Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
27 сентября 2020
Кровь на жасмине

Кровь на жасмине

Январская революция в Тунисе: общее и частное
Сергей Андреев
24.01.2011
Кровь на жасмине

«Жасминовая», как ее назвали, революция в Тунисе грянула подобно грому среди ясного неба. Она застала врасплох и местную правящую верхушку, и большинство режимов на Ближнем Востоке и Севере Африки. Правда, социально-экономический фон в Тунисе весьма благоприятствовал вызреванию революционной ситуации.

Страна переживает кризис. Безработица, уровень которой и так колебался вокруг 14 процентов, подскочила, особенно среди выпускников местных вузов - до 40 процентов из них не могут найти себе достойного применения. Цены на продовольствие резко рванули вверх, обострился жилищный вопрос из-за крайней дороговизны квартир. Усилилось напряжение и в политической системе. «Управляемая демократия» президента Зин аль-Абидина бен Али превратилась в полудиктаторский режим. Правящая партия Демократическое конституционное объединение – ДКО - подмяла под себя все внутриполитическое пространство, став костяком мощной коррумпированной, косной и некомпетентной бюрократии. Легальная оппозиция в лице трех партий играла в парламенте роль статистов заднего плана. Практически на нет были сведены и без того немногочисленные независимые средства массовой информации. Политические противники режима подвергались гонениям. В тюрьмы были брошены почти полторы тысячи активистов из числа несогласных с правлением бен Али, включая исламистов и ортодоксальных коммунистов. Значительная часть оппозиционеров скрывалась в эмиграции.

Однако наибольшее негодование среди простых тунисцев вызывало поведение правящей элиты.

Союз трех кланов – самого бен Али, чье имущество оценивается в 5 миллиардов долларов, его жены Лейлы Трабелси и зятя президента - предполагавшегося преемника - Сакра аль-Матри, или по местной терминологии, «аль-аиля», то есть «семья», контролировала примерно половину всего бизнеса в стране. Ее чудовищная коррумпированность и вызывающий своей непомерной роскошью стиль жизни стали притчей во языцех.

Казалось бы, ну, что тут такого? Ситуация во многих арабских, да и неарабских странах еще хуже. Но ничего, тамошние элиты живут себе, поживают, добра наживают, а малейшие проявления недовольства, которое в местных конкретных условиях зачастую принимает форму религиозного экстремизма, жестоко и оперативно подавляют с помощью выпестованного властью мощного репрессивного аппарата. В чем же секрет столь необычного, я бы сказал, уникального для региона явления, когда под давлением восставшего народа, безо всякого вмешательства извне, местный коррумпированный диктатор улепетывает за границу, и в стране намечается полная смена политических декораций? При этом вездесущий мусульманский экстремизм практически отсутствует. Правда, генсек Лиги арабских государств Амр Мусса признал, что подобный взрыв массового протеста из-за резкого ухудшения материального положения может разразиться и в других странах региона. О степени коррупции и авторитарном правлении там как о наиболее вероятных причинах недовольства он предпочел не упоминать. Среди горячих точек, где тикает спусковой механизм социальной бомбы, аналитики называют, прежде всего, соседний Алжир, Египет, Иорданию, Йемен и стоящий несколько особняком Ливан. Однако факт остается фактом – «жасминовая революция» прежде всего продукт тунисской специфики.

Независимость от Франции Тунис получил в 1956-м. Борьбу тунисцев против метрополии возглавил Хабиб Бургиба и созданная им Социалистическая дустуровская (конституционная) партия. Став первым президентом страны, он повел курс на ее ускоренное социально-экономическое развитие, поставив во главу угла государственный сектор. Бургибу по праву считают тунисским Ататюрком. Он решительно порвал с исламской традицией, ввел общегражданское законодательство, полностью уравнял женщин в правах с мужчинами, сделал упор на интенсивное многоступенчатое современное образование. Сейчас более 85 процентов населения грамотны.

По числу людей с высшим образованием Тунис лидирует не только в Африке, но и на Ближнем Востоке.

Французский, наряду с арабским, преподается на всех уровнях и считается вторым государственным языком. Попросту говоря, эта страна наиболее европеизирована из всех государств Магриба. Доход на душу населения составляет примерно 4 тысячи долларов, что выводит ее на ведущие позиции в регионе - за исключением нефтедобывающих стран. Лишенный богатых природных ресурсов Тунис обеспечивал стабильные 5 процентов роста в год за счет диверсификации экономики, привлечения иностранного капитала и разумного использования людского потенциала. После того, как престарелого президента Бургибу в 1987-м сместил его премьер, генерал бен Али, сделавший головокружительную карьеру в местных спецслужбах, начался поворот от этатизма к частному предпринимательству, приватизации предприятий госсектора и политике «открытых дверей». Год спустя правящая партия опустила в своем названии слово «социалистическая». С тех пор бен Али, дважды изменив под себя конституцию, стал бессменным президентом. Относительный экономический бум продолжился. Сейчас экономика страны покоится на трех с половиной китах – туризме, сельскохозяйственном производстве и экспорте оливкового масла и фиников, на промышленном производстве химических продуктов, радиодеталей, электронных компонентов и, наконец, денежных переводах многочисленной диаспоры - прежде всего во Франции, а также в Италии и отчасти в Испании. На 10,5 миллионов тунисцев приходится более 2-х миллионов эмигрантов. На фоне относительного экономического процветания режим закручивал внутриполитические гайки. Жестко расправился с редкими проявлениями мусульманского экстремизма, загнал в глубокое подполье левую и либеральную оппозицию. Из-за двойственного отношения к правлению бен Али даже раскололась местная компартия. Часть ее, приняв название «рабочей», встала в жесткую оппозицию к режиму, попирающему элементарные права трудящихся. Другая часть предпочла сменить название на «Ат-Тадждид» - «Обновление», и согласилась играть роль легальной ручной оппозиции.

От других арабских стран Тунис отличается, прежде всего, довольно высоким уровнем политической сознательности и гражданской ответственности – прямое следствие общеобразовательной политики со времен Бургибы. Почти 50 лет независимого развития прошли без массового применения насилия как со стороны властей, так и оппозиции, что сказалось на психологии общества. Несмотря на множество ограничений на политическую деятельность и мощь силовых структур, насчитывающих до 250 тысяч человек, в стране развивались институты гражданского общества. Среди них - многочисленные ассоциации, профсоюзные объединения, разного рода общества по интересам. В последнее время этому способствовало небывалое развитие интернета и его общественных сетей.

Интернетом сейчас пользуется примерно треть населения Туниса, компенсируя беспрепятственным выражением своего мнения в социальных сетях фактическое отсутствие свободы слова в контролируемых властями средствах массовой информации, прежде всего на телевидении.

Но и тут у граждан страны была альтернатива. По соцопросам, более половины телезрителей - а к ним можно отнести почти 80 процентов населения - предпочитают смотреть зарубежные спутниковые каналы, французские, Би-би-си на арабском и, конечно, популярную «Аль-Джазиру», имея, таким образом, доступ к информации, не подконтрольной правительственной цензуре. Кстати, именно социальные сети сыграли одну из решающих ролей в мобилизации общества на массовые антиправительственные выступления, а один их самых популярных и непримиримых блогеров получил даже пост министра в новом правительстве национального единства.

В этих условиях достаточно было любой искры, чтобы взметнулось пламя народного гнева. В середине декабря молодому выпускнику вуза, вынужденному за неимением работы продавать овощи и фрукты, полиция запретила торговать, поскольку у него отсутствовала соответствующая лицензия. Доведенный до отчаяния молодой человек публично сжег себя. Это стало детонатором. По всей стране прокатилась волна массовых демонстраций против политики властей и лично президента бен Али. Полиция и служба безопасности неоднократно открывали огонь, было убито свыше ста человек.

Бен Али выступил с обещаниями реформ и перемен. Но было уже поздно. Выведенная на улицы городов армия отказалась стрелять в народ, значительная часть полиции и службы безопасности была деморализована и начала брататься с демонстрантами.

14 января «национальный лидер» бежал с ближайшими родственниками в Саудовскую Аравию.

Исполняющим обязанности президента стал председатель парламента Фуад Мабазаа, а правительство возглавил ветеран политической жизни, уважаемый в стране и не замешанный в коррупции Мухаммед аль-Ганнуши. Оба они вышли из состава ДКО. Был сформирован кабинет национального единства, куда вошли лидеры партий легальной оппозиции и профсоюзов. Ключевые посты министров обороны, внутренних и иностранных дел сохранили прежние их обладатели. Радикально настроенные профлидеры потребовали снятия министров, связанных с прежним режимом и состоящих в ДКО. Когда их требование не было выполнено, они покинули правительство и вывели сторонников на новые демонстрации. Между тем, новые власти освободили всех политзаключенных и отменили запрет на деятельность прежде запрещенной исламистской организации «Ан-Нахда» - «Возрождение» и рабочей компартии. Было задержано более тридцати родственников бен Али, разграблены виллы многих из них. Из эмиграции вернулся популярный в стране лидер оппозиционной левоцентристской партии Конгресс за республику Мунсиф Марзуки. Он тут же объявил, что выставит свою кандидатуру на предстоящих выборах президента. А провести их вместе с выборами в парламент правительство национального единства обещало через полгода. В принципе, в подобном случае конституция предусматривает выборы в течение двух месяцев. Однако переходное правительство решило, что шестимесячный срок больше подходит для нормализации ситуации в стране и проведения хорошо подготовленной избирательной компании, в ходе которой все ее участники получили бы равные возможности.

В конце концов, по мнению новой власти, тунисцы имеют право досконально ознакомиться с платформами партий и выслушать их лидеров, прежде чем доверить им свои голоса.

Страны Запада во главе с США после непродолжительного замешательства единодушно поддержали «жасминовую революцию» как проявление народного волеизъявления. Счета и собственность правившей семьи блокированы в странах Европы. Сейчас и арабских соседей, и европейских партнеров Туниса, как ассоциированного члена Евросоюза, волнует основной вопрос: куда страна пойдет дальше? В самом Тунисе продолжаются демонстрации различных политических сил, в основном под лозунгом чистки госаппарата от сторонников бен Али и роспуска ДКО. Между тем, ситуация постепенно нормализуется, люди вдохнули полной грудью воздух свободы, ей полностью наслаждаются тунисские средства массовой информации. Резко растет влияние партий социалистической и левой ориентации, таких как «Ат-Тадждид», Демократического форума за труд и свободу, Прогрессивной демократической партии, Конгресса за республику. Их руководители возражают против роспуска и тотального запрета ДКО. Они считают, что многочисленным членам ДКО необходимо дать шанс побороться за голоса избирателей - в честном соперничестве, без мощного административного ресурса, а незапятнанным коррупцией и репрессиями представителям старой власти нужно предоставить возможность исполнять свои функции во избежание хаоса и анархии. Как это случилось в Ираке после роспуска и запрета партии Баас. И такое положение должно действовать вплоть до честных выборов и формирования новых органов законодательной и исполнительной власти. Насколько такие намерения воплотятся в действительность, согласится ли с ними опьяненное обретенной свободой население, не поднимут ли голову и не возглавят ли протестную волну исламские экстремисты? На первые два вопроса пока трудно дать ответ. Во всяком случае, если национального консенсуса относительно путей обновления и демократизации страны достичь не удастся и ситуации пойдет, как говорится, вразнос, нельзя исключать вмешательства армии, которая может взять власть и повести население к обещанным выборам под своим контролем. Относительно третьего вопроса, авторитетные аналитики утверждают, что легализованные исламисты вряд ли могут рассчитывать на поддержку более 10–15 процентов электората. Десятилетия интенсивного просвещения, секулярного развития и европеизации не прошли бесследно.

«Арабская улица», то есть простые граждане стран региона, с воодушевлением встретили «жасминовую революцию». В Алжире и Египте даже произошло несколько самосожжений в знак протеста против нищеты и произвола властей. Состоялись демонстрации солидарности с Тунисом и с требованиями реформ. Власти смущены и, вероятно, немало напуганы. Однако условия в этих странах существенно отличаются от тунисских. Там власти гораздо более склонны применять массовое насилие, там гораздо мощнее и преданней власти аппарат силовых органов и принуждения, там сильнее традиции авторитарного правления, ниже уровень образования, общего социально-экономического развития и политического самосознания, не говоря уже о повсеместной политической пассивности.

Все-таки испытывающий нужду образованный человек мыслит и действует совершенно иначе, чем неграмотный забитый бедняк. А в других арабских странах гораздо тоньше просвещенная прослойка.

И в силу всех перечисленных факторов намного сильней позиции религиозных экстремистов, призывающих к исламскому государству, построенному на шариате, исламских понятиях справедливости и равенства. Будем считать, что «жасминовая революция», если она приведет к ожидаемым позитивным результатам, послужит неким ориентиром для многих арабских стран.

Что же касается прецедента и примера для подражания, то тунисский опыт, пусть еще не совершенный и далеко не законченный, гораздо в большей степени заразителен, скажем, для ряда стран СНГ, чем для арабского мира в его нынешнем состоянии.

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Зёма
31.01.2011 21:49
Господа презики стран СНГ - смотрите новости и делайте выводы.
Владимир Гурболиков
30.01.2011 19:32
"Что же касается прецедента и примера для подражания, то тунисский опыт, пусть еще не совершенный и далеко не законченный, гораздо в большей степени заразителен, скажем, для ряда стран СНГ, чем для арабского мира в его нынешнем состоянии".
- к сожалению автор оказался неправ. К глубокому сожалению...
ГРИХАН
28.01.2011 14:29
Думаю у нас такого не будет. Умных мало осталось. Лучшие свалили в США(около миллиона ученых за последние десяток с небольшим лет). Стали мы, господа, банановой республикой без бананов((( Спасибо за это товарищам ленину(почитайте его "труды" - это же маниокальный бред!!!) и сталину, и т.д.. Невозможно 70 лет уничтожать лучших людей и остоваться великими. Тунис тоже не Хранция, но завидую им...
Старый учитель истории
27.01.2011 13:28
Цитата:"Все-таки испытывающий нужду образованный человек мыслит и действует совершенно иначе, чем неграмотный забитый бедняк". Вот почему власти России сокращают расходы на образование, делают его полностью платным и без конца реформируют, реформируют...
чур
26.01.2011 16:00
Кажется зачистка--то есть смена декораций запланированная подлыми дьяволами началась и в Египте.Сомневаюсь,чтобы большинство арабов понимало,кто стоит за этими играми.Не поймут--глубже увязнут в сетях сатанистов,что видимо и является главной  задачей этих псевдо-перемен.
бур
25.01.2011 17:23
Есть страны где безработица зашкаливает за 40%,а поведение правящей элиты довно превзощло все лучшие образцы известных гауляйтеров.Но в этих странах верховодят дучеобразные придурки,так любимые в фаш -селькоме,и им не грозят некакие революции в ближайшие десятилетия(кстати и образованных граждан,в процентах,там не меньше чем в Тунисе).Судя по названию этих событий,режисёры этих действий,находятся в фаш-селькоме,марионетки маленького и подлого дьявола.Видимо-этот дьявол хочет зачистить окружающее его пространство.Об этом свидетельствует то,что нет никаких не только реальных перемен,но даже намёка на них.Видимо одну пешку меняют на другую,более угодную.
Бор
25.01.2011 0:30
Что-то мне это до боли напоминает... Как-будто о РФ писано... Воспоминание о будущем...
алекс-1
24.01.2011 22:39
а что неплохо написано
Уральский
24.01.2011 15:43
Высокообразованными гражданами страны, которые душой болеют за развитие образования, науки, промышленности, а не смотрят на свою родину, как на дойную корову, подоил сырьевые ресурсы и свалил на свою виллу в Майами, труднее. По этой видимо причине стараются высшее образование перевести на комерческую основу, а Дворкович в дополнение к этому, выступил с инициативой отмены степендий, чтобы не могла любая кухарка дать своему ребёнку высшее образование, вдруг он много будет задовать неудобных вопросов и требовать соблюдения его прав. Молограмотному указал на его корыто, кинул туда подачку и мирно разошлись.

Эксклюзив
24.09.2020
Анатолий Булавко
Почему ветеран Великой Отечественной написала письмо Путину
Фоторепортаж
15.09.2020
Подготовила Мария Максимова
В Российской Академии художеств проходит выставка живописца Григория Чайникова.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».