Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
24 августа 2019
Русский Кембридж

Русский Кембридж

Максим Артемьев
17.02.2005

Не так давно в газетах мелькнуло любопытное сообщение об инициативе одного из потомков яснополянского мудреца, директора одноименного музея-заповедника Владимира Толстого. Есть в Тульской губернии захудалый уездный городок, ныне – село Крапивна. В ней Лев Толстой служил мировым посредником в свободное от писательства время. В. Толстой желает не только возродить завядшее селение, но и сделать из него "русский Кембридж".

Кажется, идея не из завиральных, более того, для России – весьма актуальная, несмотря на всю ее парадоксальность.

Тема "Москва и провинция" – весьма избитая, но, тем не менее, долговечная, которая останется актуальной до тех пор, пока будет сохраняться столь вопиющий для любой мало-мальски развитой страны неприличный разрыв между столицей и остальной территорией гигантской страны.

Необходимость если не децентрализации, то, по крайней мере, более равномерного рассредоточения интеллектуальных ресурсов, задача весьма неотложная, хотя и мало сознаваемая. Трудная повседневность не способствует отвлеченным рассуждениям, не связанным с борьбой за существование. Приподняться над текучкой, задуматься – "а все ли устроено так, как нужно" большинству сограждан весьма и весьма непросто. Многие же уходят от критического анализа, поскольку действительность весьма удобна, к ней приспособились, и любые перемены внушают страх.

Мы как-то свыклись с тем фактом, что почти все мало-мальское сносное образование можно получить только в Москве. Почему? – даже не приходит нам в голову. Столица – она и есть столица, ответ очевиден. Но… так ли оно в других странах, которые, конечно, нам – не указ.

Однако прежде чем мы перенесемся за пределы государственной границы, отметим – сколько неудобств видно при первом же взгляде. Во-первых, привязка значимых вузов к столицам (возьмем в расчет еще Петербург) лишает возможности получения достойного образования молодежь с периферии. А к ней относится почти вся территория России – как известно, все еще самой большой страны на свете. Добраться из Владивостока или Петропавловска-Камчатского до Питера – весьма недешево, если вы не сын или дочь зажиточных родителей. А, таланты, увы, имеют тенденцию рождаться не только в преуспевающих семьях.

Во-вторых, если молодой человек все-таки смог поступить и получить образование в столичном вузе, то он, как правило, там и остается, привыкнув за пять лет к жизни в мегаполисе. В результате провинция скудеет людскими ресурсами все более.

В-третьих, закрепляется упомянутая тенденция крайне неравномерного сосредоточения интеллектуальных ресурсов.

А теперь обратимся к мировому опыту. Начнем с США – страны схожей с Россией в плане территории и федерального устройства. Практически все крупнейшие и знаменитейшие университеты Америки расположены в небольших городах. Йельский – в Нью-Хейвене. Корнелльский в Итаке. Принстонский – в Принстоне. Массачусетский технологический институт в городке Кембридж одноименного штата. Там же – Гарвардский университет. Кстати, большинство вузов Массачусетса расположено не в крупнейшем городе штата – Бостоне, а в других селениях. Tufts University в Медфорде, Clark University и College of the Holy Cross в Ворчестере и т.д.

Подобная тенденция наблюдается в любом другом штате. Например, государственный (!) Университет Мичигана находится в Энн Арборе, его филиалы – во Флинте и Дирборне, но никак не в Детройте.

Еще убийственней окажется сопоставление России с государствами маленькими, которым, вроде бы можно было позволить себе роскошь стянуть ресурсы в столицу. Британские Кембридж и Оксфорд находятся известно где. Лучшие университеты Германии – Гейдельбергский, Вюрцбургский, Карлсруэский, Геттингенский и Боннский – расположены в небольших городах, давно получивших название университетских.

Ни один знаменитейший западный профессор, будь то философ или социолог, физик или биолог, не страдает от того, что живет не в Нью-Йорке или Лондоне. Можно даже предположить, что отсутствие столичной суматохи способствует более продуктивному научному и образовательном процессу.

То же самое можно сказать о студентах. Почему-то их, даже детей миллионеров, не пугает перспектива "прозябания" в провинции. Они находят способы вести веселую жизнь и там, не нуждаясь в столичных развлечениях. У нас же детки "новых русских" тянутся в Москву не столько ради знаний, сколько ради возможности поблудить и пображничать в престижных ночных клубах.

Как бы там ни было, российское образование в мире не котируется. "Новая Политика" уже писала, что в рейтинге "Таймс" "200 ведущих университетов" наша страна представлена лишь МГУ, оказавшимся на 92-м месте.

Нельзя сказать, что проблему не понимали. Начнем с того, что в старой России моноцентризма не было. Питер и Москва существовали на равных (напомним, что первый университет был основан не в столице, а в Белокаменной). В "провинции" образование было поставлено на высшем уровне. Дерптский, Харьковский, Казанский, Новороссийский (Одесса) университеты, Демидовский (Ярославль) лицей были первоклассными учебными заведениями, дававшими блестящее образование.

Даже в коммунистические времена руководство порой спохватывалось, понимая всю пагубность чрезмерной централизации, когда Москва действительно превратилась в государство в государстве. Так Хрущев не только ввел совнархозы, но и дал добро на эксперимент с созданием научно-образовательной базы в Новосибирске, где родился знаменитый Академгородок.

Другое дело, что в условиях сверхбюрократического государства на серьезное изменение рассчитывать было нельзя.

Сегодня малые города находятся в особенно тяжелом положении. Исследования демографов, географов, социологов показывают, что патологическая деградация принимает в них необратимый характер. Они все сильнее увязают в трясине проблем – депопуляция, отсутствие жизненных перспектив, невозможность привлечения инвестиций в экономику и инфраструктуру, каждая из которых влечет за собой другую, образуя порочный круг. Как его разорвать?

Один из возможных (не универсальных, а всего лишь частных) способов – пойти по пути, предлагаемому Владимиром Толстым. Создание образовательных центров в русской провинции – идея смелая и не бесперспективная. Основание вуза неизбежно потянет за собой строительство жилья, приток свежих людей, по большей части, молодых. Им нужно будет оказывать всякие услуги – транспортные, телекоммуникационные. Возникнет бытовой сервис, индустрия досуга и развлечений. К университетским библиотеке, интернет-центру потянутся дети местных жителей. В общении со студентами и преподавателями повысится культурный уровень.

Конечно, все эти мечтания весьма похожи на Нью-Васюки незабвенного Остапа Бендера. А, главное, совершенно непонятно – кто будет финансировать подобные проекты? Граф, было, упоминал об участии одной строительной корпорации, но все на том и закончилась, как всегда в России. Потому план В. Толстого и повис в воздухе.

Без государственной поддержки и вмешательства здесь не обойтись. Причем совершенно не обязательно полагать, что они должны свестись к прямому бюджетному финансированию. Образование давно стало в России доходным бизнесом. В той же Тульской области успешно, без копейки бюджетных средств, функционируют несколько десятков филиалов московских (и не только) вузов. Не беря в рассмотрение качество подобного, с позволения сказать, образования, отметим, что люди готовы платить за него в общей сложности миллионы долларов личных сбережений. Каждые выходные из Тулы в райцентры, а из Москвы – в Тулу выезжают сотни преподавателей, для которых эта халтура порой – главный источник существования. Иные подобные конторы уже обзавелись в Туле недвижимостью ценой в сотни миллионов рублей.

Поэтому, если российские парламентарии вместе с правительством примут законопроекты, стимулирующие создание вузов в провинции – с кампусами и прочими атрибутами настоящих университетов – у последних вполне может быть будущее.



Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
20.08.2019
Алексей Байлов (Россия), Ярослав Дворжак (Чехия)
События в Чехословакии: взгляд через полвека.
Фоторепортаж
17.08.2019
Алексей Тимофеев, Елена Безбородова (фото)
Здесь, на далёком Севере России, – один из важнейших наших духовных центров.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».