период сельскохозяйственных работ на полях было занято около 1,5 тыс. сезонных рабочих. Для постоянных работников были построены кирпичные дома, почта, больница, школа, церковь, мастерская с паровым двигателем. Позже появились телеграф, телефон, водопровод и даже собственная электростанция. Фальц-Фейны были дружны с Толстым, Достоевским, Набоковым. В их доме гостило множество выдающихся людей, наведывался из Феодосии Айвазовский.

Википедия сообщает также, что в Аскании-Нова обитало 58 видов млекопитающих и 154 вида птиц, добрая половина которых была доставлена с других континентов. В заповеднике была сохранена для человечества вымирающая лошадь Пржевальского. Много было сделано и для спасения беловежского зубра. Общее количество животных в местном зоопарке доходило до 2 тысяч.

Весной 1914 г. Асканию-Нова посетил Николай II. Фридрих Эдуардович долго водил гостя по своим владениям. Царь очень заинтересовался, задал массу вопросов. Позже он восторженно писал вдовствующей императрице: «Удивительное впечатление, точно картина из Библии, как будто звери вышли из Ноева ковчега».

Вернувшись в Петербург, Николай II подписал указ о возведении Ф.Э. Фальц-Фейна в потомственное дворянство. Это был единственный случай за всю российскую историю, когда дворянство было пожаловано за любовь к животным.

Однако вскоре грянула революция, и в России воцарился хаос. Сам хозяин заповедника был арестован большевиками по нелепому подозрению в шпионаже в пользу Германии. В Бутырской тюрьме Фальц-Фейн пробыл несколько месяцев, после чего в августе 1918 г., благодаря протестам ученых-биологов, был освобожден. Не став испытывать судьбу, он сразу же уехал в Германию вместе с семьей, в том числе и с маленьким Эдуардом.

Спустя три года большевистский комиссар Зитте, управлявший в то время Асканией, приказал вскрыть все гробы предков семьи Фальц-Фейнов, высыпать их содержимое в яму, а все украшения и мраморные памятники в церкви уничтожить. Сама церковь и склеп были превращены в картофелехранилище.

Уже после развала СССР барон попытался восстановить на «незалежной» былой заповедник, но из этой попытки у него тогда ничего не вышло. Вложенные им для этого деньги попросту разворовали…


Русский аристократ

Эдуард Александрович Фальц Фейн обладал внешностью настоящего потомственного аристократа. В бытность свою премьером, Евгений Примаков, чтобы облегчить ему поездки в Россию, выдал барону «бессрочную» визу. При пограничном контроле всегда была заминка, такого паспорта еще не видели, думали, что это подделка. Звали старшего офицера. Тот приходил, узнавал барона в лицо: «Здравствуйте, Эдуард Александрович!».

Вокруг сразу собиралась толпа. Рассматривали и восхищались его необыкновенной внешностью: прекрасный загар во время зимы, шикарная шуба, медальный профиль, а на пальце – старинный фамильный перстень, запах хорошего парфюма. Настоящий русский аристократ, каких в современной России никто не видел…

Но, разбогатев благодаря собственной предприимчивости, на себя барон тратил немного. Говорил: «Я для себя – жадный». По свидетельству автора написанной о нем в России книги «Барон Фальц-Фейн. Жизнь русского аристократа» Надежды Данилевич, шесть теплых месяцев году он ходил в спортивной одежде, в «поло», затрапезных «единственных» серых брюках из мягкого вельвета или в шортах. Любимая обувь его была туфли «Эспадриль» китайского производства по три доллара за пару. Ел тоже очень мало, приходил в ужас, когда видел роскошно накрытый стол…

«Но вот, что важно, – с удивлением отмечала автор, которая много с ним общалась, – даже в старых шортах и стоптанных мокасинах – он настоящий барон. Есть во всем его облике большое нравственное достоинство».

А это, добавим, является свидетельством яркой, красивой, полной глубокого смысла прожитой жизни, в которой он, безжалостно выброшенный за границу революцией, ограбленный и униженный, снова сумел подняться, а потом сделал немало для своей любимой России…


Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Светлана*
07.12.2018 0:51
haron
06.12.2018 11:20

"А вообще откройте учебник истории за 6-10 классы освежите-ка память"

А зачем...когда есть первоисточники...Смотрите на проблему не снизу...посмотрите на нее беспристрастно, поднимитесь выше...вы ж даже не поняли, что лично к барону ничего не имею, мне даже как и вам приятно на душе когда пишут-по доброму о человеке, а не через призму замочной скважины...не все ж они нелюди...я ж совсем о другом...просто вы не поняли...и конечно, русы никогда не жили в шалашах...такую историю нам написали немцы...
haron
06.12.2018 11:20
Свете. Дамочка не судите о людях по глубоко укоренившемуся коммунистическому принципу, что до 17 года жили в шалашах, ели кору и гадили под себя. При Романовых Россия только увеличивала свою территорию и зону влияния. А вообще откройте учебник истории за 6-10 классы освежите-ка память.

Настоящий аристократ духа. Сколько таких уехало или погибло в кровавые 20е. Про могилы вообще..нет слов. Правильно Сталин эту "ленинскую гвардию" к стенке поставил.
владимир
06.12.2018 11:08
Александру. Спрашиваете: "Во что и в кого он верил?" А разве не ясно? Верил этот барон в Россию, откуда его безжалостно изгнали, и всю жизнь помогал ей по мере сил. Как сказано: "Судите по делам их". Сколько сейчас олигархов разбежалось по европам? Что они делают для России, где разбогатели?
Ан.Ан.
05.12.2018 10:12
Много сделал для России Человек. А где же министерство культуры?
Светлана*
05.12.2018 2:57
Ребята, давайте уж не будем в наше время говорить о том, как становятся аристократами "благодаря собственной предприимчивости" ... все мы теперь уже знаем как это происходит...развал СССР все нам показал, как становятся аристократами...вспомните и давние времена, что предшествовало тому, как сели на русский престол якобы "Романовы", вспомните те страшные времена, как подкупили продажную верхушку, а до этого нас разоряли крестовыми походами...вот источник богатства...и тогда было так , и сейчас...до сих пор своей исконной истории не знаем, ибо нам ее написали немцы...вот и он из тех потомственных немцев, с фамильной приставкой "фон", род военных...все немцы отлично себя чувствовали в России при своих же немецких императорах, "русских" царях...
Да, все миллиардеры ходят дома по-домашнему...и в спортивных костюмах, и в майках, и бывает дырявых носках, они ж тоже люди....их статус от этого не страдает, но на людях "шикарная шуба, медальный профиль, а на пальце – старинный фамильный перстень, запах хорошего парфюма". Забудьте о уникальной предпринимательской жилке, нет ее на самом деле...Россию как грабили, так и грабят...
Александр
04.12.2018 14:53
Это обьективная сторона. А вот, что было внутри? Какими убеждениями, какими чувствами руководствовался этот действительно потрясающе красивый человек? Во что и в кого он верил? И чему и кому не верил? Как внутренне рос в своей жизни? Вот это на самом деле интересно. Но мы можем об этом только догадываться.
Виталий
04.12.2018 13:25
Что сказать ?
СПАСИБО за память о НАСТОЯЩИХ РУССКИХ !!!
Денис
04.12.2018 12:30
Смотрел о нем репортаж по ТВ. Удивительный был человек. Господь в рай определит, обязательно. Жаль в правительстве нашем таких не видно. Даже под микроскопом.

Эксклюзив
09.12.2018
Игорь Друзь
О вредных иллюзиях некоторых российских публицистов и экспертов.
Фоторепортаж
10.12.2018
Подготовила Мария Максимова
В Выставочных залах Сытного двора в Коломенском проходит выставка, посвященная Александру I.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».