Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
6 декабря 2019
Игорь Мосин: «Была бы политическая воля, остальное приложится…»

Игорь Мосин: «Была бы политическая воля, остальное приложится…»

Беседа с известным экономистом, генеральным директором издательского дома
16.04.2008
Игорь Мосин: «Была бы политическая воля, остальное приложится…»

Сегодня приоритетом для российской политической элиты должно стать придание экономике такой динамики роста, чтобы уже через пятнадцать лет мы заняли место в первой пятерке самых развитых стран мира, - считает экономист Игорь Мосин, с которым беседует корреспондент «Столетия».

- Игорь Иванович, что конкретно, по–вашему, следует сделать сегодня, чтобы наша экономика «взлетела до небес»?  

- Начнем с того, что такая динамика уже наметилась. Картину фантастического, иначе не назовешь, роста сегодня демонстрируют потребительские секторы нашей экономики. Те, что направлены на обслуживание человека. Это многочисленные сети – от аптекарских до продовольственных; телекоммуникации, туризм, массмедиа, строительство, пищевая промышленность, банки. На пороге взлета страховые компании… Здесь все кипит, бурлит, рвется вперед. Рост в некоторых сегментах - на многие десятки процентов. Вот ярчайший пример действия фундаментальных рыночных сил — личного интереса плюс конкуренции. Сегодня головная боль - уже не как расти, а как справляться с проблемами роста: стратегией и тактикой развития, кадрами, управлением. Символично: российские маркетологи по итогам прошлого года сделали заявление: если ваш рост в 2006 году был меньше 20 процентов, значит вы плохо развиваетесь.  

- Какие, на ваш взгляд, стратегические решения именно сегодня стоит принять государству, чтобы этот сектор экономики продолжал так же интенсивно развиваться, получил еще больший импульс для этого?  

- Прежде всего, объявить налоговые каникулы сроком на пять лет для малых и средних предприятий с годовым оборотом до 300 миллионов рублей.  

- И что это даст?  

- Малые и средние российские предприятия получат возможность окрепнуть перед конкурентными битвами с соперниками из ВТО. Увеличится количество рабочих мест. В несколько раз расширится емкость внутреннего рынка. И самое главное — через несколько лет страна получит чрезвычайно разветвленный и быстрорастущий сектор экономики. С помощью этого решения мы простимулируем рост той самой предпринимательской «травы», которая своей энергией проламывает асфальт.  

Ведь не секрет, что развитость малых и средних предприятий — одна из характерных черт уровня зрелости экономики. У нас этот показатель в целом еще очень низок. Вся экономика в России по-прежнему зависит от крупных, в основном, сырьевых конгломератов и промышленных монстров. Так исторически сложилось. Но именно малые и средние предприятия обеспечивают обществу то, что называется качеством жизни. Они придают экономике страны жизнестойкость, полнокровность, тонус.  

Второе — через год после объявления налоговых каникул надо повысить в четыре раза пенсии, в три зарплаты чиновникам и служащим. Ибо выросший спрос населения от повышения пенсий и зарплат стимулирует рост предложений товаров и услуг со стороны малых и средних предприятий. Предвижу возражение — начнется инфляция. Нет, не начнется. Ведь деньги от повышения зарплат и пенсий у бюджетников, пенсионеров пойдут на оплату именно первоочередных потребностей, то есть достанутся, в большей мере, как раз российским малым и средним предприятиям.  

Все государства мира именно через спрос своего населения развивают экономики. Деньги в кармане потребителя и есть основной источник роста любой экономики. Здесь гасятся инфляционные волны при вложениях в машиностроение, инфраструктуру и другие серьезные, “долгоиграющие” проекты. Он вберет в себя и уже активно вбирает излишки рабочей силы при начале структурной перестройки в неконкурентоспособных отраслях.  

— Но все же, согласитесь, потребительские отрасли легче реформировать. А как быть с основой любой развитой экономики — машиностроением, о котором сейчас столько говорят?  

— Конечно, в отличие от потребительских отраслей, у машиностроительных совершенно другая история. Главная причина многолетней стагнации машиностроительного комплекса, прежде всего, в неопределенности, по большому счету, позиции государства по отношению к этому важнейшему сектору экономики.  

Модернизировать машиностроение эффективнее всего, по мнению ведущих экономистов, опять же – чисто рыночными методами. Кстати, этот процесс уже пошел. Газовики, нефтяники, атомщики, транспортники в лице РЖД, строители заваливают сегодня своими заказами машиностроительные подотрасли.  

Но те их просто не могут освоить. Причины понятны – 20 лет только разваливались. Кадры разбежались, технологии, оборудование устарели, денег нет. Словом, спрос есть, а ответить на него, увы, пока отечественным машиностроителям нечем и они становятся главным сдерживающим фактором для развития других моторов экономики. Что тут требуется? Активное государственное вмешательство с умелым использованием и рыночных, и плановых, и нестандартных подходов.  

На практике, похоже, государство нащупывает механизм этих преобразований. Яркий пример — автомобилестроение. На наш рынок пришли основные мировые производители автомобилей. Они принесли с собой технологии, инвестиции, рабочие места, культуру производства, налоги.  

Надо без ложного стыда и амбиций сказать себе, что есть масса областей, в которых мы неконкурентоспособны. Это сбережет немало сил и поможет нацелить их на развитие тех направлений, где есть перспективы. Достаточно вспомнить историю с Сахалином-2, когда, благодаря иностранным инвестициям, за десять с лишним лет на востоке страны возник самый современный в технологическом отношении комплекс по добыче, переработке и транспортировке энергии. Сами бы мы с этой задачей сегодня, да и в ближайшем будущем вряд ли справились бы. Не тот у нас пока технологический уровень.  

Кто мешает нам таким же образом на взаимовыгодной основе решать и другие задачи? Например, вместе с финнами организовать глубокую переработку леса? Вот принципиальные подходы к модернизации машиностроения. Приглашать других туда, где сами не справляемся или просто неконкурентоспособны. От создания целых отраслей, как автомобильная, до стратегически важных для страны точечных проектов, как Сахалин.  

Вывод прост: сегодня правильнее всего найти общий язык с самыми продвинутыми в научно-техническом плане странами, компаниями и на базе общего интереса приступить к модернизации своего машиностроения и встраиванию его в мировое хозяйство. Брать и внедрять надо только самое лучшее. Кстати, эта идеология нацеленности на самое лучшее в мире уже становится частью нашей деловой культуры.  

Их интерес плюс наши возможности - вот рычаги для быстрой, в течение десяти лет, модернизации всего машиностроительного комплекса страны.  

- Президент обозначил еще один приоритет - мы должны, образно выражаясь, стать энергетическим сердцем мира...  

- Абсолютно верно. Ведь на энергетическом машиностроении завязан большой кусок базовой промышленности. В нашей истории уже есть опыт таких научно-технических прорывов. Вспомним, план ГОЭЛРО, переброску промышленности в годы войны с Запада на Восток, создание ядерного щита, запуск Гагарина в космос.  

Президент прав. Уже сейчас необходимо начать концентрироваться на тех самых точках роста, которые позволят нам выйти в перспективе на лидирующие позиции в мировой конкурентной гонке за самые прибыльные ниши. Нанотехнология, водородная энергетика, биотехнология – в каких еще направлениях у нас есть потенциал и шансы занять свое место под солнцем? Мы держим в уме завтрашний день.  

Конечно, возможность России утвердиться в энергетическом направлении сегодня - наиболее эффективная и быстрая стратегия. Но это — лишь одна из возможностей.  

Вслед за этим ресурсом можно постепенно вводить в действие и другие. Скажем, создать стимулы для ориентации нашего сельского хозяйства на производство экологически чистой продукции. Это сегодня мировой тренд. Тот же территориальный ресурс, который можно эффективно использовать к удовольствию всех граничащих с Россией стран. Скажем, поставить перед собой задачу — соединить автобанами все столицы прилегающих к нам государств. Время для таких прорывов пришло. И мир готов в этом поучаствовать.  

— От чего все-таки мы буксуем? Может оттого, что у государства нет цельного видения, понимания того, куда и как двигаться?  

— В нынешней структуре управления государством, как мне видится, есть существеннейший дефект, который сильно тормозит проведение реформ.  

Тормозит преобразования организация кабинета министров по отраслевому принципу. Нет центра, который бы принимал решения, исходя из интересов всей экономики. Каждый министр тянет, как говорится, одеяло на себя, на свою отрасль. В такой управленческой структуре, в самой ее генетике, заложен конфликт отраслевых интересов. Лебедь, рак и щука.  

Стране нужно сегодня уже не «стабилизационно-накопительное», а «инвестиционное» по своей сути и очень быстрое по технологии принятия и исполнения решений правительство. Его необходимо превратить в орган стратегического планирования, модернизации экономики. Там должны работать пассионарные люди, которые могут намечать экономические прорывы, разрабатывать механизмы их осуществления и кидать в бой на их реализацию все необходимые ресурсы. Сами министерства должны стать только исполнительными механизмами по конкретному претворению в жизнь решений штаба нашей экономики. Без сомнения, менее громоздкими и неуправляемыми, чем нынешние.  

Ведь почему половина решений правительства не была выполнена в предыдущие годы? Нет эффективного механизма контроля и исполнения решений. Это чисто управленческая проблема. Если правильно ее решить, то колесо модернизации, без сомнения, завертится быстрее. Как говаривал Наполеон: «Нет плохих солдат, есть плохие генералы».  

— И как, с вашей точки зрения, можно побыстрее провести в жизнь все эти преобразования?  

— Все эти изменения сегодня полностью зависят, повторяю, только от одного — политической воли высшего руководства страны. Это наш главный модернизационный ресурс. Пока что у нас — «ручное» управление процессами. Политическая воля высшего руководства — вот в настоящее время основное, образно говоря, высокооктановое топливо для работы экономики страны. Ведь остальные рыночные механизмы работают еще слабо. Именно руководство государства может сегодня пробудить инициативу снизу. Перейти от «ручного» управления к автопилоту. Тогда предприниматели сами станут бороться с недобросовестной конкуренцией, бюрократизмом, коррупцией, за чистоту своих рядов. Механизмы саморегуляции дадут толчок развитию внутренней предпринимательской энергии. Ведь трудно и неэффективно рулить всем «сверху».  

- Что еще, по-вашему, должно предпринять руководство страны, чтобы мы, действительно, думали не о темпах роста, а о том, как с ними справляться?  

- Во-первых, создать инвестиционные банки, предоставляющие длинные кредиты мелкому и среднему бизнесу под 3% годовых, сроком минимум на 3 года.  

Во-вторых, позволить установиться рыночному равновесию между долларом и рублем. Соотношение будет где-то 1$ = 12-14 рублей. Это решение сразу же укрепит конкурентоспособность внутриориентированных отечественных отраслей. Даст им толчок для развития. Это вредный миф, что слабый рубль - благо для российской экономики. Он выгоден только сырьевикам. Но он же их, как водится, и развращает. Да и государство тоже. Здоровый крепкий рубль – вот самый эффективный регулятор и первооснова правильной, а не искаженной экономической жизни.  

В-третьих, установить рыночно-справедливые цены на услуги и товары естественных монополий. И взять их под жесткий контроль. Одновременно запустить внутри монополий экономические механизмы снижения себестоимости их услуг и товаров. Резервы здесь колоссальные.  

Сегодня Россия буквально по всем параметрам готова к быстрому движению вперед. И нынешние стартовые возможности у нее куда как велики! Не говоря уже о том, что все мы хотим, чтобы Россия заняла свое, подобающее ей, место в мире.  

Мне кажется, в этом и есть наша «национальная идея» на ближайшие лет двадцать – стать конкурентоспособной страной. Вернуть самим себе уважение и заслужить уважение других  

Беседу вела Дарья Муравина  

 

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
03.12.2019
Владимир Карасёв
Как своими руками можно разрушить собственное государство.
Фоторепортаж
28.11.2019
Подготовила Мария Максимова
В Государственном историческом музее открылась выставка, посвященная графу А.А. Аракчееву.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».