Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
22 ноября 2017
О чём шумит самовар?

О чём шумит самовар?

В коллекции станичника почти три сотни самоваров с историей
Сергей Иващенко
30.06.2017
О чём шумит самовар?

Знатоки соглашаются, что у Сергея Брежнева самая большая коллекция на юге России. Коллекционеру 46 лет. Говорит, что 35 из них он собирает самовары.

Брежневы – кубанские казаки. Но после всех мытарств, которые выпали на долю казачества в прошлом веке, занесло их в Чечню, в Гудермес. Там Сергей и вырастал. От прошлой казачьей жизни осталось три самовара. Один - большой красавец, который бабушка заставляла внука каждый день топить. Ему это не очень нравилось. Чтоб стимулировать процесс, старушка за каждую топку давала ему с пенсии 10 копеек. За месяц набегал трояк, на который мальчишка мог много чего купить.

- Бабушка, а зачем тебе три самовара? - спрашивал внук.

- А с каждым из них у меня что-то интересное в жизни связано, - отвечала бабушка, - вырастешь, поймешь.

Рассказывала, как ходили они из станицы Вознесеновской пешком на базар в Армавир. В дорогу брали самовар. Когда уже совсем притомятся, сядут на травке, разведут самоварчик. После горячего чайку усталость как рукой снимало. А там уж и до Армавира недалече…

- Самовар с детских лет стал для меня символом домашнего уюта. Это память об ушедших дорогих людях, это история рода, да и страны в целом. Это же часть русской культуры! Потому я и стал их собирать. Начало коллекции положили три бабушкиных самовара, - говорит Сергей.

У него есть еще один фамильный, подаренный родственницей из станицы Тихорецкой. Он достался от прадеда. Человеком тот был неординарным. Ездил на Урал за строевым лесом, которым успешно торговал в безлесных кубанских степях. Но думал не только о своем благе. Из каждой поездки привозил саженцы сосны, высаживал потом их вокруг станицы, чтоб была красота и польза для всех. А самовар этот был один единственный на всю улицу. Прадед давал его всем, кто попросит. Однажды пузатого красавца помяли в драке не в меру разгулявшиеся соседи. Грозился больше никому не давать. Но потом передумал. Ну как откажешь, когда общество просит?

- А как они к тебе попадают, их же в магазине не купишь? – Спрашиваю.

- Никакой специальной методы нет. Я так долго их собираю и так увлечен этим, что вокруг меня, видимо, образовалось какое-то энергетическое поле, которое притягивает людей, которым интересно мое увлечение и которые интересны мне. Я никаких объявлений не даю, специально по селам не езжу. Все как-то само собой получается.

Вот как-то звонит друг из Невинномысска. Сообщает, что его друг в Уфе увидел на рынке старинный самовар, как у Брежнева Серёги. Может, ему надо? Брежнев берёт телефон того друга, звонит ему в Уфу, расспрашивает.

- Да, мне такой самовар нужен. Деньги сразу выслать или потом?

Почти не знающий его человек, но однажды видевший его коллекцию, соглашается купить самовар «за свои», возиться с ним, везти за тысячу километров. Что это, как не энергетика увлечения, которая передаётся на расстоянии и другим людям?

А вот другой случай. Получает Сергей письмо из села Прасковея Буденновского района. Адрес на конверте, как у Чехова, - на деревню дедушке: «Станица Новотроицкая, коллекционеру самоваров Брежневу». «Уважаемый Сергей, увидел по телевизору сюжет о вас. А у меня в сарае стоит огромный самовар, который мне не нужен. Может, вас заинтересует? О цене сговоримся».

В письме телефон, по которому он звонит тут же. Пятиведерный самовар – это находка. Отправляется тут же, несмотря на вечернее время и дальнюю дорогу. Мужик аж растерялся от такой прыти, вызвал сына на подмогу. А вдруг коллекционер не адекватен?

Самовар не просто уникален размером - такие обычно приобретались для постоялых дворов – но интересен и своей историей.

Имущество постоялого двора, видимо, обобществили после революции и, в конце концов, агрегат попал в винсовхоз. Там использовался по прямому назначению.

Поили чаем сборщиков винограда в сезон или выставляли на праздничный стол во время советских праздников, которые отмечали коллективом. Когда совхоз не выдержал горбачёвской антиалкогольной кампании, самовар оказался не востребован и его забрал себе бывший председатель профкома. Он и продал самовар Брежневу. На реставрацию Сергей ещё потратил семь тысяч рублей. Теперь стоит, как новенький.

Рядом с ним сверкает серебром изящный самовар с узорчатыми ручками.

- Наверное, не одну тысячу потратил на его реставрацию?

- Ни копейки! Он в таком виде больше ста лет сохраняется. Его в Пятигорске одна бабушка принесла в антикварный магазин. Ей далеко за 80, но помнит, как её отец говорил, что этот самовар ещё от дедушки. Куплен был в Баку, потом перебрался с семьёй в Пятигорск. Из него, наверное, и чай никогда не пили, держали для красоты. Бабушке понадобились срочно деньги на операцию. Просила 25 тысяч. Антиквар решил, что ему такой самовар потом не перепродать, позвонил мне. Я и купил, очень рад, а бабушке – дай Бог здоровья!

А вот большой пузатый самовар. С ним связана просто чудесная история. Ехал как-то Сергей из Архыза на своей машине через станицу Исправную, что в Карачаево-Черкесии. Как раз был праздник Покрова Пресвятой Богородицы. День выдался хороший. Старики вышли посидеть, погутарить на лавочках.

Сергей не преминул остановиться у одной хатки.

- А нет ли у вас самоваров старинных? Куплю за хорошие деньги.

- У меня на потолке есть самовар, - сказал один дедушка, - да жалко продавать. Ну, поехали, посмотрим.

А по дороге рассказал удивительную историю своей жизни.

Сам он из блокадного Ленинграда. Но не знает ни улицы, где жил, ни своей фамилии. Помнит только, что звали его Валентином и что забрали его из дому от умершей мамы какие-то люди. Посадили вместе с такими же, как он бедолагами в поезд и повезли в неведомые края. Так он оказался среди нескольких сотен ленинградских детей в Карачаево-Черкесии. Малышей тогда забирали в свои семьи и черкесы, и русские. Он попал в станицу Исправную в большую русскую семью, где уже было пятеро детей. Одним из ярких воспоминаний новой жизни был большой самовар, из которого изголодавшемуся мальчонке наливали душистый чай. Такого вкусного чаю он больше никогда в своей жизни не пил.

Приемные родители записали его в сельсоветскую книгу под своей фамилией. Когда ленинградских детей после войны попытались вывезти назад, многие люди прятали их в подвалах, не хотели с ними расставаться. И его приёмные родители сказали, что он им родной.

Так и остался ленинградский мальчик Валентин в станице Исправной. Окончил здесь школу, после армии работал в колхозе шофёром, женился, растил детей.

- Родители мои померли, дети разъехались. А тот самовар я лет 30 не доставал, он никому, кроме меня, не нужен. Но у нас в станице газ проводят. Надо за подключение три тысячи заплатить, у меня их нету. Если дашь столько, продам самовар, а на меньшее не согласен.

У Сергея было 4300 рублей. Он оставил себе три сотни, остальные отдал деду, объясняет: «Он так меня растрогал…»

Вот ещё один самовар, который требует реставрации. Позвонил как-то его брат из Волгограда. Говорит, что стоит на блошином рынке около самовара, который дед один продаёт. Брать, не брать?

Сергей сказал - брать. Но тут же спохватился, перезванивает. Узнай, мол, историю самовара от хозяина. А хозяин уже в маршрутку садится, испугался, что покупатель решил вернуть покупку. Только когда узнал, в чём дело, вышел из такси.

Самовар тот они с матерью нашли на обочине дороги, когда решили вернуться в свой дом на окраине Сталинграда. Город только освободили наши войска.

Ещё не потухли пожары, не убраны трупы. А тут самовар – осколок мирной жизни. Взяли его, затопили во дворе своего полуразрушенного дома. Шли мимо солдаты. Увидали вьющийся дымок. Не угостишь, хозяйка? Всех угощали, даже кашу в том самоваре варили.

Низкий поклон вам, ребятки, воины русские!

- А сколько таких историй хранят другие экземпляры моей коллекции! Через сколько рук прошли, сколько интересных людей и событий видели! Эх, если бы они говорить умели…

Самому старому самовару в коллекции Брежнева больше 200 лет. Судя по описанию в самоварной энциклопедии (оказывается, и такая есть), он сделан в XVIII веке. Этот медный самовар Сергей купил на барахолке в Армавире. Кстати, медных самоваров в его коллекции немного. Медь - дорогой металл, и ее быстро заменили на более дешевую латунь, большинство самоваров из этого металла. На многих из них стоят клейма заводов братьев Баташовых. Как и Демидовы, Баташовы - «птенцы гнезда Петрова». Имели литейные заводы на Урале, в Туле. В Туле и наладили выпуск самоваров. Помимо Баташовых самовары выпускали на заводах Козлова, Люзберга.

На одном из них надпись: «Поставщик двора его величества короля Черногорского». Конечно, поставляли Баташовы самовары и российскому императорскому двору. Их изделия снискали славу далеко за пределами России. На блестящей латуни выбиты медали, полученные на выставках в Париже, Вене, Бессаре, Милиере, Санкт-Петербурге, Ростове-на-Дону.

После революции «Первая самоварная фабрика купца Баташова» превратилась в «Первый патронный завод». А на самоварах вместо двуглавых орлов появились пятиконечные звезды и надпись: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!».

samovar1.jpgНедавно попросили Сергея поучаствовать в Фестивале народов Кавказа, который проходил в Грозном. Он туда на своей «Мазде» 30 самоваров привез. Экспозиция пользовалась большой популярностью. Многие чеченцы фотографировались на фоне самоваров и с хозяином коллекции. Не устоял и Рамзан Кадыров. Очень хвалил Сергея, удивлялся - как можно собрать такую коллекцию?! А когда узнал, что Брежнев родом из Гудермеса, совсем расчувствовался. Согласился сфотографироваться с коллекционером. Так их и запечатлел в обнимку телохранитель Рамзана.

Подходил еще один богатый чеченец. Готов был купить хоть всю коллекцию за любые деньги. Я, говорит, отвезу ее в Ведено, в родовое поместье, выставлю в башне, друзьям буду показывать. Сергей сказал, что не продается. Не все деньгами можно измерить.

Хотя финансовых проблем у коллекционера более, чем достаточно. Реставрации ждут где-то около трех десятков самоваров. Дело это дорогое – от пяти до десяти тысяч. Сергей подсчитал, что если отреставрировать всю коллекцию по высшему разряду, понадобится тысяч 600. Таких денег у него нет. Приходится продавать некоторые одинаковые самовары и на эти деньги восстанавливать другие. Хороший самовар сегодня стоит тысяч 20-25. Сейчас появилось много людей, которые интересуются историей, своими корнями. Многим опротивело однообразие быта, унификация, которую неизбежно несет глобализация.

Надоело быть Иванами, не помнящими родства, хочется знать, кем были предки, хочется тепла родного очага. Об этом хорошо размышлять под шум и дымок самовара.

А на днях узнаю, что районная власть выделила Брежневу 300 тысяч рублей на обустройство музея самоваров. Чтоб не в гараже их хранил, а в более пристойном месте. Средства попали к Брежневу в рамках развития в крае сельского туризма. Помимо коллекционирования самоваров, Брежнев еще занимается домашним виноделием. Он не только делает добротное вино, но и собирает старинные атрибуты виноделия: бочки, бутыли, прессы, давилки винограда и т. п. Думает, как соберется приличная коллекция, открыть дома музей виноделия с дегустационным залом. Говорит, что выделенных государством денег, конечно же, не хватит, ему нужно еще как минимум полмиллиона, но и на том спасибо, остальные деньги будет изыскивать из собственных средств.

Уже сегодня к коллекционеру заезжают экскурсии школьников, отдыхающие из турбаз на Новотроицком водохранилище, расположенном неподалеку от станицы. Его домик на окраине Новотроицкой занесен в список интересных мест, которые рекомендуют туристам. Чем не полноценный объект сельского туризма?


Станица Новотроицкая,

Ставропольский край.

Фото автора.

Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Борис
02.07.2017 16:01
Молодчина, стоящим делом занимается. У моего друга коллекция из двадцати самоваров, тоже любитель этого дела.

Эксклюзив
14 Ноября 2017
Олег Слепынин
Жизнь и пророчества почаевского старца.
Фоторепортаж
14 Ноября 2017
Подготовила Мария Максимова
В Санкт-Петербурге открылся крупнейший в мире Железнодорожный музей.