Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
30 ноября 2021
Икра стратегического значения

Икра стратегического значения

Черная икра – один из символов России - нуждается в охране
Аждар Куртов
28.08.2007

В знаменитом отечественном кинофильме "Белое солнце пустыни" таможенник Верещагин воротил нос от приевшейся ему лоханки с черной икрой. Сегодня его поведение выглядит, как минимум, недоступной экзотикой для большинства наших сограждан. Ведь средняя зарплата в России ныне только-только перевалила за 12 тысяч рублей, а в рознице маленькая пятидесятиграммовая баночка икры стоит 1500 рублей и выше.

Черная икра – один из неофициальных символов России, раньше была одним из самых дорогих лакомств, в наши же дни рискует надолго исчезнуть не только с праздничных столов россиян, но и из списка товарных позиций российского экспорта.

Такая перспектива вызвана достаточно тривиальными обстоятельствами: чудовищным сокращением популяции осетровых рыб в Каспийском море, где и сосредоточено порядка 90% мировых запасов рыб осетровых пород. То, что осетровые сегодня стремительно исчезают, не является секретом ни для кого. Причин здесь много – это и браконьерство, и промышленная разработка углеводородов на Каспии, приведшая к резкому росту судоходства и загрязнению окружающей среды. Свою роль сыграли и те гигантские стройки пятилеток, которые осуществлялись еще Советским Союзом на Волге. Например, Волгоградская ГЭС, возведенная в 1958 году, перегородила тогда естественный путь миграции осетровых рыб к их традиционным нерестилищам, расположенным вверх по реке. Следствием этого стала утрата 100% естественных нерестилищ белуги, 80% нерестилищ русского осетра и 40% нерестилищ севрюги.

Тогда принятые правительством страны меры несколько снизили угрозу полного исчезновения осетровых. В частности, с 1962 года был запрещен промышленный лов мелкоячеистыми сетями, при котором гибло много молоди, начали строить заводы по искусственному разведению осетровых. Но восполнить потери от непродуманных строек ГЭС так и не смогли: большие уловы продолжались только до тех пор, пока не были выловлены особи, родившиеся до возведения Волжской плотины. После 1977 года, когда выловили рекордное для СССР число осетровых – 27 700 тонн (соответственно порядка 2700 тонн икры), уловы стали стремительно падать: за два последних десятилетия – в двадцать раз! В 1990 годах с развалом Союза и появлением на побережье Каспия новых независимых государств ситуация еще более ухудшилась. Легальный промысел в России фактически сошел на нет. А браконьерский, наоборот, расцвел. В прошлом году Россия с трудом выловила примерно около 260 тонн осетровых. Кстати, еще более плачевная ситуация сложилась также и в других, менее значимых бассейнах обитания осетровых – в Азовском море и в Оби. В последней уловы за семьдесят лет сократились почти в 150 раз.

#comm#Взять под контроль ситуацию на Каспии, никому, кроме Ирана, так и не удалось. #/comm#

В Иране установлена жесткая государственная монополия на вылов осетровых рыб. Браконьерство же карается весьма сурово – вплоть до сметной казни. А в секторах других прикаспийских государств ведется в основном хищнический вылов рыбы. В 1990-х годах в Казахстане власти прикаспийских регионов этой республики сквозь пальцы смотрели на то, что целые селения живут исключительно браконьерским промыслом осетровых. Да и сегодня на рынках этой части Казахстана без особого труда можно купить браконьерскую черную икру по цене примерно сто долларов за килограмм.

В Азербайджане ситуация несколько лучше, но не столько в силу большего царящего здесь порядка, сколько из-за промышленного освоения Каспия. Многочисленные нефтяные вышки, связанные с берегом системой мостов, отпугивают и рыбу и браконьеров. Но азербайджанские браконьеры, тем не менее, умеют урвать свое, действуя в секторах других прикаспийских стран. По крайней мере, сведущие эксперты полагают, что черная икра, которую в последние годы в больших количествах продают в Турции, имеет как раз азербайджанский источник снабжения, ведь Турция сама практически не осуществляет лов осетровых.

Сведений о браконьерстве в Туркмении ничтожно мало в силу закрытости этого государства. Но очевидно, что и здесь без незаконного лова осетровых не обходится. Однако масштабы браконьерства не могут быть большими, так как выловленную рыбу и икру довольно трудно доставлять на мировые рынки в силу недостаточной развитости транспортных путей из этой республики.

#comm#В России же, к сожалению, браконьерство расцвело пышным цветом и в Дагестане, и в Калмыкии, и в Астраханской области.#/comm#

В том же Дагестане взрыв многоэтажного дома, где проживали семьи пограничников, по предположению следственных органов был организован "икорной мафией", недовольной активностью служивых людей в зеленых фуражках. Мафия таким образом устраняла угрозу своим доходам, которые достигают по экспертным оценкам миллиарда долларов в год.

Ситуация с каспийскими осетровыми давно вышла на международный уровень. Дело в том, что еще в марте 1973 года была принята Конвенция ООН о международной торговле видами дикой флоры и фауны, находящимися под угрозой уничтожения (СИТЕС). В соответствии с этой конвенцией мировым сообществом был создан механизм контроля и регулирования торговли исчезающими видами животных и растений. Россия, как и другие 169 государств, к данной конвенции присоединилась и обязалась выполнять ее предписания. Поэтому много лет подряд одним из объектов пристального внимания СИТЕС и является каспийская фауна.

СИТЕС неоднократно призывала прикаспийские государства принять адекватные меры к исправлению бедственного положения. Но безуспешно. Почти 9/10 черной икры на рынках Москвы и Санкт-Петербурга – эта икра, добытая браконьерами. Ради этого деликатеса на Каспии ежегодно буквально уничтожают генофонд осетрового стада: вспоров самкам брюхо и удалив оттуда икру, браконьеры саму рыбу чаще всего просто выбрасывают за борт. В итоге резко нарушена пропорция между полами: самцов стало почти в 8 раз больше, чем самок, на которых и ведется основная охота.

СИТЕС с 1998 года пыталась вводить квоты на вылов осетровых и добычу икры среди прикаспийских стран, в 2001 году впервые был введен временный мораторий на экспорт черной икры. Но и это существенно не повлияло на ситуацию. По данным СИТЕС ежегодно на Каспии незаконно добывают порядка 1100 тонн черной икры. В 2006 году СИТЕС отказала России, Казахстану, Азербайджану и Туркменистану в праве экспортировать черную икру (Туркменистан икру не экспортировал, передавая свою квоту России). Ирану позволено экспортировать 45 тонн икры. То есть позиция СИТЕС стала гораздо более жесткой – ведь еще в 1999 году России дозволяли экспортировать 162 тонны икры.

Надо отметить, что запрет СИТЕС касался именно возможностей легального экспорта.

#comm#Вывоз же черной икры, добытой на Каспии, реально осуществляется и в обход установленных правил.#/comm#

Но самое главное – в другом. Запрет СИТЕС не касался внутреннего рынка. А в России, например, до 90% черной икры реализуется именно внутри страны, хотя в Западной Европе цены на черную икру в 25 раз выше, чем в нашей стране.

Поэтому запрет СИТЕС лишь отчасти решал проблему. Россия должна сама найти силы для борьбы с незаконным выловом и торговлей черной икрой. Этому мешает коррупция в правоохранительных структурах. Показные рейды рыбоохраны на Каспии мало влияют на браконьеров. Только в Дагестане по данным МВД насчитывается более 500 браконьерских бригад. Эффективной мерой могло бы стать пресечение не столько вылова, сколько продажи икры конечному потребителю. В самых разных торговых заведениях Москвы можно без особого труда приобрети черную икру. Этот бизнес приносит огромную прибыль (до 1000%). Поэтому, вероятно, и блокируются все попытки ограничить его со стороны государства.

Парадоксальная ситуация, когда ООН оказывается более внимательной к одной из бед России, чем ее собственное правительство, конечно, не красит нашу страну. Несколько лет члены Совета Федерации безуспешно пытаются пробить принятие законопроекта о введении государственной монополии на продажу осетровых рыб и черной икры. Впрочем, в текущем 2007 году наконец-то российские власти стали делать определенные шаги в этом направлении. С 1 августа вступили в силу поправки к российским законам "О животном мире" и "О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов", которыми налагался запрет на продажу конфискованных у браконьеров рыб осетровых пород и черной икры.

Но это решение блокирует только один из существующих каналов преступного бизнеса. До этого существовала реальная возможность "преступного кооператива", который состоял из браконьеров, добывающих рыбу и икру, и тех правоохранительных органов, которые под видом ее изъятия на самом деле получали деньги от продажи конфиската и делились последними с браконьерами. Таким образом, такой "кооператив" работал чуть ли не на легальной основе.

Этот шаг следует дополнить другими мерами. Следует ужесточить меры уголовного наказания за браконьерство ценных пород рыб. Сейчас за это преступникам грозит максимум два года, и это при том, что поймать браконьера за руку, получив при этом надлежащую для суда доказательную базу совсем не просто. По данным Министерства сельского хозяйства России, в 2007 году в Каспийском море по квотам нашей страны было выловлено 163 тонн осетровых, в целом по стране - менее 200 тонн. Но простой подсчет маркетологов показывает, что на практике российских магазинах продаются гораздо большие объемы черной икры.

#comm#Биологи вообще настаивают на введении полного запрета на вылов осетровых. России следует увеличить искусственное разведение мальков, а также решить проблему с загрязнением Каспия. #/comm#

Вопреки утверждениям наших нефтяников, также получающих сверхприбыли в условиях гигантского роста цен, нефтедобыча на шельфе Каспия весьма отрицательно влияет на экологию этого водоема. Каждая морская буровая скважина сбрасывает в море от 30 до 100 тонн нефти, а также до 400 тонн бурового шлама. Нефтяные платформы и уж тем более подводные нефтепроводы нарушают миграционные пути рыб и ухудшают условия их откорма и нереста. Достаточно посмотреть на то, что из себя сегодня представляет Бакинская бухта, где концентрация токсичных веществ превышает максимально допустимые нормы в 100 раз.

А ведь когда-то великолепные экземпляры осетровых ловились и в Москве-реке. В 1995 году в раскопе вблизи здания администрации президента в Кремле археологи обнаружили скелет рыбы. Ученые установили, что эта белуга. Причем ее длина составляла не менее трех метров, а вес примерно сто килограммов. Находка была датирована восьмью столетиями назад. Рыба была выловлена именно в Москве-реке. С Волги осетров стали привозить в Москву, вероятно, только с XV века. Этот промысел усилился после того, как царь Иван IV завоевал Астраханское ханство в 1556 году. Именно Иван Васильевич повелел часть дани брать осетрами, которых везли на возах с соломой в смоченных водкой тряпках.

Конечно, сейчас, глядя на малюсенькие баночки с черной икрой на прилавках и огромные ценники, украшающие их, только с тоской можно вспоминать статистику 1903 года, согласно которой на Каспии было выловлено 39,2 тысячи тонн (!) осетровых…

Таможенник Верещагин наверняка сказал бы по этому поводу: "За державу обидно!"

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
24.11.2021
К 100-летию историка переиздается ее книга «Россия и отмена нейтрализации Черного моря».
Фоторепортаж
23.11.2021
Подготовила Мария Максимова
Цикл работ знаменитого художника впервые в полном объеме представлен в Москве.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: «Фонд борьбы с коррупцией» А. Навального, Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.