Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
27 ноября 2020
Наследники Милошевича и Джинджича, объединяйтесь?

Наследники Милошевича и Джинджича, объединяйтесь?

Спустя полтора месяца после последних парламентских выборов Сербия стала страной победившего «социализма»
Петр Ильченков, собкор «Столетия» в Белграде
02.07.2008
Наследники Милошевича и Джинджича, объединяйтесь?

Такое стало возможным лишь благодаря слаженным действиям США, ЕС и Российской Федерации. Еще пару лет назад подобный сценарий был бы невероятен, но времена, как подметили еще древние римляне, меняются.

 

В начале текущего года стало очевидно, что ЕС не потерпит компромисса в косовском вопросе и полностью встанет в его решении на сторону США. В результате дороги вчерашних партнеров-соратников, Демократической партии Бориса Тадича и Демократической партии Сербии Воислава Коштуницы, окончательно разошлись. Этот же процесс раздела «на плесень и липовый мед» пошел и в стане оппозиции, где до этого были социалисты покойного Слободана Милошевича и радикалы гаагского сидельца Воислава Шешеля. Разумеется, это не означало того, что кто-то решился вслух признать, «что Косово стало независимым государством, и тут ничего уже не попишешь». Отнюдь! На словах суверенитет Сербии над мятежной южной провинцией отказываются признавать лишь экстремисты - либеральные демократы Чедомира Йовановича, называющие себя истинными наследниками убиенного сербского премьера Зорана Джинджича. Все остальные политические партии сознают, что открытое признание независимости Косова – путь к политическому самоубийству. Водораздел идет по более тонкому вопросу – о добрососедских отношениях с ЕС.  

Беспристрастному наблюдателю ясно, что не дети албанских гор виновны в том, что мятежная провинция превратилась в независимое государство, решающая роль здесь была за странами, которые спроектировали, финансировали и признали независимость Косова – большинство стран ЕС и США. Именно они в период от бомбардировки Югославии в 1999 г. до внятно озвученной политики в 2007-2008 гг. отделили от Сербии Косово и Метохии. В то же время, значительная часть сербских избирателей связывает идею о благосостоянии с членством в ЕС. Не столь важно, что самих сербов в качестве равноправных членов в ЕС никто не ждет. Пускай! Главное – существующие убеждения. Это вызывает в головах многих избирателей своеобразную «геополитическую шизофрению» Шизофрения (буквально - раздвоенный разум) выражается в одновременном стремлении в ЕС и нежелании признать очевидное – большинство стран членов ЕС поддерживают независимость Косова. При этом независимость Косова признали именно те страны, которые и ассоциируются с идеей европейского благосостояния: Германия и Франция, Бенилюкс и Скандинавия. Румыния, Испания и Греция при всем их сопротивлении независимости края вряд ли могут быть названы лицом ЕС, под которым большинство обывателей все-таки подразумевает Западную и Северную Европу.  

С другой стороны, большинство граждан Сербии устали от войны. Отстаивать суверенитет над Косово с оружием в руках не желают не только избиратели «демократического спектра», но и значительная часть тех, кто голосует за радикалов.

 

В этих условиях немудрено, что синдром «геополитической шизофрении» стал приемлем и для большинства политических партий Сербии. В настоящее время идея будущего Сербии в ЕС, так же, как и идея того, что Косово – неотъемлемая часть Сербии, озвучивается практически всеми силами. Разница в этих условиях лишь в нюансах, которые и отражают истинные настроения политических лидеров Сербии, не оглашаемые публично из-за потворствования «расколотому сознанию» сербских избирателей.  

На внеочередных парламентских выборах, состоявшихся 11 мая, трещину в сознании избирателей предотвратить не удалось, однако дифференциация политических партий произошла достаточно открыто.  

Первые сгруппировались под предвыборным лозунгом Демократической партии Бориса Тадича: «И Косово, и Европа», подразумевающим погоню за двумя зайцами одновременно. При этом «косовский заяц» выдвигался исключительно для успокоения совести избирателей. Несомненным приоритетом пользовалась идея сближения с ЕС, которую не должны поставить под угрозу «выпады экстремистов в Косово», которое, в свою очередь, необходимо защищать лишь дипломатически, а не бряцанием оружия (по словам Драгана Шутановца - министра обороны Сербии от Демократической партии).  

Вторые в лице радикалов Томислава Николича и Демократической партии Сербии Воислава Коштуницы, обещали добрососедские отношения с Европой и перспективу членства в ЕС, но лишь в «полном объеме государственных границ, а не по частям». При этом несомненной поддержкой пользовались сербы-организаторы беспорядков на административной границе Косова, нападавшие на посольства западных стран, а также те, кто попытался захватить здание международного суда в Косовска-Митровице. Ясно, что для этих политиков разменной, если не сказать риторической фигурой, был путь «европейской интеграции».  

Несмотря на все усилия одних и других, а также на победные реляции в западных СМИ, ситуация после выборов 11 мая осталось неизменной.

Кому-то была приятней Европа, а кому-то дороже Косово, хотя и первые, и вторые не осмеливались ясно и внятно отречься от второй, менее важной для них ценности.

 

При этом и первые, и вторые получили примерно равное число голосов. Среди тех, кто никак не мог решиться, к первому или второму лагерю стоит примкнуть, была Социалистическая партия Сербии, которую некогда возглавлял Слободан Милошевич, а ныне ведет Ивица Дачич.  

Впоследствии многие обозреватели и в России, и на Западе приписали Дачичу стремление к решительному разрыву с политикой Милошевича, хотя это, пожалуй, не соответствует истине. Как известно, и в бурные девяностые сам Слободан Милошевич и его партия были тем самым противовесом, который всегда сдерживал сербских националистов. Осторожная политика социалистов привела к нейтралитету Югославской народной армии в начале конфликта в Хорватии, к эмбарго против республики Сербской в Боснии, к отказу от решительных мер (ракетного удара по Загребу), к капитуляции Республики Сербской Краины, к травле сербских националистов и недопущению сербских националистов к власти в самой Сербии. После подписания Дейтонского соглашения о сдаче сербских позиций в Боснии и Хорватии Запад в течение нескольких лет называл гарантом мира на Балканах именно Слободана Милошевича. Его провозгласили «сербским Горбачевым». Партия, которую он формировал, была ему под стать. Несмотря на левацкую риторику и жонглирование именами Маркса, Ленина и Че Гевары, значительная часть партийных функционеров жила по капиталистическим законам. Среди членов партий были предприниматели, банкиры и дельцы из госаппарата. Лишь после бомбардировок 1999 года режим Милошевича вернулся к идее эксплуатации сербских национальных чувств, забытой в начале девяностых, но было уже поздно. Подсчитавшие «сальдо» доходов и расходов партийные вожаки в октябре 2000 года сдали Слобу на шемякин суд Гаагского трибунала. Без согласия генералов армии и полиции, а также значительной части представителей деловой и управленческой элиты «цветная революция» завяла бы на корню.  

Несмотря на то, что Ивица Дачич даже внешне похож на Милошевича в молодости, он напоминает своего покойного шефа не только лучезарной улыбкой и приятной округлостью лица.

Дачич последовательно борется за прекращение коррупционных скандалов против членов семьи покойного Милошевича и видных деятелей партии девяностых годов, он не забывает социальную риторику и в то же время активно налаживает связь с бизнесменами, говорит о благосостоянии и предпочитает в речи определение «патриотический» прилагательному «национальный».

 

Коалиционные партнеры Ивицы Дачича говорят о многом. Один из них – известный своей «хрустальной походкой» восьмидесятилетний старец Йован Кркобабич, пообещавший пенсионерам 10%-ное повышение пенсии без роста инфляции. Другой – региональный бизнесмен Драган Маркович по прозвищу Пальма, сообщивший телезрителям, что «Бетховен и Шопен умерли, когда он был еще маленьким, а не то он бы их нанял для концерта в родном городе Пальмы – Ягодине». Но даже и при таком раскладе правительство в Сербии вряд ли было бы создано, т.к. даже внутри самой Социалистической партии существовало два течения – за союз с радикалами и за переход под знамена «евросоциализма».  

В такой ситуации решающее значение для исхода политической борьбы в Сербии стало играть влияние иностранных факторов. За последние 20 лет это влияние в Сербии стало и без того очень значительным. Многие демократически настроенные граждане, отчаявшиеся сместить «диктатуру Милошевича» своими силами, уже в девяностые годы не уставали повторять, «что только оккупация Запада» может помочь Сербии. Это желание в определенном смысле воплотилось в жизнь после 5 октября 2000 года, когда на средства иностранных спонсоров местный «самосадный» режим был смещен. С другой стороны, иные «патриоты и почвенники», чьи отцы с надеждой поглядывали на «оккупантов с Востока» еще в 1948 году, перешли к обожествлению новых российских политических реалий после того, как в сербском Генштабе с 2000 года воцарилось торжество военных советников из НАТО. Эти идеи неоднократно выражали радикалы, заявлявшие, что «лучше быть русской губернией, чем натовской провинцией».  

Поэтому психологически Сербия уже была готова к тому, что иностранные государства окажут решающее влияние на выбор будущего правительства Сербии. И «помощь из-за рубежа в принятии решений» не замедлила появиться. Еще накануне выборов ЕС дала своим сторонникам в Белграде многообещающий посул – согласилась на подписание с Сербией Договора о Стабилизации и присоединении. Правда, сразу после подписания Договор был заморожен на неопределенное время – пока не будет достигнуто полное сотрудничество с Гаагским трибуналом. До выборов ЕС и США не скупились на посулы, обещая Сербии золотые горы и статус членства в ЕС, а также «белый Шенген» - т.е. возможность безвизового въезда в страны Евросоюза. Именно это и стало формальным поводом для «социалистической Пальмы» уже 25 мая, спустя две недели после выборов, заявить, что соглашение с противниками Европы – невозможно. В то же время из ЕС зазвучали обещания о том, что Сербия может начать путь к членству в ЕС уже с 1 июля 2008 года. А это означало доступ к фондам для кандидатов в ЕС и «белый Шенген для граждан». В то же время официальная Россия ограничивалась глубокомысленным молчанием и указанием на то, что «РФ не намерена вмешиваться во внутренние дела Сербии». Разделенная на две части сербская элита оказалась на распутье.  

В результате большинство сербских политиков поспешили найти совет и поддержку за пределами Сербии.

Лидеры Демократической партии Джелич и Шутановац посетили Брюссель, глава социалистов Ивица Дачич нанес визиты в Москву и Афины, а глава сербских мусульман полетел в Стамбул, партия премьера активизировала свои попытки наладить связь с посольством РФ в Белграде. Лишь радикалы, которые уже посетили Москву в тщетной попытки найти поддержку России в ходе недавних президентских выборов в Сербии, избежали этого массового паломничества. Западные дипломаты в Сербии стали активно и громко высказывать свое мнение о том, каким должно быть новое правительство Сербии. Согласно полуофициальной сербской газете «Политика», американский посол Камерон Мантер заявил, что „Коштуница поджег американское посольство» и что «американцы никому не позволят образовывать с ним правительство». «Нью-Йорк таймс» прямо написал в своем интервью с безымянным высокопоставленным западным дипломатом в Белграде, что Коштуница - еще большая опасность для западных интересов, чем Томислав Николич, т.к. «Коштуница антизападный и романтический националист в духе 19 века, а Николич более прагматичен». Ему вторил уважаемый нидерландский „НРЦ Ханделсблад”, процитировавший анонимного западного дипломата, который признал, что «американцы и англичане сидят в кокпите при формировании правительства Сербии». Это позволило Мантеру публично выразить уверенность в победе «проевропейского правительства». Глава МИД Франции Бернар Кушнер также выступил с обещаниями помочь Сербии, если она изберет «проевропейское правительство».  

В то же время официальная позиция России была полностью противоположна. По результатам официального визита Дачича в Москву и его встрече 16 мая с главой Совета Федерации Сергеем Мироновым появилось лишь скромное коммюнике, содержащее общие слова о статусе Косова и стремлении укреплять и расширять сотрудничество. Не менее красноречива была и малозаметная в Москве, но известная сербам политика в области визового обеспечения граждан Сербии, въезжающих в Россию. Сербия еще весной текущего года отменила визы для граждан РФ в соответствии с внешнеполитической концепцией бывшего премьера Сербии Воислава Коштуницы. В то же время российская сторона уменьшила сроки максимально одобряемых виз с 6 месяцев до 3, подняла цену визы с 35 евро до 50, ужесточила условия получения виз для гастарбайтеров. В результате получение российской визы стало исключительно сложным для лиц из провинции, у стен консульства стали возникать многометровые очереди, в которых нужно занимать место глубокой ночью. Это особенно рельефно выглядит на фоне стран ЕС, которые снизили цену визы с 35 до 20 евро, максимально упростили получение визы для большинства групп граждан, нашли новые способы облегчить стояние в своих очередях путем расширения контингента консульства, установки электронных табло ожидания и введения услуги предварительной записи.  

Эти мелкие, но раздражающие детали стали складываться в единую картину спустя месяц после выборов.

Фактически, решение социалистов поддержать демократическую партию стало реальной причиной не только давления со стороны Запада, но и последовательной позиции России, проводимой в мелочах, вроде виз, и в таких крупных вопросах, как нефтегазовое соглашение.

 

В подобных условиях вакуума официальной российской позиции столкнулись два представления сербского общества о России. Одно, которое все менее успешно тиражируют радикалы: о России – супердержаве, противостоящей НАТО, о России, конфронтирующей с западным экспансионизмом и, соответственно, заинтересованной в непокорной Сербии. И другое, которое поддерживают те политики из «европейского блока», кто с симпатией смотрит на Россию, несмотря на свою убежденность в правельности западного пути для Сербии. Эти вторые куда более прагматично указывают на Россию, как на страну, тесно связанную с ЕС своими интересами поставщика энергоресурсов, и заинтересованную в расширении российского бизнеса в ЕС. В такой концепции Россия заинтересована в интеграции Сербии в Евросоюз, как страны, которая может послужить одним из удобных мостов для экономического прорыва на рынки ЕС. Причем, эта вторая линия выдвигает финансовую целесообразность в качестве ключа к пониманию российской внешней политики на Балканах. Возможно, именно такое новое восприятие России и стало последней каплей, подточившей камень и заставившей социалистов начать переговоры с Демократической партией Бориса Тадича, которого столь тепло поздравил с недавним юбилеем президент РФ.  

Как бы то ни было, социалисты Дачича нашли общий язык с Демократической партией Бориса Тадича. И вот уже 1 июля 2007 года, обращаясь к депутатам 23 конгресса Социалистического интернационала в Афинах, президент Демократической партии (полноправного члена Социнтерна) поприветствовал будущего члена Социнтерна Социалистическую партию Сербии и ее лидера Ивицу Дачича, присутствовавшего на съезде в качестве гостя. Партии смертельных врагов Милошевича и Джинджича сумели сформировать правительство «слево от центра», по-своему истолковав прямые указания Запада и намеки Москвы. При этом, формируя совместную коалицию на местном уровне, социалисты и демократы вступают и в союз с Либерально-демократической партией Чедомира Йовановича, позиция которого по вопросу Косова предельно ясна. Таким образом, политическая элита Сербии сделала выбор, каким путем выйти из ситуации «геополитической шизофрении». При расстановке приоритетов Косово, как и ожидали западные аналитики, прочно оттеснено на второй и третий планы проблемами повышения жизненного уровня и интеграции в Евросоюз. 



Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

патриот
 А сейчас сербы хвост поджали? Или что они говорят про Грузию?
историк
 Комментарии вашего корреспондента в Сербии всега отлично написаны.Это новый ракурс информации о Сербии

Эксклюзив
23.11.2020
Святослав Князев
Киевский режим становится всё более людоедским.
Фоторепортаж
24.11.2020
Подготовила Мария Максимова
К 175-летию со дня рождения императора Александра III.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».