Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
25 октября 2020
По силовому сценарию?

По силовому сценарию?

О возможности реинтеграции северного Косово
Петр Ильченков, собкор «Столетия» в Белграде
21.05.2009
По силовому сценарию?

«Кирпич ни с того ни с сего никому и никогда на голову не свалится». Каждый «счастливый случай» надо долго и вдумчиво готовить. Впрочем, особое старание ни к чему, если вот уже который раз повторяется один и тот же сценарий.

Есть в США такая «интересная» организация - Military Professional Resources Inc. (сокращенно Military Professional Resources Inc). Это частная военная компания, созданная в 1987 году восемью бывшими высокопоставленными офицерами Вооружённых сил США. Инструкторы компании прославились в девяностые, когда подготовили операцию «Олуя» - «Шторм», в результате которой перестала существовать самопровозглашенная Республика Сербская Краина, а Хорватия превратилась в единое и практически моноэтническое государство.  

О роли MPRI в тех событиях далекого 1995 года известно уже давно. Стоит отметить, что MPRI - лишь одна из многочисленных фирм, которые с помощью инструкторов и наемников выполняют для правительства США наиболее грязную работу. Всего в США ныне действует более 35 фирм, которые предоставляют услуги подобного рода в Африке, Латинской Америке, на Ближнем Востоке и на периферии Европы – на Кавказе и на Балканах. Наиболее известные из них - это «Kellog Brown и Root», «TRW», «SAIC», «ICI» и «Logicon». Корпорации эти тесно связаны с крупным американским бизнесом и в то же время частенько задействуются в интересах федерального правительства. Места управленцев и инструкторов занимают старшие офицеры армии США, а непосредственную работу «в поле» и по подготовке «дружественных сил местных правительств» выполняют бывшие военнослужащие элитных частей армии США. Опору на наемников и инструкторов из этих частных фирм ярко демонстрируют следующие цифры - в 1991-м в ходе «Войны в заливе» 1 «частный солдат» приходился на 50 регулярных солдат западной коалиции. Уже спустя 5 лет в Боснии соотношение числа наемников к числу официальных служащих силовых структур возросло в 5 раз и составляло - 1 к 10.  

После падения Сербской Краины и союзного сербам мусульманского образования в Западной Боснии организация MPRI не ушла из региона. Именно ее специалисты занимались подготовкой «прозападных» сил безопасности в Боснии. В 1998-1999 гг. специалисты MPRI и еще одной корпорации сходного профиля присутствовали в качестве неформального контрольного механизма за выходом из Косово югославских сил. Их же специалисты участвовали в подготовке террористической ОАК (Освободительной армии Косово) и сил безопасности Косово, а также в подготовке государственных силовых структур в Македонии.  

Хотя специалисты MPRI помогали в подготовке и проведении самых разнообразных операций, наиболее интересна в нашем случае их специализация по «выправлению неправильных границ». С тех пор, как прибывшие в 1994-м в Загреб инструкторы MPRI разместили свой штаб в здании Военной академии, где и развернули курсы по тактической подготовке, утекло уже много воды. После упрочения границ Хорватии и Боснии MPRI участвовала в укреплении молодой государственности республики Македонии. В 2001 году специалисты MPRI были официальными инструкторами Республики Македонии, пытавшейся бороться с албанскими ирредентистами на северо-западной границе. Однако внезапно это теплое сотрудничество, навязанное западными менторами, потерпело неожиданное фиаско, когда служба безопасности молодой республики в результате удачной спецоперации в общине Арачиново вдруг обнаружила, что и албанские сепаратисты также опирались на помощь инструкторов MPRI. Правда, тогда скандал удалось замять.  

Хотя область деятельности MPRI охватывает различные регионы планеты, наиболее интересно для русского читателя, вероятно, будет то, что организация MPRI также сотрудничала и с Грузией.

Режим Михаила Саакашвили в течение двух лет получал советы от экспертов MPRI, испытанных специалистов по «восстановлению государственной целостности». Последствия этого, имевшие место 08.08.08. в Цхинвале и прилежащих районах, хорошо известны.  

Информированные круги в Сербии отмечают, что в последнее время та же компания активно используется для консультаций силовыми структурами самопровозглашенной республики Косово. Те же круги отмечают, что и на севере края возможен силовой сценарий, в силу того, что процесс переговоров практически зашел в тупик.  

Стоит отметить, что схема, использованная в предыдущих сценариях, может иметь здесь высокие шансы на успех. Первый шаг схемы - «пряник» (для Сербской Краины это был пресловутый план „Z-4”), в данном случае - план Ахтисаари о децентрализации муниципалитетов - уже фигурировал и был отвергнут «несговорчивыми сербами». Вряд ли стоит тут обсуждать, почему эта «несговорчивость» имела место. Чтобы избежать ненужных подробностей, констатируем, что принятие этих предложений могло бы быть использовано для еще более быстрого и бескровного удушения сербских анклавов, как это произошло в Республике Сербской в Боснии. Там даже сербские армия и полиция, гарантированные Дейтонским соглашением как основы суверенитета сербского государственного образования, исчезли после усиления антисербской федеральной государственности, как роса в полдень.  

Вторым шагом стала активизированная в последнее время в местных и региональных СМИ пропагандистская шумиха вокруг превращения самопровозглашенных регионов в «гнездо бандитизма, контрабанды и организованной преступности». Масла в огонь подливают не только албанские СМИ, но и сербские, черногорские, македонские и даже некоторые российские СМИ, представляющие Косовскую Митровицу как некую балканскую Сицилию.  

В-третьих, используя тяжелое материальное положение анклавов на юге края, были предприняты шаги по расколу сербского сообщества в Косово. Именно там международным организациям удалось найти почву для взращивания сербских коллаборационистов. Лавры Дмитрия Санакоева оказались привлекательными для ряда сербских политиков. Сербский депутат присутствует в парламентском собрании Косово, несколько сербских полицейских появились в вооруженных силах республики, а также выразили лояльность и в качестве полицейских «мультиэтнической полиции края» после провозглашения независимости 17 февраля 2008 года.  

Задавленное мировым кризисом и кризисом собственной национальной идентичности сербское государство уже выразило свое отношение к проблемам в крае. Хотя формально ни одна крупная политическая партия Сербии не отреклась от Косово, фактически ни одна заметная политическая сила не настаивает на защите сербского суверенитета в крае любой ценой. Силовой сценарий и чрезвычайное положение в связи с утратой Косово не обещают открыто даже сербские «ястребы»: радикальная партия Воислава Шешеля и Демократическая партия Сербии Воислава Коштуницы. Еще более умеренны в этом отношении бывшие сотоварищи Слободана Милошевича - социалистическая партия Сербии, вошедшая в проевропейское правительство Сербии, и новоиспеченная партия недавнего оппозиционера номер один – Томислава Николича, заявившего о своем согласии на вхождение в правительство Тадича, «если позовут». Это поведение политического бомонда Сербии в целом совпадает с воззрениями сербских избирателей. Признанная большинством стран Запада независимость Косово за пару месяцев до парламентских выборов не помешала удачному результату проевропейских партий.  

Последним пробным камнем стали события в микрорайоне Брджани, одной из частей Косовской Митровицы. В конце апреля и в мае текущего года в этом микрорайоне, поделенном, как и вся Митровица, на албанскую и сербскую части, разразились многодневные столкновения между местными сербами, европолицейскими из Еулекс и бойцами НАТО из КФОРа. Сербы пытались пробить кордон косовской полиции и помешать реконструкции пяти албанских домов. Попытка восстановить пять албанских домов в сербском этническом районе проводилась без паритетных договоренностей и без согласия сербской общины. Фактически, это один из способов ползучего вытеснения сербов из оставшихся у них гомогенных районов северного Косово явочным путем. Подоплека магических заклинаний о мультиэтничности также ясна сербским жителям Косово и вызвала их справедливую гневную реакцию. Однако, наиболее интересен не сам инцидент, а то, как холодно эти события отразили сербские СМИ по другую сторону от формальной административной границы Косовского края. Не менее показательно и полное отсутствие возмущения в широких массах сербского народа, несмотря на открытое давление на сербское население Косово.

В отличие от событий марта 2004 года, когда возмущенные албанским погромом соплеменников сербы спалили две мечети в Сербии, в отличие от событий прошлой весны, когда митингующие подожгли посольство США, сейчас в Белграде царит полное спокойствие.

Это спокойствие показывает, что даже в случае острых событий в Косово реакция жителей центральной Сербии не будет слишком острой. В крайнем случае, фасады мечети и посольства США можно будет снова обновить.  

Судя по мнению информированных источников, в Приштине начали активно разрабатывать план о насильственной реинтеграции северной части Косова как ответной реакции на ожидаемую «случайную провокацию» со стороны косовских сербов.  

В отличие от событий в Сербской Краине или в Осетии предполагаемые силы вторжения сравнительно слабы. У сил безопасности Косово нет тяжелого вооружения, а их максимум – полевая артиллерия и легкая бронетехника. Джипы HUMVEE и автоматические винтовки М-16, безусловно, выдают страну (точнее блок), вооружавшую эти силы. Для большей безопасности самих обитателей крупнейшей американской сухопутной базы Бондстилла (Косово) и согласно ограничениям, наложенным международными договорами, Приштина не располагает танками, мощной артиллерией и авиацией. По оценке анонимных инструкторов MPRI, эти пробелы с лихвой восполняются слабостью потенциальных противников. Хотя наш собеседник уклонился от уточнения, кто же на самом деле является «потенциальным противником», ясно, что таковыми считают сербов на севере самопровозглашенной республики. Для решения поставленных задач должно хватить и тех пяти с небольшим тысяч человек, которые насчитываются в вооруженных силах новорожденной республики.  

Действительно, у сербов на севере Косово организованных «вооруженных сил» нет. Однако, ясно, что в случае необходимости, эту функцию будут выполнять силы правопорядка и добровольческое ополчение. К первому относятся прежде всего параллельные структуры МВД Сербии, которые подпольно действуют в крае. В основном это участники антитеррористических операций, которые имеют большой опыт, обретенный еще в девяностые годы. Тем не менее, их число (около двухсот человек) слишком мало, а размещение, как правило, соответствует районам проживания. Отсутствуют концентрированные силы постоянной готовности, так как основная функция этих людей сводилась к сбору информации, а не к подготовке к боевым действиям. Частной проблемой является и общее падение дисциплины, и внутренняя демобилизация в результате давления и тяжелого психологического климата, сложившегося в крае. Предполагается, что в случае чрезвычайной ситуации на сторону этих параллельных структур может перейти и часть сербских полицейских, служащих в многонациональной полиции Косово, организованной еще в соответствии с резолюцией 1244 и почти полностью перешедшей под контроль правительства в Приштине.  

Ополчение, которое также может оказать сопротивление, опирается на старые и не до конца демонтированные после 1999 г. структуры Территориальной обороны. Территориальная оборона (ТО) или военно-партизанские отряды территориальной самообороны – наследие доктрины воюющего народа времен Тито. Вплоть до 1991 г. значительная часть мужчин в селах и некоторая часть мужского населения городов, а также отдельные женщины принимали участие в подготовке «на всякий случай» к тотальному сопротивлению оккупантам. В 1991 году именно эти структуры стали питательной почвой, из которой выросли вооруженные силы Словении, Хорватии и Боснии, а также сербских самопровозглашенных республик в Боснии и Хорватии. В силу этого сербские военные исполнились критического духа по отношению к территориальной обороне, и на оставшейся подконтрольной Белграду территории Югославии проект был свернут. Однако в тех местах, где ситуация была чревата потенциальными столкновениями, в том числе - в Косово, структуры не были полностью демонтированы. После 1999 года западными специалистами не были полностью вычислены и обезврежены все схроны с легким стрелковым вооружением. Остались на местах и подготовленные кадры. Впрочем, уровень подготовки ТО был крайне низким. Кроме того, балканские войны девяностых вымыли наиболее активных участников ТО, склонных к участию в боевых действиях. Но кое-что, впрочем, еще осталось. Серьезной проблемой является отсутствие после 1999 года единого координационного центра сил ТО. Фактически, отдельные элементы системы не только фрагментированы, но и нуждаются в относительно длительном процессе мобилизации.  

Кроме того, к ополчению можно отнести и военизированные политические движения право-патриотического толка - «Гвардию князя Лазаря» и «Хранителей моста», чья сеть распространена на юге Сербии и в самом крае. Среди членов этих движений есть немало участников вооруженных конфликтов девяностых, а также активной молодежи. Сербское МВД проявляет чрезмерно спокойное отношение к их организационной деятельности в Сербии, достаточно спорной риторике и участию в силовых манифестациях на административной границе края. Все это позволяет предположить существование некоторых неформальных (или даже формальных) связей их руководства и некоторых высших офицеров МВД Сербии.  

Реальную численность всех сербских формирований в крае оценить достаточно сложно. Понятно, что на нее будет ключевым образом влиять мобилизационный фактор.

В случае предвидимого самоустранения КФОР (по модели в Боснии и Хорватии), внезапное нападение может вообще не встретить организованного сопротивления.

В любом случае, официальный Белград достаточно наглядно продемонстрировал уже в прошлом году полное нежелание прибегать к силовому варианту, даже в случае трагических событий в крае. Девиз «Защита утопающих – дело рук самих утопающих!» уже показал свои результаты даже во времена правления более решительного, хотя и недостаточно последовательного Милошевича. После провозглашения независмости Косово в прошлом году у Сербии был формальный повод побряцать оружием (хотя бы в форме приграничных маневров, острых заявлений военных или просто военного парада в приграничных населенных пунктах). Но даже тогда официальный Белград поспешил успокоить Запад словами о том, что Косово Сербия будет защищать только дипломатическим путем под лозунгом «И Косово и Европа». Результаты этого лозунга очевидны – год спустя государственность Косово укрепилась, а Сербия так и не подписала договора о присоединении к ЕС, не получила безвизового въезда в ЕС и даже не признана официально страной - кандидатом на членство в ЕС. И это в случае изменения политического климата в Сербии может превратить северное Косово в очаг острой нестабильности, который до такового «изменения климата» должен быть санирован.  

В сложившейся ситуации сценарий насильственной реинтеграции Косово может быть предотвращен лишь теми, кто его и подготовил. Выгодна ли США в данный момент небольшая встряска на Балканах? Ускоренная реинтеграция северного Косово будет способствовать не только укреплению новорожденного косовского младенца, но и послужит наглядным примером активизировавшейся в защите своих прав сербской элиты Республики Сербской. С другой стороны, у этого сценария есть и большой подводный камень - дестабилизация региона. Особенно чувствительной к этому окажется дышащая в данный момент на ладан государственность Македонии. Еще одна победоносная война может усилить и без того слабо поддающийся контролю национальный энтузиазм албанцев. Есть у силового сценария и другие подводные камни. Будет ли он задействован, покажет время. Может быть, местные сербские элиты сдадут северное Косово без боя как Республику Сербскую после Дейтона? Но американцы и мусульмане федерации Боснии уже жалеют о том, что «нарыв в Боснии не был вскрыт до конца». Именно это сказал в ходе своего недавнего визита в Сараево вице-президент США Байден. В любом случае нельзя не заметить, что ружье уже появилось на сцене, осталось лишь ждать следующего акта балканской трагедии.  

Прокупле - Косовска Митровица 



Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

рахдонит
13.10.2009 1:13
США итак защищает любую территориальную целостность, главное в ущерб РФ, беда в том, что Сербией руководят ставленники мирового закулисья, народ устал и хочет покоя любой ценой. Хотя возможно ментальность разная серба боснии и серба сербии. У первых больше патриотизма. Многие русские Украины и Казахстана больше русские, чем россияне.
Забаненый
11.07.2009 23:14
   Если РФ будет защищать территориальную целостность Сербии, тогда США возьмутся защищать территориальную целостность Грузии.
  
Ярый
 Где помщь сербским славянам от нас, от российского правительства? Если некоторые организации из США при поддержке своего правительства расчленяют славянскую страну на свой лад, то почему Россия устранилась? Нам должно быть стыдно за действия Ельцина и Черномырдина, которые от лица России сдали сербов США.

Эксклюзив
Фоторепортаж
19.10.2020
Подготовила Мария Максимова
В России открыт новый туристический маршрут.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».