Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
20 августа 2019
Постсоветская элита

Постсоветская элита

Роскошь «верхов» и нищета «низов» разрушают общество
15.12.2006

Какой видят элиту современной России ученые? На эту тему корреспондент "Столетия" беседует с доктором философских наук, профессором, заслуженным деятелем наук России, автором многих книг по элитологии, Геннадием Ашиным.

- Геннадий Константинович, если суммировать основные значения, в которых термин "элита" употребляется социологами и политологами, то получится весьма пестрая картина. Поэтому давайте для начала определимся с историей появления этого понятия в нашей стране.

- В советской научной литературе термин "элита" впервые вводится во второй половине 1950-х годов. Причем исключительно через разрешенный жанр "критики буржуазной социологии" (насквозь идеологизированный ). Иначе говоря, речь могла идти лишь об элитах в капиталистических странах, и только в негативном контексте.

- То есть, в Советском Союзе элиты как бы и не было?

- Действительно, официальная идеология утверждала, что в СССР нет эксплуатации человека человеком, следовательно, нет и не может быть господствующего эксплуататорского класса, нет и не может быть элиты. Но это было ложью: при Советской власти существовала, выражаясь профессиональным языком, высшая социальная страта, выполнявшая управленческие функции и обладавшая определенными привилегиями, то есть всеми атрибутами элиты, пусть и весьма специфической.

- А в чем была ее особенность?

- Прежде всего в том, что эксплуатация народных масс осуществлялась не посредством частной собственности на основные средства производства, а посредством коллективной собственности этого класса. Причем в этой собственности находилось и само государство.

- А идеологию тоже вырабатывает элита?

- Конечно. Причем, любой господствующий класс идеологически оправдывает и обосновывает свое господство. Советская элита, этот "новый класс", пошла дальше, она скрывала само свое существование. В советской идеологии этого класса не существовало. Считалось, что в СССР были только два дружественных класса – рабочие и колхозники, а также прослойка интеллигенции. И особенно тщательно эта элита скрывала свои привилегии – спецраспределители, спецжилье, спецдачи, спецбольницы – все это было возведено в ранг государственной тайны.

- Является ли сегодня постсоветская элита сложившимся социальным слоем или же она находится в начале своего формирования?

- А как вообще можно называть элитой (в ее истинном значении) людей, чье правление привело к драматическому ухудшению жизни населения, к сокращению его численности?! Увы, сегодня это – одна из наиболее коррумпированных групп российского общества. Свое "вхождение во власть" эти люди достаточно трезво рассматривают как временное и соответственно действуют, как временщики, озабоченные, не как подобает их статусу благосостоянием народа, а прежде всего быстрым личным обогащением. Побыв во власти и вылетев из нее, они оказываются обычно весьма богатыми людьми, крупными акционерами банков и корпораций, владельцами солидной недвижимости.

- Любопытно, с какой стороны нынче "входили во власть"?

- В основном это бывшие партийные и комсомольские номенклатурщики, как правило, второго и третьего эшелонов, сумевшие использовать конъюнктуру, с легкостью поменять свои убеждения. Часто это бывшие теневики, ныне легализовавшиеся. А порой это и люди с уголовным прошлым. Причем этим людям очень нравится, когда их называют "элитой". Это щекочет их самолюбие.

- В таком случае, правомерен ли по отношению к ним термин "элита"? Может быть, правильнее называть их правящей группой или кланом?

- Да, но тогда тот же подход следует применить и к политической элите других стран, также не отличающейся высокой нравственностью. Если элита – это лучшие, высокоморальные, то в ее состав вряд ли попадут действующие политические лидеры.

- Тогда в каком же смысле можно употреблять этот термин в политической науке?

- Для политического социолога элита – та часть общества, которая имеет доступ к инструментам власти, которая осознает общность своих интересов как привилегированной социальной группы и защищает их.

- А как же столь часто встречаемые разговоры в литературе последних лет о том, что Россия на протяжении десятилетий жила без элиты, ибо лучшие люди были уничтожены или томились в концлагерях, находились в эмиграции или "внутренней эмиграции"?

- Это суждения исключительно нравственного порядка, но не политологические. Раз имел место властный процесс, он осуществлялся определенными институтами, определенными людьми, как бы мы их ни называли. Именно в этом – функциональном смысле (а не морализаторском) политолог употребляет термин элита, безотносительно к моральным, интеллектуальным и иным качествам элиты.

- А какова, на Ваш взгляд, идеальная модель политической элиты?

- Главное качество подлинной политической элиты – это патриотизм, готовность ставить интересы общества выше своих личных и групповых интересов, руководствоваться ими, жить ими. Ее призвание – служение народу в самом высоком смысле этого слова. Поэтому люди, профессионально выполняющие функции управления обществом, – не всегда подлинная элита, это может быть и квази-элита

- А как Вы охарактеризуете тех, кто сегодня находится в верхних эшелонах политической власти России?

- Можно с грустью констатировать, что здесь мы почти не находим элиты в нормативном плане, а лишь ее функциональный суррогат, который способен отстаивать свои клановые интересы, но не способен отстаивать коренные интересы российского народа, выполнять роль интегратора его интересов; эту "элиту" правильнее назвать "и. о. элиты". Известные слова лорда Эктона: "Власть развращает, абсолютная власть развращает абсолютно", увы, относится и к российской элите, для которой также характерны своекорыстие, коррумпированность, барский образ жизни при нищенском существовании основной массы населения

- Но нынешняя элита говорит о создании гражданского общества и даже выставляет себя его горячим поборником.

- Но трудно отделаться от подозрения, что этой элите не нужно гражданское общество, которое отменит привилегии этой самой элиты, будет ее жестко контролировать. Ей нужно "карманное" гражданское общество, квази-гражданское, ровно такое же, как его квази-элита. Думать, что элиту можно назначить или сделать ее таковой посредством избрания, пусть даже и всенародного, – нонсенс.

- Значит ли это, что народу необходимы гарантии защиты, механизмы постоянного контроля над элитой? И вообще, возможно ли это?

- Безусловно. Но, действуя в одиночку, простой человек не может защитить свой интерес (тем более социальный, групповой). Он должен вступать в коммуникацию с другими людьми и, стремясь добиться более эффективного результата, вступать в организацию, которая борется за интересы его группы (на Западе это обычно называют группой влияния). Эти объединения, "группы давления", союзы и есть инструменты гражданского общества, делающие не элиту, а народные массы главным субъектами социальной жизни. - Каким вы видите будущее российской элиты?

Сейчас в нашей стране наблюдается неприятная тенденция. Существует опасность того, что в России сформируются два мало связанных друг с другом мира – мира немногих наверху, разительно отличающегося от мира внизу. Новая российская элита превращается в замкнутую касту. Приток "снизу" в нее сокращается.

- Да, помнится в советское время журналисты-международники любили писать очерки под названием: "Нью-Йорк (Лондон, Париж и т. д.) – город контрастов". А сегодня выходит "Россия – страна контрастов"?

- Увы, это так. На фоне обнищания миллионов людей элита живет в условиях вызывающей роскоши, причем цинично демонстрирует ее на экранах телевидения. Господство этой элиты уже привело к деградации экономики, культуры и науки, системы образования и здравоохранения. А самая большая угроза для России (и в особенности для ее элиты) – даже не то, что народ беден и обижен, а то, что он не знает, куда его ведет эта элита, ибо она не имеет позитивной программы. Элита превращается в закрытую самовоспроизводящуюся и потому в перспективе неизбежно разлагающуюся, деградирующую группу. Особенно эта судьба угрожает детям и внукам членов элиты. Отсюда – и опасность повторения судьбы боярского, дворянского и иных привилегированных сословий.

- Есть ли выход из этой ситуации?

- Для российской элиты жизненно важно сделать правильные выводы из "оранжевых" революций. Правящие элиты не должны уповать на высокий рейтинг президента как гарантию стабильности.

В демократической стране правящая элита не должна монополизировать власть и ее атрибуты (включая СМИ), не оставляя шансов оппозиции, сталкивая ее в маргинальное пространство, превращая ее в контр-элиту. Оппозиция – необходимый элемент демократического процесса. Но, прежде всего, правящая элита должна понять, что низкий, а тем более нищенский уровень жизни "низов" при вызывающей, циничной роскоши "верхов" не может не привести раньше или позже к смене элит. Одним словом, если правящая элита не сделает необходимых выводов, она рискует перестать быть правящей элитой.

Беседовала Дарья Муравина

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
14.08.2019
Валерий Панов
Почему Россия проигрывает Западу информационную войну?
Фоторепортаж
17.08.2019
Алексей Тимофеев, Елена Безбородова (фото)
Здесь, на далёком Севере России, – один из важнейших наших духовных центров.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».