Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
24 августа 2019
Что надо нашей школе?

Что надо нашей школе?

Заметки преподавателя колледжа
Раиса Степанова
16.03.2009
Что надо нашей школе?

Образование всегда связано с идеологией. Сегодня у нас на дворе капитализм. Все остальное - следствие. Вопрос ставится так: заплатил - получи аттестат или диплом. Как видим, уже в самой постановке вопроса заложена основа коррупции.

Сегодня образовательные учреждения вынуждены находить какой – то средний путь между поголовной выдачей документов об образовании и рейтингом учебного заведения. Выглядит это так: строгий спрос и отчисление нерадивых сократит количество учеников и соответственно материальное обеспечение образовательного учреждения и его преподавателей, а максимальный либерализм понизит рейтинг учебного заведения, как среди работодателей, так и среди учащихся, что тоже приведет к ухудшению материального состояния учебного заведения.  

Понятно, что внутри этих рамок – широкое поле для финансовых операций. Такова ситуация не только в России. Например, журнал « Обучение и карьера» опубликовал результаты журналистского расследования, которое проводила компания Би-би-си среди преподавателей британских вузов. Картина ровно такая же, какая и в наших учебных заведениях. То есть, преподаватели балансируют, им довольно часто приходится завышать отметки. При этом британское правительство утверждает, что государственные субсидии учебные заведения получают в полном объеме. У нас в стране бюджетное финансирование поставлено в зависимость от количества учеников в учебном заведении, то есть - деньги идут за учеником. Этот принцип не оправдывает надежд на повышение уровня образования. Хотя всем ясно – нельзя, чтобы хороший преподаватель получал такую же зарплату, что и посредственный. Самое страшное в этом принципе «деньги идут за учеником» в том, что ухудшается материальная база непопулярных учебных заведений. И мы никогда не сумеем расширить количество хороших школ, т.е. повысить образовательный уровень страны. Ведь маленькие школы, при такой постановке вопроса, всегда будут иметь плохое материальное обеспечение.  

Необходимо, чтобы отличившиеся учителя и школы получали разовые премии, а государственное материальное обеспечение учебных заведений было одинаковым для всех.

Принцип «деньги идут за учеником», внешне кажущийся привлекательным, таит еще один подводный камень: мы рискуем уничтожить малокомплектные школы сельских районов. И вместо того чтобы расширять инфраструктуру села, мы ее уничтожаем, практически сталкивая лбами две национальные программы: образование и развитие села. Какая молодая семья захочет жить в населенном пункте, в котором нет школы, детского сада, аптеки и т.д. Для того, чтобы возродить село, мы должны не только организовывать промкооперацию, но и иметь в каждом населенном пункте детский сад, школу, аптеку, фельдшерский пункт, почтовое отделение, дом культуры и, прежде всего, шоссейные дороги. Вопрос дорог встает и в связи с тем, что предполагается создать крупные образовательные центры, в которые учеников будут подвозить автобусами.  

Мы не можем бездумно копировать опыт других стран. Наша территория уменьшилась, но не до уровня Дании, дороги улучшились, но они далеки от немецких автобанов.

Наша территория, наше бездорожье, наши осенние и весенние распутицы – все это не позволяет нам таких реформ образования. В противном случае мы скатываемся на уровень XIX века. Как известно, тогда гимназии, которые позволяли далее получить высшее образование, располагались исключительно в губернских городах, а в малых населенных пунктах существовали земские и церковно-приходские школы. Поэтому небогатые помещики, которые не имели квартир в городе, доучив дома ребенка до 10-12 летнего возраста, отдавали его в городскую гимназию. Дети при этом жили либо в общежитии, либо у родственников, либо снимали угол. При этом они очень тяжело переживали разрыв с семьей, не все выдерживали. Об этом хорошо писали наши классики: Гарин–Михайловский и особенно нобелевский лауреат Иван Бунин. Нобелевскую премию он получил не за «Окаянные дни», не за «Темные аллеи», а за «Жизнь Арсеньева» с формулировкой «за необыкновенно глубокое проникновение в русскую жизнь». В книге рассказана история подобного гимназиста, так и не сумевшего закончить гимназию. Книга во многом автобиографичная. С подобными проблемами мы сталкивались и в школах-интернатах для одаренных детей. Все понимают, что дети не очень склонны к самообслуживанию. Поэтому рядовым становится случай, когда ребенок, промочив ноги, не просушив обувь, заболевает, пропускает занятия, догнать не успевает, ну а следующий шаг - отчисление.  

Таким образом, создание крупных, хорошо укомплектованных, но редко расположенных друг от друга центров при уничтожении малокомплектных школ нам явно не подходит. 

Нам нужно уходить от принципа ИЛИ-ИЛИ, а ближе подходить к принципу И. Почему бы, создавая центры, не оставлять уже функционирующие школы? Центры использовать не только для обучения, но и для дополнительного образования с различными формами работы, в том числе и в каникулярное время.  

Передача финансирования образования с федерального уровня на региональный уровень также больно ударила по школе. Теперь в более богатых регионах не только зарплата учителей, но и материальная база школ будет лучше, чем в дотационных районах. Сегодня поговаривают и о ликвидации единой тарифной сетки. Это значит, что расслоение в зарплатах учителей еще более усилится. Всё это негативно скажется на образовании на периферии.  

Если развитие ребенка начинается с первых дней жизни, то подготовка к школе начинается с детского сада. В последнее время, по крайней мере в Москве и Московской области, катастрофически не хватает детских садов. Необходимо ставить задачу обеспечения как больших городов, так и малых населенных пунктов достаточным количеством детских садов.  

Если мы хотим получить хороший средний уровень знаний населения, нужно ориентироваться на создание хороших стандартных программ и хороших стандартных учебников.

Причем вариантов не должно быть. Все остальные учебники должны быть только для дополнительного образования. Это важно в свете значительной миграции населения внутри страны. Ребенок, переходя из школы в школу, не должен чувствовать расхождений в программах. Сегодня же даже в пределах одной школы ученик, переходя из класса в класс, рискует потерять некоторые разделы. Нужно избавиться от того разнобоя учебников, который существует сегодня в школе. Это касается не только истории, о которой уже много говорят, но и учебников по естественно–научным дисциплинам.  

Очень тесно к этому вопросу прилегает и вопрос профильного образования в средней школе. Как известно, начиная с 8-го класса в общеобразовательных школах, я подчеркиваю, в общеобразовательных, а не специализированных, создаются профильные классы. Существуют гимназические, естественнонаучные, гуманитарные, общеобразовательные классы, а также классы коррекции. При этом на общеобразовательные классы смотрят как на классы второго сорта, почти также, как на классы коррекции. Это противоречит психофизическим особенностям возраста. Ребенок в возрасте 7-8 класса еще не в состоянии оценить плюсы и минусы профессии. Например, ученик любит литературу, идет в гуманитарный класс, закончил его и узнает, что зарплата, скажем, библиотекаря, не даст ему возможности обеспечить семью, решает идти в экономический вуз, а знаний по математике не хватает. Таким образом, профильное образование сужает горизонты выпускников.  

Думали, что ЕГЭ решит этот вопрос. Однако мировая практика показывает, что подобный подход только разрушает образование.

Через это прошли Франция и США. Вот как, например, по этому поводу высказался Билл Гейтс однажды: уровень подготовки выпускников уже настолько низок, что в ближайшем будущем они смогут продемонстрировать лишь навыки чтения и письма. Создавать серьезный интеллектуальный продукт будет некому.  

Рынок живет сегодняшним днем. Этим больны все ведущие государства мира. Но только очень богатые государства в состоянии покрывать свои потребности за счет иностранных специалистов. Что они и делают. Подготовка специалиста имеет большое время запаздывания. Примеры уже сегодня налицо. Посмотрите, какие специальности популярны сегодня у абитуриентов - юристы, психологи. А кто нужен – люди на производство, при этом на все уровни, от рабочих до инженеров. Но учебные заведения идут на поводу у потребителя.  

Сегодня много говорят о неблагополучных детях. Не пора ли вспомнить о нашем послевоенном опыте создания ФЗО, когда подростков не только учили профессии, но и давали им обмундирование, питание, общежитие. Разве не благо для многих из них – вырваться из разрушенных во всех отношениях семей?  

Словом, государство должно вернуться в процесс формирования заказа на определенных специалистов. Для этого оно само должно знать, какие специальности понадобятся, как минимум, через 5-10 лет. 

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Уч.
05.01.2010 17:51
Во-первых, ЕГЭ-это не плохо, а наоборот, стимул к учебе. Во-вторых, воспитание и даже знания даются прежде всего в семье, а никак не в школе. В - третьих, научить чему-либо сложно если у субъекта уч. деятельности нет к этому потребности. В - четвертых, престиж профессии учителя, преподавателя - крайне низок, т. к. им мало платят и многие из них некомпетентны. Вывод: родители учите сами своих детей, читайте с ними литературу и научите считать, если ребенок умный сам освоит более сложные материалы. Что касается школ и др. уч. заведений то там работают такие же люди и они Вам ничего не должны, им своих детей нужно учить. Что касается всех гос. программ, то это пустой разговор, прочистка мозгов и предвыборная агитация...
Виконт
22.12.2009 23:37
Шамиль, "софтвеэ девелопер" - это, несколько, не массовая и не основная профессия. "Полностью переучиваться" - это, надо полагать, включая основы ПК и Высшей математики? ИЛи все-таки есть нечто, переобучению неподвластное?
Опять же, промышленные рабочие, инженеры, труженики с\х - должны переобучаться каждые два года "полностью", или все же есть что-то более долговечное в их профессия?

Наконец, образование НЕ ЯВЛЯЕТСЯ "кучей фактов для запоминания" - в нормальном (от которого сейчас далеко) случае образования дает базовые знания, навыки мышления и социальной практики - на основании чего формируется и развивается личность. Если же мы превращаем образование в "непрерывное" что-то, со стандартной логикой (не затронутой, например, системным изучением истории и литературы, географии и других естественных наук) при минимуме реальных знаний, на выходе мы получаем человека без знаний, только с навыками отдельных операций. Такую, дипломированную обезьянку с большим самомнением и тягой к потреблению.

А насчет "современных технологий".. По опыту преподавания в СГА, могу заявить: любые "телекоммуникации" и лекции-семинары с их использованием превращаются в фарс. Во-первых, студенты ПОСТОЯННО жалуются, что сами лекции довольно бессвязны, преподаватели не объясняют тем и нет возможности что-то уточнить или переспросить - в результате все именно сводится, В ЛУЧШЕМ случае, к "куче фактов на запоминание", а в худшем - студенты просто игнорируют лекции. Во-вторых, семинары из более-менее нормальной работы превращаются в "вопрос-ответ", причем, ни студенты, ни преподаватели НЕ В СОСТОЯНИИ сколько-нибудь серьезно разобрать вопрос и устроить дискуссию. В-третьих, преподаватели "на экране" никак не способны не только что организовать учебный процесс, но даже и проследить за дисциплиной в аудитории - в результате студенты занимаются, кто чем хочет, а учеба не идет.
В результате нам, преподавателям на местах, вместо того, чтобы просто проврять наличие знаний у студентов, чтобы ХОТЬ КАК-ТО восполнить отсутствие этих знаний прямо на ходу сооружать лекции, проводить объяснения и т.п. Сами понимаете, качественного обучения в этом случае НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ не происходит - но зато студенты получают ХОТЬ КАКОЕ-ТО представление о предмете. Контроль знаний посредством тестов (основная форма контроля знаний в СГА) совершенно не дает адекватного представления. Тут сказываются и слабость тестовой базы, и принципиальная невозможность тестами проверить знания по социально-гуманитарным областям, и отсутствие необходимости для студентов хоть как-то развивать связность и логичность мышления - главное правильно щелкнуть на варианте ответа... Вот тут уже "совокупность фактов" проявляет себя в полной мере. Доходит до смешного: студенты неспособны не только что из двух посылок сделать логичный вывод ПО ПРОФИЛЬНЫМ ПРЕДМЕТАМ, но даже и просто запомнить хоть что-то по этим предметам.

И вот, не абстрактно, а на живой практике познакомившись с этим делом - заявляю прямо: образование у нас может быть только по образцу советского, университетского типа, если мы, конечно, хотим остаться страной с нау4кой и высокими технологиями. Если не хотим - то проще вообще отменить образование, заменив его "курсами" и прочими "тренингами", как и предполагают авторы "непрерывного образования".
Шамиль
06.08.2009 1:25
"Подготовка специалиста имеет большое время запаздывания." ....
А ведь это не совсем так. Что произошло – так это изменилась скорость внедрения новых технологий. Это может подтвердить любой software developer, который вынужден каждые 2 года переучиваться полностью. Т.е. процессу обучения уже не угнаться за НТП. Вопрос нужно ли? Может имеет смысл сменить принцип обучения и давать не кучу фактов на запоминание (они уже все в Wiki и школьники прекрасно научились находить рефераты на все случаи жизни), а методологию освоения новых знаний. И программа развития ребёнка получается выстроена не кусочками – дет.сад, школа, вуз, а в единый непрерывный процесс. А современные технологии позволят проводить обучение лучшими учителями даже в глубинке (если не телемост, то хотя бы запись на CD уроков по теме).
Эдуард
 Полагаю, что автор не решился сказать всю правду до конца. А она такова: наши чиновники от образования ничем не отличаются от прочих. И им наплевать на интересы общества, когда происходит сшибка интересов. Напротив, всякая административная путаница служит им хорошей и безотказной кормушкой. Систему надо ломать, господа, систему, а не увещевать "кота Василия"! И почитывать на досуге осмеянного Маркса!
эдуард
 Всё верно-от первой до последней буквы. Автор не сказал, однако, о главном: чиновник от образования всё равно остаётся чиновником и ему глубоко наплевать на потребности общества, когда они сталкиваются с его потребностями. Систему надо ломать, господа, систему. Как у Бакунина - бунт яростный и беспощадный. Иначе съедят нас с потрохами и - за бугор!

Эксклюзив
20.08.2019
Алексей Байлов (Россия), Ярослав Дворжак (Чехия)
События в Чехословакии: взгляд через полвека.
Фоторепортаж
17.08.2019
Алексей Тимофеев, Елена Безбородова (фото)
Здесь, на далёком Севере России, – один из важнейших наших духовных центров.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».