Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
24 ноября 2017
Продавцы воздуха

Продавцы воздуха

Против «финансового терроризма» сегодня выступают тысячи людей в мире
Борис Кагарлицкий
07.11.2011
Продавцы воздуха

Акция американцев в Нью-Йорке, попытавшихся блокировать биржу на Уолл-стрит, вызвала не только одобрение большинства их сограждан, но и поддержку во всем мире. Она в очередной раз заставила задуматься над вопросом: а зачем они вообще нужны, биржи?

Ежедневно мы видим на экранах телевизоров уверенных в себе молодых людей в деловых костюмах и дорогих галстуках, рассуждающих о падении и росте курса акций, «беспокойстве рынков», «волатильности», «трендах» и других, столь же увлекательных материях. На экранах пляшут графики, совершающие уморительные па: то подпрыгивают, то камнем летят вниз. Чтобы потом, как ни в чем не бывало, подняться и начать снова карабкаться вверх, до тех пор, пока очередное препятствие не заставит их опять кувыркнуться ко дну таблицы. Эксперты с важным видом комментируют эту пляску. Создается впечатление, будто предметы не просто имеют собственную волю, но и ведут себя исключительно капризно, а порой и глупо. «Медь упала», «никель поднялся», «золото растет»…

А ведь начиналось все очень разумно. Первая биржа стихийно возникла в городе Брюгге во Фландрии в начале XV века. Возле дома богатого негоцианта Бурсе стали собираться купцы, имевшие излишки товаров, обмениваться информацией, продавать друг другу оптовые партии, договариваться о поставках. Отсюда – и слово «биржа», производное от фамилии богача. Очень полезное было дело. Тем более что шла Столетняя война, которая для Фландрии оказалась просто золотым временем: освободившись от феодального рэкета французской знати, города расцветали. Товаров было много, надо было искать новые возможности сбыта. Потом биржи стали специализированными, торговали на них отдельными товарами — зерном, лесом. Лидировали в этом деле голландцы, «всемирные извозчики». Рожь из Московии еще не была вывезена, а ее уже продавали, определяли цены, делали заказы. Цены колебались в соответствии со спросом.

Биржа была не просто местом оптовой продажи товаров, но и важным источником информации во времена, когда не только интернета, но и деловой прессы в современном смысле не было.

Наконец, наступило время фондовых бирж. Ведь с капиталом та же история, что и с товарами. У одних излишки средств, и неизвестно, куда их можно выгодно инвестировать. У других - наоборот, нужда в деньгах появляется. Когда в Голландии создавали Ост-Индскую компанию, акции пришел скупать весь Амстердам. Не только купцы и лавочники, но даже подмастерья, наемные работники и прислуга побежали вкладывать свои гульдены. Это был тот самый «народный капитализм». В кратчайший срок компания обзавелась таким объемом средств, что мало кто в Европе мог с ней конкурировать.

Вскоре на бирже стали торговать и векселями, долговыми обязательствами. И то, что некоторые из этих обязательств были, мягко говоря, не совсем надежными, лишь подстегивало торговлю. От сомнительных векселей старались побыстрее отделаться, перепродавая их. А если общая тенденция была на повышение, то и на таких долгах можно было некоторое время делать деньги. И не так уж важно, заплатит ли должник — вместо него платили биржевые покупатели, причем по нескольку раз.

Однако в XVII веке выяснилось и одно неприятное обстоятельство: акциями и товарами на бирже можно спекулировать. Покупать не для использования, а для перепродажи. Играть на ценах. Создавать волны искусственного спроса - или провоцировать панику.

Толпа биржевых торговцев живет по тем же законам, что и любая другая толпа — она легко воспламеняется энтузиазмом и столь же легко теряет голову.

Ею можно манипулировать — тем более что на ограниченное количество крупных игроков приходится множество мелких, которые просто не обладают достаточной информацией и временем для полноценного анализа ситуации. В моменты больших колебаний они всегда проигрывают. Собственно, за счет этой «мелюзги» и делаются многие состояния. Главное только, чтобы мелкие вкладчики не исчезали с рынка: «Несите ваши денежки!». Короче говоря, история с Буратино и «Полем чудес» в Стране дураков.

Уже в XVII веке обнаружился и второй «эффект» биржи: спекуляция акциями и товарами на этом «виртуальном», как мы бы теперь сказали, рынке оказывалась неизменно выгоднее, чем торговля с конечным потребителем. Хлопот и затрат меньше. Скорость оборота средств выше. Ведь, оторвавшись от материальных предметов, капитал освобождается от массы ограничений. Беда лишь в том, что совсем без материальной экономики нельзя. Кто-то же должен и зерно выращивать, и сапоги шить, и товары потребителю доставлять. Когда разрыв между играми на бирже и реальными процессами, реальным спросом в экономике оказывался слишком велик, следовал крах. Первый из знаменитых биржевых крахов произошел тогда же, в XVII веке, и связан был с распространившейся по всей Европе модой на тюльпаны. Выращиваемые в Голландии луковицы стали быстро дорожать и превратились в объект спекуляций. Потом стали уже не продавать луковицы новых сортов, а выдавать расписки. Ясное дело, расписки можно было перепродавать по более высокой цене. Потом - снова, и снова, и снова. В общем, знакомая нам схема финансовой пирамиды. В один прекрасный момент все рухнуло. За тюльпанами последовали другие товары. Голландия, а затем вся Европа погрузились в глубочайший экономический кризис. В Англии, пострадавшей от краха больше других стран, произошла революция. Экономические последствия кризиса, как назло, наложившегося на бедствия Тридцатилетней войны в Германии, ощущались еще лет сорок. Во Франции стали пересматривать принципы хозяйственной политики, переходя от свободной торговли к государственному вмешательству в экономику. А в самой Голландии биржевая торговля тюльпанами была в 1637-м запрещена законом.

Экономическое восстановление Европы в начале XVIII века привело к новой волне биржевых спекуляций, в центре которых были уже не товарные, а фондовые биржи. Спекулировали акциями крупных компаний, торговавших с Америкой. Итог был такой же, как и с тюльпанами. После бурного роста — стремительный крах. Разорение мелких вкладчиков, расследования, протесты общественности и вмешательство правительства.

Ускоряя движение капитала, биржа на раннем этапе бизнес-цикла увеличивает динамику буржуазной экономики, но когда естественный рост замедляется, она же становится дополнительным тормозом. Ведь спекуляции выводят деньги из реального сектора. Производство и торговля с конечными потребителями становятся невыгодными.

Зачем долго мучиться, строить заводы, развивать технологии, подбирать кадры, формировать сети сбыта, если можно просто «прокрутить деньги» и получить быструю прибыль?

К тому же из-за спекуляций товары становятся все дороже. Если на первых порах биржа стимулирует спрос, то в условиях кризиса она спрос убивает. Для экономики в целом и, особенно для конечного потребителя, выгоды биржи оборачиваются колоссальными потерями.

Рано или поздно проблема решается единственно возможным и радикальным способом: происходит крах спекуляций. Значительная часть капитала — виртуально обращающегося в виде биржевых обязательств — просто уничтожается. Это очень дорогой и неэффективный способ «коррекции», но другого рыночный капитализм предложить не может. Проблема нынешнего кризиса в том, что и «хорошего краха» мы вот уже третий год дождаться не можем.

Финансовый капитал стал слишком силен, а биржевые спекулянты - слишком могущественными. Они непосредственно контролируют политику правительств, диктуя им решения, направленные на то, чтобы искусственно, за счет средств налогоплательщиков и за счет дальнейшего удушения реального спроса выделять деньги на продолжение биржевой игры и предотвращение краха. Целые страны запутываются в долгах, денежные системы ведущих государств трещат по швам, но биржа продолжает требовать «ликвидности» и получает ее. Иными словами, правительства и центральные банки напрямую финансируют продолжение спекуляций, чтобы предотвратить крах компаний, которые, согласно введенной в оборот формулировке, «слишком большие, чтобы обанкротиться». Время от времени происходит некоторое снижение курсов, но его останавливают потоком казенных денег, не давая перейти в реальный обвал. Постепенно государство со своим печатным станком превращается в главный источник средств для рынка, добивая потребительский спрос отказом от социальных обязательств и программ развития.

Ведь банкам нужна «ликвидность», тут не до пенсий, строительства дорог или развития медицины. Ясное дело, бесконечно это продолжаться не может. И чем дольше откладывается крах, тем более грандиозным и глобальным он окажется.

Неудивительно, что сегодня именно биржи вызывают возмущение публики, а у части активных граждан появляется желание просто парализовать работу этого института. Кстати, объективная потребность в нем сегодня не так уж велика. Ведь в средневековом Брюгге сборище перед домом семьи Бурсе имело, прежде всего, очень простую цель — получение информации. Сегодня, в эпоху интернета, мобильных телефонов, массовой прессы и компьютерных технологий вопрос давно уже должен решаться другим способом и в другом месте. И если бы оккупация биржи на Уолл-стрит состоялась, это отнюдь бы не парализовало американскую или мировую экономику.

А вот надвигающийся биржевой крах парализовать ее очень даже может.

Борис Кагарлицкий - директор Института глобализации и социальных движений.

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Отображены комментарии с 1 по 10 из 11 найденных.
РУХ
27.01.2012 0:19
Мой сосед имел фирму программирующую солидные вещи и всё, что нужно для жизни. Потом решил, что он играя на бирже, с его то опытом, будет иметь больше и проще.В результате у него остался дачный домик от отца и полуголодная жизнь.
Владимир
13.12.2011 18:01
Торговля продуктами производства – это одно.
Торговля всеобщим эквивалентом, то есть деньгами – это совсем другое дело. Придуманное хитроумными людьми для своего сверхобогащения и, затем,  управления национальными правительствами и государствами. Что мы и видим.
Автор, и не он один, справедливо оценивает отрицательные последствия такой торговли. Но если бы Борис Кагарлицкий  был настолько смел и недвусмысленно выступил за запрет кредитования под проценты, ему бы вообще цены не было.
А так – один пшик от его статьи.
sad1946
14.11.2011 4:11
А Исландия,между прочим,смогла в отличии
от Греции, Италии и прочих "овец" послать этих жадных уродов очень далеко и к Исландии ведь не пристают с выплатой "процентов на проценты"(статья в KM.RU)
Skjeld
08.11.2011 14:14
Это когда весь народ, дружно, весело, с песнями идет реза..., пардон, вкладывает накопленное бабло в грабеж папуасов.
Виконт - Людмиле
08.11.2011 11:47
Вы бы еще хоть как-то описали эти "естественные законы биржи" (да, та еще природа, угу) и ткнули пальцем, где они хоть как-то отличаются от "неестественных законов" ростовщиков. И да, если вы за рынок и конкуренцию - то не можете не понимать, что монополисты появляются "естественным образом", поскольку всякий цикл победы в конкурентной борьбе порождает разорившихся и монополистов, к которым перетекает капитал неудачников. Поэтому вы уж определитесь, либо "это нормальная и необходимая форма работы", либо "магнаты-монополисты и ростовщики - плохие".
Evil Archer
08.11.2011 10:49
Неужели Америка будет разрушена изнутри. Может еще слишком рано, но я уже чувствую возрождение человечества. Сбросить иго ростовщичества и зажить наконец как люди, создавая, накапливая и передовая потомкам плоды труда своего.
лесник
08.11.2011 9:14
            Людмила, как всегда, рассудительна и права. Спасибо.
  Мой всплеск эмоций обусловлен тем, что впервые чётко обозначена главная болевая точка человечества и, главное, возможные способы устранения этой раковой опухоли.
  1.Возможен прямой обмен информацией о наличии товара и потребности в нём? При нынешенем развитии информационных технологий - вполне.
  2.Тогда возможно осуществлять переток товаров целенаправлено исходя из реальных потребностей человечества в целом, а не кучки извращенцев.
  Надо только захотеть!
Это, конечно, коренная проблема. Не хотят жить по человечески, всё властвовать хотят.
  Человечеству нужен пример нормального, человеческого жития по Божеским законам.
  Начнём с себя. Начнём с России.
Людмила
07.11.2011 19:42
Если бы фондовые биржи работали по естественным законам биржи, то большой опасности в этом не было бы. Биржи это нормальная и необходимая форма работы. Все дело в том, что нормальная работа фондовых бирж парализована кучкой магнатов-монополистов. А любые формы извращений (во всех сферах) всегда чреваты. Ну, ростовщики никогда умом-то не отличались. А целенаправленные действия, ведущие к катастрофе, тоже ведь не от большого ума. Таким образом, мировая элита закрепляется на верху общественной пирамиды и осуществляет власть.
Геннадий Букингемский
07.11.2011 18:24
Между прочим, возле главной биржи Америки уже нередко увидеть дядечек с плакатами типа "Zionists control Wall street"...
ус
07.11.2011 17:46
Крах главного оплота сатанистов неминуем.
Отображены комментарии с 1 по 10 из 11 найденных.

Фоторепортаж
11.14.2017
Подготовила Мария Максимова
В Санкт-Петербурге открылся крупнейший в мире Железнодорожный музей.