Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
26 августа 2019
Нерабочий день для населения

Нерабочий день для населения

Максим Соколов
10.11.2004

Внимая несогласным с возможной отменой 7 ноября и учреждением взамен того праздника 4 ноября - в память об избавлении России от смуты, легче всего понять коммунистов, для которых годовщина Октябрьской революции - важная часть партийной идеологии. Возможно, что в сердце своем вожди КПРФ готовы признать, что "Полюбили сгоряча // Русские рабочие // Троцкого и Ильича, // И все такое прочее". Но публично признать, что большевицким переворотом было открыто страшнейшее в русской истории братоубийство и в качестве праздника лучше избрать воспоминание о другом событии, - значит преобразоваться либо в традиционалистов-монархистов, либо в левых социалистов. От неспособности к столь радикальной перемене образа приходится защищать 7-е и отвергать 4-е изо всех сил и самым неубедительным образом.

Но коммунистам некуда деваться, что их отчасти извиняет. Труднее найти логику у тех, кто не столь прижат к стенке. Если бы 77% граждан, согласно опросам РОМИР не одобряющих перемену красных дат, исповедовали коммунистическую (или чуть шире - "беспартийные большевики") советскую идеологию насчет Великой Октябрьской социалистической революции, новой эры в истории человечества или, по крайней мере, нового общества, - такая верность 3/4 нашего общества советским идеалам могла бы, на иной взгляд, огорчить и даже испугать, но в том была бы известная последовательность. Пусть ложная, но вера. Но сличение 77% тех, кто за 7 ноября, с меньшей в несколько раз численностью тех, кто действительно верен советской идее (или хотя бы исполнен резко протестных настроений), склоняет к выводу, что ни о какой идейности - даже смутной - речи не идет. Для человека, исполненного идеи, водка 7 ноября под винегрет и холодец есть праздничный ритуал, укрепляющий его в том, что первичнее водки с винегретом, - в его убеждениях. Для большей части от 77%, напротив, первичны и даже единственны выпивка с закуской, ибо никакого осознанного смысла за ними не стоит.

Но тогда нынешнее 7 ноября тоже есть символ, но символ совсем пугающий. Он означает, что на некоторой неоформленной территории у аморфного населения есть такой нерабочий день с застольем - и больше ничего.

Обыкновенно общегосударственный праздник выражает смысл объединения людей в национальном организме, 7 ноября в его нынешнем изводе символизирует обессмысленность совместного проживания. "О, если бы ты был холоден или горяч!" - здесь же теплохладность, близкая к трупному остыванию. Что "новая эра в истории человечества", что "день страшной российской катастрофы" - говорящие так ищут смысл в национальном бытии. Когда новая эра и братоубийственная катастрофа синтезируются в холодце под водку - это уже постисторическое бытие, что применительно к нации означает - загробное.Но и у большинства, сладко засыпающего в мертвенной теплохладности, есть то извинение, что эти люди и не присягали в своем стремлении идейно осмыслять национальное бытие - у них хватало других забот. Самое сильно впечатление тут производят и не коммунисты, и не теплохладные, но демократы, не устающие клеймить не только нынешний, но и советский режим. "Реставрация СССР" etc.

Казалось бы, приверженцы демократии и давние антикоммунисты не могли не приветствовать отмену 7 ноября, т. е. фактическое признание государством того, что советский строй был основан на братоубийственной смуте и что день кровавого разделения России не может быть праздником. Однако в данном случае гражданственность признается неуместной, а народное мнение (в иных случаях - ничуть этих политиков не значащее) - определяющим. Отчасти желание демократов сохранять 7 ноября проистекает из их оппозиционности - "Если Евтушенко против колхозов, то я - за". Вздумай В.В. Путин вынести тело Ленина из Мавзолея, радикальные борцы с тиранией обличали бы его еще сильнее в страстной и даже не очень скрываемой надежде - "Авось, он хоть на этом сломает себе шею".Но кроме убежденности, что все исходящее от власти плохо по определению, тут есть претензии и по содержанию. Новый праздник есть напоминание о том, что смута - этот бич русской истории - все же избываема, что, исполнившись общим идеалом и поступившись частными эгоизмами, нация способна обрести избавление от гибели. Но именно спасительная солидарность, явленная русскими в 1612 г., для носителей радикальной идеологии есть народное стесненье, гнуснейшее меж всеми преступленье. Органические ценности, утверждаемые 4 ноября, столь отвратительны, что нынешний нерабочий день для населения, конечно же, гораздо лучше.



Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
20.08.2019
Алексей Байлов (Россия), Ярослав Дворжак (Чехия)
События в Чехословакии: взгляд через полвека.
Фоторепортаж
17.08.2019
Алексей Тимофеев, Елена Безбородова (фото)
Здесь, на далёком Севере России, – один из важнейших наших духовных центров.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».