Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
25 октября 2020
«Индивидуальный штурм» академика Трубачёва

«Индивидуальный штурм» академика Трубачёва

В Паломническом центре Московского Патриархата прошла презентация книги «Академик Олег Николаевич Трубачёв: очерки, воспоминания, материалы»
Татьяна Корсакова
10.02.2010
«Индивидуальный штурм» академика Трубачёва

Сборник мгновенно стал библиографической редкостью: цена на него в Интернет-магазине за считанные дни выросла в три, а затем и более чем в пять раз по сравнению с первоначальной. И это понятно: герой книги, был личностью редчайшей, уникальной…

Если академика РАН Трубачёва вдруг спрашивали, сколько языков тот знает: тридцать, а может быть, сорок, он сердился: «Я просто работаю с этими языками!» Когда стали разбирать архив Олега Николаевича после его смерти, выяснилось, что сноски в научных трудах сделаны им на 63 языках.

О.Н.Трубачёв был выдающимся ученым-славистом, крупнейшим специалистом по сравнительному языкознанию славянских языков. Он был тем человеком, который с помощью русского, чешского, польского, словацкого, словенского, сербского, болгарского и других славянских языков всю жизнь искал нашу общую славянскую прародину и самим своим примером, своей научной деятельностью соединял славян в одну семью.

Его наука началась с книг в личной библиотеке отца. Та библиотека погибла в Сталинграде осенью 1942 года.

После войны и эвакуации семья Трубачёвых поселилась в Днепропетровске, который поразил их обилием осевшей в букинистических магазинах трофейной литературы – разумеется, на иностранных языках. К 16 годам Трубачёв прочитал «Фауста» Гёте на немецком – этот язык был изучен первым, а «Фауста» Олег Николаевич перечитывал потом еще не раз, всякий раз всё больше постигая мудрость великой книги. Вскоре, перечитывая «Войну и мир», наш герой уже не смотрел перевод многочисленных абзацев на французском, понимая иноязычный текст не хуже тех еще, по-настоящему образованных, читателей Льва Толстого. Из славянских языков первым, еще в восьмом классе, был покорен польский, который стал любимым языком Олега Николаевича.

Вдова О.Н.Трубачёва, известный ученый-лексикограф, доктор филологических наук Г.А.Богатова вспоминает: «Ехали как-то с ним по Польше, он сидит, увлекся разговором с водителем. Ну, а я сидела сзади и что-то его спросила по-русски. Он мне ответил. Гляжу, у поляка глаза на лбу: «Как, пан не поляк? Этого не может быть. Вы говорите по-польски так, как русские не могут говорить».

В Днепропетровском университете Олег Трубачёв учился с Галиной Брежневой. Дочь руководителя местного обкома партии особыми успехами не блистала.

Позже Олег Николаевич вспоминал свое собственное «обличительное сочинение» для стенгазеты:

«Все те, что позади остались,

От прежней блажи отказались.

Но не товарищ Брежнева –

От поведенья прежнего!»

Этому целеустремленному и остроумному юноше было совершенно непонятно, как можно было, имея доступ к такому интеллектуальному богатству в университетской и городских библиотеках, пропускать всё это мимо глаз. Все было доступно – только успевай поглощать, учить, заучивать. Да, и заучивать. Любимейшим занятием Олега была… зубрежка. Когда чужая лексика в результате заучивания становилась своей, она показывала путь к еще одному языку. Трубачёв писал впоследствии: «Делал я это абсолютно самостоятельно. Только индивидуальный штурм! Только метод зубрежки оказался самым действенным».

Вот потому-то и пригласили его, выпускника Днепропетровского университета, в иностранный отдел «Комсомольской правды»: читать и переводить зарубежную периодику. Пригласили потому, что он обладал уникальной способностью свободно ориентироваться в основных европейских языках. Хорошие и очень хорошие специалисты востребованы во все времена. Шел 1951-й год. Олег переводил статьи из «Юманите» и других газет, писал сам и дежурил по заметкам зарубежных собкоров, едва ли не до рассвета простаивая за талером – огромным железным столом в типографии, на котором когда-то версталась газета. Список казино, где вы получите фриспины за регистрацию без депозита

Но любовь к науке пересилила.

Одним из первых научных подвигов Трубачёва был перевод на русский язык знаменитого «Этимологического словаря русского языка» Макса Фасмера – по мнению специалистов, «самого надежного» и самого объемистого словаря такого рода.

Эта работа для молодого кандидата филологических наук стала не только отличной научной школой (перевод был закончен за два года три месяца и представлял собой рукопись в 3200 машинописных страниц), но и данью уважения самому Фасмеру – российскому немцу, переехавшему в Германию, человеку с драматической научной судьбой, для которого составление «Этимологического словаря русского языка» стало самой лелеемой мечтой, главной целью научной деятельности и нешуточным жизненным испытанием.

Четырехтомник цвета кофе с молоком стоит на книжной полке у каждого уважающего себя филолога. Фасмеровский словарь не только переведен, но и дополнен О. Н. Трубачёвым. Иногда он так досадовал на то, что какое-то слово он вовремя не смог объяснить и оставил его в «темных»! «Простейший пример, - писал Олег Николаевич. - В моем русском переводном издании «Этимологического словаря русского языка» Фасмера оставлено необъясненным слово в следующей словарной статье: "Катетка" – небольшой головной платок, астрах. Темное слово». Абсолютно ясно (теперь), что это не что иное, как диалектный вариант слова кокетка (как это я раньше не догадался? Случаи смешения мягких к и т обычны в русских народных говорах. Ещё с детства и тоже с Нижней Волги мне знакомо слово пашкет, местное видоизменение литературного паштет). Так и останется эта карандашная приписка в моем личном Фасмере, а это, если хотите, маленькая, но этимология, истолкование ранее не объясненного слова. Одно дело – бесспорная заповедь не портить книг, а другое дело – грамотные карандашные пометы на полях автора, исследователя, владельца книги»…

Поиски происхождения славянских слов занимали Трубачёва всю его жизнь.

Основной его работой, облеченным в слова памятником его светлой личности стал многотомный «Этимологический словарь славянских языков. Праславянский лексический фонд», созданием которого он руководил в течение многих лет. Отечественные и зарубежные лингвисты называли Олега Николаевича одним из ведущих языковедов мира.

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Ольга Сурожцева, к.ф.н.
10.02.2010 16:16
Прекрасный человек и гражданин, патриот и ученый, таким мы запомнили Олега Николаевича. Спасибо за статью.

Эксклюзив
Фоторепортаж
19.10.2020
Подготовила Мария Максимова
В России открыт новый туристический маршрут.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».