Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
30 ноября 2020
Яик уходит в бездну…

Яик уходит в бездну…

К 125-летию со дня рождения замечательного писателя и критика Валериана Правдухина
Татьяна Корсакова
02.02.2017
Яик уходит в бездну…

Он один из тех ярко живших последних «детей разночинцев», которые были готовы к революции и сразу приняли ее – долгожданную, мощную, великую... Для этих людей совершенно естественным и желанным было наименовать вооруженный переворот Великой Октябрьской социалистической революцией.

Они жили по ее, революции, законам. Служили ей верой и правдой. Правдухин был не только литератором – вместе со своей женой писательницей Лидией Сейфуллиной он работал в политпросвете и детских домах, спасал беспризорников от голода, а Михаила Булгакова – от завистников, он создавал журнал «Сибирские огни» и великолепную эпопею о яицких (уральских) казаках «Яик уходит в море», писал о Пильняке, Эренбурге и Пушкине. И погиб Правдухин-правдолюбец через год после столетия со дня гибели Пушкина – на полигоне «Коммунарка» под Москвой. От пули… «защитников революции».

О, сколько нам открытий чудных готовят просвещенья дух… и опыт… и гений… и случай…

Таким чудным – и почти случайным, хотя и гениальным открытием стало для меня не так давно прочтение романа Валериана Правдухина «Яик уходит в море». Мне он, роман этот, даже показался не вполне оконченным, хотелось узнать что-то новое о героях – отчаянных храбрецах, упертых путаниках, не шибко образованных, но ярких личностях. Но эпопея о судьбе жителей казачьего поселка Соколиный – не станицы даже, а поселка! – так и окончилась, как заканчивается порой человеческая жизнь, почти внезапно. А продолжить было уже некому.

Чего Валериану Павловичу не простили, сказать невозможно, как невозможно охватить взглядом всю страшную ложь тех нескольких оголтелых лет. В один и тот же день, 28 августа 1938 года, у одного и того же рва расстреляли таких разных наших сограждан, как писателя Валериана Правдухина и актрису Белгоскино Галину Егорову, профессора Московского нефтяного института имени Губкина Александра Притулу и директора строительства брикетной установки на деревообделочном комбинате Якова Проскуровского, зам. директора Всесоюзной книжной палаты при ЦИК СССР Ивана Прусова и зам. начальника Центрального управления движения Наркомата путей сообщения Александра Пуриса, и всех за участие в контрреволюционной, а то и террористической организации. И это, разумеется, далеко, далеко, далеко не полный список…

Революция, по всей видимости, не смогла смотреть в наивные глаза своим преданным детям и закрыла их навсегда. Это случается почти с каждой революцией.

А ведь Правдухин в семнадцатом так радовался тому, что успел, что ему только 25, и вся жизнь впереди, и ее открыто можно посвятить работе для народа!

К своему первому значительному юбилею Валериан Павлович для человека не самого блестящего происхождения – он был сыном священника, – совершить успел довольно много: получил диплом народного учителя по окончании Оренбургской мужской гимназии, работал учителем в Акбулаке, участвовал в конце 1913 года во Втором Всероссийском съезде учителей, выступал там, потом печатал статьи в педагогическом журнале, три года учился в знаменитом московском учебном заведении – народном университете имени А.Л. Шанявского, дворянина, генерала и золотопромышленника, оставившего свои немалые средства делу просвещения народа. Был замечен неистовый Валериан, как его звали иногда в память о Белинском, и в движении социал-революционеров, то есть эсэров.

К 1919 году Валериан Павлович остепенился – женился – и определился как политический деятель: поработал заведующим политпросветом в Челябинской области. Там, в промышленном, старинном рудокопском крае он трудился уже вместе с супругой Лидией Сейфуллиной, писательницей. Лидия Николаевна, возможно, кому-то казалась более успешной, чем он, и по жизни, и в писательском труде – одна ее «Виринея» чего стоит.! Эту кровь от смертельного ранения, смешанную с материнским молоком, вовек не забудешь. Но мало кто знает, что все произведения именитой писательницы, однажды посмевшей поспорить с самим Сталиным, подвергались бережной редакторской правке со стороны мужа, а «Виринею» из повести в драму они превращали вместе.

Но все это делалось в свободное от работы время.

Перед супругами, настроенными чрезвычайно активно, лежало раскрытое революцией поле народной жизни, которое следовало засеять тем, что Некрасов в свое время назвал «разумным, добрым, вечным».

И они оба стали создавать библиотеки, театры, кружки, клубы, библиотеки, специальные читальни с «посадочными местами», чтобы народ садился и читал, ликвидировали беспризорничество – устраивая детские дома, и безграмотность – работая в системе ликбеза, а также выступая перед рабочими и красноармейцами; затем организовали народный университет, где Валериан Павлович читал лекции по классической литературе. Потом супруги Правдухины-Сейфуллины отправились в путь по революционной стране: Новониколаевск (Новосибирск), Москва, Ленинград, снова Москва…

Правдухин стал профессиональным критиком, возглавил отдел литературной критики в одном из новых журналов. Вступил в литературное объединение «Перевал», в которое входили Александр Воронский, Артем Веселый, Иван Катаев, Михаил Пришвин, Анна Караваева, Александр Малышкин, Эдуард Багрицкий, Дмитрий Кедрин и другие. Целью объединения стало превращение «убогой» литературы современности в истинно коммунистическую. Пресловутый РАПП давил на «перевальцев», как каток на кучки дымящегося асфальта при прокладывании новой дороги…

Отдыхать приходилось редко. И в эти драгоценные недели Валериан с женой старался уехать на Урал – ревущую по весне и ангельски спокойную в зной реку своего детства.

В 1929 году – его еще называют «годом перелома» – Правдухин собрал целую экспедицию, которая отправилась в лодочный поход по Уралу. Каждому предполагаемому участнику Валериан Павлович направил написанное поэтическим языком приглашение: «…Что делать тому, кто не может жить без девственной природы, кто должен хоть раз в год слышать ее голос? Ответ один: тот должен ехать на реку Урал! …»

Участвовал в путешествии на лодках по Уралу и Алексей Толстой, оставшийся чрезвычайно довольным как самим лодочным походом, так и теми уникальными записями для романа о Петре Великом, которые он сделал на берегах Урала в старообрядческих казачьих поселениях. Правдухин сам вел предварительные переговоры со знаменитым писателем. Потом писал об этом брату: «Собирается со мной Алексей Толстой. В это воскресенье еду к нему в Детское Село окончательно выяснять вопрос. Парень подходящий».

Это о красном-то графе – «подходящий парень»…

В эти годы, впрочем, как и всегда, Валериан Павлович писал урывками – чаще всего не в унисон с продвинутыми собратьями по перу. Такова была и повесть «Гугенот из Териберки». Этот поселок на берегу Баренцева моря благодаря тому, что повесть печаталась в 1931 году в журнале «Ленинград», стал широко известен в СССР. Критика обрушилась на повесть Правдухина незамедлительно. И… «Отдельной книгой повесть «Гугенот из Териберки» так и не была издана, - пишет современный исследователь творчества писателя Н.М. Щербанов. - По жанру это социально-философская повесть. …Есть определённая перекличка «Гугенота из Териберки» с почти одновременно созданными произведениями М.А. Булгакова и А.П. Платонова, особенно с повестью последнего «Котлован» (опубл. 1988). У этих произведений разный сюжет, иной образный строй, поэтика и стиль. Но их роднит общий трагизм, резко отличный от большинства парадных и радостно-праздничных творений того времени».

Сборник В. Правдухина «Годы, тропы, ружье» называют охотничье- этнографическим. Может быть, в какой-то мере это и так. Но к роману Правдухина «Яик уходит в море» такое определение не прилепишь – это результат творчества большого писателя.

Есть литературные произведения настолько живые, что они входят в жизнь читателя и властно располагаются в ней как страницы его собственной биографии. Таков и главный роман Валериана Правдухина, посвященный жизни яицкого казачества в последней трети XIX века.

Но не только мощью вольных казацких характеров привлекает роман. Он очень близок современному русскому читателю извечным нашим столкновением честного труженика и хапуги, труда и капитала, справедливого устройства общества и дикого капитализма… И кто победит в этом столкновении, неизвестно.

А как точно обрисован приезд в Уральск, столицу Уральского казачьего войска, наследника престола! Как готовилось к событию местное чиновничество! Сколько глупости, сколько низкопоклонства оно проявило! Тут не только наряды шились к балу – тут целые бульвары насаживались привезенными из местного редколесья молодыми деревцами, которые сразу же под суховеем и засыхали… И невольные зрители казуса – казаки и их дети, конечно же, замечали всю эту неправду и смеялись над ней.

Таков был и сам Правдухин.

Не только творчеством, но и всей своей жизнью он старался оправдывать свою фамилию и сопротивляться неправде.

В 37-м выступил в защиту Михаила Булгакова, которого власть то гоняла по кругу, то привлекала, а практически все собратья по перу и вовсе никогда не щадили. А ведь Булгаков, считал Правдухин, виртуозно владел теми качествами, которые так нужны были обновляющейся русской литературе – «хорошим, крепким и ясным стилем, острой наблюдательностью, способностью к выдумке». Может быть, именно это припомнили при аресте и длившихся больше года допросах Валериану Павловичу, может, другое. Только не дали ему пожить на свете в ясном и полном света мире, который он так любил. Прожил писатель всего 46 лет.



Специально для «Столетия»


Статья опубликована в рамках социально значимого проекта «Россия и Революция. 1917 – 2017» с использованием средств государственной поддержки, выделенных в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 08.12.2016 № 96/68-3 и на основании конкурса, проведённого Общероссийской общественной организацией «Российский союз ректоров».




Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Боброк
05.02.2017 17:30
Классический пример свершившегося возмездия Божия. За хулу на Царя,за воспевание богоборческой власти и революции сей писатель получил пулю от воспеваемого им палача с усами. По человечески невинен-по Божьему Суду - виновен. Будем надеяться что страданьями очистился.

Эксклюзив
30.11.2020
Татьяна Ольхова
В год 75-летия Победы в Орле появились «коллекционные» марки с изображением… А. Гитлера.
Фоторепортаж
24.11.2020
Подготовила Мария Максимова
К 175-летию со дня рождения императора Александра III.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».