Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
24 ноября 2020
«Оранжевое» наследие под угрозой

«Оранжевое» наследие под угрозой

Украина: перегрев политической системы
Эдуард Попов
28.05.2008
«Оранжевое» наследие под угрозой

Май этого года принес немало важных и даже знаковых политических событий на Украине. Наполовину удавшаяся попытка срыва празднования 225-летия российского Черноморского флота и последовавшая списочная война с объявлением персонами нон-грата российских и украинских политиков; провокационный указ президента Виктора Ющенко кабинету министров Юлии Тимошенко по подготовке графика вывода все того же Черноморского флота РФ после 2017 года и ответная реакция российской стороны; встреча украинского премьера Юлии Тимошенко с председателем российского правительства Владимиром Путиным на саммите премьер-министров стран СНГ в Минске и обсуждение болезненной для обеих сторон газовой проблемы...

А также - сверхважный Энергетический саммит в Киеве, означающий, по сути, открытый вызов Москве в стратегической нефтегазовой сфере; без преувеличения, сенсационное принятие Верховной радой президентской редакции закона о кабмине, существенно расширяющего властные полномочия президента; война между президентом Виктором Ющенко и премьером Юлией Тимошенко за контроль над Фондом государственного имущества и правом распоряжаться приватизационными процессами; прецедентное решение Донецкого областного совета об ограничении насильственной украинизации в образовательной сфере и последовавшие карательные меры Киева. Наконец, состоявшиеся на днях выборы киевского мэра и депутатов столичного горсовета.  

Как мы видим, знаковых событий (перечень которых, к тому же, далеко не полон), каждое из которых – тема отдельного рассмотрения, более чем достаточно. Важно отметить, что все эти события протекают на фоне внутриполитического кризиса на Украине, грозящего взорвать не только сложившуюся после досрочных парламентских выборов 30 сентября 2007 г. систему, но и все наследие «оранжевой» революции. Если не взорвать, то усугубить кризис украинской государственности как таковой...  

Стержень всех событий, происходящих на Украине, - борьба между президентом Виктором Ющенко и председателем кабмина Юлией Тимошенко.

 По сути, это развитие противоречия самой системы новейшей украинской государственности, заложенной подготовленной еще во времена Леонида Кучмы политической реформой, превратившей Украину (по крайней мере, декларативно) в парламентско-президентскую республику. Это противоречие временами принимало формы идеологического противостояния (в период существования антикризисной коалиции Виктора Януковича), которое сродни противостоянию президента и Верховного совета в России начала 1990-х годов.  

И все же это противоречие иного, не идеологического, а сугубо прагматического властного порядка. До тех пор, пока президент мог контролировать парламентское большинство, он контролировал правительство. И, напротив, коалиционное правительство, оппозиционное или недостаточно подконтрольное президенту в условиях политической реформы делало власть президента если не номинальной (считать так было бы грубейшей ошибкой), то, по крайней мере, сильно урезанной и ограниченной в ее возможностях. Вот почему с марта 2006 года, когда была похоронена пропрезидентская Рада (в Верховной раде 2002 года созыва наиболее многочисленной фракцией являлась «Наша Украина» В. Ющенко), начинается ожесточенная борьба вокруг политреформы. Эта борьба не могла закончиться компромиссом, а лишь решительной победой одной из сторон. Временами (в начале - первой половине 2007 года, в период усиления антикризисной коалиции, или весной 2008 года, на пике популярности премьера Ю. Тимошенко) победа склонялась в сторону законодательной ветви власти и сформированного на основе парламентского большинства правящей коалиции.  

Однако история современной Украины свидетельствует, что наиболее устойчивой системой для нее является президентская республика - насколько вообще может быть устойчивой ситуация на Украине. Все рассуждения о трансформации политической системы Украины в парламентскую республику, действительно, имеют важные основания. Но на практике трансформация приведет (точнее, уже привела) к системной дестабилизации. Едва ли опыт успешных и состоявшихся парламентских республик, на который ссылалась Юлия Тимошенко и ее сторонники в полемике с президентом, применим к Украине. Вопреки расхожему представлению, современная Украина – наследница не столько традиций демократии (граничащей с анархией), сколько традиций авторитаризма, выраженных еще в институте гетманской власти. Десятилетнее правление Л. Кучмы усилило этот тренд украинской политической системы и, при всех его минусах, явило наиболее удачный опыт существования Украины в качестве самостоятельного государства.  

Принятие Верховной радой президентской редакции закона о кабмине, означающей ревизию политической реформы и возвращение фактически неограниченных властных полномочий президенту, глубоко логично. Следует ли говорить, что Юлия Тимошенко, поддержав, казалось бы, вопреки своим интересам как премьера этот закон, действовала столь же логично.

В сегодняшней ситуации, когда срок ее премьерства насчитывает, видимо, последние недели, ей не остается выхода, кроме как идти ва-банк и делать всю ставку на предстоящие президентские выборы.

 Они, напомним, должны состояться уже в конце следующего года – в том случае, если фракции БЮТ в парламенте не удастся сформировать необходимое большинство в 300 депутатов и не добиться проведения одновременных досрочных выборов президента и парламента. Это была бы лучшая ситуация, о которой могла бы мечтать Юлия Тимошенко, популярность которой уже начинает идти на убыль вследствие очевидных проколов в экономической политике.  

Системный политический кризис на Украине имеет сразу несколько измерений, которые не укладываются исключительно в рамки противостояния главы государства и правительства/парламента. Украину можно охарактеризовать как страну новейшей демократии (по сравнению с восточноевропейскими странами новой демократии). Здесь стремительно и очень динамично развиваются институты формальной демократии без структурных изменений общества (которое продолжает оставаться атомизированным, что противоречит условиям формирования гражданского общества) и в системе принятия властных решений (несмотря на демократический фасад и ошибочную видимость конкурентной борьбы, сохраняющую свой жестко авторитарный характер). Вот почему Украина, не обладающая устойчивостью «старых» демократий, не обладая иммунитетом последних, особенно подвержена родовым болезням системы представительской демократии. Выборы мэра Киева и депутатов Киевского горсовета, состоявшиеся 25 мая и прошедшие на фоне парламентских и политических кризисов и череды выборов и перевыборов, высветили системный кризис украинской демократии – как по числу и масштабности нарушений на выборах, так и по проявлению недоверия столичных избирателей к парламентским партиям. Отметим, что большинство украинских партий создано по идеологическому принципу, на киевских же выборах победу одержали блоки, созданные под лидеров (первое и третье места – соответственно блок действующего мэра Леонида Черновецкого и блок Виталия Кличко), что в данном случае означает превалирование прагматических задач над идеологическими ценностями. Также очень высок (даже по украинским меркам) был уровень нарушений, в том числе, прямого подкупа избирателей.  

Последствия этого тотального кризиса украинской демократии: института выборов, партийной системы и идеологии как таковой, несомненно, скажутся уже в ближайшее время.  

Впрочем, самые ближайшие последствия выборов 25 мая будут носить все же не системный, а ситуативный характер. Что связано с грядущим, вероятно, в ближайшие дни, максимум, недели, раскол правящей коалиции.

Отныне Юлия Тимошенко и Виктор Ющенко перестают быть союзниками даже формально и вступают в открытое сражение друг против друга.

Украину ждет распад старой и попытки формирования новой коалиции, что делает практически неизбежным новые досрочные выборы в Верховную раду.  

Тем самым на Украине оказались сложно переплетены сразу несколько серьезных противоречий: борьба за власть между президентом и правительством и парламентом, кризис партийно-представительской системы и др. Кризис на Украине носит системный характер, его глубина и сложность рискуют привести к перегреву политической системы. Заметим, что мы сфокусировали внимание далеко не на всех проявлениях этого системного кризиса и сознательно не затронули самую важную его составную – социокультурный и политический раскол между Востоком и Западом. Сумеет ли Украина преодолеть этот кризис? Или же для нее внутренняя противоречивость как в случае с некоторыми другими сложными системами является важнейшим элементом стабильности? Ответы на эти вопросы не представляются нам очевидными.  

 



Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
23.11.2020
Святослав Князев
Киевский режим становится всё более людоедским.
Фоторепортаж
24.11.2020
Подготовила Мария Максимова
К 175-летию со дня рождения императора Александра III.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».