Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
4 декабря 2020
Дворцы для народа

Дворцы для народа

Свои творения архитектор С.А. Каллистратов создавал на века.
Наталья Дегтярева
06.11.2015
Дворцы для народа

Сын священника села Коренское Рыльского уезда Курской губернии Семен Каллистратов мог бы пойти по стопам отца и старшего брата – стать священником. Или землемером по окончания Курского землемерного училища, в которое поступил в 1894 году. Но удивительным образом он сумел окончить Лозаннский университет, получить диплом инженера-строителя, и стать выдающимся архитектором, творения которого меняли облик провинциальных российских городов, становились их архитектурными символами, объектами культурного наследия.

Здания, построенные по проектам Семёна Каллистратова, и сегодня украшают улицы Геленджика и Новороссийска, где молодой Каллистратов служил городским архитектором после окончания университета в Швейцарии, и Саратова, куда Семёна Акимовича в 1911 году пригласила Городская Управа на должность городского архитектора.

В конце жизни Семен Акимович Каллистратов запишет в дневнике: «Архитектурные сооружения, в особенности общественного характера, предназначены для того, чтобы обслуживать людей в течение веков, и потому они должны быть красивы».

Это итог его многолетних размышлений и главный принцип, которого Каллистратов придерживался всю свою творческую жизнь.

Ни один альбом, путеводитель по Саратову не обходится без изображения миниатюрного дворца с устремленным в небо шпилем на перекрестке центральных улиц города – Саратовской консерватории. Между прочим, первой консерватории в российской провинции. На этой же улице, что и консерватория, располагается гостиница «Волга» – еще одно красивейшее и уникальное здание, пожалуй, тоже первое в своем роде в российской провинции. Сто лет назад оно было построено по каркасно-монолитной технологии. Пустотелые перекрытия обеспечивали постояльцам самую эффективную на тот момент звукоизоляцию. Автор проектов обоих зданий –архитектор Семен Акимович Каллистратов.

Как выглядел еще один шедевр Каллистратова, саратовское молодое поколение может только догадываться. Хотя здание и сегодня еще располагается на углу улиц Кутякова и Университетской. Парадность его подчеркивалось симметричным фасадом с двумя коринфскими полуколоннами. Главный вход объединялся с широким арочным окном с наличником с замковым камнем. Выше – еще одно широкое окно с маскароном на замковом камне. За окном – парадная лестница… Настоящий дворец! Только проектировалось и строилось здание как учебное начальное заведение и восемьдесят лет исполняло это свое предназначение. Увы! Всю эту красоту теперь можно рассмотреть только на баннерах, прикрывающих разрушающееся здание школы № 99. Десятилетия непрекращающейся эксплуатации общеобразовательными учреждениями, всегда, при любом режиме, плохо финансируемыми, привели к тому, что в 1996 году здание начало оседать и рассыпаться. Попытки общественности и обещания городских властей спасти этот объект культурного наследия до сего дня результатов не принесли.

Хотя спасти это здание было бы необходимо не только как памятник архитектуры.

К слову, все здания, выстроенные по проектам Каллистратова в Саратове, кроме этого, сохранились и все причислены к объектам культурного наследия.

Но сохранить здание старой школы стоило и потому, что она и другие школы-дворцы Саратова являются памятниками и иного рода: они представляют образец общественного радения за свое будущее.

К началу ХХ века быстро развивающемуся промышленному, купеческому Саратову катастрофически не хватало школ. При населении около 130 тысяч человек в Саратове было всего 24 школы, в которых могли учиться лишь 4 104 человека. Саратовская городская Дума немало делала для решения проблемы. И, наконец, в 1908 году было принято решение о введении в Саратове в течение 10 ближайших лет всеобщего начального образования, и с этой целью Городская Дума одобрила план размещения новых школ, главной целью которого был охват отдаленных от центра районов города.

Городские архитекторы получили задание разработать два – как сейчас сказали бы, типовых – проекта школьных зданий: двухэтажного на 500 учащихся и трехэтажного – на 750 человек. Определялось, что в школах для соблюдения всех гигиенических условий должны быть просторные классы, высокие потолки, широкие коридоры-рекреации… И хотя было особо оговорено, что «каждое сооруженное здание будет служить исключительно для надобностей народного образования», архитекторы, разрабатывая на основе «типового» для каждой новой школы отдельный, собственный проект, стремились, не превышая отпущенный бюджет, придать зданию красоту и величие, подчеркнув тем самым величие и значение образования.

В Саратове даже укрепился местный термин – «школа-дворец». Каждая школа-дворец, спроектированная и возведенная, в том числе и С.А. Каллистратовым, становилась украшением города.

Школьное строительство шло быстрыми темпами. Даже военные события 1914 года не снизили эти темпы. Но 8 января 1915 года стало известно, что Правительство отказывается удовлетворять ходатайства о пособиях и ссудах на построение школ. Перед Городской Думой встали вопросы: следует ли продолжать школьное строительство? Сколько школьных зданий необходимо выстроить в 1915 году? Где брать средства? Городской Голова на заседании Думы рассказывал, какой разговор был у него в столице, в Министерстве народного просвещения, когда там отказали в пособии: «Ну, а если мы достанем денег … в частных кредитных учреждениях на постройку школ, можем мы надеяться, что после войны мы получим от казны пособия и ссуды на построенные уже здания?». «Это вполне возможно, - ответили ему, - Подайте соответствующее ходатайство. Министерство отнесется к нему вполне благоприятно». И далее говорил он, что найти наёмные помещения для тех городских школ, что уже заняты войсками и лазаретами, ни за какие деньги нельзя. Войска уйдут, но лазареты останутся до окончания войны и даже после её окончания на некоторое время, и если не выстроить школьные помещения, 1500 учащихся останутся за дверями школы.

Доводы, которые звучали далее в дебатах думцев, стоят того, чтобы их прочли и нынешние их коллеги, настолько современно они звучат.

«Мы переживаем такое время, что народное образование и народное здравие особенно ценны. Они залог того, что мы оправимся от последствий войны»; «Говорят, война, но воевать надо и с невежеством, это не меньший враг»; «Чем больше будем откладывать, тем дороже нам будет обходиться всякого рода строительство… Мы будем богаты, когда будем грамотны»; «Как можно играть назад в таком важном, государственном, святом деле? Народного образования не может приостановить и война».

Позже Семен Акимович Каллистратов запишет в своем дневнике: «Архитектура любой эпохи того или иного народа определяется культурным уровнем этой эпохи и этого народа».

Вероятно, не случайно именно в той деятельной, гражданственно-возвышенной атмосфере, которую переживал Саратов в начале прошлого века, всего за семь с небольшим лет архитектор Каллистратов смог создать прекрасные здания, во многом изменившие лицо города. Деятельный, творческий, не боящийся брать на себя ответственность и честно исполняющий свой долг – именно такой городской архитектор нужен был в тот момент стремительно развивающемуся, стремящемуся стать подлинным культурным центром российской провинции городу. Таким и был Семен Каллистратов.

…В Новороссийске, где архитектор начинал свою профессиональную деятельность, где провел последние годы жизни и похоронен, так же, как и в Геленджике, где он построил столько прекрасных дач, к сожалению, сохранилась малая часть его архитектурного наследия. Пожар унес уникальный деревянный театр Новороссийска, возведенный Каллистратовым. Разрушена и теперь восстанавливается по авторским рисункам церковь, построенная им на Тонком мысу в Геленджике. Разрушены или переделаны до неузнаваемости многие построенные по его проектам особняки-дачи. Хотя «каллистратовский» почерк можно еще рассмотреть в сохранившихся деталях старых зданий, нет-нет да и мелькнут подковообразные окна, элегантно оформленные веранды и лоджии… Обидно, что в экспозиции краеведческого музея Геленджика, в котором Каллистратовым было построено так много очаровательных курортных особняков, об архитекторе нет никаких сведений, лишь его рисунок церкви на Тонком мысе – и больше ни одного упоминания.

По-иному обстоит дело в Саратове.

В 2010 году здесь был создан Фонд гражданского строительства и экспертизы, которому решено было дать имя одного из лучших архитекторов города – Семёна Акимовича Каллистратова.

Архитектору вторично повезло с городом и с инициативными и неравнодушными людьми, формирующими его атмосферу. Благодаря председателю фонда Якову Стрельцину в Саратов попали мебель из квартиры архитектора, его личные вещи, книги из его библиотеки, эскизы проектов, документы, письма, бережно сохранённые потомками Каллистратова – московской художницей Светланой Николаевной Калистратовой и доцентом Российской академии музыки им. Гнесиных Мариной Александровной Дроздовой. Получив мемориальную коллекцию, Фонд передал её в Саратовский краеведческий музей. И теперь каждый его посетитель может побывать в рабочем кабинете С.А. Каллистратова, рассмотреть его рукописи, рисунки. А потом прогуляться по городу и по новому рассмотреть творения Каллистратова.

А в конце октября 2015 года, опять же по инициативе и при поддержке Фонда гражданского строительства и экспертизы и лично Я.С. Стрельцина, в Саратове вышла замечательная книга «Дворцы и замки архитектора Каллистратова». Автор – известный саратовский краевед Вячеслав Давыдов по крупицам, рассеянным во многих десятках документов в Государственном архиве Саратовской области, не только восстановил саратовский период профессиональной деятельности замечательного архитектора, но и описал события и атмосферу, царившие в Саратове в начале XX века. Книга закачивается дневником, записями для себя самого Семена Акимовича Каллистратова. Одна из последних: «Человек по своей природе свободолюбив, и мысль его не должна быть скована какими-либо догмами…».

Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

ВЕРА Виктору
13.11.2015 0:11
\\в этом преуспели и родные дворяне,выезжающие на "воды" за рубеж.\\
Но многие, посетив Европу, прозревали.
Виктор
09.11.2015 22:59
//Начиная с 17-го века мировая история усиленно формирует мнение о вечной отсталости России//------Но в этом преуспели и родные дворяне,выезжающие на "воды" за рубеж.
ВЕРА Виктору и др.
09.11.2015 20:32
\\Но есть ли хоть один человек в СССР,трудами которого вы восхищаетесь?\\
Конечно. Земля русская рождает таланты не зависимо от общественно-политического строя.

ВАР, если я правильно поняла ваш как всегда замысловатый текст, то ДА.
Начиная с 17-го века мировая история усиленно формирует мнение о вечной отсталости России, только не отвечает на вопрос, как же этому народу "нищему, необразованному и вечно голодному" удалось создать такую громадную державу.
var
09.11.2015 17:32
ВЕРА, Вы хотите сказать, что не в «советские годы» платёжеспособного спроса на распространение догмата об «отсталости» России не существовало?
Виктор
08.11.2015 23:11
Вере. Да достойный человек. Но есть ли хоть один человек в СССР,трудами которого вы восхищаетесь?
ВЕРА
06.11.2015 16:45
Не устаю восхищаться дореволюционным прошлым нашей Родины и её людьми.
"Каллистратов запишет в своем дневнике: «Архитектура любой эпохи того или иного народа определяется культурным уровнем этой эпохи и этого народа».
Как хорошо сказано! Все советские годы нам внушали мысль об отсталости России и её лапотном необразованном населении, а в дар получили такое громадное прекрасное наследие!!!
Не ценим!?
Анатолий Поляков
06.11.2015 14:05
"В конце жизни Семен Акимович Каллистратов запишет в дневнике: «Архитектурные сооружения, в особенности общественного характера, предназначены для того, чтобы обслуживать людей в течение веков, и потому они должны быть красивы»."

И сегодня актуально - разве олигархи, для которых в лесопарках строятся дворцы, нелюди?

Эксклюзив
01.12.2020
Елена Бондарева
Поэзия русской Сербии. К 100-летию Русского исхода.
Фоторепортаж
03.12.2020
Подготовила Мария Максимова
В Эрмитаже проходит выставка изделий фирмы Карла Фаберже.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».