Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
21 сентября 2021
Как трудно быть агентом… в Америке

Как трудно быть агентом… в Америке

Российское законодательство оказалось крайне «гуманным» по сравнению с американским
Вероника Крашенинникова
26.04.2013
Как трудно быть агентом… в Америке

Проработав в качестве «иностранного агента» в США на протяжении почти пяти лет, квалифицированно заявляю: сегодняшний российский закон с иностранными агентами миндальничает. Требования вступившего в силу в ноябре прошлого года российского закона представляют собой лишь 10-15 процентов от требований закона американского.

В США зарубежные НКО отнюдь не ставят целью «смену режима», в то время как в России они в основном только этим и занимаются, как бы они свою деятельность ни называли. По идее, в этой связи, российский закон должен быть гораздо строже американского.

И все же разберем по пунктам разницу между ними.

Во-первых, под действие закона о регистрации иностранных агентов в США подпадает не только политическая деятельность, но и широчайший спектр другой работы – в чем я убедилась на собственном опыте.

Функции представителя Санкт-Петербурга в США – коим я имела честь быть с марта 2006 по декабрь 2010 года - включали экономические и культурные задачи и развитие туризма. Никаких политических: муниципалитеты внешней политикой не занимаются. Тем не менее, в министерстве юстиции США настояли на обязательной регистрации.

Что ж, прописанный в законе срок до 5 лет американской тюрьмы – аргумент достаточно убедительный, чтобы соблюсти все правила. А вот и определение «политической деятельности», в которое, как оказалось, вписались функции представителя зарубежного города: «Любая деятельность, которой человек намеревается или планирует любым способом влиять на любое ведомство или чиновника правительства Соединённых Штатов или любую часть общественности в Соединённых Штатах в отношении формулирования, принятия или изменения внутренней или внешней политики Соединённых Штатов или в отношении политических или общественных интересов...»

Обратите внимание: влиять на «принятие или изменение внутренней или внешней политики», в отношении «политических или общественных интересов». Формулировка действительно всеобъемлющая, как говорят, резиновая, под нее подпадает любая экономическая, социальная, общественная, образовательная, культурная и всяческая другая деятельность.

Во-вторых, американский закон прописывает подробные многостраничные формуляры с вопросами, на которые иностранный агент обязан отвечать не только при регистрации, но и каждые 6 месяцев впоследствии. Первичная регистрация подразумевает ответы на шесть страниц вопросов: полная информация об агенте, включая всех сотрудников организации, описание всей деятельности агента – а не только деятельности в интересах иностранного принципала, структуры собственности, информация об иностранном принципале, полученные от него средства и ценные предметы, на что были потрачены средства с указанием получателей, распространяемые информационные материалы – в каких средствах массовой информации размещены, какими способами распространяются, кто участвует в распространении - включая посредников. И многое другое. Регистрация дополняется приложениями.

В-третьих, в американский закон встроен очень удобный механизм сбора данных: сам иностранный агент обязан в течение 48 часов направлять в министерство юстиции копии всех своих информационных материалов и переписки с официальными лицами США и американскими СМИ.Таким образом, регулирующий орган снимает с себя огромную нагрузку по мониторингу и сбору данных о работе зарегистрированных агентов – и получает еще один предлог для наказания за неисполнение буквы закона.

В-четвертых, сам факт регистрации в качестве иностранного агента означает согласие с проверками – периодичность которых не оговаривается и не планируется. В законе прописана обязанность иностранного агента предоставлять все документы и записи, связанные с его деятельностью, по первому требованию для инспекции.

Из собственного опыта могу сказать, что проверку иностранных агентов юристы из министерства юстиции США осуществляют вместе с контрразведкой ФБР.

На визитной карточке проверяющего черным по белому написано: «Intelligence Officer» - «Офицер разведки». Причем, в ходе проверки, меня лично вместе с юристом попросили покинуть мой собственный офис – чтобы «поработать с документами».

И, наконец, американский закон, несмотря на то, что он был принят в 1938 году, якобы для противодействия германской пропаганде - на самом деле, в основном, советской - отлично функционирует до сих пор, и его нарушители получают реальные тюремные сроки. Сравните американское правоприменение с позицией российского министра юстиции Александра Коновалова, который в январе заявил в Государственной Думе, что закон об иностранных агентах противоречит духу законодательства об НКО. К тому же, заверил он, его ведомство не может выявить ни иностранное финансирование этих организаций, ни их участие в политике. В Вашингтоне министр юстиции после таких заявлений и дня не продержался бы на своем посту, уверяю вас. И по причине профнепригодности, и в связи с демонстрацией открытого несогласия с законом, который он обязан исполнять.

Ничего из вышеперечисленного в нашем законе нет. В то время как он обязан быть строже американского - чтобы соответствовать российской реальности. А реальность наша такова, что главной своей задачей Вашингтон ставит приведение к власти в России лояльного к Соединенным Штатам руководителя. То есть – «своего человека», возможно более полно проводящего американские интересы на российской территории и во внешней политике. НКО - важнейший инструмент для достижения этой цели - поскольку военными методами в России США этого не сделать.

Теперь посмотрим на контекст и некоторые аспекты правоприменения российского закона.

Иностранные агенты в России яростно отстаивают свою «неполитическую» деятельность. Эти люди могут говорить о своей работе что угодно – и всегда это будет либо ложь, либо наивность.

Абсолютно точный факт: государственный департамент США, посольства и другие государственные и негосударственные спонсоры российских НКО денег ни на какую другую деятельность, кроме преследующей политические цели, не дают. Ибо они решают свои задачи: продвижение интересов национальной безопасности США. И ничего другого. Для государственных ведомств США и «частных» фондов, выполняющих те же функции - их назвали «частными» для прикрытия - гражданское общество других стран может быть только инструментом политического давления, иначе оно им не интересно.

Существует ассоциация частных американских и международных фондов, финансирующих проекты «в области мира и глобальной безопасности». Называется она «Группа спонсоров мира и безопасности» (Peace and Security Funders Group). В списке - 60 с лишним членов, в том числе и широко известные «Открытое общество» Сороса, Фонд Форда, Фонд Макартуров, Фонд Стюарта Мотта и многие другие. Дважды в год эта группа организует так называемые «брифинги по федеральной политике» - трехдневные конференции в Вашингтоне, в ходе которых проводятся совещания с высокопоставленными представителями различных американских ведомств. Так, в программе брифинга 17-19 марта от государственного департамента участвовал представитель уровня заместителя госсекретаря. Цели собрания, как заявлялось, состояли в следующем: 1) понять изменяющийся ландшафт, возможности и вызовы, стоящие перед администрацией Обамы в ходе второго срока; 2) проработать грантовые стратегии и подходы, чтобы ответить на эти возможности и вызовы; 3) ознакомиться с широким спектром актуальных вопросов; 4) обсудить возможности совместных действий.

Подобные собрания – высокоэффективный механизм согласования внешнеполитической деятельности между государством и грантодателями некоммерческих организаций. «Независимых» общественных организаций на этом поле в США не существует. Аналогичным образом работает «Группа спонсоров международных прав человека» (International Human Rights Funders Group) – «глобальная сеть доноров и грантодателей, продвигающих права человека по всему миру», и эти две организации также взаимодействуют между собой.

Поэтому когда Светлана Ганнушкина, председатель Комитета «Гражданское содействие», на популярном политическом ток-шоу российского телевидения говорит: да, посольство США выдало ей средства на коров и трактора, и эта деятельность не политическая, возникают вопросы.

Что вы делаете на политической программе, пытаясь подтолкнуть к изменению российского законодательства, если вы не ведете политическую деятельность? Получив деньги на несколько коров и тракторов, вы стали сразу таким ярым защитником американского финансирования в России? Почему вы считаете, что если закон вам не нравится, его не нужно исполнять – и это после двадцати лет непрерывных стенаний о необходимости соблюдения законности в России?

С точки зрения Вашингтона, финансирование социальных проектов – в сфере здравоохранения, образования, культуры, самоуправления, экологии, материнства и детства и так далее и тому подобное – приносит столь же эффективный результат, что и финансирование политических проектов - партий, наблюдателей на выборах. Это так же находит столь же верных приверженцев США, что и политическое финансирование – госпожа Ганнушкина и многие другие тому пример. А «сменить режим» можно и через протесты по поводу проблем в ЖКХ.

В американской военно-политической доктрине существует тактика «завоевания сердец и умов». Она ставит целью заручиться симпатиями населения противника и «перетащить» людей на свою сторону.

Так, во время войны во Вьетнаме, США местами строили школы и больницы, демонстрируя «доброе» лицо. Если же этот дешевый трюк не срабатывал и жители продолжали помогать «вьетконговцам», тогда деревни бомбили, а на крестьян сбрасывали напалм.

Тем временем, объему американского финансирования в России удивляется даже журнал «Форин полиси»: «В 2010 году эта страна с девятой по размеру экономикой в мире получила от США помощь на сумму 379 миллионов долларов, что поставило ее на 20 место между Египтом и Демократической Республикой Конго. Партнеры России по БРИК – Бразилия, Индия и Китай – не входят в число 25 главных получателей американской помощи, несмотря на то, что у них гораздо более высокий уровень бедности».

Наша же оппозиция считает, что Россия должна экспортировать своих детей – экспортировать так же, как нефть или газ. Возможно, «болотная» компания также уверена, что по объему американской помощи страна должна находиться между Египтом и Конго, а может, и поближе к Верхней Вольте. Но суверенное дееспособное государство не может отдавать на аутсорсинг заботу о своих гражданах – это очевидный и фундаментальный аргумент против западного финансирования социальных проектов в России.

Наши американские партнеры уже перестраивают свои каналы финансирования с учетом новых российских реалий. Во время недавнего визита в Общественную палату посол США Майкл Макфол сделал примечательное заявление. Он сказал, что средства Агентства США по международному развитию, которые не были использованы в связи с закрытием офиса в Москве, будут переданы Национальному фонду поддержки демократии. НФД – это столь же крупный, и столь же государственный канал финансирования гражданского общества, что и агентство. То есть «инвестировать» продолжат, но «с другого входа». Канал будет непрямым, поскольку основные подразделения НФД в России - Международный республиканский институт и Национальный демократический институт - переехали соответственно в Польшу и Литву,

Таким образом, деньги в Россию будут приходить не из Вашингтона, а из Варшавы и Вильнюса. Однако от перемены мест слагаемых сумма выделяемых «на Россию» средств не изменится.

При этом возможны также иные промежуточные этапы. Так, в 2009 году Национальный фонд поддержки демократии выделил грант на сумму 62510 долларов Восточно-европейскому демократическому центру в Варшаве для «развития и укрепления молодежных НКО и независимых СМИ в семи регионах России». Варшавский центр реализовывал этот проект, согласно описанию гранта, «вместе со своими российскими и украинскими партнерами». Это - злостное нарушение российского запрета на деятельность Агентства США по международному развитию в России. Поэтому Москва должна настоять на том, чтобы Вашингтон полностью прекратил российские программы этого института, равно как и НФД, а также «частных» фондов, работой которых по большей части руководят «отставные» специалисты по национальной безопасности.

Понятно, почему Вашингтон горит таким желанием ежегодно тратить сотни миллионов долларов «на заботу о России» - это самый дешевый и репутационно выгодный способ «смены режима» в стране.

При том, что в самих США масса нуждающихся, судьбы наших сограждан, оказывается, заботят администрацию США больше, чем судьбы своих. Тех сотен тысяч семей, которых ипотечный кризис выбросил на улицу. Более 40 миллионов американцев не имеют медицинской страховки – таких показателей нет ни в одной другой развитой стране.

В Америке достаточно проблем в здравоохранении и социальной сфере для того, чтобы администрация США занялась своими внутренними делами. И прекратила вести свои игры с гражданским обществом в нашей стране - в нарушение теперь уже российского законодательства.

Вероника Юрьевна Крашенинникова - генеральный директор Института внешнеполитических исследований и инициатив, член Общественной палаты Российской Федерации. 

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Отображены комментарии с 1 по 10 из 48 найденных.
Akskl-у
16.05.2013 22:35
"самыми свободными странами для журналистов признаны Норвегия, Швеция, Бельгия, Нидерланды и Финляндия" - так вот, ежели "свободный" журналист напечатает в газетах этих стран свое,скажем, возмущение пропагандой гомосексуального срама или действиями Ювенального Гестапо в той же Норвегии, то согласно "редакционной политике" (читай - цензуре)знаете где окажется "свободный" журналист? Скорее всего на политической помойке - все редакции "свободных" СМИ для него автоматически закроются по причине так наз. толерантности. Никакой "свободы" прессы в принципе не может быть - кто платит деньги этим СМИ, тот и определяет "редакционную политику".
(и можно сказать для смеха, что как раз в странах находящихся якобы на 176 и далее местах в  этой странной классификации - у них подобное напечатать как раз можно. И еще в отношении украинской демократии - картинки незалэжной демократии можно посмотреть на радениях в Раде, когда народноизбранные придурки бьют друг другу морды, вместо того, чтобы думать об интересах людей, которые их туда выбрали! Увлекательную "демократию" им подбросили радетели, которые продвинули туда такую демократию тухлых яиц.  
Питерский
07.05.2013 15:43
Акскл, как примерный копипаст, цитирует: /// "Глава «Комитета против пыток» Игорь Каляпин объяснил в интервью...: «Прокуратура совершенно справедливо говорит о том, что мы получаем иностранное финансирование. Мы его действительно получаем и никогда этого не скрывали, а наоборот подчёркивали...Если вы, господа прокуроры, считаете, что какие-то наши мероприятия были политическими, то объясните, какие? В любом случае термин «иностранный агент» нам, безусловно, не подходит. В русском языке это означает совершенно другое"///.
Ну, гр-н Каляпин, вообще говоря, мог бы и утрудиться объяснением, что, по его разумению, означает в русском языке темин: «иностранный агент».
А с точки зрения здравого смысла любой, таковым  обладающий, легко поймёт, что  чей-то агент (а агентом, понятно,  нельзя быть самим по себе, это всегда пара, типа: «заказчик-подрядчик») – это субъект, действующий  в интересах другого субъекта, по согласованию с последним (или бездействующий там, где надо действовать вопреки интересам другого субъекта). Как видим, ничего шибко заумного, а равно и сугубо специфического, имеющего, скажем так, национальный колорит, здесь нет, и в русском языке, и в хинди, и в фарси понятие «агент»  всегда будет означать одно и то же. Соответственно, «иностранный агент» - субъект, действующий в интересах другого субъекта, которого каким-то образом можно отождествить с иной страной, т.е. другой, не той, с которой можно отождествить самого агента. Тут, как мы видим, уже возникают некоторые сложности: строго говоря, надо доказывать и одно, и другое, и третье. Но законодатель российский, спасибо ему, избавил нас от трудностей, по крайней мере,  в этой части, установив,  применительно к НКО, простую норму:  «иностранный агент» - это организация, получившая в распоряжение денежные средства от любого зарубежного источника. Это первое условие признания НКО «иностранным агентом», необходимое, но недостаточное. И в этой именно части безапелляционное отрицание гр. Каляпина принадлежности возглавляемого им анти-пыточного Комитета к «иностранным агентам» выглядит явно несостоятельным, он вполне может претендовать на это почётное звание.
Другое условие, оно же препятствие – субъект, претендующий на звание «иностранного агента» обязан заниматься  политической деятельностью. Зачем, с какой целью наш российский законодатель вкорячил это нелепое условие, которое, когда дело дошло до правоприменительной практики,  предсказуемо служит «камнем преткновения» (что нетрудно было предвидеть,  если бы головы законодателей  не были бы тронуты разрухой и не заняты личными стяжательскими проблемами) – понять весьма сложно:  так, если вы хотите пробежать дистанцию как можно быстрее, т.е. показать не дуракаваляние, но конкретный результат, вы вряд ли станете по доброй воле засовывать ноги в мешок.  С точки зрения всё того же здравого смысла понятие «иностранный агент» вполне самодостаточное и вовсе не требует такого «довеска». И до такой простой мысли американские, скажем, законодатели догадались давным-давно.   А если нашим думским деятелям так уж хотелось подпустить «политики», то тогда  надо было вводить термин «иностранный политический агент». Что мешало-то? Кроме разрухи в известно месте?
А что теперь? Главная сложность возникает потому, что ни одно из определений применяемого базового термина «политическая деятельность» не даёт ясного и четкого, однозначного понимания, что же сие таковое есть. Ну вот, например,  удалось найти весьма старательную попытку  «объять необъятное»:
* «Политическая деятельность – это систематическое, сознательное вмешательство индивидов или социальных групп в систему общественно-политических отношений с целью приспособления ее к своим интересам, идеалам и ценностям. Она выражается в конкретных политических действиях, т.е. акциях, поступках социальных субъектов с целью добиться тех или иных результатов»*.  Есть и другие похвальные попытки, но все они, увы,  грешат одним: определение в них  даётся через определяемое слово. В приведённом примере это явственно видно: «Политическая деятельность – это… вмешательство… в систему общественно-политических отношений… Она выражается в… политических действиях», а дальше – весьма «резиновое» определение, что же есть  эти  самые действия.  И что же здесь можно доказать? Или ничего, или всё, что угодно, всё зависит от позиции конкретного лица. Т.е. налицо обыкновенная законодательная халтура. А когда она накладывается на халтуру исполнительскую, мы имеем то, что имеем: «пар уходит в свисток» - много шума, гама и треска, а результат – предсказуемо с гулькин…  Нагромождение нелепиц.
Вот, первое лицо государства говорит, мол, не хотим мы палки в колёса НКО вставлять, а хотим, дескать, посмотреть: а кто у нас на иностранные деньжищи жирует? Пусть вывернут карманы – хотим посмотреть, куда и как тратят полученное.  Позвольте, но разве для таких благих затей прежней редакции закона об НКО маловато было?  Всё НКО и так были обязаны раз в год присылать в МинЮст отчёт, с указанием факта зарубежного финансирования и полученных сумм, а сотрудники, даже при нынешних весьма куцых полномочиях своих могли проверить (в плановом порядке, или по чьему-либо заявлению) расходовались ли деньги на предусмотренные Уставом цели, или на неуставную деятельность были страчены. И принять, хоть с большими препонами, какие-никакие  меры к нарушителям. Так зачем же огород городить, с «иностранными агентами»? Что это меняет – регистрация в качестве оных? В чем смысл призыва в стиле персонажа романа про 12-ть стульев: «Птицы! Покайтесь в грехах публично!»?  Представляется, смысл лишь в том, что на того, кто «записался в агенты» можно показать пальцем: "Вот, смотрите: иностранный агент идёт!". И, т.о., чистосердечно признавший себя  агентом  как бы  публично объявляет про себя самого: "Да, мы получаем деньги на своё существование от такого-то иностранного государства и действуем (занимаемся «политикой») к его, этого государства,  вящей пользе". Т.е,  он, возможно, в чьих-то глазах несёт  некоторые имиджевые издержки, поскольку народное сознание легко (и далеко не всегда безосновательно) уравнивает "иностранного агента" с иностранным же шпионом (и/или т.н. «агентом влияния»), вот, собственно говоря,  и всё.
Теперь о министре юстиции Коновалове, почему он, публично вынув фигу из кармана, в столь  щекотливом вопросе (за который Путина так шпыняют в главных, ключевых странах Европы и Америки: Германии и США), всё ещё «на плаву»?  Ну, во-первых, он, будучи медведевским однокашником, не безпризорник, а «человек команды»,  угнездившийся в министерском кресле благодаря  определённым договорённостям (если не употреблять слово «сговор»), и простым щелчком его не вышибить, по понятным причинам. А во-вторых, такой демократ-либерал даже и выгоден на данном этапе. «Вы говорите о возрождении якобы сталинских методов руководства страной? Помилуйте, а вот же – министр юстиции, фрондирует, понимаешь, тут, на глазах у всей почтенной публики, и хоть бы хрен ему за это делается. При Сталине разве можно было себе такое представить? Ну, вот то-то же». А что никчёмный – ну… мало ли у нас таких? Бывают и хуже…
Виктори-ю
06.05.2013 18:34
А вот и неправильное суждение. В самой Америке НКО называют иностранными агентами. Так, что и в России следовательно приравняли к иностранным. Симметрично и ответ симметричен.
Виктория
06.05.2013 13:39
Считаю, что нельзя российские НКО называть иностранными агентами (почти что шпионами). Будет правильно называть их НКО с зарубежным финансированием.
Любопытная
05.05.2013 17:19
Давно интересуюсь, но ещё ни разу не поднималась тема о баптистах. А зря.
Кто их финансирует?
Акскл
04.05.2013 18:36

Прокуратура России потребовала от «Комитета против пыток» зарегистрироваться в качестве «иностранного агента». Глава «Комитета против пыток» Игорь Каляпин объяснил в интервью RFI, что не будет регистрировать свою организацию как «иностранного агента» и в случае необходимости обжалует предостережение прокуратуры в суде.




Как пишет Интерфакс, прокуратура в ходе проверки выяснила, что «Комитет против пыток» получал финансирование из иностранных источников, в том числе, от Добровольного фонда поддержки жертв пыток ООН из Швейцарии, а также от Фонда Института Открытое Общество из Будапешта».

Прокуратура России также установила, что «до ноября 2012 года организация принимала участие в публичных мероприятиях», которые в прокуратуре намерены расценить как политическую деятельность. За «злостное уклонение от регистрации» прокуратура грозит «Комитету» ответственностью, «предусмотренной законом».

В свою очередь, председатель «Комитета против пыток» Игорь Каляпин заявил RFI, что ждёт от прокуратуры разъяснений относительно понятия «политическая деятельность».

Игорь Каляпин: «Прокуратура совершенно справедливо говорит о том, что мы получаем иностранное финансирование. Мы его действительно получаем и никогда этого не скрывали, а наоборот подчёркивали. У нас на сайте есть соответствующий раздел. Но второй абзац этого предостережения он содержит такую формулировку, что «организация «Комитет против пыток» принимала участие в публичных мероприятиях, которые могут быть расценены как политическая деятельность».

Мне эта формулировка не понятна. Я пытался вчера выяснить, о каких же мероприятиях идёт речь. Мне никто ничего не смог пояснить. Я со своей стороны абсолютно убеждён в том, что за 13 с лишним лет существования нашей организации ни одной политической акции мы не провели, и ни в какой политической деятельности мы не участвуем.

Если вы, господа прокуроры, считаете, что какие-то наши мероприятия были политическими, то объясните, какие? В любом случае термин «иностранный агент» нам, безусловно, не подходит. В русском языке это означает совершенно другое.

Ждём разъяснения от прокуратуры. Мы сегодня направили туда официальный запрос. Но если мы таких разъяснений не получим, или если нас эти разъяснения не устроят, то значит мы будем пытаться их получить в суде. Мы будем обжаловать это предостережение в судебном порядке и там получать ответы прокуратуры».
Akskl-у
04.05.2013 15:47
Не смогли написать кратко, но ёмко? Да причём тут Фридом Хаус?
Akskl
04.05.2013 3:22
Свобода слова: как ее измерить

Александра Зайцева

Рунет является в России зоной относительной свободы

Индексы свободы прессы, составляемые западными организациями, часто подвергаются критике.

Россия в них традиционно оказывается на последних местах, хотя правозащитники признают: в стране есть оппозиционные СМИ (пускай и совсем мало), есть доступ к интернету, а значит и возможность получать альтернативную информацию и свободно высказывать свое мнение.

В очередном подобном Нажать рейтинге, составленном американской неправительственной организации Freedom House, в 2009 году Россия по уровню свободы прессы разделила с Гамбией 176-е и 177-е места.

При этом у составителей документа положение СМИ в России вызывает особые опасения наряду с Азербайджаном и Казахстаном.

Подсчет журналистов

По словам президента российского "Фонда защиты гласности" Алексея Симонова, существует несколько способов составления индекса свободы прессы.

Во-первых, есть рейтинг общенациональный, его составляют эксперты внутри страны, получая данные по регионам. Во-вторых, есть международный рейтинг - составляемый Freedom House или "Репортерами без границ".

Естественно, международные рейтинги не могут быть столь же подробными и детальными, как рейтинг для отдельной страны.

"Часть рейтингов опирается на цифры, часть рейтингов опирается на мнения. Но большинство рейтингов имеют смешанную природу, где часть вопросов связана с цифрами, а часть вопросов связана с оценками. То есть речь идет об экспертах. Когда речь идет о "Репортерах без границ", опрос экспертов сочетается с их собственным мониторингом, который они ведут на протяжении года", - поясняет Симонов.

Экспертов, имена которых не разглашаются (это ноу-хау каждой из организаций) спрашивают о количестве погибших или арестованных журналистов, а также просят дать оценку ситуации в стране в целом по ряду критериев.

Вот лишь некоторые из вопросов, на которые отвечают эксперты.

- сколько в вашей стране журналистов;

- сколько в стране СМИ общенационального масштаба;

- сколько существует оппозиционных или независимых СМИ, которые издаются в стране, включая региональные;

- сколько журналистов или правозащитников, занимающихся защитой журналистов, были убиты в течение последних 12 месяцев;

- сколько из них были убиты при обстоятельствах, вызывающих подозрение о причастности государства к этим убийствам;

- сколько журналистов были задержаны и арестованы.


Влиятельный внутрироссийский рейтинг свободы прессы в 1999-2000 годах был составлен под эгидой российского Союза журналистов. Он включал в себя рейтинг свободы производства, получения и распространения информации.

"Когда речь шла о распространении информации, то был очень интересный показатель - какое количество бюрократических подписей нужно получить для того, чтобы открыть киоск по продаже газет. Тогда - вот до сих пор помню - рекорд поставил Омск: там нужно было получить 17 подписей для того, чтобы открыть такой киоск", - рассказывает Симонов.

С тех пор таких подробных исследований в области свободы СМИ в России не проводилось.

"Фонд защиты гласности" в начале апреля представил свои исследования, методика которых, как признает Симонов, пока не очень совершенна. Его эксперты составили карту, отражающую уровни свободы прессы. Полностью свободных зон в России не оказалось.

Критерий эффективности губернаторов

Комиссия Общественной палаты под руководством главного редактора "Московского комсомольца" Павла Гусева два года назад попыталась совместно с ВЦИОМ составить свой индекс свободы слова в России. Однако средств провести общенациональное исследование не нашлось, и пока все ограничилось исследованиями в отдельных регионах.

Как рассказал Би-би-си глава ВЦИОМ Валерий Федоров, главная методологическая особенность составляемого ими индекса состоит в том, что они судят о свободе слова в регионе на основании мнения не только журналистов, но также и жителей региона, и всех, кто работает в сфере масс-медиа, но не является журналистом.

Журналисты, считает Федоров, "очень субъективны и не могут эту проблему посмотреть в комплексе – они часть игры, они часть проблемы в комплексе".

Общественная палата, по словам социолога, намерена заниматься этой проблемой и дальше.

"Более того, Гусев выдвинул идею ввести данные таких измерений в число критериев эффективности губернаторов. Вы знаете, что есть такая система оценки эффективности губернаторов, утвержденная президентом, и раз в год они сдают отчетность, в которой больше полусотни критериев. В основном они статистические, но есть и социологические. Гусев предложил вводить туда и индекс свободы слова в регионе. Мы эту инициативу поддерживаем. Но пока она поддержки на уровне президента не нашла. Надеюсь, когда-нибудь найдет", - говорит Федоров.

Российские эксперты считают, что фактического ухудшения состояния свободы слова за последний год - как зафиксировал Freedom House - в стране не произошло, однако и изменений к лучшему не видно, и нет оснований полагать, что они произойдут в ближайшее время.
Akskl-у
03.05.2013 17:11
196 место заняли Штаты. Россия - это свободная страна. Страна больших возможностей. Freedom House послан на все три буквы.
Daza Net
03.05.2013 11:04
Принять в России Закон об НКО (иностранных агентах), финансируемх из-за рубежа, один к одному к аналогичному в США - укрепим идеологические позиции в России и заткнём рот критиканам как за рубежём, так и либерастам внутри. И вообще, не мешало бы приравнять поставки из-за рубежа финансов, пропагандных материалов в обход правительственных соглашений к нелегальной поставке оружия и инструкций боевым антиправительственным группировкам. Предложить провести это положение через ООН. А!?
Отображены комментарии с 1 по 10 из 48 найденных.

Эксклюзив
20.09.2021
Владимир Малышев
Что показали итоги выборов в Госдуму Российской Федерации.
Фоторепортаж
20.09.2021
Подготовила Мария Максимова
В Центральном Доме Российской Армии проходит выставка народного художника России Евгения Корнеева.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: «Фонд борьбы с коррупцией» А. Навального, Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.