Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
20 октября 2020

Слабаки...

Деградация "сильного пола" как зеркало российской действительности
Алескандр Горбунов
28.07.2006

Эта старая женщина, маленькая, в здоровенных очках с мощными диоптриями, выходит из дома каждое утро. Летом на рассвете, а зимой в темноте. Рядом с равнодушной многоэтажкой, среди ветра и холода, происходит ее одинокое подвижничество. Она дворничает, то есть содержит двор дома в относительном порядке, спасая внешний быт жильцов от полного свинства. В халате, какие носят лаборанты, в очках, с лопатой наперевес, она напоминает о наивном мужестве фольксштурма. И отступают сугробы и завалы. Во дворе же расположена лавка. Вокруг нее ежедневно гуртятся, размахивают руками, харкают, рыгают мат и нечленораздельные звуки существа, когда то называвшиеся мужчинами. Группа участников этого действа доходит в иные дни человек до пятнадцати. Больше, чем пропащих старичков, здесь молодых существ с синюшными лицами и здоровенного мужичья среднего возраста. Для них, как для класса, придумано презрительное прозвище "синяки". Употребляют его такие же или почти такие же "синяки", имеющие пока возможность пить в квартирах.

Обитатели "лавочки", совершающие трудную работу по розливу и поднятию в стакане алкогольной жижы, колышутся как тени и тихо исчезают в полдень. Это служит фоном для движущейся маленькой фигурки в темно-синем халате. Кстати, среди них тоже есть "дворник" – здоровенный усатый мужик, числящийся в дворниках. Но работает он нехотя и редко.

Могут сказать, что это, мол, "бытовуха", не охватывающая и не отражающая реальность. Но в этом эпизоде одна из иллюстраций плачевного факта. Русские мужчины опустились, стали слабы, безынициативны (если не считать воровскую хватку нуворишей), податливы на гадость.

Смешно, но дошло до того, что часто стало легче договориться с девушкой о свидании, чем с каким-нибудь "коллегой" о деловой или товарищеской встрече. Разумеется, и положиться на него можно с большой опаской. Общение же со многими "молодцами" сулит неприятности и глубокое разочарование. Круг их интересов, запросов и представлений о жизни является смесью неандертальства, телерекламы, раздутого эгоизма и воинствующего инфантилизма. О женщинах же они говорят, как правило, лишь в слюняво-пахабном контексте. Жалкие, беспомощные, побежденные потребительством, вовлеченные в него и одобряющие его. Отсюда красотки стали, по их собственному безволию и малодушию, недоступным для них товаром. Они видят в половых отношениях лишь краткое животное удовлетворение с какой-нибудь шлюшкой из "доступных", они увлечены порнографией.

#comm#Русские мужики прекрасно знают, но безвольно и благодушно молчат о том, что страна превращена в бордель, что растлеваются почти поголовно будущие матери, невесты, почти все молодые женщины.#/comm#

Мужики не просто молчат, но и потакают, дуют пивко, плоскоумно "веселятся". Те, у кого случайно заводится лишняя "копейка", спешат на красный фонарик или на Ленинградское шоссе, чтобы "снять" проститутку. Или сначала снять квартиру, а потом проститутку. Несчастную девочку из провинции, где большинство "мужчин" только и делают, что пропивают пенсии своих матерей.

Народ, конечно, поставлен на грань выживания. Однако, если бесконечно спихивать ответственность с себя, наша смерть как долгая пытка станет столь же бесконечной. В России большая доля семейной ответственности лежит на женщине. Она не только ведет хозяйство по дому и воспитывает ребенка. Она вынуждена еще много, по-настоящему работать, и вовсе не из-за феминизма. Не будет работать – семья не сведет концы с концами.

При этом муж считает возможным пить, курить, ходить на сторону. Он оставляет брачное ложе зоной невостребованных желаний супруги. А уж о том, чтобы этот муж решился и настоял на своем желании иметь не одного, а двух, трех, четырех детей, и говорить не приходится. Отовсюду слышится: "женщины не хотят рожать!" Нет, это мужчины не хотят рожать, мужчины не рожают. Они не просят об этом женщин, не требуют, а поведением показывают, что неспособны быть родителями. Предваряя насмешки о "беременных мужиках", можно напомнить: "Авраам родил Исаака, Исаак родил Иакова" и т.д. Разве непонятно, что без воли и желания отца никаких сыновей и дочерей в семье не будет!

Но они, русские девочки, рожают на свой страх и риск. Всё ещё рожают. Прекрасно зная статистику, по которой большинство из сегодняшних "жеребцов" исчезает в неизвестном направлении, как только заслышат о ребенке. Согласно статистике, около половины нынешних маленьких детей растет в так называемых "неполных семьях". Своей никчёмностью молодцы подталкивают женщин к абортам. А те, видя подобных "мужчин", с ранних лет калечат плоть и душу, становясь детоубийцами. И бред феминизма, и то, что русская девочка при своей природной красоте неуклонно превращается в вавилонскую блудницу.

Может, женщине стать "мужчиной", "отцом"? Ей и приходится, она и становится. Благодаря ей мы только и живы. Она сильна, но не безгранично. Уникальный феномен русской жизни состоит в том, что женщина – существо слабое, но более стойко выдерживает мерзость падения России.

""Но теперь уже не то. Растет процент женщин-алкоголиков. Проституция во всех возможных формах – от привокзальной до "элитной" – стала нормой. Но кто их остановит? Кто заставляет себя не видеть многотысячные потоки русских секс-рабынь за границу? Их потенциальные женихи все так же безумно, ни на миг не задумываясь ни о стране, ни о себе, ни о жизни, ни о борьбе, скачут с бутылкой пива в руках по закоулкам и подворотням. Пока не окажутся на классической скамеечке в небритой компании. …Наши женщины ищут себя, многие с успехом находят и в нынешней антижизни. Одному Богу известно, чего им это стоит. Но они идут на "издержки", потому что здоровым инстинктом хотят жить, и жить достойно. Жить в жестоком мире, в жестокой агрессивной стране, которую русские мужики – размазни и предатели – сдали за бутылку пива.

Как часто на этих выбившихся в какие-то "фирмы" и фирмочки вчерашних студентках "висят" целые семьи: и папы, и мамы, и дети, и младшие братья и сестры, и даже мужья. Они не ропщут, но ситуация так или иначе искажает их. Такие женщины становятся горделивы, заносчивы, непочтительны к старшим. Разрушается семейный лад, вековые установки.

Однако, "фирмы" и "офисы" – это ещё благородно. Дамы попроще берут в руки огромные клетчатые сумки-баулы и становятся "челноками". Прут, как въючные животные, из дальнего зарубежья на себе всякоё дешёвое барахло. Но они не только навьюченные, они еще и отвечают за все сделки, за авиабилеты, за разборки с таможней, с "крышами" российских рынков.

Даже в спорте женщины оказались выносливее. Вот уже несколько зимних (да и летних) Олимпийских игр мы выглядим пристойно только благодаря спортсменкам. Был бы провал в лыжах, но есть лыжницы; был бы провал в гимнастике, но есть гимнастки, был бы провал в легкой атлетике, но есть бегуньи и прыгуньи. Если так пойдет дальше, погоним их и на боксерский ринг, пусть и там добывают нам золото… А как трудно им под "опекой" спортивных функционеров мужского рода. Эти обличенные спортивными властными полномочиями "мужи" прячутся за мягкие кресла, забывая, что теряют не просто гражданское, человеческое, но и мужское достоинство. Вместе с другими безвольными чиновниками они "сдают" гениальных и красивых женщин (таких, как Хоркина, Чепалова, Егорова, Слуцкая, Пылева) уже не на уровне базара, двора или борделя, а на уровне большой политики в форме большого спорта.

Но вернемся к обыденной жизни. В последнее время, входя в метро, в электричку, в любое "общественное место", замечаешь, насколько женщины выглядят и одеты опрятнее, чище, чем мужчины. Речь не о моде, а именно об опрятности, чистоте и подтянутости. И утром, когда едут на работу, и вечером, возвращаясь, они собраны, разумны, неагрессивны и, если угодно, целеустремлены. От них не воняет, как от большей половины мужского "коллектива", перегаром. В их глазах озабоченность и тревога, тогда как во взгляде спутников тупая злоба или бессмысленная радость. Вот, на сиденье в метро рядом с миловидной пассажиркой плюхается небритая обезъяна в обвислой потной майке (вариант – в засаленной куртке), мотающая головой с сосульками волос, с неизменным пивом в багровой лапе. Иногда это существо еще и мычит, и воняет. Оно не столько пьяно, сколько находится в состоянии "оскотиненном".

В том, что касается внешнего вида, никакие ссылки на бедность не принимаются. Во-первых, у всех, независимо от пола, приблизительно равные, по крайней мере одного порядка доходы. Во-вторых, страна переживает бедные времена не как откровение. В послевоенные годы тоже была разруха и нищета. Но тогда человек, имея всего две рубашки и одни брюки, стыдился выйти в грязном, в неглаженном. Мужчины того времени победили самого сильного в истории противника, строили великую державу.

Нынешние мужеподобные зажмуриваются при виде любого врага – внутреннего или внешнего, и в большинстве своем не хотят строить ничего, даже собственную семью и дом. Растерянные и опустившиеся, они только и могут сетовать на пресловутых "чурок". Да, всего лишь сетовать, ибо противодействовать сплоченным и отмобилизованным на жизненную борьбу кавказцам как единая сила русские не могут. Разучились уважать старших, отстаивать свою честь, помогать братьям по вере и по крови. И вот уже женщины, пока еще самые отчаянные, перебегают потихонечку к асфальтовым "горцам". Ну а те, что посильнее, последнюю защиту видят в стихийно и дико сопротивляющихся юношах из бритоголовых. И не надо ссылаться на коррумпированную милицию и чиновничество – ведь там изначально "работали"; да и сейчас еще в большинстве своем "работают" русские по паспорту люди... У нас даже вооружённый до зубов, облаченный в форму и бронежилет восемнадцатилетний – всё ещё "мальчик", а четырнадцатилетний на Кавказе – уже мужчина и воин!

Милиция сама уже готова бросить за решетку того из своих сотрудников, кто слишком активно действует против тех же бесчинствующих торговцев с юга. Мужское население способно лишь на вспышки слепой агрессии, обеспечиваемой бритоголовыми. По меткому выражению Розанова, погром есть метание мухи в паутине, в результате которого она еще больше запутывается и слабеет. Неужели наследники поколения победителей настолько впали в маразм, что стали способны лишь на бесформенный подростковый протест?

Тем временем, женщина оставлена один на один с преступностью, с "черными" на рынке, на улице, с нищетой, с враждебным русофобским государством, с малым ребенком, с больной старой матерью на руках. Она, верная чувству долга, продолжает идти работать в школы и больницы, заполняя их (теперь часто необогретые и обесточенные) своим теплом и трудом. Она действует так, будто все мужское население ушло на великую войну. Полуголодные, они снова идут в классы, надрываются, объясняя теоремы, родную речь брошенным на произвол ученикам. Идут в поликлиники, где валятся с ног, принимая в день десятки пациентов, совершая многокилометровые многокваритирные обходы, в больничные палаты, в операционные.

Когда становится совсем плохо, они объявляют акции: "голодовка в знак невыплаты зарплаты". Как помогают им мужчины, чьи дети остались бы без них безграмотными недоумками? Может быть, тем оригинальным способом, который "придумали" молодые офицеры – стреляют из табельного оружия себе в лоб. Лучшей находки для врагов России не придумать. Кто внушает лейтенантам эту страшную, нелепую мысль?!

У нас в широких отсталых кругах считается доблестью самоуничтожение, презрение к своему телу и здоровью, как будто они не есть дар свыше. Да и, по правде говоря, разбазаривать-то многим особо нечего. Но вернуть силу и бодрость, накинуть лет десять к продолжительности жизни обязаны наперекор всему. Сколько можно травить себя, убивать друг друга в пьяных драках, гибнуть в нелепых катастрофах…

Загубленной энергии хватило бы, чтобы свалить десять молодых Ельциных, а мы, "благодаря" нашим мужичкам, не смогли повалить одного – спившегося и старого.

Невыносимо, видите ли, смотреть в глаза голодным детям – и стреляются. Невыносимо - и пьют, и мчатся навстречу смерти. О том, что невыносимо ближним, никто думать не хочет. Не обнаруживается потребность ни в какой социальной активности. "А меня политика не интересует" – девиз намертво вбитый в голову обывателю. Не платят зарплату жене – ну и что? "Ничего не поделаешь" – говорит безвольно русский начала ХХI века.

Разобщенную массу, которую затаптывают в грязь, политика, видите ли, "не интересует". Можно не сомневаться, знания русского "электората" о политике исчерпываются фамилиями Путин, Зюганов, Жириновский, Явлинский, Чубайс. Это почти всё. Суть процесса – категория для основной массы неинтересная и недостижимая. Максимум, могут смутно поведать об экзотическом Лимонове. Искренне удивятся, узнав, что законопроект "О статусе русского народа" вот уже который год не может собрать в Думе большинство голосов.

#comm#Активисты, боевой костяк всех оппозиционных митингов и акций протеста (даже русских в Крыму) – женщины предпенсионного и пенсионного возраста.#/comm#

Это касается не только "красных" шествий и акций; та же картина и в православно-патриотической среде. Остается лишь с завистью смотреть на митинги крымских татар, когда по улицам и площадям идут крепкие, бодрые парни, готовые постоять за свой народ. Русские же почему-то решили, что поколение, создававшее страну, пострадавшее больше других от ее развала, теперь в лице своих измученных женщин должно отстаивать будущее в оппозиционной борьбе: идти, протестуя, с флагами и транспарантами в руках, тащить на себе тюки с газетами, чтобы продавать их потом в подземных переходах, собирать подписи и агитировать перед выборами.

Самое большое, на что отважились мужчины "трудоспособного возраста" – постучали касками по Горбатому мосту. Посидели пол-лета на рельсах – и это вся борьба за последние десять лет! Ещё шахтеры "мужественно" спускаются под землю и голодают уже там. Понятно, когда такую форму протеста выбирают слабые, беззащитные женщины. Потенциальные борцы политического фронта, добровольно залезающие помирать под землю, лепечущие о каких-то "тормозках" – картина позорная.

Единственное направление, на котором едва пробиваются ростки духовной жизни – это православие. Но оно тоже продолжает существовать и немного расти в целом силами женщин. "Платочки" - старушки спасали церковь во время атеистического погрома. Продолжается спасение женщинами-прихожанами церковной жизни и теперь. Иначе стояли бы наши, в основном нищие храмы пустыми, не теплилась бы в них никакая жизнь. Русские предприниматели щедры в ресторанах (где владельцами "южане") и скупы в поддержке религиозной, впрочем, и любой национальной деятельности. На замечания о коммерциализации РПЦ, о проникновении туда проходимцев и стяжателей, можно рекомендовать: идите сами в церкви, заполняйте их, проникайте в структуры, составляйте собой истинную православную полноту её членов, будьте активными!

Не идут. Мужская половина неохоча до просвещения, а охоча до телевизора и дивана, до спиртного, до гордыни бессмысленных словопрений по поводу Писания: "нам не понятно". Но нет ведь и желания понимать. Куда поведут они своих жен, сестер, сыновей и дочерей? Многие женщины в религиозном вопросе ушли далеко вперед, как и по многим другим позициям, и остается лишь смиренно радоваться, что есть кому помолиться в последний час. Ложь, что всегда так было. Русь созидали благочестивые труженики, воины и цари, набожность которых не может не поражать.

Еще есть надежда, что мужчины поднимут голову, стряхнут сонную одурь, преодолеют расслабление. Подвиг псковских десантников, стояние в вере наших лучших священников, несгибаемость просвещенных интеллектуалов тому порукой. Но если мужчины окончательно сдадутся, то пусть придет великая женщина. Пусть она станет тем вождем, приход которого предсказывали святые. Человеком острого ума, твердой воли и кристальной честности. Пока же пусть большинство мужчин молчит по поводу женской слабости и вспоминает, что полагается делать мужчине, когда его женщину обижают.

Хватит позорится, мужики...

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

arkanxv
06.01.2012 21:59
Хорошая, годная статья, НО:
Автору следовало бы поглубже проникнуться "православием". Может быть нащупал бы связь между воспитываемым тысячилетием в нас холуйства и "непротивления злу насилием" с современной ситуацией? От "православия" в этом столетии нам нужно избавляться или оно похоронит нас. Нам нужна жесткая и воинственная концепция, не имеющая никаких общих точек с той системой которая внедряется концепцией "бога-отца-творца". Эта "религия" объективна чужда нашему духу и на "мощах" имбецилов-праведников мы не возродимся, ибо это труп который никогда не был живым.

Эксклюзив
15.10.2020
Николай Черкашин
О священниках, прошедших горнило Великой Отечественной, рассказывает новая выставка.
Фоторепортаж
19.10.2020
Подготовила Мария Максимова
В России открыт новый туристический маршрут.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».