Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
20 октября 2020
Николай Москвителев: «Воздушно-космическая оборона – решающее звено»

Николай Москвителев: «Воздушно-космическая оборона – решающее звено»

Беседа с генерал-полковником авиации в отставке, председателем Клуба заслуженных военных летчиков, летчиков-испытателей и штурманов
08.11.2013
Николай Москвителев: «Воздушно-космическая оборона – решающее звено»

Прирожденный летчик-истребитель, ученик великого А.И. Покрышкина, Николай Иванович Москвителев в 1977-1987 годах возглавлял авиацию ПВО страны, был председателем или заместителем председателя государственных комиссий по испытаниям знаменитых самолетов МиГ-25, МиГ-25МЛД, Су-27, МиГ-31, А-50, М-17. Н.И. Москвителев – один из самых авторитетных сегодня людей в мире авиации.

- Николай Иванович, вы уже выступали на страницах «Столетия». Название того материала - «Война приходит с неба». Вы говорили о том, что события последних десятилетий убедительно показали решающую роль авиации в военных конфликтах. И вот прошло семь лет. Ваша точка зрения подтверждается?

- Несомненно. Вспомните события в Ливии. А сейчас мы видим, как надвигается угроза на Сирию, и нацелены американские силы прежде всего со стороны авианосцев. Главная роль вновь отводится не сухопутным войскам, а крылатым ракетам и боевым самолетам.

В далеком уже 1947 году я закончил Ейское военно-морское училище, пережил в авиации 10 главкомов. Работал со всеми генеральными конструкторами – создателями непревзойденной по сей день авиатехники. Сегодня в нашем Клубе заслуженных военных летчиков, летчиков-испытателей и штурманов около 500 человек, это элита отечественной авиации, многие и сейчас работают, занимаются наукой, мы в курсе всех новаций. Этот коллективный опыт дает мне возможность утверждать следующее. Главная сила в конфликтах и войнах XXI века уже не сухопутные войска. Раньше они таковыми по праву считались, они действительно выиграли Великую Отечественную, затем некоторые локальные войны. Но сегодня если мы говорим о возможной большой войне, то, конечно, крылатые ракеты и другие современные средства нападения полетят не на сухопутные войска, не на танки, а на крупные объекты, на средства управления, на наш ядерный потенциал. И поэтому именно воздушно-космическая оборона сейчас должна стать главенствующей в Вооруженных силах. Я недавно был на круглом столе в Государственной Думе и там эксперты правильно оценивали: в настоящий период наблюдается недооценка значения воздушно-космической обороны.

Ностальгические настроения, что сухопутные войска остаются главной силой, еще, к сожалению, существуют. А на самом деле, если мы хотим строить действенную оборону против решительного воздушного нападения, то, конечно, на первое место должен выйти новый вид Вооруженных сил -воздушно-космическая оборона.

- Оборона XXI века?

- Да, оборона XXI века. Это загоризонтные радиолокаторы, зенитно-ракетные и другие средства ВКО. И еще один важнейший момент – командующий воздушно-космической обороной обязательно должен иметь в непосредственном подчинении истребительную авиацию, а именно дальние перехватчики типа МиГ-31М и МиГ-31МД. Потому что тысячи беспилотников, которых станет еще больше и которые непрерывно совершенствуются, мы же не будем «Булавой» уничтожать, как говорится, из пушки по воробьям. Заборы ведь не поставишь над каждым наземным объектом. Самолеты-перехватчики должны на дальних рубежах уничтожать средства нападения – и носители, и сами крылатые ракеты, и низкоорбитальные космические объекты.

Недооценка просматривается и в вопросах управления, взаимодействия зенитно-ракетных войск и истребительной авиации. Это старая больная проблема. Еще во Вьетнаме зенитно-ракетные войска, которые мы создали в армии ДРВ, сбили около десяти своих самолетов, во время боевых действий в Египте было сбито несколько десятков своих самолетов, в Сирии тоже сбили более 10 самолетов. Почему? Не была отработана система взаимодействия. Сейчас, когда у нас созданы объединенные направления, стратегические оборонительные районы, неотлаженное взаимодействие между родами войск приведет к тому, что будем сбивать свои самолеты. Раньше у нас такое взаимодействие, оперативное искусство имелось в армиях (ОА) ПВО, сегодня их нет.

Известный эксперт, депутат Госдумы, член Комитета по обороне Александр Тарнаев пишет в «Военно-промышленном курьере»: «В декабре 2011 года создан новый род войск – Войска ВКО. Однако как отмечают многие военные эксперты, этот сам по себе положительный шаг пока не привел к реализации поставленной в концепции ВКО цели – организовать боевые действия разновидовых группировок войск в общей системе вооруженной борьбы под единым руководством, по единому замыслу и плану. Командование Войск ВКО в связи с недостаточностью прав не может решать подобные задачи. В ГШ ВС РФ отсутствуют элементы непрерывного слежения за складывающейся воздушно-космической обстановкой. Создание новой структуры Войск ВКО и их оснащение новыми ВВТ (вооружение и военная техника – Ред.) происходят медленно и не соответствуют масштабам возможной угрозы для страны. Единая система ПВО и ВС РФ распалась на пять самостоятельных частей – четыре системы ПВО военных округов и формирования Войск ВКО».

Есть и другие важные вопросы, например, по самолету МиГ-31. Вот крупный наш военный теоретик, президент Академии военных наук, генерал армии Махмут Гареев пишет: «Нет более важной задачи для судьбы всего нашего Отечества, чем задача создания эффективной воздушно-космической обороны». И спрашивает: почему самый лучший истребитель в мире, на который мы так надеялись, переделывают в бомбардировщик? И на слушаниях, которые проводились в Государственной Думе то же самое указывается по МиГ-31 – лучше этого истребителя не было и нет, а его сейчас переделывают, укорачивают его возможности…

- Вы тоже считаете, что это ошибка?

- Это очень большая ошибка. Говорят, что элементная база, вроде, устарела. Но если есть какая-то другая элементная база на новых типах самолетов, почему они не имеют таких возможностей, как МиГ-31? Да если восстановит МиГ-31МД, это - лучшее что есть для уничтожения низкоорбитальных космических средств, это была бы великая сила у командующего воздушно-космической обороны.

Те, кто информирует наше высшее руководство по самолету МиГ-31МД, не имеют полного представления об этом самолете.

Я летал еще на опытном Миг-31 вместе с нашим знаменитым испытателем Александром Васильевичем Федотовым. Кстати, когда встал вопрос о создании спарки для МиГ-31, мы с Федотовым в ВПК доказали, что можно ее не делать, а улучшить перископ и пользоваться им. Этим самым были сэкономлены миллиарды рублей.

- Николай Иванович, то, о чем вы говорите, опыт ваш и ваших коллег, заслуженных военных летчиков, востребованы? К вам прислушиваются там, наверху?

- Нет, опыт не востребован. Впрочем, какое-то влияние, пожалуй, оказываем. Вот, например, пришли ко мне конструктор и член нашего клуба –заслуженный летчик – и рассказывают: наш президент Владимир Владимирович Путин говорит о том, что надо развить до такого состояния авиацию, чтобы она была способна летать до каждого населенного пункта и обеспечивать людей почтой, транспортными средствами, помогать в сельском хозяйстве. И вот конструктор мне говорит: я сконструировал новый самолет такого типа, подобный Ан-2, но с гораздо более высокими данными – в 3-4 раза лучше и по скорости, и по дальности, и по дешевизне, но нигде не можем пробить ему дорогу. Полезный разговор был и по другим новым типам самолетов. Мы довели нашу точку зрения до руководства. И очень правильно, что главком ВВС В.Н. Бондарев дал команду на переучивание пяти летчиков-инспекторов, которые бы параллельно с испытателями знакомились с особенностями самолетов нового поколения.

- Николай Иванович, вот перед нами статья из газеты «Завтра», где военный эксперт Сергей Анучин говорит о том, что американская противоракетная оборона, по сути, не противо-, а самая настоящая ударная. Вы согласны?

- Совершенно. Под видом противоракетной обороны США создали ударные силы, которые буквально через 6-8 минут, если они будут дислоцироваться там, где намечено, будут уже иметь воздействие на наши объекты.

- То есть это, по сути, будет пистолет, приставленный к виску?

- Ну, может быть, и так… Но наша задача не только дипломатически, но и реально противопоставить этой угрозе свои действенные средства. Это, отмечу, не только мое мнение, это и мнение высшего руководства нашей страны. На всех больших форумах и глава нашего государства об этом говорит.

- Эксперты говорят и о том, что за последнее десятилетие ситуация поменялась, произошел качественный прорыв в ракетных технологиях. Вы согласны с этим?

- Согласен. Не только в Америке, но и у нас появились качественно новые, более эффективные образцы. Это, конечно, необходимо учитывать.

- Семь лет назад вы говорили, что нам было бы достаточно не 100 истребительных полков в ПВО, как раньше, а гораздо меньше, но вооруженных самолетами с более мощными боевыми характеристиками. Вы и сейчас так считаете?

- Да. Столь значительных количественно сил, как в мое время командования авиацией ПВО страны, нам сейчас не нужно. Техника совершенствуется. Еще раз повторяю, если модернизировать МиГ-31 и создать новые самолеты пятого поколения, то эти силы сыграют очень большую роль в защите нашего неба.

- Вы говорили в прошлый раз, что, побывав в Калининградской области, в гвардейском Сандомирском ордена Александра Невского авиационном истребительном полку имени Александра Покрышкина, увидели прославленный полк в таком плачевном состоянии, что были просто потрясены… Говорили, что написали письма министру обороны, главкому ВМФ, получили ответы от начальника Генштаба, от командующего ВВС Балтийского флота, были приняты определенные меры, положение в полку улучшилось.

- Так оно и было. Но за годы последних реформ в Вооруженных силах, как мы знаем, авиаполки были преобразованы в авиабазы. Я в Калининграде с 2005 года не бывал. Какое там сегодня состояние, не знаю.

- Но части имени Покрышкина уже не существует…

- Нет. Прошел такой слух, что вроде будет, но уже не имени Покрышкина, а имени маршала Борзова, в свое время командующего авиацией Военно-морского флота.

Кстати говоря, мне позвонили недавно и сообщили, что имя Покрышкина присвоено 62-му истребительному полку на Черном море, которым я командовал с 1958 по 1963 год, и меня приглашают на презентацию присвоения имени Покрышкина этому полку, который сейчас превращен в авиабазу.

- Но это в Вооруженных силах Украины?

- Да.

- То есть Украина присвоила своей части имя Покрышкина, а мы ликвидировали… Это нормально?

- Нет, это ненормально. Правда, отмечу, что имя А.И. Покрышкина присвоено Ржевской бригаде ПВО, где несколько послевоенных лет Александр Иванович командовал истребительным авиакорпусом. Это радует, А огорчает меня то, что созданный из бронзы четырехтонный памятник маршалу А.И. Покрышкину стоит сейчас на тротуаре в Саранске, никак не решится вопрос о его установке на улице Покрышкина в Москве.

- Вы еще говорили о Ейском военно-морском летном училище, оно сейчас в каком состоянии? И вообще где у нас сегодня готовят летчиков-истребителей?

- Готовят только в Краснодаре. Спросите - достаточно ли одного центра на всю Россию? Конечно, нет...

В Ейске сейчас Центр боевого применения и переучивания летного состава морской авиации. Здесь же центр боевого управления штурманов. Но я еще больше утвержден во мнении, что, если бы воссоздали Ейское училище, оно было бы очень кстати вписано в воздушно-космическую оборону. Подготовленные здесь кадры обеспечивали бы боеготовность авиации ВКО.

- Вы семь лет назад говорили о явно недостаточном налете российских летчиков-истребителей. А всем, кто с авиацией знаком, известно, что, чем больше налет у летчика, тем уровень его выше. Сейчас какая ситуация в этой области?

- Естественно, для летчика-истребителя налет, особенно с боевым применением, это хлеб его и воздух. Сейчас отношение к налету изменилось в лучшую сторону. Наш клуб курирует полк, точнее, авиабазу Хотилово. Так вот, мой подопечный, хороший парень, выпускник 2010 года старший лейтенант Александр Малевин уже летает на МиГ-31 днем и ночью, а недавно приступил к дозаправке самолета в воздухе – это сложнейший вид боевой подготовки.

- Какой же у него налет в год?

- В конце года у него налет в пределах 100 часов.

- Это нормально?

- Это нормально. Хорошо.

- А сколько в американских ВВС имеет налета в год летчик-истребитель?

- Точно не знаю, но гораздо больше.

Что еще важно? Летать – это хорошо, но вопрос – какие именно полеты совершает летчик. Вот Малевин, как я сказал, начинает осваивать дозаправку в воздухе, а это значит - он уже боеготовый летчик, он уже может на самом дальнем рубеже, который только самолет может делать, перехватывать и уничтожать противника. Вот суть.

Истребитель только взлетел и он уже должен быть готов к бою. Вот что такое истребитель. Даже с моральной точки зрения – летчик, настоящий летчик, освоив все виды боевой подготовки и достигнув высоких результатов в своей подготовке, как бойца, очищается от своих человеческих недостатков, таких как зазнайство или, может быть, ложь. Он становится чище душой.

- Это ваше наблюдение?

- Это я точно знаю, сам был летчиком-инструктором. Я говорю о настоящих летчиках. Тем более сейчас, когда летают на сверхзвуковых скоростях.

- Можете вы сказать – семь лет назад и сейчас, у вас настроение лучше или хуже?

- У меня двоякое настроение. Конечно. то, что в последнее время стали давать больше летчикам налета, это хорошо. Подняли зарплату, устроили жилье более-менее. С другой стороны, все равно авиации очень мало и она опять же каким-то образом существует для целей сухопутных войск, под их началом – это меня очень тревожит. Почему? Да потому что, повторяю, главной силой в настоящее время, по моему мнению и по мнению нашего большого коллектива заслуженных военных летчиков, летчиков-испытателей и штурманов, главной силой должна быть воздушно-космическая оборона.

- Вот так послушаешь вас, Николай Иванович, и мрачные мысли появляются…

- Не надо мрачных мыслей. Мы должны быть оптимистами, упаднических настроений я не принимаю. История показывает - Россия непобедима, и она, конечно, вновь будет великой авиационно-космической державой, занимать одно из ведущих мест в мире.

Сдерживание существует, паритет стратегических ядерных сил сохраняется, и американцы понимают это. Да, наши души тревожат отдельные неполадки, они, конечно, должны быть исправлены.

Надо думать о будущем. Хочу доложить, что пять лет мы, наш Клуб, добивались перепрофилирования 1-го кадетского корпуса из общевойскового в кадетский корпус воздушно-космической направленности. Помог нам первый заместитель министра образования Игорь Сергеевич Павлов. Со следующего года будут принимать в корпус через медицинскую, мандатную комиссии мальчиков и девочек, тех, кто мечтает стать летчиком, космонавтом, конструктором…

- Ну, и последний вопрос, Николай Иванович. Как по-вашему прошло в этом году столетие великого аса, маршала авиации Александра Ивановича Покрышкина?

- Прошло достойно. Я очень рад и благодарен, в первую очередь, председателю оргкомитета, генерал-полковнику Сергею Александровичу Маеву, который возглавляет наше оборонное общество – ДОСААФ России, и его первому заместителю Виктору Николаевичу Чернову. Все мероприятия прошли, считаю, на высшем уровне. В.В. Путин прилетел в Новосибирск, на родину А.И. Покрышкина, где торжества прошли с особенным размахом. Глава государства прилетел именно выразить уважение и показать молодежи, что единственный в годы Великой Отечественной войны трижды Герой достоин того внимания, чтобы сам президент лично участвовал в этих мероприятиях.

Беседу вел Алексей Тимофеев 

Специально для Столетия


Материалы по теме:

Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Родион
10.11.2013 19:38
Спасибо Николаю Ивановичу. Но все-таки поводов для оптимизма у нас маловато. За 7 лет со времени предыдущего интервью 5 лет пришлось на эпоху Сердюкова. Остается уповать на нашу славную историю...

Эксклюзив
15.10.2020
Николай Черкашин
О священниках, прошедших горнило Великой Отечественной, рассказывает новая выставка.
Фоторепортаж
19.10.2020
Подготовила Мария Максимова
В России открыт новый туристический маршрут.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».