Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
21 августа 2019
Северный полюс под килем (часть 1)

Северный полюс под килем (часть 1)

Из походного дневника специального корреспондента «Столетия»
Николай Черкашин
01.08.2008
Северный полюс под килем (часть 1)

Географические полюса нашей планеты стали своего рода сакральными точками человечества. Побывать на полюсе – южном или северном – это в чем-то то же, что совершить хадж в Мекку или паломничество на Святую землю, подняться на Эверест или погрузиться в Мариинскую впадину. Вот и мы, группа бывших подводников, идем на полюс почти с паломнической целью – почтить память первой отечественной атомной подводной лодки К-3, которая к тому же впервые в истории России достигла макушки планеты под ледяным панцирем Арктики.

Оба этих выдающихся события – постройка подводного (читай и подледного) атомохода и его поход на Северный полюс - затерялись сегодня в потоке событий, хотя именно сегодня, то есть в 2008 году, исполняется полвека со дня этапного события в истории России как морской державы: 50 лет назад был спущен на воду и сдан, как говорят, Богу на руки, а ВМФ СССР в боевой строй - атомный подводный корабль с секретным тактическим номером К-3 и с именем «Ленинский комсомол».  

Это творение генерального конструктора Владимира Перегудова и его многих соратников равноценно созданию Сергеем Королевым космического корабля «Восток», на котором сумел преодолеть земное притяжение Юрий Гагарин.

Но в памяти потомков этот подвиг отразился намного бледнее, чем деяние Королева. Во многом потому, что для нынешних властей все советское, как некогда и для советских правителей все «царское», то есть дореволюционное – обесценено политической конъюнктурой.  

И тем не менее, на скрижалях истории, не подвластных ничьей цензуре, «русская тройка» - К-3 оставила свой геройский след.  

Взяв все это в толк, бывший командир дизельной подводной лодки Б-… капитан 2 ранга запаса Андрей Бабуров, ныне глава санкт-петербургской фирмы «Балтийский эскорт» собрал небольшую экспедицию и отправился на борту атомного ледокола «50 лет Победы» на Северный полюс, дабы почтить память атомных первопроходцев. Легко сказать «собрал», «отправился»… Это в наше-то время, когда куда ни кинь – всюду нужны большие деньги, да и на ледоколах лишних мест не бывает. Однако для Бабурова и его людей каюта на флагмане ледокольного флота «50 лет Победы» нашлась. И вот почему. Самый мощный в мире атомный ледокол был заложен в те времена, когда Санкт-Петербург был еще Ленинградом. Строительство его растянулось на добрых семнадцать лет. Дело сдвинулось с мертвой точки, когда в долгострой вмешался президент России Владимир Путин. Финансирование возобновили, и ледокол, который надо было уже называть «60 лет Победы», был достроен и в позапрошлом году, наконец, вышел в свои первые рейсы.  

Андрей Бабуров взял свое личное шефство над застрявшим в бюрократических торосах судном. Компания «Балтийский эскорт» помогала экипажу чем могла, дарила в порядке шефской помощи компьютеры, оргтехнику, книги… Так возникла дружба между «балтийцами» и ледокольщиками, упроченная еще и тем, что старший помощник капитана Андрей Горин учился с Андреем Бабуровым сначала в Нахимовском училище, а потом в Высшем военно-морском училище подводного плавания имени Ленинского комсомола. Короче говоря, в один прекрасный полярный день мы получили от капитана Валентина Сергеевича Давыдянца приглашение, подтвержденное резолюциями из мурманского морского пароходства, - «добро пожаловать на борт!». И мы пожаловали. Мы – это Андрей Бабуров, а также известный художник-офортист Виктор Кобзев, в недавнем прошлом капитан 2 ранга, начальник радиотехнической службы атомной подводной лодки стратегического назначения, и автор этих строк, выходец, как и Андрей Бабуров, с 4-й эскадры дизельных подводных лодок. 

Из нас троих только Кобзев успел побывать на Северном полюсе, причем дважды.

Но ходил он туда подо льдами, и потому все красоты высоких широт остались за броней прочного корпуса.

И еще с нами идут экологи из Архангельска. Земля Франца-Иосифа (как и Новая Земля) входит в ведение архангельского губернатора.  

Экологов возглавляет Леонид Авельцев, начальник отдела геоинформационных технологий ОАО «Земкадастр». У экологов работы хватает. В этом году в Арктике отмечено аномальное таяние льдов. Пока это тревожит только специалистов. Остальное человечество напоминает пассажиров «Титаника», которые поначалу никак не хотели верить, что в трюмы лайнера поступает вода…  

И, наконец, еще одна обширная группа пассажиров – международная экспедиция «Кварк», собравшая под свой ярко-синий флаг не только специалистов-полярников, но и туристов со всего света, у которых хватило романтики и средств, чтобы не променять Северный полюс на Лазурный берег Средиземноморья. Больше всего состоятельных романтиков прибыло из Японии, затем из Китая. Немало американцев, есть швейцарцы, немцы, малазийцы, англичане и даже две австралийки. Воистину, флаги всех континентов планеты готовы взвиться над российским ледоколом.  

Как провожают ледоколы... Совсем не так, как поезда, не так, как другие пароходы.

Мы это почувствовали с первых же шагов по причалу. Причал атомных ледоколов в Мурманске (точнее в его ближнем пригороде Росте) – объект строго режима и охраняется так же, как атомные электростанции. Только вместо контролеров в привычныом армейском хаки – бойцы МВД в черной флотской форме. У МВД есть свои морские части и свой морской флаг.  

На КПП с интроскопом и рампой металлодетектора с большим интересом изучали офортный станок нашего художника.  

- Это не пулемет. – Поясняет Кобзев. - Это машинка для печатания денег.  

У охраны хватает чувства юмора и чувства прекрасного: кобзевские офорты, которые Виктор везет в огромной папке, производят должное впечатление и нашу троицу пропускают, наконец, в запретную зону. Благо нас встречает старпом ледокола Андрей Горин, и он готов поручиться, что мы, несмотря на свои бороды, вовсе не террористы, а друзья экипажа.  

Тут же мелькает мысль, а если бы сюда проникли пираты? Захватили бы атомный ледокол, как это нередко происходит теперь с торговыми судами, и вот он - вожделенный инструмент ядерного шантажа. Ответ на этот вопрос я нашел в многотиражке мурманского пароходства. Оказывается, здесь уже проводили учения по обезвреживанию «террористов», захвативших атомный ледокол «Сибирь».  

Опыта освобождения подобного корабля даже теоретически в мире не существует, так как атомным ледокольным флотом обладает только Россия. И тем не менее, проблема эта выходит далеко за рамки одной страны. Террористы, захватившие атомный ледокол, способны будут подогнать его к берегам любой страны. И что тогда?  

На этот вопрос и старались ответить аналитики и бойцы спецподразделения «Вымпел» в ходе учений «Блокада».

Штурм ледокола осуществлялся с трех направлений – с земли, с воздуха и из-под воды.

 Действия береговой группы являлись, разумеется, вспомогательными… Основные группы – парашютисты и боевые пловцы. Кроме «боевиков» работали и оперативники.  

Как именно – расскажу потом. А сейчас внутрисудовой лифт поднимает нас и наши чемоданы на самую верхотуру ледокола – на 3-й мостик (фактически шестой этаж жилого дома). Наша каюта №3 примыкает к апартаментам капитана (спальня, кабинет и салон для совещаний). Андрей Бабуров, человек глубоко верующий и воцерковленный, расставляет на книжной полке привезенные иконы. Все они освящены в Крыпецком монастыре. Бабуров шефствует давно и щедро не только над атомным ледоколом, но и над святой обителью, основанной в незапамятные времена Саввой Сербским в глубине псковских лесов и болот. Иконостас сразу же превращает нашу каюту в подобие судовой часовни. Секстан, морской бинокль, черная подводницкая пилотка и вымпел с атомарины К-3 дополняют убранство нашей кельи.  

По корме у нас стоит темно-серая громада первого и пока единственного российского авианосца «Адмирал флота Советского Союза Н.Г. Кузнецов». Символическое соседство: «50 лет Победы» и наркомфлота Победы. По носу – ледоколы «Советский Союз», «Сибирь» и легендарный первенец атомного флота – «Ленин», младший собрат атомной подводной лодки К-3. По счастью, его не пустили «на иголки», как порезали многие другие наши исторические корабли. И даже есть надежда, что он будет превращен в плавучий музей ледокольного флота России. Такого мощного ледопроходческого флота нет ни у одной страны мира. Это один из трех китов, на котором держится слава России, как великой морской державы.  

 

8 июля. 00-30 минут. Роста.  

В полусвете полярного дня три портовых буксирчика оторвали «Победу» от стенки и стали вытеснять черно-красную громадину ледокола на фарватер. Ну вот и начался наш поход!  

Из отдраенных квадратных иллюминаторов море открывается с высоты полета чаек. Великолепный вид! Обратная сторона этого достоинства обнаружилась довольно скоро. Едва вышли из Кольского залива, как сразу попали в циклон. Амплитуда бортовой качки на такой высоте куда чувствительнее, чем в низах, где обосновался Тюбик со своим ретро-станком.  

- Вышли на Рождество Иоанна Предтечи, - замечает Андрей, укрепляя иконы по-штормовому.

Ветер не выл даже, а истошно визжал, обещая все невзгоды Арктики.

 Поджал задрайки иллюминаторов. Стало потише. Но тут, повинуясь волнению моря, все вещи ожили и обнаружили свои затаенные характеры: дверцы шкафов, несмотря на магнитные прихваты, распахивались и захлопывались по своему разгильдяйскому усмотрению. Солидная фаянсовая кружка с чаем заерзала по столу, как легкомысленная мыльница. В недрах рундука угрожающе урча тяжело перекатывались чьи-то гантели. Все это надо было срочно приструнить, призвать к порядку.  

Скорее бы льды!  

 

 Продолжение следует  

 

 

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
14.08.2019
Валерий Панов
Почему Россия проигрывает Западу информационную войну?
Фоторепортаж
17.08.2019
Алексей Тимофеев, Елена Безбородова (фото)
Здесь, на далёком Севере России, – один из важнейших наших духовных центров.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».