Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
24 августа 2019
В поисках единства

В поисках единства

Заметки на полях хроники XV Международного съезда славистов
Наталья Масленникова
22.11.2013
В поисках единства

О значительном событии нынешнего года напомнила только что изданная хроника XV Международного съезда славистов, который впервые принимал Минск. 2013 год во всех славянских странах проходит под знаком 1150-летия начала славянских трудов свв. Кирилла и Мефодия: именно в 863 г. святые братья отправились в Великую Моравию со словом Христовым, принялись за работу по переводу богослужебных книг на славянский язык.

Программа минского форума включала 594 доклада и выступления представителей 35-ти стран мира (все славянские страны, большинство западноевропейских, а также Австралия, Канада, США, Япония и др.). Труды 730 славистов мира представлены в сборнике тезисов докладов XV Международного съезда славистов, опубликованном академическим издательством «Беларуская навука», кроме того, издательство выпустило сборник докладов белорусской делегации, сборник избранных докладов белорусских участников предшествующих съездов и сборник докладов зарубежных участников различных съездов славистов, посвященных проблемам изучения белорусского языка.

Торжественное открытие съезда состоялось в центральном концертном зале “Минск”. Вступительная речь председателя Международного и Белорусского комитетов славистов, члена-корреспондента НАН Белоруссии А.А. Лукашанца прозвучала как призыв к началу плодотворной работы учёных. Приветственное слово президента Белоруссии А.Г. Лукашенко участникам съезда огласил первый заместитель главы администрации президента А.М. Радьков. В Приветствии президента, в частности, было отмечено: «Славянский мир — наше общее духовное Отечество, которое объединяет миллионы людей. На ученых-славистов возложена почетная миссия: беречь и умножать сокровища мудрости и культуры, содействовать распространению знаний о славянских народах. Вы с честью выполняете ее и поддерживаете огонь, который зажгли первые просветители святые Кирилл и Мефодий.

Символично, что местом проведения юбилейного форума выбрана Беларусь — сердце славянской цивилизации, которая вносит весомый вклад в сохранение ее ценностей и идеалов.

Белорусы берегут это наследие и всегда помнят о том, что только понимание уникальности каждой нации и ее духовных достояний не даст братьям-славянам потерять себя в глобализованном мире».

Участников съезда приветствовали также заместитель председателя Президиума НАН Белоруссии, председатель Оргкомитета съезда, академик В.Г. Гусаков, министр образования С.А. Маскевич, министр культуры Б.В. Светлов. Приветственное слово его высокопреосвященства митрополита Минского и Слуцкого, патриаршего экзарха всея Белоруссии Филарета участникам съезда зачитал клирик Могилёвской епархии протоиерей Георгий Соколов. С пожеланиями плодотворной работы к участникам съезда обратился католический архиепископ Минско-Могилёвский Тадеуш Кондрусевич. Приветствия министра науки и образования Болгарии А. Клисаровой и Фонда «Славяне» участникам съезда зачитал профессор З. Захариев. На открытии съезда прозвучали также приветственные выступления председателя Национального комитета славистов РФ, академика РАН, директора Института русского языка РАН А.М. Молдована и председателя Германского комитета славистов, профессора Г. Геншеля. Завершилось торжественное открытие съезда концертом Белорусского академического народного хора им. Г.И. Цитовича.

Пленарное заседание открыла бывший Чрезвычайный и Полномочный Посол Польши в Республике Беларусь, профессор Э. Смулкова, которая прочитала на польском языке доклад на тему «Язык как предмет и фактор интеграции (исследование белорусско-польско-литовского пограничья)». Профессор А. Макмилин (Великобритания) выступил по-белорусски на тему «Язык, история и пространство в белорусской литературе». Затем прозвучал доклад заместителя председателя Международного и Белорусского комитетов славистов, профессора Г.А. Цыхуна «Аспекты славянской ареальной лингвистики» (на белорусском языке).

На наш взгляд, всё же странно, что на пленарном заседании съезда славистов в Белой Руси не нашлось места докладу на языке русском — общем и едином литературном языке триединого русского народа — великорусов, белорусов и малорусов, одном из рабочих языков славистических форумов.

Между тем, по мнению одного из авторов «Столетия» А. Полозова, «в последнее время в Белоруссии в сфере языковой политики происходят процессы, которые, на первый взгляд, не поддаются какой-либо логике, порой воспринимаются населением с юмором и, кажется, не связаны между собой, однако при более внимательном анализе становится ясно, что все они — звенья одной цепи и служат долгосрочным целям ослабления позиций русского языка».

Разумеется, честного учёного такая политика не может не огорчать, и ущемление положения русского языка в Белоруссии, как и на Украине, приведёт лишь к снижению общекультурного, интеллектуального уровня населения, которое, отойдя от литературного русского языка, окажется просто-напросто оторванным от колоссального, общего для русских, украинцев и белорусов, духовного наследия.

Очевидно, что агрессивное, искусственное разрушение русского языкового союза на восточнославянском пространстве работает исключительно на разобщение славянского племени.

К сожалению, так и не было реализовано в пленарном формате высказанное на одном из заседаний Президиума Международного комитета славистов (август 2009 г.) предложение члена МКС, профессора С. Гайды (Польша) посвятить несколько пленарных докладов истории славистики и славистической науки. К примеру, даже на пленарном заседании XIV Международного съезда славистов в Охриде (БЮР Македония) македонской проблематике был посвящен только доклад Т. Стоматоского «Развитие македонского литературного языка», а среди прочих был представлен и доклад с общеславянской проблематикой: «Пути славистики в современном мире», прочитанный А.М. Молдованом, естественно, на русском языке!

Особенно досадным видится вышеуказанное обстоятельство в связи с тем, что в нынешнем году широкая славянская общественность отметила 90-летие академика РАН Н.И. Толстого, не только многолетнего председателя Российского комитета славистов, но и члена Белорусской академии наук, получившего творческий импульс для развития новой отрасли науки этнолингвистики (дисциплины «на стыке» лингвистики и этнографии) именно в Белоруссии, в знаменитых Полесских экспедициях, автора многочисленных работ по изучению полесских говоров, этнографии, духовной культуры, инициировавшего в начале 80-х гг. работу над Полесским этнолингвистическим атласом. Между прочим, в словаре Толстого «Славянские древности» (В 5 тт. М. 1995-2012) значительное место отведено белорусскому материалу, так же, как и в «Этимологическом словаре славянских языков» академика О.Н. Трубачёва. К съезду в Минске Российская государственная библиотека подготовила специальное издание: «Академик О.Н. Трубачев. XV Международному съезду славистов. В поисках единства», куда, в частности, вошёл очерк Трубачёва об этногенезе белорусов; тираж был доставлен в Минск и распространён среди участников съезда. Отметим попутно, что российскую науку представляли 70 учёных. Сборник докладов делегации РФ уже вышел в издательстве «Древлехранилище» (Москва).

Основную научную программу съезда составили следующие мероприятия: 15 секционных заседаний, сгруппированных в рамках трех главных направлений — «Языкознание» (7 секций); «Литературоведение, культурология, фольклористика» (7 секций); «История славистики» (1 секция); 2 круглых стола, посвященных проблемам изучения жизни и деятельности Ф. Скорины и Т. Шевченко. Круглый стол по Скорине, очевидно, был организован в связи с его 530-летием (предположительно учёный родился в 1482/84 г.). Русский первопечатник Франциск Скорина впервые издал Библию на русском языке в Праге (1517-1519), «БИВЛИЯ РУСКА выложена доктором Франциском Скориною из славного града Полоцка, Богу ко чти и людем посполитым к доброму научению» — значится на первой странице первой книги. А продолжал свою книгоиздательскую деятельность в Вильне. Уроженец древнего Полоцка, в те времена входившего в состав Великого княжества Литовского, Русского и Жемайтского, он поднял искусство кириллической книги на уровень мировых достижений своего времени. Не случайно В.В. Стасов называл его издания славянскими эльзевирами. Не без основания считается, что на территории нашего Отечества (Империи Российской, СССР), в Вильне, именно он издал первую печатную русскую книгу церковнославянский «Апостол» (1525). В языке книг Скорины отразились элементы западно-русских говоров, славянизмы и полонизмы.

Творчество Франциска Скорины важно прочесть и в контексте современной глобально-информационной эпохи. Своими трудами он включил Русский мир в единое информационное пространство Европы, его усилиями Русь вошла в гутенбергскую эру книгопечатания.

И хотя Скорина не был признан на Москве, а Библия его была даже сожжена «за многая лютерская противность», непреходящим останется в истории русской культуры, письменности, книгопечатания значение великих трудов просветителя бурной «эпохи титанов», когда в Европе одновременно жили и творили Коперник и Макиавелли, Томас Мор и Леонардо да Винчи, Питер Брейгель, Тициан и Монтень, Эразм Роттердамский и Рафаэль Санти, Мюнцер и Микеланджело, Лукас Кранах и Кальвин, Лютер и Колумб, Максим Грек и он — Франциск Скорина... Московский первопечатник Иван Фёдоров следовал в полиграфическом деле традициям Скорины, особенно после переезда в 1568 г. в Великое княжество Литовское. Трудился в Заблудове, Вильне, Остроге, Львове, где и похоронен; современники звали его «друкарь Москвитин». Ну а теперь, понятно, он стал на Украине «украинским первопечатником», хотя до образования УССР его вроде бы «не делили», впрочем Львов — это Галиция! Характерно, что до 1917 г. и Скорина фигурирует как «русский учёный» (Брокгауз и Ефрон), и только после 1924 г., когда Полоцк, его родной город, был включён в состав Белорусской ССР, Скорина как бы был отдан вместе с Симеоном Полоцким, св. Ефросинией, св. Кириллом Туровским, крупнейшим древнерусским мыслителем… на откуп новоявленной «самостийной» белорусской культуре (Шчакацiхiн М. Гравюры i кнiжныя аздобы ў выданнях Францiшка Cкорина // 400-лецце беларускага друку. Менск, 1926). В приказном порядке от партийных органов начался бурный процесс белорусизации, однако, прекращенный в конце 30-х гг. Но, как видим, возрожденный с начала 90-х гг. Дивны дела твои, Господи! В сумбурном ХХ веке из общего контекста целостных славянских национальных культур (прежде всего, русской, сербской, чешской) так сказать по территориальному признаку были вырваны не только отдельные их деятели, но и путём изменения административного устройства, — скажем, Российской империи, превращение России из унитарного государства в федеративное СССР или Королевства Сербов, Хорватов, Словенцев (Югославия) в ФНРЮ (позже СФРЮ), когда были проведены границы «социалистических республик» по живому телу русского и сербского народа, — возникли новоявленные народы из населения той или иной исторической области (провинции) и поименованы по географическому названию. Так был расчленён народ русский и сербский. Вероятно, частичные предпосылки к этому были (особенности исторического развития), однако, агрессивные проекты и пропаганда Запада ещё в XIX в., горлопанистая суета пятой колонны, особенно на фоне поступательного движения идеи славянского единства, а в перспективе возможного Славянского союза (см. Н.Я Данилевский «Россия и Европа»), активно проникали в славянское тело, усиленно работая на его расчленение.

И сегодня, после развала СССР или Югославии мы являемся свидетелями парадоксальных явлений, когда то одной, то другой культуре из «новых» вменяется тот или иной носитель традиционной культуры.

И пример Скорины, конечно, далеко не одинок. И Мицкевича, по месту рождения — фольварк Заосье Новогрудского уезда Литовской губернии, писавшего исключительно по-польски, кое-кто записал в белорусские поэты, да и Достоевского по происхождению (отец из пинской шляхты, а фамилия от с. Достоева в Пинском повете, где проживали предки писателя) в перестроечном угаре так же попытались объявить белорусским писателем. И консервативного русского историка М.О. Кояловича, уроженца Гродненской губернии, более половины жизни прожившего в Петербурге, занимавшегося культурно-политическими вопросами Западной Руси естественно на русском языке, автора замечательного труда «История русского самосознания», тоже по месту рождения объявляют белорусским учёным! Или, к примеру, сербский писатель Иво Андрич, лауреат Нобелевской премии, о котором, помнится, всерьёз говорила одна «славистка» аккурат году в 1992, что родился он в Боснии, долго жил в Загребе и стал большим сербским писателем, так вот он и принадлежит всем трем (?) литературам. А уж Петра Петровича Негоша, крупнейшего сербского поэта, сегодня черногорцы (типичное название народа – сербов – по территориальному признаку, соответствует нашему — сибиряки-русские), верно, считают отцом-основателем «черногорской литературы», а как быть с представителями династии Неманичей, происходившими из той же Черногории, основателями средневековой Сербской державы? Или Ян Коллар — в Австро-Венгрии «знаменитый чешский-славянский поэт» (Брокгауз и Ефрон) уже в чехословацкий политический период становится словацким поэтом, потому как родом он венгерский словак, а уж теперь в эпоху «независимой Словакии» — поэт словацкий, хотя и писал по-чешски, а жил в Пеште и Вене и т.д. Фактически доходит просто до смешного. Так новосозданная усилиями коммунистов-брозовцев македонская национальность, разумеется, должна была получить не только «самостийный» язык (который и по сей день некоторые сербские и болгарские лингвисты рассматривают соответственно в качестве диалекта своих языков), но и свою отдельную культуру, надо было как-то заполнить лакуну. И вот, историю македонской литературы ведут от… Климента Охридского, одного из учеников Кирилла и Мефодия, только потому, что тот жил и трудился в Охриде, кстати, на протяжении истории переходившего то к Сербии, то к Болгарии, то к Византии. И Кузман Шапкарёв и братья Миладиновы, знаменитые болгарские фольклористы, тоже стали достоянием «македонской культуры», и Скендербега не могут с албанцами поделить… Вся эта перекройка и перестройка напоминает некое вавилонское столпотворение на пространстве славянского культурного поля, ничего подобного не наблюдается в романо-германском мире. Подобного рода издержки происходят, конечно, от бедности новопровозглашенных «национальных» культур, являющихся результатом дробления культур традиционных, исторически сложившихся в единые крупные национальные организмы, обнаруживающие в своем единстве продукт живого многообразного целого. И опять-таки перед нами одна из форм гибкой информационной войны, направленная на разобщение, рассечение единого этноса, вызывающая напряжение и взаимные обиды, порой доходящие до непримиримого противостояния между братскими народами (и, по сути, внутри одного народа), спутывающая учёные карты и приводящая к странным «научным» выводам.

Кажется, и решению провести на Минском съезде круглый стол именно памяти Т.Г. Шевченко в связи с грядущим 200-летием поэта, но отнюдь не М.Ю. Лермонтова (в 2014 г. мировая культурная общественность отметит его 200-летие) способствует та же самая информационная битва.

Разумеется, никто не против проведения юбилея Шевченко. Он, конечно, фигура достаточно распропагандированная, хотя, по сути, — весьма маргинальная. Хорошо известны критические оценки его опусов, данные В. Белинским, М. Драгомановым, Н. Гоголем… Бесспорно, «Кобзарь» — любопытный литературный опыт, не менее занимателен таковой, скажем, хорватского писателя М. Крлежи, в своё время написавшего на кайковском диалекте (который к тому же больше тяготеет к языку словенскому, чем к хорватскому) «Балладу о Петре Керемпухе», но продолжившего свое творчество все же на литературном, как он тогда назывался, сербохорватском языке, и небезуспешно. Кстати и Шевченко писал свой дневник, а это, так сказать, «летопись сокровенная» на… литературном русском языке. Ещё Гоголь заметил, когда ему предложили познакомиться с поэзией Кобзаря, что «там много дёгтя». Но что там Гоголь. Президенты РФ и Украины приняли решение о совместном праздновании юбилея Т.Г. Шевченко, что, однако, вызывает недоумение у некоторых представителей российской общественности: «…большее опасение вызывает российская активность в подготовке к [этому] юбилею, который в начале ближайшей весны может заглушить до полного безмолвия ожидаемые Лермонтовские торжества, — пишет литератор С.А. Сокуров. — Более трёх лет тому назад президенты России и Украины выступили с совместным заявлением о подготовке к празднованию в марте 2014 года 200-летия со дня рождения Т.Г. Шевченко. Русскому читателю понаслышке известно о нём, как об украинском поэте, равном признанным вершинам национальных литератур иных народов. Притом, средний русский читатель принимает такую оценку на веру, прочитав 2-3 стихотворения «украинского поэтического гения» в переводе. Но в полном объёме своего творчества, в подлинниках, Шевченко, эта искусственно «раздутая» величина в поэзии, предстаёт хулителем Бога и России».

И зачем в таком случае нам Шевченко?

Возможно, беспокойство С.А. Сокурова вполне правомерно: ведь лишь два года назад в день 170-летней гибели Лермонтова, 27 июля 2011 г., мало какое из либеральствующих СМИ вспомнило, кто, «по праву гения, продолжил после чёрного 1837 года благородное дело зачинателя современной русской литературы». Кстати, в последние годы и Пушкинский праздник более чем скромно отмечается в СМИ, когда, казалось, например, ТВ канал «Культура» мог бы отдать в этот день все время вещания Пушкину, ведь проблематика отечественной и мировой пушкинианы неисчерпаема. Во всяком случае, пока СМИ хранят молчание по поводу подготовки празднования юбилея Лермонтова (Указ Президента РФ Медведева был подписан 24 мая 2011 г., создан Оргкомитет; правда, на днях мелькнуло сообщение, что губернатор Московской области А. Воробьёв предложил сделать центром торжеств Дом-музей Лермонтова Середниково).

А ведь следовало бы объявить 2014 г. — годом М.Ю. Лермонтова.

Так что, не только в Минске, но пока и в Москве предпочтение отдают украинскому песнику — будто чьё-то незримое перо водит по славянскому полю, выписывая свои политические кренделя. Как раз именно Лермонтовский юбилей мог бы стать объединительным торжеством для Малой и Великой Руси, хотя бы потому (исходя из большевицких и необольшевицких принципов «творцов новых культур»), что поэт дважды побывал у угодников Божиих в Киеве, молился в первом русском монастыре, дивной Успенской Киево-Печерской Лавре. Да и Белая Русь, думается, охотно присоединилась бы к торжествам, все же там процесс белорусизации (по подсчётам социологов ¾ населения республики говорит на литературном языке, выросшем на основе московского говора, а по мнению Н.С. Трубецкого, русский литературный язык — прямой наследник кирилло-мефодиевской традиции) имеет значительно меньший успех, чем украинизация в Малороссии. И не о русификации, не об имперских традициях речь, но о строго научном подходе, чуждом преходящим потребностям сиюминутной политики, об уважении к собственной истории и культуре, о вкусе к подлинности. И что-то не слыхать было на Москве о 120-летнем юбилее (2011 г.) Максима Богдановича, классика белорусской литературы, хотя Российская Федерация и Белоруссия постепенно движутся к созданию Союзного государства.

К другим удручающим курьёзам Минского съезда следует отнести и отсутствие специального круглого стола, посвященного гениальному сербскому поэту, митрополиту и правителю Черногории Петру II Петровичу Негошу, 200-летие которого пришлось на 1/14 ноября 2013 г. А ведь отношения Белоруссии и Сербии переживают в последнее время новый подъём, слава Богу. В марте 2013 г. В Минске с официальным визитом побывал Президент Республики Сербии Б. Николич, только вот говорили оба президента всё больше о торговле, об экономике. Вопросам культуры места было уделено мало, может быть, поэтому и забыли про Негоша? Впрочем, есть тут и политическая подоплёка. Во-первых, с Сербией, а не с Черногорией, уже почти вступившей в ЕС, сотрудничает белорусский президент. После отделения Черногории от Сербии, и достижения ею «вожделенной самостийности» обнаружилось стремление присвоить Негоша «черногорской литературе», да и преподают там на «черногорском языке», который вполне официально называют «матерни (родной) jезик» — трудно себе представить более ущербный провинциализм. Впрочем подобная ситуация наблюдалась и в Боснии, особенно после аннексии Австрией Боснии и Герцеговины (1908), а сегодня там тоже официально говорят не по-сербски, но на боснийсокм языке (босански /бошњачки jезик), который ныне, помимо традиционных турцизмов, обильно приправляют и арабизмами (в Боснии растёт процент арабских переселенцев).

Лермонтов, Негош, академики Н.И. Толстой, О.Н. Трубачёв, профессоры К.К. Трофимович (Львов), уникальный специалист по сорабистике, которому в 2013 г. тоже было бы 90, Б. Бялокозович († 2010), выдающийся польский литературовед, переводчик Л.Н. Толстого, славист, 80-летие которого минуло в 2012-м, академик П. Ивич, крупнейший сербский лингвист, ему в 2014-м тоже исполнилось бы 90 — вот имена для докладов пленарного заседания, для «круглых столов» — гордость славянской культуры и науки, её вклад в общечеловеческую духовную копилку!

И всё же — на съезде обсуждались крупнейшие проблемы мировой славистики (25 тематических блоков), прошли заседания 35-ти комиссий, аккредитованных при МКС: Комиссия по славянской ономастике, Комиссия по церковнославянским словарям, Комиссия по славянскому словообразованию, Комиссия по сопоставительному исследованию славянских литератур, Фразеологическая комиссия, Комиссия по славянской лексикологии и лексикографии, Комиссия по социолингвистике, Комиссия по терминоведению, Комиссия по славянским литературным языкам, Этнолингвистическая комиссия и целый ряд других.

Многочисленные презентации крупных славистических проектов и книжных изданий приятно разнообразили работу форума. Книжная выставка, подготовленная к съезду, представила свыше тысячи славистических изданий, вышедших за последние 5 лет в 35-ти странах мира.

Особенно впечатляющими стали стенды Польши, Украины, РФ и Белоруссии. К числу знаковых изданий можно отнести, к примеру, «Atlas gwar wschodnioslowianskich Bialostocczyzny» (в 10 тт. Варшава, 1980-2012), 21 том (из 30-ти запланированных к изданию) «Большого академического словаря русского языка» (М., 2004-2013), 3 тома (из 20-ти запланированных к изданию) «Словника украінськоі мови» (Киев, 2010-2013), фундаментальный «Энцыклапедычны слоўнік рэлігійнай лексікі беларускай мовы» (Минск, 2013), коллективную международную монографию «Славянская лексикография» (М., 2013). Все книги по окончании выставки в соответствии со сложившейся традицией были переданы библиотеке страны-организатора съезда: Центральной научной библиотеке им. Якуба Коласа Национальной академии наук Белоруссии.

Участники съезда посетили Заславль, Мир, Несвиж, Новогрудок, Полоцк (любопытно, что в Хатынь возили только немецких славистов). Итоги работы съезда подвёл выступивший на его торжественном закрытии А.А. Лукашанец. Он поблагодарил Правительство Республики Беларусь, министерство образования, культуры, информации, иностранных дел, а также Академию наук Белоруссии, членов МКС и всех участников за помощь в подготовке и проведении форума славистов. «Особенно приятно отметить, что программа съезда вызвала интерес не только у непосредственных участников форума, но и в научной среде Беларуси. Постоянными слушателями были сотрудники гуманитарных институтов НАН Беларуси, преподаватели гуманитарных факультетов университетов и простые люди, проявляющие интерес к славянским языкам, литературам и культурам. Работа проходила при переполненных аудиториях. Это говорит об актуальности тематики», — отметил А.А. Лукашанец. Он вручил верительные грамоты председателям комиссий при МКС на новый 5-летний срок работы, сообщил о решении МКС провести XVI Международного съезд славистов в 2018 г. в Сербии и о назначении председателем Международного комитета славистов сербского ученого Бошко Сувайджича.

Хроника съезда опубликована в № 3 ежеквартального журнала «Сацыялогія. Социология. Sociology» (с. 139-141) Белорусского государственного университета. 

Специально для Столетия


Материалы по теме:

Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
20.08.2019
Алексей Байлов (Россия), Ярослав Дворжак (Чехия)
События в Чехословакии: взгляд через полвека.
Фоторепортаж
17.08.2019
Алексей Тимофеев, Елена Безбородова (фото)
Здесь, на далёком Севере России, – один из важнейших наших духовных центров.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».