Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
20 ноября 2017

Школа перемен

Учителей и учеников ждут очередные хорошо забытые «новшества»
Наталья Дегтярева
29.09.2016
Школа перемен

Министр образования Ольга Васильева предлагает вернуть дежурство учеников по уборке классов, работу на пришкольных участках и сельскохозяйственные бригады в сельских школах. Об этом она заявила, выступая на заседании комитета по науке Совета Федерации, и получила от сенаторов поддержку своим идеям.  

Не растить белоручек, приучать детей к труду, воспитывать не потребителей, а созидателей, безусловно, необходимо. Об этой необходимости значительная часть россиян говорила, кстати, и тогда, когда отменяли, а точнее запрещали законодательно и уборку классов школьниками, и труд на пришкольных участках, и ведение сельскими школами собственного подсобного хозяйства. Но тогда, в начале двухтысячных, были модны совсем другие лозунги, и разумные, как теперь выясняется, доводы не были услышаны. За последнюю четверть века в школе, в самом её укладе многое было порушено, в том числе, и, казалось бы, основа основ – отношение к трудовому воспитанию. Но кое-что педагогам удалось сохранить, даже вопреки указаниям чиновников от образования. 

Несколько лет назад мне частенько приходилось бывать в Алексеевской школе Базарно-Карабулакского района Саратовской области. Если дело было летом,  директор сразу вела меня на огород и показывала, что посадили-вырастили. А если приезжала осенью, спускались мы с ней в подвал и любовались  закромами с морковью и свеклой, рядами банок с солеными огурцами и квашеной капустой. Школьное подсобное хозяйство не только обеспечивало овощами школьную столовую, подкармливало ребятишек из малообеспеченных семей, но и учило школьников жить и работать на земле. Весь процесс от проращивания семян до ухода за плантациями огурцов, кабачков, до рубки и  засолки капусты проходил при их непосредственном участии. 

Дети даже не догадывались, что учителя оформляли эту работу как практические занятия по ботанике или уроки «технологии», которые в данном случае лучше все-таки называть по-старому – домоводством.  

Таких школьных огородов, как в Алексеевке, в Саратовской области было немного, но они были. И в других областях тоже были. Даже на фоне повсеместного массового закрытия сельских ПТУ.

Потому что сельские учителя не понимали и не хотели понимать, как можно полностью искоренить обучение работе на земле и с землей сельских ребятишек? Вот только  руководители школ просили журналистов о своих «огородах» не писать и сюжеты для TV не снимать, чтобы не привлекать к себе ненужного внимания проверяющих. Как вы думаете, обрадуются теперь эти директора вновь возникающей необходимости создавать при школе сельхозбригады и трудовые лагеря? Мне почему-то кажется, что если и обрадуются, то далеко не все. Большинство воспримет это как очередную головную боль. Потому что с тем же рвением, с которым полтора десятка лет назад чиновники искореняли труд школьников на приусадебном участке, теперь они же начнут требовать его внедрения. Но как в условиях ограниченного бюджета, в отсутствии "родного колхоза", при наличии проблем с земельными участками и жесточайшем контроле детских оздоровительных лагерей  организовывать работу  школьного трудового лагеря? 

Разве не прав участник одного из обсуждений новации министра, написавший в соцсетях: «По поводу сельских бригад у меня вопрос: какими они будут? С тракторами и комбайнами или с лопатами и тяпками? Г-жа министр имеет представление, во сколько обойдётся содержание такой школьной бригады (техника, гсм, ремонт, инфраструктура, наличие хотя бы одного квалифицированного механизатора)"? То же самое  можно спросить и о деятельности   лагерей  труда в современных условиях.  Насколько реально, по мнению Минобра, повсеместное их создание на базе школ?   

Быть может, стоит, наконец, начать не сверху повсеместно запрещать или, напротив, категорически внедрять те или иные методы трудового, патриотического, нравственного воспитания, а просто поставить задачу, четко заявив очевидное: школа не только образовывает, но и участвует в воспитании подрастающего поколения.

И дальше – разрешить школам самостоятельно, в соответствии с собственными возможностями, со своим, приобретенным немалыми усилиями опытом  решать, как превращать школьников в нормальных взрослых людей: любящих труд и умеющих трудиться, любящих Родину и желающих ее защищать. 

«Сколько бы мы ни говорили на педсоветах и на серьезных совещаниях в райцентре, что нашей земле, нашему селу сегодня, как никогда, нужен рачительный хозяин, выпускники сельских школ вряд ли таковыми станут, если им с детства не будут привиты не только интерес и любовь к родному краю, но и навыки деятельного участия  в жизни родного села», –  писала мне три года назад Александра Николаевна Требунская, директор школы из небольшого села Дмитриевка, расположенного в саратовском Заволжье в сотне километров от границы с Казахстаном.   

Слова «деятельное участие», подразумевающие работу, дело, труд, - главные в этом высказывании сельского педагога. Чтобы ученики считали не только своим долгом, но и радостью деятельное участие в жизни родного села, учителя Дмитриевской школы сделали общим делом школы охрану природы, окружающей Дмитриевку.  А это степь, почти полупустыня, где труд земледельца едва ли не равен труду шахтера. С решением «экологических проблем» дети и взрослые здесь сталкиваются ежедневно. Учителя придали этой работе еще и научный характер. Школьники в ходе летней полевой практики изучают состав почвы в окрестностях села. Проводят мониторинговые исследования  входящей в Красную книгу флоры. Совместно с сотрудниками Роспотребнадзора проводят химический  анализ воды в реке Большой Узень, на берегах которой расположена Дмитриевка, очищают берега от  мусора, озеленяют их. Ищут способы борьбы с сорняками, убивающими порой чуть ли не половину урожая. За последнюю работу, проведенную на полях отца-фермера, ученица Дмитриевской школы Настя Енина получила, между прочим, премию Президента РФ. 

Пример этой сельской школы – один из великого множества. Журналистская работа дала мне возможность в последние десятилетия познакомиться с огромным количеством педагогов сельских и городских школ из разных регионов России, избравших экологические программы и проекты для воспитания человека деятельного, ответственного, морального.  И трудолюбивого. Не случайно в конце девяностых – начале двухтысячных годов именно эти проекты и программы ложились в основу воспитательной работы многих школ! В занятиях экологией мощная деятельная и общественная составляющая. А учителя, не смотря на различные нововведения, всегда отлично понимали: школа обязана научить ребенка и учиться и трудиться. Школа не может не воспитывать.

По всей стране школьники в рамках экологических проектов ухаживают за родниками, высаживают деревья, прокладывают экологические тропы, убирают дворы и скверы.  Разве этот, уже апробированный, вариант не один из методов трудового воспитания?

Разве реальное решение экологических проблем и задач, больших и малых, коих в нашей стране великое множество, не  является для школьников уроком, говоря словами министра, «не потребительского, а созидательного»,  деятельного, бережливого отношения к своей школе, своему городу, селу, стране?

Жаль только, что сейчас экология оказалась не предусмотренной ФГОСами,  ей почему-то отвели место третьестепенного предмета, потихоньку выдавливаемого из школы. Интересно, через сколько лет мы начнем сожалеть теперь уже об этом  – когда города и леса, как в страшном фантастическом романе, будут погребены под высоченными горами мусора, не желающего разлагаться? 

Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Отображены комментарии с 1 по 10 из 24 найденных.
Рудольф
18.01.2017 8:18
Вы и в самом деле думаете, что "Новое образование" откажется от своей провозглашенной цели: Воспитать цивилизованного потребителя? Или мытьё полов привьет ему "любовь к труду?!"- В действительности, это просто тренаж на выполнение работы в безоплатном варианте, которую от него потребует работодатель, а он к этому отнесётся как к должному.
А что, "приучили".
Труд, это нечто совсем другое. Если уж использовать советский опыт /а он был превосходен в своей основе/, то уж в полном объёме.
А вообще-то, Васильевой следовало бы порядком переформатировать всю систему образования, да и содержательную часть суще ственно пересмотреть. Иначе, толку не будет.  
Политрук
19.11.2016 22:31
ВЕРА:"Цифр как не было так и нет! Всё остальное беллетристика по Пикулю" - конец цитаты.
Ещё один яркий образчик монархиЦкой логики и монархиЦкого же передергивания.
Читать обучены? Читайте внимательнее, возражайте по существу.
И напоследок вопрос (далеко не в первый раз) - почему "по Мельгунову" всегда пожалуйста, а " по Пикулю" (из которого, кстати, в нижеприведенном тексте - ровно один абзац) - ни в коем случае нельзя?
Не потому ли, что возразить нечего?
ВЕРА ПОЛИТРУКУ и др.
19.11.2016 14:47
Цифр как не было так и нет! Всё остальное беллетристика по Пикулю.
Политрук
16.11.2016 23:23
ВЕРА: "А где цифры? АУ!" - конец цитаты.
Я так понимаю, сказать Вам нечего?
"От голословных утверждений о воровстве в дореволюционной России перейдите к конкретным делам и цифрам и цитатам источников" - конец цитаты.
Пожалуйста.
"Великий князь Алексей Александрович (1850-1908), четвёртый сын императора Александра II.
Генерал Н. А. Епанчин так описывал великого князя: «Алексей Александрович был… человек доброжелательный, но серьезности в жизни и работе проявлялось мало; в воспитании его были странные пробелы… Во время плавания на фрегате „Светлана“ великий князь Алексей Александрович по прибытии в Нью-Йорк играл с сослуживцами в карты… после игры во время расчета великий князь, указав на одну из монет, спросил, что это такое. Ему ответили: „Пятачок“… медные пять копеек; тогда великий князь…с любопытством рассматривал ее и сказал: „В первый раз вижу“. Несомненно, это была не шутка, а доказательство, как далеко его держали от жизни». Заметим, что в будущем он не только медные пятаки не считал, но даже миллионы золотых рублей, исчезавшие в его бездонных карманах.
В 1881 году, после убийства Александра II, Алексей Александрович возглавил весь военно-морской флот России, заняв место своего дяди Константина Николаевича. Однако самым парадоксальным образом, именно с этого момента, он совсем перестал интересоваться флотом. Начав плавать с десятилетнего возраста, Алексей Александрович провел в море почти 20 лет. Он стал настоящим моряком. Однако после 1881 года он уже редко выходил в море. Последующие 28 лет он явно предпочитал сушу.
В 1882 году он был произведен в вице-адмиралы, хотя Александр III и считал, что брату это безразлично. Почему? Да потому, что Алексей уже пресытился морями и океанами с их дальними плаваниями и нашел себе увлечение в другом – общении с прекрасным полом. Адмирал И. А. Шестаков записал в своем дневнике: «Кажется, мой Великий Князь равнодушен не только к флоту, но и ко всему, и дела ему нет хорошо ли России…»
В 1883 году Алексей из рук брата-императора получил повышение – теперь он стал уже генерал-адмиралом. Но ему на это было уже наплевать – он стал равнодушен к морскому делу. Он разлюбил море, в дела своего ведомства не вникал. Его сознание застыло на временах парусного флота, на золотых днях его походов на «Светлане». А между тем, России надо было строить броненосцы; наступило другое время – время пара, электричества и радио. И если все же российский флот удавалось содержать в более или менее приличном состоянии, то не благодаря, а вопреки генерал-адмиралу Алексею Александровичу.
А теперь поговорим о том, как великий князь Алексей Александрович руководил Морским ведомством и Российским флотом. Прежде всего следует сказать, что в 1884—1885 годах для него был простроен роскошный Алексеевский дворец на набережной реки Мойки (дом 122), в котором он и зажил в свое удовольствие.
Известный ученый и кораблестроитель, профессор Крылов так охарактеризовал руководящую деятельность великого князя в его ведомстве: «За 23 года его управления флотом бюджет вырос в среднем чуть ли не в пять раз; было построено множество броненосцев и броненосных крейсеров, но это "множество" являлось только собранием отдельных судов, а не флотом. Так, броненосные крейсера "Владимир Мономах" и "Дмитрий Донской" были заложены одновременно однотипными. По окончании постройки оказалось: один – как бы корвет, другой – фрегат, один – двухвинтовой, другой – одновинтовой и т. п. Еще большее разнообразие царило между броненосцами "Александр II" и "Николай I", хотя они должны быть совершенно одинаковыми, однако вышли разными… В смысле создания флота деятельность генерал-адмирала Алексея была характерным образцом бесплановой растраты государственных средств, подчеркивая полную непригодность самой организации и системы управления флотом и Морским ведомством». Племянник Алексея, великий князь Кирилл Владимирович, наблюдая за маневрами германского флота в Киле в 1895 году, заметил: «Должен признаться, что в конце 90-х годов наш флот производил жалкое впечатление: большинство кораблей совершенно устарело и не было пригодно к использованию – флот подлежал полной реконструкции».
    Премьер-министр С. Ю. Витте писал в своих мемуарах: «Алексей Александрович, будучи очень милым, честным и благородным, в то же время был человеком в деловом отношении не особенно серьезным». Насчет откровения Витте о том, что Алексей был «честным» человеком… Это он с собой сравнивает: более бесчестного человека, чем сам премьер-министр, трудно было найти. Как же может быть казнокрад честным человеком? А вот насчет «несерьезности» он прав – великий князь откровенно отлынивал от дел. Об этом хором говорят все его сослуживцы. Вот только несколько таких высказываний. Адмирал Шестаков: «Алексей, по-видимому, равнодушен к флоту и судьбам его… Ему все трын-трава». Госсекретарь А. А. Половцов: «Алексей Александрович думает только о том, как бы без нарушения приличий улизнуть (с заседания Госсовета) и вернуться к кровати Зины. Скука крупными чертами выражается на его лице».
Все его руководство русским флотом сводилось к тому, что он раз в неделю приглашал адмиралов обедать к себе во дворец. Это действо называлось заседанием Адмиралтейств-совета. Поскольку повар был мастером своего дела, и коньяк у Великого князя всегда бы первосортным, то гости не жаловались. С делами они к нему почти не приставали, поскольку знали, что это бесполезно. На этих заседаниях, как моряк, бывал и великий князь Александр Михайлович.
Вот как он их описывал: «После того, как наполеоновский коньяк попадал в желудок его гостей, радушный хозяин открывал заседание Адмиралтейств-совета традиционным рассказом о случае из истории русского парусного военного флота… Я выучил наизусть все подробности этого запутанного повествования и всегда из осторожности отодвигался немного со стулом от стола в тот момент, когда, следуя сценарию, дядя Алексей должен быть ударить кулаком по столу и воскликнуть громовым голосом: "И только тогда, друзья мои, узнал этот суровый командир очертания скал Скагена". Генерал-адмирал ничего бы не имел против того, чтобы ограничить дебаты Адмиралтейств-совета в пределах случая с "Александром Невским"».
А коньяк у великого князя был действительно замечательным. Винный погреб насчитывал сотни марок крепких напитков и вин, помещенных в бочки, графины, бутылки и кувшины. Отсюда на стол великого князя подавались коньяки «Наполеон», «Нарышкин», «Кюба», «Бель Вю», «Монте-Карло», «Клиссон», «Кувилье». Здесь хранились и по первому требованию выносились гостям ликеры «Кюрасао», «Бенедектин», «Мария Христина»; портвейны «Граф Гурьев», «Марсала»; херес «Депрэ», «Гонзалес»; мадера «Кювелье», «Старая Мальвазия». В винном погребе насчитывалось до сорока сортов водки, среди которых можно было не только увидеть, но и попробовать такие сорта, как «Седьмое небо», «Яхт-клуб», «Елисеев». Здесь также находились виски, ром, всевозможные настойки и наливки.
Никаких государственных идей, по замечанию С. Ю. Витте, у великого князя Алексея не было. Известно, что он обычно находился под влиянием очередной дамы, с которой был близок. Учитывая, что великий князь и правда был добрым человеком, какая-нибудь из них и могла бы направить его на путь истинный, но как назло ему попадались одни стервы, которым были нужны лишь его деньги. Александру III многие на него жаловались, но царь на это закрывал глаза – лишь бы его брат не лез в политику. А он и не лез. Равнодушие и пренебрежение своими обязанностями все более одолевало Алексея.
С 1880 года все отмечали усиливающуюся тягу сибарита и чревоугодника Алексея к обильным возлияниям и бражничеству, обычно в компании мужа своей любовницы герцога Лейхтенбергского. Он здорово располнел, что дало право злым языкам называть его «семь пудов августейшего мяса».
Женолюбие великого князя сделало его скандальной личностью. Александр Михайлович однажды язвительно заметил: «В его жизни преобладали верткие дамы и неповоротливые корабли». Нетрудно себе представить, какая велась охота за ним со стороны самих женщин. «Каждую ночь к нему являются дамы нашего бомонда, которых он удостоит пригласить», – писала одна его современница. Безмятежность и веселье, кутежи с цыганами, озорные мальчишники с обильными возлияниями, балы и рауты составляли его досуг в России. Все это происходило на глазах у столичного общества и падкой до сенсаций русской прессы. Но еще большее удовольствие ему приносило пребывание в Европе, подальше от глаз злоязычных русских газетчиков. На курортах в Биаррице и Каннах в основном проходила его легкая, беспечная жизнь. Он надолго выезжал туда для отдыха, бросая в России все дела, чем немало возмущался даже его брат Александр III. Никакой работы, никаких обязанностей – только гольф, развлечения и поездки в игорные заведения Монте-Карло. «Светский человек с головы до ног, le Beau Brummell (законодатель мод) и бонвиван, которого баловали женщины, Алексей Александрович много путешествовал. Одна мысль провести год вдали от Парижа заставила бы его подать в отставку… Одно только упоминание о современных преобразованиях в военном флоте вызывало болезненную гримасу на его красивом лице. Не интересовался ни чем, что бы не относилось к женщинам, еде и напиткам», – не без иронии писал его кузен Сандро. Ему вторил другой современник: «Если бы великий князь был вынужден хотя бы год провести вдали от Парижа, он бы немедленно подал в отставку – что, безусловно, сыграло бы положительную роль для русского флота, где он числился генерал-адмиралом».
Он всегда останавливался в роскошных отелях «Риц» или «Континенталь», в которых для его свиты снимались целые этажи, посещал шикарные рестораны, где навытяжку стояли все – от хозяина до метрдотеля с целым сонмом официантов, а прочую публику не пускали. Когда проезжал или выходил на прогулку великий князь Алексей, полиция перекрывала все улицы. Это сейчас этим никого не удивишь, а тогда все было в диковинку. Если он входил в казино под руку с очередной дамой и в сопровождении свиты, то двери запирались и ставки поднимались до полумиллиона рублей.
Специально для него танцевала знаменитая куртизанка La Goulue, позировавшая Тулуз-Лотреку, и Алексей буквально до пояса засыпал ее крупными купюрами. Феликс Юсупов вспоминал, как в 1907 году он встретил куртизанку Биби, уже старую и больную старуху, которая гордилась своей давнишней связью с великим князем Алексеем. Такова был его жизнь за границей. Именно Алексей со своим братом Владимиром сделали во Франции нарицательным выражение «жить по-великокняжески»; о них даже в 1930-е годы старожилы рассказывали легенды.
Как же к такой разгульной жизни Алексея относилось его начальство? Отметим, что начальником над ним был только его брат-император. Он был доволен службой Алексея – или делал вид, что доволен. Когда Александр III умер в 1894 году, ему на смену пришел Николай II – племянник Алексея. Он откровенно боялся своего дяди и не решался ему перечить. Тогда за дело взялись родственники, возмущенные неразберихой, царившей в Морском ведомстве, и огромными растратами. В царствование Николая II они не раз предпринимали попытки убрать с должности великого князя Алексея, но заступничество вдовствующей императрицы Марии Федоровны спасало его от этого. Против Алексея выступил его племянник Сандро, подавший в 1896 году доклад Николаю II о плачевном состоянии флота и необходимости реформ. В результате Александр Михайлович был вынужден подать в отставку, так как генерал-адмирал тоже грозился отставкой. Тогда ничего сделано не было.
При Алексее коррупция и казнокрадство полностью разложили Морское ведомство. Дело доходило до того, что броня кораблей буквально расползалась, ибо металлические заклепки были разворованы, и броневые листы крепились деревянными втулками. Один новейший миноносец едва не затонул на полпути между Кронштадтом и Петербургом, так как в дырки для заклепок кто-то воткнул сальные свечи. При таком флотоводце снаряды корабельных орудий даже не взрывались, зато частенько взрывались сами пушки, убивая и калеча людей.
Алексея обвиняли в растратах казны и грустно шутили, что дамы Парижа обходятся России в год по одному броненосцу. Он прославил себя огромными хищениями, при нем казнокрадство на флоте достигло небывалых размеров, сумма прикарманенных им денег исчислялась миллионами. Не брезговал он и суммами Красного Креста, предназначавшимися для раненых воинов. «В карманах "честного" Алексея, – писали современники, – уместилось несколько броненосцев и пара миллионов Красного Креста, причем он очень остроумно преподнес балерине-любовнице чудесный красный крест из рубинов, и она надела его в тот самый день, когда стало известно о недочете в два миллиона». Карьера Его Высочества была запятнана рядом финансовых скандалов.
В 1902 году провели наконец расследование о злоупотреблениях в Морском ведомстве, в результате которого 43 офицера были обвинены во взятках и коррупции. Против самого Алексея не выдвигалось никаких обвинений, но ряд его заместителей обвинили в хищениях и они были осуждены. На следующий год разразился скандал по поводу морского бюджета, за который Алексей нес ответственность. Дополнительные 30 миллионов рублей, то есть половина ежегодного бюджета военно-морского флота страны, как в воду канули. Алексею удалось все же отчитаться по этим суммам, хотя за это время ни одного корабля на воду спущено не было. В то же время он купил себе особняк в Париже. Великий князь Константин Константинович записал в своем дневнике: «Если это так, то нельзя не удивляться таким расходам со стороны русского великого князя».
Беззаботное существование великого князя Алексея Александровича было прервано трагедией. Несмотря на все признаки надвигающейся войны с Японией, генерал-адмирал продолжал свои каждодневные празднества. Сандро однажды пытался поговорить с Алексеем на эту тему. Вот что из этого вышло: «Свидание носило скорее комический характер. Все вооруженные силы микадо на суше и на море не могли смутить оптимизма дяди Алексея. Его девиз был неизменен: "мне на все наплевать", каким образом наши "орлы" должны были проучить "желтолицых обезьян", так и осталось для меня тайной. Покончив таким образом с этими вопросами, он заговорил о последних новостях Ривьеры, что дал бы он, чтобы очутиться в Монте-Карло. Пошли вопросы: видел ли я мисс X и понравилась ли мне мисс У?»
В 1904 году началась Русско-японская война. В течение 18 месяцев Россия шла от поражения к поражению. На счету Алексея Александровича было две войны: Русско-турецкая 1877—1878 годов и Русско-японская 1904—1905 годов; последнюю он позорно проиграл. Все заседания Морского ведомства в 1904 году проходили под председательством Алексея Александровича. По словам С. Ю. Витте, великий князь выразил свою крайнюю слабость в смысле предупреждения этой войны, хотя осознавал, что она скорее принесет беду. Он отрицательно относился к идее отправки эскадры Рождественского на верную гибель, но на своем мнении не настоял. Роковое решение принял вопреки всякой логике сам император Николай II.
Вина за посылку на верную гибель эскадры лежит на Николае II, но не меньше был виноват и генерал-адмирал Алексей. Это по его вине корабли были тихоходными, разнотипными, слабо вооруженными, устаревшими, и так далее, и тому подобное. В дни национального позора весь Петербург охватило озлобление против Алексея за неподготовленность и жалкое состояние флота, за его бессмысленную гибель. Начались массовые требования его отставки. Морские офицеры ему дали позорную кличку «князь Цусимский».
В Алексеевском дворце били стекла, в народе появилась байка о том, что якобы Николай II в сердцах сказал: «Лучше бы ты, дядя, крал в два раза больше, но делал бы броню в два раза толще!» – и уволил его в отставку. Но это всего лишь легенда. На самом деле Николай II записал в своем дневнике следующее: «30 мая, понедельник. Сегодня после доклада дядя Алексей объявил, что он желает уйти теперь же. Ввиду серьезности доводов, высказанных им, я согласился. Больно и тяжело за него, бедного!..» «Бедного» казнокрада! Выходит, что Алексей Александрович сам попросил отставки – наверное, даже такого непробиваемого человека совесть замучила. Не исключено, что он даже страдал и чувствовал свою вину.
2 июня 1905 года он был уволен со всех своих должностей и укатил в Париж, прихватив с собой свою любовницу, француженку Элизу Балетта, актрису Михайловского театра. Раньше Элиза была служанкой одного из французских отелей. Алексей Александрович, будучи председателем Императорского общества покровителей балета, настолько активно ей протежировал, что она стала примой с самым высоким гонораром. Мадам Балетта была прямо осыпана дорогими подарками великого князя, за что получила у петербуржцев звание «бриллиантовое величество».
Она щеголяла в ожерелье из бриллиантов, которое петербургские остряки прозвали «Тихоокеанский флот». В высшем обществе считали, что Балетта стоит дороже Цусимы. Техническую отсталость и поражение русского флота в русско-японской войне многие современники напрямую связывали с именем этой женщины – последней любовницы великого князя Алексея. Большую часть времени Алексей Александрович проводил на Лазурном берегу или в Париже, а промышленники, чтобы получить заказы для флота, обычно обращались к его метрессе Элизе Балетта.
Вот лишь несколько примеров. Еще в самом начале войны правительство решило укрепить русский флот и задумало купить несколько броненосцев у республики Чили. Но сделка не состоялась из-за их… дешевизны! Представитель Морского ведомства Солдатенков, откровенный казнокрад и взяточник, заявил чилийцам: «Вам следует просить за броненосцы цену не менее, чем втрое дороже назначенной. Не тот расчет! Свое с продажной цены должен получить великий князь. Немало нужно дать госпоже Балетта. На долю чинов поменьше должно что-то остаться…» В результате сделка расстроилась, а японцы тут же перекупили броненосцы у чилийцев, возмущенных наглостью российских взяточников.
Другой вопиющий случай из жизни госпожи Балетта связан с приобретением новейшей морской торпеды. Ее изобретателем был француз, которого русское правительство вызвало в Петербург для проведения опытных стрельб. Однако только за то, чтобы произвести опыт, с француза потребовали 25 тысяч рублей для актрисы Балетта. Изобретатель, сам мечтавший обогатиться на русском заказе, конечно же, таких денег не имел. Он вынужден был уехать восвояси, а японцы перекупили новинку, хотя у них уже была своя торпеда, по своим качествам превосходящая французскую. Они купили ее только ради того, чтобы русским не досталась. Все это будоражило русскую общественность, и когда Алексей появился в театре вместе с Элизой Балетта, с головы до пят увешанной бриллиантами, разъяренная публика забросала их апельсиновыми корками и… в общем, чем попало. Известный исторический беллетрист Валентин Пикуль так представил этот эпизод: «Вечером того же дня "Семь пудов августейшего мяса", как всегда, развалились в ложе Михайловского театра, аплодируя своей "порхающей" любовнице. Публика устроила Элизе Балетта скандал. "Вон из России! – кричали даже из бархатной ложи. – На тебе не бриллианты, – это наши погибшие крейсера и броненосцы"…». По другой версии, когда во время одного из спектаклей в мае 1905 году она появилась на сцене в драгоценном ожерелье, публика стала кричать: «Воровка! Вот где наш флот! Позор!»
Кстати, относительно бриллиантов. Алексей Александрович дарил ей очень дорогие вещи, часть из которых ныне находится в частных коллекциях. Так, например, известна шкатулка «Балетта» работы Карла Фаберже, заказанная специально для француженки и изготовленная из золота, эмали и бриллиантов; она украшена эмалевым якорем с инициалом «А». Фаворитка великого князя обладала значительным количеством и других изделий Фаберже, среди которых была ваза «Балетта», камнерезная фигурка «Просящий шнауцер» и миниатюрная нефритовая лейка, украшенная золотом, эмалью и бриллиантами.
После подобных скандалов Элизе Балетта пришлось покинуть не только театр, но саму Россию. Уезжала она тайно, ее багаж составлял 133 места поклажи – ценные вещи и наимоднейшие платья. Оставшаяся в ее петербургской квартире мебель, предметы художественного убранства, драгоценная китайская и саксонская посуда, хрустальные люстры и многое другое – все было продано с аукциона. Все это принесло большую выручку, так как состоятельные петербуржцы не скупились, желая приобрести вещи скандальной особы. Особую ценность в этом плане представлял диктофон фирмы «Патэ» с записями интимных разговоров Балетты с великим князем.
С 1905 года великий князь Алексей жил преимущественно в Париже, где продолжал свои загулы. В ноябре 1908 года он умер от банальной простуды (инфлюэнцы, как тогда называли грипп); его тело перевезли в Петербург и похоронили в Великокняжеской усыпальнице Петропавловского собора. Весьма осведомленная светская дама А. В. Богданович тогда записала: «Скончался Алексей Александрович в Париже. Как генерал-адмирал Алексей Александрович никуда не годился, при нем начались все неурядицы в морском ведомстве. Хищения при нем процветали. Он сжег свою жизнь разгулом: при вскрытии тела обнаружили: печень начала разлагаться еще у живого, сердце вдвое больше нормы, легкие как решето»
Незадолго до смерти великий князь Алексей высказал своему племяннику Гавриилу Константиновичу свое кредо: «В жизни надо все испытать». Тут, как говорится, без комментариев…"

Действительно, комментарии излишни. Найдите, как говорится, десять отличий от дня нынешнего...




.

ВЕРА ПОЛИТРУКУ и др.
15.11.2016 14:35
\\ повторяю: цифры умерших от ГОЛОДА.\\
А где цифры? АУ!
От голословных утверждений о воровстве в дореволюционной России перейдите к конкретным делам и цифрам и цитатам источников.
Хватит большевицких лозунгов!
Политрук
01.11.2016 9:33
Специально для монархистов повторяю: цифры умерших от ГОЛОДА.
Что эе касается воровства - в благословенной николаевской России оно было масштабнее на несколько порядков, и начиналось непосредственно от околотронного пространства.  Про Цусиму и венценосных родственников напомнить?
А о "состоянии дел", да будет Вам известно, судят не по количеству пойманных, а по количеству украденного. Увеличение количества пойманных как раз говорит о качестве работы органов. Так что, прежде чем валить все в одну кучу и пытаться задавить числом цифр, лучше все-таки подумать.
ВЕРА
30.10.2016 23:36
В прошлый вторник на Секретариате ЦК обсуждался вопрос «О хищениях на транспорте». Я буквально содрогался от стыда и ужаса. Три месяца работала комиссия ЦК под председательством Капитонова. И вот, что она доложила на Секретариате:
За два года число краж возросло в два раза; стоимость украденного - в 4 раза;
40 % воров - сами железнодорожники;
60 % воров - сами работники водного транспорта;
9-11 000 автомашин скапливается в Бресте, потому что их невозможно передать в таком «разобранном» виде иностранцам;
25 % тракторов и сельскохозяйственных машин приходят разукомплектованными;
30 % автомобилей «Жигули» вернули на ВАЗ, так как к потребителю они пришли наполовину разобранными;
на 14 млрд. рублей грузов ежедневно находятся без охраны;
охранники существуют, их 69 000, но это пенсионеры, инвалиды, работающие за 80­-90 рублей в месяц;
воруют на много млрд. рублей в год;
мяса крадут в 7 раз больше, чем два года назад, рыбы в 5 раз больше.
Заместитель министра внутренних дел доложил, что в 1970 году поймали 4 000 воров на железной дороге, в 1979 - 11 000. Это только тех, кого поймали. А кого не поймали - сколько их?

_А. Черняев
ВЕРА ПОЛИТРУКУ и др.
29.10.2016 14:07
Политика "военного коммунизма" большевиков, гражданская война, болезни и голод в 1918-1920 г.  Погибло не менее 7,5 млн человек

Голод 1921-22г. в результате засухи, разрушения продовольственного рынка и с/х,  4,5 млн человек

Голод 1933 г в результате принудительных хлебозаготовок  Погибло   6,5 млн человек

Раскулаченные, погибшие на этапах в спецпоселения. Погибло не менее 0,8 млн человек

Растрелянные и погибшие на следствии "контрреволюционеры" в 1922-1953 г.
Погибло около 1 млн человек

Погибшие в тюрьмах,колониях, ГУЛАГа 1923-1953  около 2 млн человек

Жертвы локальных конфликтов 160 тыс.человек

Голод 1947 г., борьба с повстанцами 1945-53 г. Погибло 1,3 млн человек
Политрук
24.10.2016 23:35
Быстро же Ваши аргументы кончились. Не приведете ли, в таком случае, цифры умерших от голода после 32-го? В 40-х? 50-х?
Вообще меня все больше и больше терзают смутные сомнения, что "ужасы советской жизни" Вам известны исключительно по "Огоньку" образца конца 80-х. Тот же стиль, те же "источники", те же невнятные "аргументы" и переход на личности.
И, кстати, уже раз десятый повторяю - я Вам не "дорогой".
ВЕРА ПОЛИТРУКУ и др.
24.10.2016 16:55
Знаю, что верите только большевицким вралям! А голод, дорогой, в советское время как начался с гражданской войны, так трудности советского бытия и закончились только в благословенные брежневские времена, по которым вы тоскуете.
Отображены комментарии с 1 по 10 из 24 найденных.

Эксклюзив
14 Ноября 2017
Олег Слепынин
Жизнь и пророчества почаевского старца.
Фоторепортаж
14 Ноября 2017
Подготовила Мария Максимова
В Санкт-Петербурге открылся крупнейший в мире Железнодорожный музей.