Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
24 августа 2019
В очень мутной воде

В очень мутной воде

Почему рыба стала дороже мяса
Алексей Чичкин
16.05.2008
В очень мутной воде

Прокурор Сахалинской области недавно заявил: «Уровень криминализации рыбной отрасли не снижается. Деятельность правоохранительных структур в борьбе с преступлениями в сфере рыболовства неадекватна сложившейся криминогенной обстановке». В общем, не самая большая новость...

По современным нормативам Всемирной организации здравоохранения, человек должен потреблять более 20 килограммов рыбы в год. Россия пока отстает: в Москве этот показатель ныне составляет около 16 килограммов, а в среднем по стране – около 14. Потому что рыбопродукты в рознице нередко оказываются дороже мясных продуктов. Поэтому рыба уже перестала быть традиционным блюдом на столе «рядовых граждан».  

Вскоре правительство будет обсуждать проект введения временного моратория на промысел иностранными или российскими судами минимум половины ассортимента российских рыбных ресурсов. Главная причина – многолетний «разгул» отечественной и иностранной контрабанды, включая незаконные схемы сбыта выловленной нашими «добытчиками» рыбы, что называется, близлежащим зарубежным судам-заготовителям. По оценкам Госкомрыболовства и Минэкономразвития, свыше 60 процентов объема ежегодного российского улова легально и нелегально уходит в зарубежье, прежде всего - в соседнее. Там это сырье обрабатывается - замораживается, солится, перерабатывается, и затем – уже в качестве готового продукта – завозится в Россию. Логично, что до 70 процентов рыбного ассортимента на российских же прилавках изготовлено из нашего же сырья.  

По воспоминаниям председателя Госплана СССР, затем министра среднего машиностроения и председателя Государственной экономической комиссии СССР Максима Сабурова, ему «пришлось подолгу бывать в рыбосовхозах российского Севера. И что же?

Мы ходили буквально по «трупам» распоротой рыбы, из которой извлекали икру, печень, молоки: они более высоко ценятся, чем сама рыба, и за эти продукты заготовители платили с середины 1950-х годов ещё больше, чем за рыбу.

 Хотя в 1930-х и первой половине 1950-х ценовая разница была не столь значительной. Но и этих продуктов вблизи берега было необъятное месиво. Запах стоял, мягко говоря, невообразимый, и то же - на всех морских и речных, озерных берегах РСФСР, где есть крупные рыборесурсы. Сколько погибает выловленной рыбы, и сколько ее, списанной «на естественную убыль», уходит за рубеж, никто никогда достоверно не знал и не знает. Уже не первый год ходят слухи, что за такой экспорт чиновникам платят крупные взятки или делятся с ними прибылью от такого «коробейничества». Говорят также, что эту «цепочку» контролирует министр рыбного хозяйства СССР Александр Ишков».  

Да, за махинации этого министра, возглавившего всесоюзное рыбное ведомство еще в 1954-ом, в конце 1970-х сняли с должности и чуть было не упразднили советский Минрыбхоз. Сегодня иные времена - времена рыночной экономики. Так что современные цены на многие рыбные изделия – вовсе не деликатесные – в Москве и многих других крупных городах и промышленных центрах сравнялись, а по многим сортам даже превысили розничную стоимость мясопродуктов.  

В Москве и Подмосковье, например, реализуется от 25 до 30 процентов всей охлажденной и замороженной рыбы, производимой в России и поступающей по импорту. Соотношение же импортных и отечественных рыбопродуктов на столичных прилавках примерно одинаково - 50/50, в большинстве же других «внутренних», не приморских субъектах федерации доля импорта достигает минимум 60 процентов. Да ведь и в приморских областях перевес отечественной продукции крайне мал и составляет 55/45 процентов.  

В Госкомрыболовстве утверждают: в импорте почти преобладает российское сырье. Во-первых, оно, даже экспортируемое официально, намного дешевле, чем у конкурентов, поэтому зарубежным промысловикам и переработчикам куда выгоднее иметь дело с «нашей» рыбой. Во-вторых, разгружаться в иностранных портах нашим промысловикам на четверть, а то и на треть дешевле, чем в российских. А в-третьих, иностранные закупочные цены на наше сырье зачастую почти наполовину выше, чем в России.  

И еще: тарифы на перевозку рыбного сырья и продуктов его переработки из «приморских» регионов в другие области, как и на хранение такой продукции в российской «глубинке», растут с 1990-х быстрее мировых цен на саму рыбу. Совокупные расходы по транспортировке и хранению рыбных изделий в стране уже на 45-55 процентов приблизились к среднемировым «рыбоценам». Плюс к тому - рекордно высокие темпы удорожания горюче-смазочных материалов, оборудования для промыслового лова, текущего обслуживания, ремонта судов. Добавляют к удорожанию посредническо-перекупочные структуры, доля которых в закупках сырья по официальным оценкам ныне превышает 40 процентов, готовых рыбопродуктов – минимум 60, а в поставках рыбной продукции в торговую сеть – не ниже 70 процентов.

Они «ловят» деньги, а не рыбу, лишь перепродавая ее – с максимальной для себя выгодой.

Как сказал мне кандидат экономических и биологических наук Серафим Ветренко, «рыбацкому судну разгрузиться в соседних украинских Мариуполе или Керчи намного дешевле, чем в азовских портах РФ. А размеры промысловых квот часто недостаточны для покрытия промысловых расходов даже наполовину. Потому реальный вылов – минимум вдвое больше официального, то есть по квотам. И эта, что называется, «нелегальная половина» улова уходит в основном в зарубежье, в том числе на Украину. Значительная же часть легального вылова – до половины и более – портится или сразу выбрасывается, так как максимальные закупочные цены в России введены на икру и другое содержимое рыбы. Поэтому промысел ведется, главным образом, во имя большего количества сдачи внутренних продуктов в самой рыбе. А, поскольку зарубежные закупочные цены на саму эту рыбу намного выше, чем российские, получается, что, например, импортная замороженная и копченая рыба преимущественно была выловлена в России. Но из-за более высоких, причем растущих закупочных цен тем, где ту же рыбу заморозили или коптили, цены на этот продукт у нас постоянно растут».  

Извечный вопрос – что делать? Все и все знают, сумма мнений экспертов выглядит так:  

- ввести пониженные тарифы на перевозку российской рыбопродукции, прежде всего сырья, из приморских бассейнов РФ в российскую «глубинку». (Кстати, такие тарифы с 2008-го введены, но только на перевозку продукции с Сахалина, и только по железным дорогам);  

- временно освободить от налогов российские предприятия, перерабатывающие отечественное рыбосырье, или же ввести пониженные ставки налогообложения;  

- снизить расценки на обработку-обслуживание российских промысловых судов в отечественных портах;  

- повысить минимум на треть закупочные цены на отечественные рыбное сырье и полуфабрикаты;  

- поднять, опять же временно, ставки экспортных пошлин на российское рыбосырье и его полуфабрикаты;  

- временно ввести льготное налогообложение для промысловых флотилий, сдающих морское биосырье отечественным перерабатывающим предприятиям.  

Кандидат биологических наук Валентин Аверичев в беседе со мной был еще категоричнее, с его точки зрения, для наведения порядка следует поступить просто: «Наилучшим вариантом было бы возвращение госмонополии в рыбную отрасль, но этому наверняка будет сопротивляться бизнес, причем любыми средствами.

 По опыту же других стран государство могло бы стимулировать национальную рыбопереработку, в том числе - с помощью высоких пошлин на завоз в РФ рыбосырья, которое в должном количестве имеется и добывается в национальных акваториях. В условиях столь большой страны, как Россия, важны и пониженные тарифы на перевозку национальных рыбопродуктов: это, кстати, практикуется в Канаде, Австралии, Китае и ЮАР. Даже при доставке рыбы в Данию из своей автономии, Фарерских островов».  

Пока же из «мутной воды» добывают деньги те, кто, быть может, даже не знает, с какого конца следует чистить рыбу.  

 

P.S. В июле этого года Госкомрыболовство РФ внесет в Правительство предложение о введении 5-летнего моратория на вылов осетровых в российском секторе Каспия. Предложение того же ведомства по двух-трехлетнему мораторию примерно по 40% промыслового ассортимента в других морских бассейнах тоже намечено к обсуждению в Правительстве в июле, но первым ожидается мораторий на вылов каспийских осетровых.  

 

 

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
20.08.2019
Алексей Байлов (Россия), Ярослав Дворжак (Чехия)
События в Чехословакии: взгляд через полвека.
Фоторепортаж
17.08.2019
Алексей Тимофеев, Елена Безбородова (фото)
Здесь, на далёком Севере России, – один из важнейших наших духовных центров.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».