Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
11 апреля 2021
«Восточное партнерство»: клуб по интересам?

«Восточное партнерство»: клуб по интересам?

Евросоюз создает «пояс добрососедства» из постсоветских государств
Альфия Хисямова, Брюссель
14.05.2009
«Восточное партнерство»: клуб по интересам?

В столице Чехии, председательствующей в ЕС, прошел первый саммит «Восточного партнерства». Эта программа призвана развивать региональное сотрудничество Евросоюза с шестью бывшими советскими республиками – Арменией, Азербайджаном, Грузией, Белоруссией, Молдавией и Украиной. «Пришло время перейти на новый этап в отношениях с нашими соседями из Восточной Европы», - заявил президент Европейской комиссии Жозе Мануэл Баррозу. Правда, этот «этап», вопреки желаниям и чаяниям некоторых участников «Восточного партнерства», не предполагает вступления в ЕС, пока что - даже в отдаленной перспективе.

Пять лет назад ЕС начал беспрецедентное расширение на Восток, туда, где раньше был враждебный «соцлагерь», приняв в свои ряды страны Балтии, Венгрию, Польшу, Словакию, Словению, Чехию, Болгарию и Румынию. И, как пишут многие европейские эксперты, он до сих пор с трудом «переваривает» новичков. Очевидно, что не в интересах европейских стран принимать в Евросоюз еще кого-то, управиться бы с тем, что уже есть. Не под силу, да и политическая ситуация в этих бывших советских республиках не вселяет уверенности. Чего только стоят недавние молдавские беспорядки, непрекращающиеся политические конфликты на Украине, не говоря уже о российско-грузинском конфликте в Южной Осетии. Не зря Париж, Берлин, Рим и многие другие ветераны ЕС категорически против принятия новых членов.

Однако обозначить свои интересы необходимо, велико желание не упустить европейских стремлений постсоветских стран, ввести и удержать их в поле своего влияния.

Новый проект был представлен Польшей и Швецией на Совете по внешним отношениям ЕС еще год назад, в мае 2008-го. По идее, он должен дополнить уже существующие «Северное измерение» и Средиземноморский Союз, создать своеобразный «пояс добрососедства» ЕС. На тот момент этот проект был, скорее, бюрократическим, следовало продемонстрировать соседям России, что ЕС о них помнит, не забывает, разрабатывает возможности упрощения визового режима и зоны свободной торговли, готов вести диалог и даже создать для этого особый форум со звучным названием «Восточное партнерство».  

Однако за прошедший год произошли, может, и не крупные, но знаковые изменения, прежде всего - в сознании «европейского истеблишмента». Евросоюз никогда не был силен в геополитике и политической стратегии, для этого у Европы существовали и, пожалуй, существуют США, зато ЕС всегда отличался здоровым экономическим прагматизмом. Если во внешней политике «выступать единым лагерем» у стран ЕС далеко не всегда получается, то тот факт, что их экономическая сила в единстве, они уже осознали. А когда из-за разногласий Киева и Москвы газ из России в очередной раз этой зимой стал поступать с серьезными перебоями, тут-то и стало очевидно, что своей единой энергетической политикой придется заняться вплотную.  

Европейцы прекрасно осознают, что в ближайшей перспективе диверсифицировать источники энергоносителей настолько, чтобы не зависеть от России, не получится. Но они также понимают: под лежачий камень вода не течет. Можно сколько угодно говорить о том, что «Набукко» или, как его недавно поэтично назвали в ЕС, «Южный коридор–новый шелковый путь», нерентабелен, нестабилен и его нечем наполнить. Да, это так. Пока. Но если есть шанс пустить-таки прикаспийскую нефть, о которой так давно и взахлеб говорят эксперты, в обход России, то европейцы готовы - наверняка не без подсказки все тех же США - ринуться в эту авантюру и сделать все возможное, чтобы идея стала реальным проектом. А для этого надо работать сразу в нескольких направлениях, и «Восточное партнерство», если и не приоритетное, то одно из них.  

Вроде бы, и время для того, чтобы запустить «Восточное партнерство» неподходящее. На дворе экономический и финансовый кризис, в странах-членах этого самого партнерства сплошная нестабильность, но, с другой стороны, обещали ведь провести саммит, вселили надежду – значит, надо делать. Но с умом. И пресловутый прагматизм европейцев опять не подвел. А чтобы в этом убедиться, достаточно взглянуть на то, как умело расставлены приоритеты и обозначены основные цели.  

В подготовленном Чехией итоговом документе формулировка «европейские страны», обозначающая шесть стран нового партнерства, заменена на «восточноевропейские».

Очевидно, чтобы Украина, стремящаяся вступить в ЕС и не скрывающая этого стремления, не приняла термин «европейские» на свой счет и не питала иллюзорных надежд.

Попытка Грузии и Азербайджана внести в проект финального коммюнике положение о необходимости соблюдения территориальной целостности стран-участниц «Восточного партнерства» не встретила энтузиазма со стороны дипломатов ЕС. Ограничились нейтральной формулировкой о необходимости следования «принципам и нормам международного права». Положение о «визовой либерализации» в черновом варианте документа в окончательном документе заменено на обтекаемое: отмена визового режима является «долгосрочной целью». Евросоюз еще не успел разобраться с притоком трудовых - и не только - мигрантов из новых стран-членов ЕС, и дополнительные людские потоки из дальнего зарубежья ему ни к чему.  

Ключевым моментом программы «Восточного партнерства» стал вопрос энергетической безопасности. Как сказал на пресс-конференции глава Еврокомиссии Баррозу, главная цель – это «избежать в будущем перебоев в энергопоставках». «Восточное партнерство» нацелено на укрепление энергетической безопасности для установления стабильного и безопасного энергетического транзита», - сказано в заключительном коммюнике. Ради этого можно на время забыть о том, что в Минске - «авторитарный режим», и снять запрет белорусским политикам на въезд в ЕС. И о том, что в Молдавии только недавно случились уличные беспорядки, и про агрессию Грузии.

Энергетические интересы превыше демократических претензий. Прагматизм, здоровый прагматизм.

Европейцы уже поняли, что ждать от этих государств построения демократии по образу и подобию западноевропейских стран в обозримой перспективе не приходится, откладывать же из-за этого решение своих насущных задач нецелесообразно.  

Всего у «Восточного партнерства» будет четыре направления: развитие демократических институтов, экономическое сотрудничество, энергетическая безопасность и упрощение контактов между гражданами стран-участниц. На ближайшую пятилетку программа «Восточного партнерства» предусматривает выделение на эти цели 600 миллионов евро. Сумма сравнительно невелика. Вряд ли подобный бюджет способен управиться с такими многозатратными задачами. Для сравнения: только на гуманитарную помощь странам «третьего мира» ЕС направил в 2008-м порядка 900 миллионов евро.  

Раз в два года будут проводиться встречи глав государств и правительств, раз в год – совещания министров иностранных дел. Предусмотрена возможность создания новой межпарламентской организации, а также форума гражданского общества. Помимо этого, в дальнейшем предполагается заключить двусторонние «ассоциативные соглашения» и соглашения о зоне свободной торговле. Такие переговоры начаты пока только с Украиной. Приоритетными все же остаются двусторонние отношения.  

Украина и Грузия сразу же расценили «Восточное партнерство» как очередную ступень, приближающую их к вступлению в ЕС. Даже несмотря на то, что европейцы не скрывали, что пока об этом и речи идти не может. Так, Виктор Ющенко сказал, что саммит «Восточного партнерства» – это «усиление общеевропейской энергетической безопасности и интеграции стран нашего региона в европейское правовое пространство в этой сфере». Напомню, что в марте в Брюсселе была подписана декларация о модернизации украинской газотранспортной системы между Украиной и ЕС. Михаил Саакашвили заявил, что включение Тбилиси в программу «Восточного партнерства» – это «ответ Европы на войну Грузии и России в августе». «Мы становимся институциональной частью европейского пространства», - заверил он.  

Вот и получается, что и саммит провели, и интересы всех сторон учли, и невыполнимых обещаний никому не дали, но, вместе с тем, и надежд ни у кого не отняли.

И овцы целы, и волки сыты?.. Правда, главы четырех стран-ветеранов ЕС – Франции, Италии, Испании и Великобритании – саммит и вовсе проигнорировали. Приехала только канцлер Германии Ангела Меркель, еще раз подтвердив заинтересованность Германии в политике ЕС на Востоке. Но это уже традиционно.  

Остается и еще один, «незримый» участник «Восточного партнерства», Россия. Всем инициаторам этого проекта изначально ясно, что вовлечение ее ближайших соседей в какое бы то ни было партнерство не будет воспринято в Москве с энтузиазмом. Как минимум, с настороженностью. Примечательно, что на сайте Евросоюза в рубрике, посвященной «Восточному партнерству», есть специальный раздел «Все, что вы хотели знать. Вопросы и ответы». Один из вопросов так и поставлен «Не является ли этот проект антироссийским?». Ответ: «Это вовсе не антироссийская инициатива. Россия остается ключевым партнером ЕС, с которым мы ведем в данный момент переговоры о новом соглашении». Тезис об отсутствии антироссийской направленности новой инициативы был затем неоднократно повторен в заявлениях представителей ЕС. Некоторую антироссийскую окраску, как всегда, носили лишь заявления грузинской делегации и ее лидера, но они не стали лейтмотивом встречи.  

В остальном, как резюмировало одно авторитетное брюссельское издание, «общение сторон на саммите прошло под обмен всевозможными дипломатическими любезностями». Никаких принципиальных прорывов «Восточное партнерство» не преподнесло. Но этого от него никто и не ожидал. Во всяком случае, пока… 

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

ДИМА
 Я понимаю позицию автора,но ЭВРОПА считает агресором РОССИЮ а не ГРУЗИЮ и потому выделили Грузии 3,5 миллиара долларов. Результата от етих телодвижении пока нет,но ЭВРОПА ничего не делает просто-так,они очень прогматичны.
Трезвяк
 Написано грамотно, но не поймешь хорошо это партнерство для нас или плохо. вот в статье Крылова о Кавказе сказано четко - все это новые козни против России.

Эксклюзив
08.04.2021
Андрей Соколов
Запад грозит России, а внутри ее открыто ведется враждебная пропаганда.
Фоторепортаж
05.04.2021
Подготовила Мария Максимова
Минобороны РФ запустило проект, посвященный мемориалам воинам Красной армии.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: «Фонд борьбы с коррупцией» А. Навального, Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.