Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
8 декабря 2019
Экзамен на выживание

Экзамен на выживание

Как в одной сельской местности спасали малокомплектные школы
Александр Калинин
16.03.2010
Экзамен на выживание

Событие это никак не вписывается в общую картину по России. Когда образование перевели на так называемое нормативно-подушевое финансирование, и деньги начали выделять в зависимости от числа учеников, сельские школы одна за другой стали поглощаться более крупными районными одиннадцатилетками.

Начиная с 2001 года в стране было закрыто свыше 9 тысяч сельских школ, и, следовательно, умерли около 9 тысяч сел и деревень. Министерство образования и науки, правительство сегодня всячески открещиваются от своего участия в этом процессе, дескать, решение принималось местными органами управления образованием.

Но без некой негласной установки вряд ли началась бы такая вакханалия разрушения системы образования и такого массового закрытия малокомплектных школ.

Аткарск пошел не в ногу.

Удалось это, в первую очередь, благодаря политической воле главы района Юрия Кошелева, которого единодушно поддержал весь депутатский корпус. И отстаивали они свое решение с цифрами и расчетами в руках.

К примеру, начальная школа в селе Средний Колышлей обходится бюджету в 302 тысячи рублей. Сюда входит зарплата учителя начальных классов, учителя иностранного языка, который, кстати, приезжает из райцентра, полставки технического работника, плата за свет, газ, тепло и т.д. Если ее закрыть, то бюджет вроде бы сэкономит 302 тысячи. Но цифра эта лукава. Для подвоза детей в городскую школу потребуется, как минимум, «Газель» – она стоит 613 тысяч рублей. Пусть не из местного, а федерального бюджета, но все равно деньги-то налогоплательщиков, хоть и из разных карманов, но единого кошелька.

В селе держать машину негде, значит, придется ей совершать четыре рейса по маршруту «город-село», в год набегает 180 тысяч рублей только на бензин. Плюс 67,2 тысячи зарплата водителя. 80 тысяч – на медицинские, технические осмотры и различные договора. В 50 тысяч обойдутся запчасти, резина, масла. Набирается 377,2 тысячи рублей. Уже, даже не считая покупки машины, больше, чем тратится сегодня. В последующие годы расходы на содержание и обслуживание машины вырастут еще на 150-200 тысяч. Это помимо ремонта, расчистки дорог, обеспечения безопасности перевозок детей. В итоге с 302 тысяч расходы уходят за миллион. Какая же тут оптимизация?

Такие расчеты аткарцев областных чиновников от образования если и не убедили, то заставили отступиться. Ладно, делайте, что хотите, но в фонд зарплаты, кровь из носу, уложитесь.

И расходы (где хотите, там и ищите) должны быть сокращены на 10 процентов. Видимо, сокращение расходов на содержание школ, по мнению чиновников, и составляли суть оптимизации образовательного процесса.

Что ж, стали искать, как можно уменьшить расходы, не сократив людей? Здесь основная нагрузка легла уже на заведующую отделом образования районной администрации Ольгу Бычкову. В первую очередь сократили вакантные ставки или те, без которых можно было обойтись. Например, лаборанта, потому что сейчас лабораторные работы проходят с помощью компьютерной графики, без колбочек и пробирок. Кого-то с двух или полутора ставок переводили на одну, технических работников со ставок – на половину, гардеробщиков стали нанимать на сезон. Резко менялись функциональные обязанности. Директор школы становился бухгалтером, экономистом, менеджером. Потому что если где-то просчитаешься, не уложишься в график расходов, то к концу года можешь оставить коллектив без зарплаты и объясняться по этому поводу с прокурором. Обязанности по организации образовательного процесса полностью ложились на завуча.

Предметников, которых не хватает в деревне, нанимают в городских школах. Те, помимо платы за уроки, получают 25 процентов надбавки, как и все сельские учителя. И им хорошо, и бюджету выгодно.

Все-таки дешевле возить учителя к детям, чем детей к учителю. В практику вошли подворные обходы. В селе Средний Колышлей, к примеру, на сегодняшний день насчитывается 17 детей до семи лет. Это будущее школы. Весомый аргумент в ее пользу. Считают даже беременных. Так, в селе Приречное 38 ребятишек учится в школе, и еще 40-45 на подходе, пока ползают по лавкам или бегают по деревне. Такая арифметика ведется во всех сельских округах. В ряде школ часть зданий отдали под детские сады (бывшие колхозные садики давно закрыты и разграблены), которые становятся не ведомственными и даже не муниципальными учреждениями, а структурными подразделениями самих школ. И эти подразделения дают рабочие места как сокращенным педагогам, так и безработным жителям села. Кое-где одну крышу со школой делят библиотеки, администрации сельских поселений, конторы СПК. Фермеры и руководители сельхозкооперативов помогают «своим» школам стройматериалами, продуктами, транспортом, если надо отвезти детей на конкурс или олимпиаду. Покупают оборудование, пашут не только пришкольные участки, но и учителям огороды. Потому что понимают: не будет школы – не будет и села, и придется возить рабочих из города. Родители, получая за аренду своих земельных паев муку, половину отдают школе. Делятся своими припасами даже те, кто не имеет детей.

За два дня с Ольгой Бычковой мы объездили 6 сельских школ района. Начальных и средних, близких к райцентру и самых дальних. Везде она напоминала одно и то же:

- Если бы на защиту школ не встал депутатский корпус и эту борьбу не возглавил глава района, ничего бы у нас не получилось. Они поддержали нас в самую критическую минуту. Но теперь они сами нуждаются в вашей поддержке. И заключается она в том, чтобы доказать, что образование в тех школах, которые не закрыли, но хотели закрыть, не хуже, а может, даже и лучше, чем в тех школах, куда хотели перевезти детей. Но если мы не пройдем летом аттестацию по результатам ЕГЭ, у нас не останется морального права дальше здесь оставаться. Это будет аттестация не столько ученика, сколько школы.

Да, в Аткарском районе Саратовской области не сокращено ни одной сельской школы. По программе «Дети России» во все учебные заведения подведен интернет, везде есть компьютеры и даже созданы свои сайты.

Значит ли это, что битва за малокомплектную сельскую школу выиграна раз и навсегда? Увы, нет. В деревне так все тесно переплетено, что не знаешь, что является причиной, а что следствием. Тезис, что если умрет школа, умрет и село, верен, он доказан практикой. Но так же верен и обратный тезис: если умрет село, умрет и школа. А это уже не политика, а чистой воды экономика. Школа умрет и в том случае, если не будет детей. И если не будет омоложения педагогических кадров. А омоложения не будет, если не строить жилье. Жилье нельзя построить без подъема экономики. Экономика не поднимется, если умрет деревня.

Такая вот сложная задачка со многими неизвестными. Удастся ли ее решить? А это уже вопрос выживания страны, нации.

Аткарский район,

Саратовская область.

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

НЕКРАСОВ Г И
18.11.2010 21:09
надо поменять министра образования Фурсенко на педагога из не перспективных деревень,т. е.поменять их рабочими местами.
Сергей
17.07.2010 20:22
Не перевелись еще на Руси за 90 лет нормальные люди. Интересно а кто у них депутат в Госдуме, и что он про это знает!
hec
10.04.2010 19:51
Деревня вымрет.Города разбегутся.Потому что уже зовем свою Родину,Россию, Русь  РАШЕЙ.
Евгений-Педагогу
30.03.2010 19:16
Что-то, сударь, Вы завернули эдакое в духе приснопамятного Ивана Яковлевича Корейши. Надеюсь, Вы, как педагог, помните:"Есть убо небо небесе..."?
Ещё - ошибки Вас где научили делать? Там, где Вас учили педагогике? Дело труба....
педагог
21.03.2010 9:23
Школа - это кормушка! Поэтому ее надо спасать. Не то одной кормушкой в Раше станет меньше!
учитель
19.03.2010 13:58
Спасибо за замечательный, убедительный материал. Будем ли живы? Будем.
Искендер Горов
19.03.2010 8:52
Искренне рад за вас, удачи. Поддерживаю мнение Александра!
Anarchist
18.03.2010 17:19
Молодцы!

Александр
17.03.2010 8:44
А вот интересно, если весь штат Минобразины поменять на выдвиженцев из Аткарского района ?! Как оно будет ? У меня  впечатление, что в России наступит эпоха возрождения. Сдаётся, не надо нашим руководителям быть семи пядей во лбу, чтобы наладить жизнь в державе. Надо только не воровать и не потворствовать ворам.
Пробел
17.03.2010 3:46
Удачи и счастья Вам! Молодцы!

Эксклюзив
06.12.2019
Валерий Мацевич
Будут ли страны Прибалтики проситься обратно в российскую «оккупацию»?
Фоторепортаж
28.11.2019
Подготовила Мария Максимова
В Государственном историческом музее открылась выставка, посвященная графу А.А. Аракчееву.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».