Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
12 декабря 2019
Хотя бы не мешали…

Хотя бы не мешали…

Кузнец Максим Чаленко и его «Школа мастеров»
Владимир Киселёв
21.04.2016
Хотя бы не мешали…

Странный бизнес затеял индивидуальный предприниматель Максим Чаленко из посёлка Искателей, пригорода Нарьян-Мара – столицы Ненецкого автономного округа. Он уже потратил на него 878 тысяч рублей собственных средств. Намерен вкладываться и дальше. И хотя никакой прибыли не ждёт, бессребреником себя ни считает. Говорит, что инвестирует в будущее.

С лёгкой руки лауреата Нобелевской премии мира, профессора Мухаммада Юнуса подобный бизнес получил название социального. В мире он набирает обороты. Однако в оторванном от Большой земли бездорожьем Ненецком округе, где транспортные расходы колоссальные и большие проблемы с развитием даже классического предпринимательства, основанного на получении коммерсантами максимального дохода, социальный бизнес кому-то действительно может показаться чудным.

А что в округе? – рубит воздух ладонью Максим Чаленко. – Деловые люди преимущественно что-то где-то подешевле покупают, а здесь подороже продают, тем и кормятся. Ну, сервис ещё какой-то есть, шиномонтаж. «Муж» на час в Нарьян-Маре бытовые услуги окажет. Но производства – практически никакого. И молодёжь какая растёт?! В голове только гаджеты да пиво. Ко мне в мастерскую присылают на практику ребят из ПТУ. Ни болгаркой не умеют работать, ни напильник правильно держать, ни сваркой пользоваться. И вовсе не потому, что тупые и ленивые.

Просто не было у них возможности этому научиться. А повозятся с металлом, постоят у кузнечного горна, что-то своими руками сработают так глаза начинают гореть.

А тут и практика уже закончилась, пора в училище возвращаться...

Ремеслу урывками не научишь. Железо надо ковать, пока оно горячо. Упустил момент, перегорел в пацане интерес – всё, можно на него время не тратить, настоящего мастера из такого всё равно не вырастишь.

И разве подросток будет в этом виноват?! Тем паче, если развивать техническую жилку у молодёжи в заполярной столице негде. Специализированного техцентра в городе нет, а на школьных уроках труда и в межшкольном учебном комбинате работают преимущественно с деревом.

Из таких размышлений у Максима и родилась идея создать «Школу мастеров». Писать надо именно так, в кавычках это название будущего учебного центра по подготовке кузнецов, сварщиков, слесарей и маляров по металлу. Эти рабочие специальности в округе востребованы, однако сейчас получить их негде. Выпускникам же «Школы мастеров» будут выдавать соответствующие удостоверения.

- Хочет кто-то, не хочет, станут помогать или нет, но школу я построю. И за моими кадрами ещё выстроится очередь, – густо басит Чаленко. – Так будет, поверьте!

Смотрю на молодого, уверенного в себе мужчину и понимаю: если такой что-то решит, то действительно добьётся, чего бы это ему не стоило. Конечно, дело вовсе не в могучем телосложении – в характере.

Замес у Максима крутой. Родился на Кавказе, в посёлке Карабулак, бывшей терской казачьей станице Карабулакской. Полученная от отца с матерью казачья кровь бурлит в нём свободолюбием. А что с малолетства рос на Крайнем Севере, так народ здесь тоже не привык перед начальством шапку ломать, цену себе знает.

Отец Максима, Вячеслав Иванович Чаленко, работал в Искателях у геологов кузнецом, и мальчишке нравилось наблюдать, как он обращается с разогретым металлом будто с податливым пластилином. Максим благодарен отцу, что тот научил его подчинять себе железо гнуть, пилить, ковать, а также привил любовь к технике и изобретательству. В первом классе Макс собрал из кучи бэушных запчастей свою первую самоходку помесь велосипеда с мотоциклом. В шестом досконально знал устройство автомобильного двигателя. Не только теоретически, починить забарахливший мотор проблемы тоже не составляло.

Закончив в 1992-м школу и отслужив срочную в армии, он работал водителем вахтовки. Затем пересел на бензовоз «Урал». Два года не вылезал из тундры, где тянули газопровод, отказывая себе в самом необходимом. Копил на машину, чтобы открыть собственное дело.

Одним из первых в Нарьян-Маре Чаленко занялся грузоперевозками. Но прежде пришлось потрудиться ассенизатором. На заработанные в тундре 10 тысяч долларов (тогда в нашей стране всё измерялось в «зелёных») получилось купить только старенький КамАЗ. Восстановил его, сварил и установил вместо кузова квадратную металлическую ёмкость, смонтировал им же придуманное устройство мгновенного слива, которое позволяло в секунды освободиться от затаренной зловонной жижи, лишь нажав в кабине кнопку, и опять начал зарабатывать деньги. Давний уже период жизни он вспоминал без малейшего стеснения.

Он совершенно точно знает: постыдной работы нет, бездельничать – вот что действительно стыдно. А ещё мужику негоже жаловаться на обстоятельства, тем более – ныть.

Вместе со страной Чаленко пережил дефолт, превративший все его накопления в ничто. Тогда сломались многие. Но он только сжал зубы и начал всё сначала.

Я успел приобрести два грузовика, возил на буровые площадки и нефтепромыслы металлоконструкции, оборудование, материалы, да всё необходимое. Мне нравилось это дело, однако лет через семь пришлось с ним завязывать, – рассказывает Максим. – Топливо тогда стоило раз в 10–15 дешевле, чем сейчас, и за доставку груза платили поболее, однако грузоперевозки вдруг стали нерентабельными. Почему отдельная тема. Скажем, не вдаваясь в подробности, так: появилось много желающих заняться столь выгодным бизнесом и тех, кто решил получать с них мзду. Да и не люблю я толкаться локтями с конкурентами, предпочитаю искать в бизнесе не занятые ниши. Это интереснее, да и прибыльнее.

Нынешняя его ниша создаётся уже лет двенадцать. Для начала в Искателях арендовали участок земли с вместительным ангаром. Его обустройство продолжается по мере возможностей до сих пор, съедая значительную часть заработанного. Но в ангаре уже оборудована кузница и мастерская для самой разной работы с металлом. Да и как оторвать одно от другого, если какие-то заказы требуют и ковки, и холодной штамповки, и сварки? Умельцы преимущественно изготавливают разные заборчики, крылечки, перила для лестниц, уличные скамейки, качели, мангалы, мебель с коваными деталями. Для души раскалённый кусок железа могут филигранно превратить на наковальне в розу, ну или какую-нибудь диковинную птаху.

Самая известная работа Максима, пожалуй, это выкованное им дерево любви, на которое искательские молодожёны вешают теперь замки в знак вечности союза. А его старший брат Сергей изготовил в металле для украшения двора поселковой школы искусств рояль, гитару, виолончель и палитру художника.

Абы кто хорошим кузнецом стать не сможет. Тут просто интереса недостаточно, должно быть призвание. Но Серёга – настоящий мастер, у него чуйка к этому делу есть, – гордится братом Максим.

Профессиональных кузнецов в заполярной столице сейчас можно пересчитать по пальцам. А услуги их становятся всё более востребованными, в том числе окружными предприятиями, не сберегшими в опустошительные 90-е свои кузнечные производства.

Казалось бы, пользуйся благоприятной конъюнктурой, опахивай делянку, развивай дело, богатей помаленьку да радуйся. Однако Максим с компаньоном по бизнесу Натальей Пономарёвой прикинули свои возможности и решили организовать для полутора десятков 14-летних мальчишек и девчонок «Школу мастеров». Двухгодичное обучение предполагается проводить на безвозмездной основе, то есть бесплатно.

Всех денег не заработаешь. Да и жить надо по совести. Одной из больших бед округа считаю то, что местная молодёжь растёт сплошь безрукой, а власть для выправления ситуации не делает практически ничего. В результате при нашей безработице с Большой земли тихой сапой завозят рабочую силу. К этому все уже притерпелись, будто так и надо, – рассуждает Максим Чаленко. – Мои возможности индивидуального предпринимателя весьма скромные. Но даже просто инстинкт самосохранения подсказывает, что смену из числа подрастающего поколения оставшимся ещё умельцам готовить необходимо. Иначе нет будущего...

Стоимость благотворительного проекта «Школа мастеров» 1 миллион 970 тысяч рублей. Прежде всего надо построить и оснастить учебный центр, соответствующий всем многочисленным требованиям к сооружениям подобного рода. Понятно, что основу обучения составят практические занятия и мастер-классы. Но их должны предварять вводные теоретические курсы и обязательные инструктажи по технике безопасности. Опять же, перед тем, как отправиться к кузнечному горну либо станкам, ребятам надо где-то переодеться. Затем смыть под душем трудовой пот. Необходима и комната для принятия пищи, благоустроенные туалеты. А ещё компьютеры, интерактивный сварочный аппарат, да много чего.

Строительство учебного центра уже ведётся. Выполнен фундамент будущего здания, начали монтировать каркас и стеновые панели, закуплены металлоконструкции, цемент, трубы для системы отопления. На всё это и ушли упомянутые выше 878 тысяч рублей.

На общее дело Максим Чаленко зарабатывает, прежде всего, своими руками. Финансовый вклад юриста Натальи Пономарёвой составляют преимущественно её гонорары за оказанные ею профессиональные услуги.

К физическому труду магистр гражданского права тоже приучена и им не гнушается, однако получила хорошее образование за плечами два вуза и более десяти лет юридической практики. В дальнейшем в кузнице намерены организовать семь рабочих мест. И каждый в коллективе готов вносить свою лепту на содержание учебного центра.

Обоснование проекта «Школы мастеров» выполнено на 146-ти страницах и по объёму сродни кандидатской диссертации, – усмехается Наталья Пономарёва. – Докторская, как правило, занимает 220.

Когда в округе объявили конкурс по предоставлению из регионального бюджета грантов начинающим предпринимателям на создание бизнеса, удачу попытал и Максим Чаленко. Он оказался в числе семи счастливчиков, чьи заявки конкурсная комиссия решила профинансировать. Однако особого счастья в итоге не испытал. Скорее недоумение и даже обиду. Организаторам крестьянско-фермерских хозяйств выплатили по полмиллиона. Столько же устроительнице очередной школы танцев в Нарьян-Маре. А ему – 201 тысячу 500 рублей.

Дело отнюдь не в деньгах, спасибо за любую помощь. Не понимаю, почему так отнеслись к нашему проекту, если в условиях конкурса в качестве ключевого критерия указывалась его социальная направленность, – пожимает плечами Максим. – Ничего не имею против занятий танцами, но в городе и окружных сёлах танцевальных кружков и сложившихся коллективов с традициями всё-таки достаточно много.

На полученные по гранту средства устроители «Школы мастеров» уже приобрели какое-то количество стекловаты для утепления учебного центра и часть необходимого металлопрофиля для крыши. При нынешних ценах на 201 тысячу 500 рэ особо не разгуляешься. Но отчитываться за купленные стройматериалы предстоит в течение трёх лет, из разу в раз предоставляя одни и те же квитанции и чеки. А чиновники опять и опять будут тщательно их изучать, отвлекаясь от насущных проблем. Таковы установленные ими же правила игры.

При неопределённом, скажем так, финансировании проекта, да ещё когда приходится преодолевать бесконечные бюрократические барьеры, созидать что-либо трудно. Помощи ждать неоткуда. Хотя бы не мешали...

Нарьян-Мар

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Наташа
22.04.2016 19:49
Вот из таких людей как Максим Чаленко и вырастают герои земли русской. На них она и держится. И государство должно помогать не купи-продай, а настоящим государственным людям, мастерам своего дела, готовым передать свой опыт, поделиться им с молодёжью, тем более основать для них за свой счёт школу.
Борис
21.04.2016 20:59
Что тут скажешь, молодчина.

Эксклюзив
10.12.2019
Александр Чекалин
ФИП и издательством «Вече» представлена уникальная книжная серия.
Фоторепортаж
10.12.2019
В Государственном Историческом музее проходит выставка, посвященная праздникам и уличным развлечениям в России.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».