Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
26 августа 2019
Игорь Яринских: "В Израиле хотят видеть Ренату Литвинову"

Игорь Яринских: "В Израиле хотят видеть Ренату Литвинову"

Директор «Фестиваля российского кино в Израиле» рассказал, почему на его красной дорожке актрис не было
20.03.2007

Российское кинопроизводство стремительно развивается. Кажется даже, что оно шагает по миру в сапогах-скороходах. Один отечественный фильм сменяет другой, а зрители только и успевают заглядывать в афиши и обнаруживать там новую комедию, драму, триллер… О том, как представить этот пестрый букет киноискусства западной публике, нам рассказал директор "Фестиваля российского кино в Израиле" Игорь Яринских.

- Игорь Анатольевич, как вообще возникла идея проведения "Фестиваля российского кино в Израиле"?

- История возникновения фестиваля, как и множество подобных историй, возникающих в современной России, авантюрная. Ведь, согласитесь, попытку организовать кинофестиваль в чужой стране, без знания языка, в рекордно короткие сроки – всего три месяца – иначе, как авантюрой назвать невозможно. Но рискнул и ввязался.

Заняться "Фестивалем российского кино в Израиле" мне предложили знакомые с канала "Россия". Я взял не большую паузу для размышления и когда подтвердил готовность, то уже знал, как буду его делать. Я бы не сказал, что на тот момент это был именно фестиваль кино в полном смысле слова, скорей в 2005 году это еще был кино-форум, кино-неделя.

- Как же кинофоруму удалось вырасти до уровня фестиваля?

- Нам помогали наши партнеры и друзья, такие, например, как Фонд исторической перспективы, который стал официальным попечителем фестиваля. Знакомство с этой организацией произошло как раз в то время, когда ни фестиваля, ни форума еще не было. Еще только шла подготовка к первому киномероприятию, то есть мы даже не сделали еще первый шаг, мы только мечтали и готовились его сделать. В такие моменты в жизни может произойти все что угодно, весы судьбы могут качнуться в любую сторону. Но было угодно, наверно, свыше, чтобы произошло знакомство с Фондом Исторической Перспективы, с Натальей Алексеевной Нарочницкой. Это произошло в сентябре 2005 года. Эта общественная организация стала официальным попечителем, партнером первой кинонедели, второго фестиваля, а теперь готовим и третий кинопраздник. За это низкий поклон руководству Фонда в лице Натальи Алексеевны Нарочницкой, за ее подставленное плечо. "Дорога ложка к обеду".

К сожалению, у Наталии Алексеевны не было возможности лично присутствовать ни на первом, ни на втором фестивале, но я надеюсь, что хотя бы на предстоящем третьем фестивале она будет нашем почетным гостем как попечитель и как один из ведущих наших партнеров.

- II "Фестиваль российского кино в Израиле" чем-то отличался от своего "предшественника" 2005 года?

- При подготовке второго фестиваля менялась структура, менялась концепция мероприятия. Фестиваль стал приобретать совершенно другую основу, в него вкладывались другие идеи и он должен был решать другие задачи. Сначала мы думали проводить его просто как показ, но потом переосмыслили с тем, чтобы протекционировать, продвигать российское кино за рубежом. Уже сейчас идет активная подготовка к третьему фестивалю, который задумывается как мероприятие, имеющее конкурсную основу, при этом конкурс мы выносим в зал, зритель Израиля определяет победителя среди российских фильмов. Этот формат мы апробировали на втором фестивале.

- Для вас мнение рядового зрителя важнее авторитетного жюри? Почему именно человек из зала выбирает лучшие фильмы?

- Мы пошли тем путем, которым в свое время пошел легендарный Чаплин. До того, как официально выпустить свою киноработу, он смотрел ее вместе со зрителями и корректировал. Чаплин мог себе позволить поправки на ходу, видя реакцию зала на те или иные сцены, эпизоды великий комик их переснимал, добиваясь нужного результата. Дело в том, что если говорить о задачах продвижения кино, то, конечно, оценкой является в любом случае мнение зрителя. Наш современный российский кинематограф как ребенок, только учится ходить, делает свои первые шаги. Такие шаги, без сомнения, должны быть поддержаны той или иной современной кинообщественностью.

Фестиваль – это смотр, это возможность установления отношений между актерами и зрителями, продюсерами и прокатчиками. Кроме того, история любого мероприятия, связанного с презентацией, должна давать экономический результат. Мы хотим, чтобы фестиваль способствовал выходу той или иной российской картины на Израильский кинорынок. Вопрос и тема легального присутствия российского кино на израильском кинорынке очень большой и не простой. Вернемся к фестивалю.

- Прошло уже два "Фестиваля российского кино в Израиле", как воспринимают наши фильмы на "земле обетованной"?

- Четверть населения Израиля говорит на русском языке. Для этих граждан Израиля мы и делали первую кинонеделю. Память – это важная составляющая нашей жизни. Одна из первых идей по созданию фестиваля – это связать людей с прошлым с их историей. Но жизнь не предсказуема. Оказалось, что и израильский зритель, говорящий на иврите и на английском языке, с удовольствием смотрит российские фильмы и благодарит за актерские работы. Такой пример был с Евгением Мироновым. На первом фестивале мы показали фильм "Побег". Надо сказать, что Евгений Миронов – это блистательный актер с выдающимся актерским темпераментом. Люди были настолько удивлены его мастерством, что восклицали: "Да какой там Харрисон Форд!"

- По какому принципу отбираются фильмы, участвующие в конкурсе?

- Фестиваль не несет в себе задач искусствоведческого характера. Конечно, форматом отбора для нас являются зрители, сидящие в зале, поэтому мы привозим уже более или менее известные работы, а также приглашаем в качестве гостей фестиваля людей, которые являются для нас культовыми, людей, имеющих громкое имя. Разумеется, это коммерческий ход, ничего нового мы не придумываем, так создавалось любое фестивальное кино мероприятие.

На первом этапе мы представляли те работы, которые имели хорошую кассу и зрительское внимание, кроме того, в 2005 году почетным гостем первого кинофорума стал Никита Михалков, человек, олицетворяющий собой советское и российское кино. Никита Сергеевич стал негласным творческим лидером на первом фестивале. На второй фестиваль мы пригласили Олега Меньшикова, который также стал негласным лидером. Кроме того, и на первом и на втором "Фестивале российского кино в Израиле" почетными гостями были Федор Бондарчук с женой Светланой. Но в основном у нас была мужская компания, и нас за это упрекнули.

- И тогда вы пообещали привезти в следующий раз прекрасных актрис…

- В принципе, и на второй фестиваль мы планировали пригласить и Чулпан Хаматову, и согласовывали ее приезд, но у нее в это время спектакль. Рената Литвинова, которая, к несчастью, тоже была занята на съемках. Получилась накладка с Леной Яковлевой. С ней практически все согласовали, но за неделю до начала фестиваля выходит фильм, который мы планировали показать на "9 телеканале" (Израиль). Вот такое стечение обстоятельств. В этом году, надеемся, что представим наших замечательных российских актрис.

- Кого же ждать на III "Фестивале российского кино в Израиле"?

- Кого ждать? Следующий фестиваль имеет определенную тему. Он будет посвящен кинокультуре Санкт-Петербурга (Ленфильму) и тем работам, которые там были сделаны за последнее время. Мы делаем акцент именно на это. Если говорить о талантливых актрисах северной столицы, то их, конечно, очень много. Чего только стоит одна Алиса Фрейндлих!

Если получится, что какая-то работа будет у Алисы Бруновны, или еще у кого-нибудь из питерских актрис, то, конечно, мы их пригласим. Но, по всей видимости, просто будут представлены те работы, которые были сняты питерскими режиссерами, сделанные питерскими продюсерами. В этих фильмах наверняка будут работы и Ренаты Литвиновой, которую очень хотят видеть в Израиле, может, опять же, Чулпан Хаматова, мы хотели ее представить в фильме, который сделал продюсер Александр Ванштейн, может быть, появятся еще какие-то предложения. Можно вообще пофантазировать, пригласить Ксению Собчак. Хотя, конечно, эту фантазию нужно обставить, оправдать.

- Ну почему же, Ксения Собчак подняла бы шумиху точно!

- Она, конечно, олицетворение современного продвижения Санкт-Петербурга в старый город Москву, причем олицетворение очень серьезное… Сама тема Санкт-Петербурга имеет несколько идеологическое основание. Возможно, фестиваль будет представлен еще и известными политическими деятелями и исполнительной властью: губернатором Санкт-Петербурга Валентиной Матвиенко, Министром культуры Александром Соколовым.

Я сейчас говорю на уровне предположений, потому что концепция фестиваля еще только выстраивается. Как только все составляющие соберутся, тогда сами фигуры станут на место. Должна быть и музыкальная драматургия самого мероприятия, может, пригласим Юрия Шевчука (ДДТ), Александра Розенбаума, Олега Погудина.

- Фестиваль собирает большое количество именитых гостей, не боятся ли звезды взрывов?

- "Идут военные действия с Ливаном, а будет ли фестиваль?" - такие вопросы мне задавали часто… Но ведь место проведения фестиваля в Тель-Авиве - своеобразная золотая середина Израиля, чтобы долететь туда какой-нибудь "болванке" с Ливана, надо очень хорошо ее подзарядить. Это для них достаточно проблемно…

- А если говорить не о ракетных ударах, а о терактах?

- Конечно, мы продумываем вопросы безопасности, кроме нас и само государство очень серьезно к этому относится. В Израиле чрезвычайно высокий уровень внутренней безопасности. Помните, когда у нас взрывались дома, люди устраивали ночные обходы дворов, дежурства? Потом у нас почему-то руки опустились. А вот в Израиле люди живут в постоянной ответственности друг перед другом, ты невольно оказываешься под опекой, не дай Бог с тобой что-то случится. На фестиваль, безусловно, мы привлекаем службы безопасности, чтобы не возникало никаких эксцессов. Но на втором фестивале мы убрали нарочитость их присутствия. Организаторы вынуждены на эту тему думать, но если говорить об угрозе, то у нас в России такая же ситуация, да и в Нью-Йорке, Токио, во всех крупнейших мегаполисах мира. Никто не застрахован от больных голов. Хотя это даже скорей накрученная ситуация. Конфликты в Израиле есть, но зачастую они достаточно локальны. Даже во время войны с Ливаном не был отменен ни один авиарейс. Кроме того, гости фестиваля проживают в престижном отеле, где совершенно особые меры безопасности. Попасть туда постороннему крайне сложно.

- Фестиваль проводится в ноябре-начале декабря, чем это продиктовано? Не хотите сталкиваться с другими кинофорумами?

- Во-первых, II Фестиваль российского кино бы посвящен 15-летию возобновления дипломатических отношений России и Израиля. На эти дни были назначены официальные мероприятия и визит государственной делегации, а фестиваль стал культурологической составляющей этого международного события.

К тому же, фильмы нужно было показать в достаточно большом количестве городов, и мы действительно тщательно выбирали время, чтобы не столкнуться в интересах с другими мероприятиями, проходящими в Израиле. Например, как раз в октябре проходит фестиваль кино в Хайфе, с организаторами которого у нас тоже были некоторые разногласия из-за фильма "Космос как предчувствие" Алексея Учителя. Дело в том, что в Хайфу на показ кинокартины никто не смог приехать: Алесей Учитель был тогда на неделе российского кино в Нью-Йорке, а исполнитель главной роли Евгений Миронов приехал только к нам.

Мы проводим фестиваль именно в ноябре-декабре для того, чтобы распределить время. Это дало нам возможность проработать, доработать программу. Такая ситуация была с работой "Остров", хотя нас спрашивали, почему мы ее не привезли на наш фестиваль. Но мы же не можем снова показывать фильм, который только три недели назад был в Хайфе! Существует несколько обстоятельств: во-первых, не ссорится с кинообщественностью, которая готовит свои мероприятия в Израиле, во-вторых, понять интерес к тому или иному фильму.

К слову, с погодой нам очень повезло - было солнечно и тепло. Фестиваль закончился 11 декабря, но ощущение, что на дворе зима никак не присутствовало. Но все же это был риск: погода могла быть абсолютно никакая. В этом смысле мы уже рисковать и тянуть до середины декабря не будем.

- Победителям вашего фестиваля вручают золотых и серебряных ангелов? Почему именно ангелов?

- Когда разрабатывался дизайн статуэтки, рассматривалось огромное количество вариантов, однако мы остановились на фигурке ангела, причем выполненного именно в плоскостном решении, а не отлитая фигурка. В первую очередь хотелось, чтобы награду было приятно держать в руках, поэтому мы вынесли ангелочка на высокое основание из белого мрамора.

Фестиваль проходит на Святой земле. Святыни основных конфессий находится на расстоянии друг от друга в 150 метров. Символом святости является ангелочек. Он и является талисманом и символом нашего фестиваля. Клубок пленки, которой окутан ангелочек символизирует кино-земной шар. Золотой ангел вручается за лучший фильм, а два серебряных – за "спорный и противоречивый" фильм, вызывающий бурное обсуждение, и за фильм, снятый дебютантом, молодыми кинематографистами. Мы для себя определили возрастной предел в этой номинации – до тридцати лет.

Кстати, на прошедшем фестивале мнения зрителей менялось ежедневно - лидером был то один фильм, то второй, то третий, и только в последний момент, за последние два дня явно вырвался к/ф "Изображая жертву", он и стал победителем.

- Насколько я знаю, в июле в северной столице проходит Международный Кинофестиваль "Санкт-Петербург", там тоже вручают золотых и серебряных ангелов…Такие совпадения, накладки - это обычное дело для мира кино?

- Для меня это новость, но, может, в определенный момент мы с Марком Григорьевичем (продюсер Международного Кинофестиваля "Санкт-Петербург", - прим. авт.) под одним и тем же углом зрения смотрели на проблему. Было вдохновение: и к нему ангел пришел, и со мной поздоровался…. Рудинштейн очень опытный продюсер, человек, понимающий этот кинофестивальный процесс…

То, что у нас есть какие-то параллели - значит, мы их откорректируем, со временем. Дай бог, чтобы то дело, которым он сейчас занимается – это большое кино дело состоялось. Сейчас уж очень много киномероприятий. Даже возникает вопрос, насколько все это целесообразно. Одно утешает - раз они есть, значит, это кому-то нужно.

- После окончания фестиваля прошло три месяца, посмотрели уже какой-нибудь фильм, который может принять участие в вашем фестивале?

- Пока ничего не смотрел, мне все это еще только предстоит. С прошлого года нами учрежден "Форум израильского кино" - зеркальное киномероприятие "Фестивалю российского кино". Но это все-таки локальное мероприятие с учетом киноиндустрии Государства Израиль. В прошлом году этот форум был представлен, как отдельная программа Московского международного кинофестиваля, а в этот раз он пройдет за несколько дней до главного кинособытия . Показ израильских картин состоится в кинофонде "Ролан" и станет своеобразной прелюдией московского кинофестиваля.

Во время кинофорума мы представим небольшую программу игровых и документальных фильмов, но это будут знаковые фильмы, отмеченные международными призами. Как видите, мои мысли еще связаны с новым детищем. Думаю, что российские работы я посмотрю во время Московского кинофестиваля. Конечно, отбирать будем с учетом темы III "Фестиваля российского кино в Израиле" - темы Санкт-Петербурга.

Беседовала Анна Бобрикова

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
20.08.2019
Алексей Байлов (Россия), Ярослав Дворжак (Чехия)
События в Чехословакии: взгляд через полвека.
Фоторепортаж
17.08.2019
Алексей Тимофеев, Елена Безбородова (фото)
Здесь, на далёком Севере России, – один из важнейших наших духовных центров.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».