Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
22 января 2020
Как сделать революцию культурной

Как сделать революцию культурной

Аркадий Дубнов / Александр Ломано
05.07.2005

Трудно избавиться от ощущения, что в программе открывающегося сегодня в столице Казахстана юбилейного 10-го саммита Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) таится какая-то «культурная» интрига. А иначе чем объяснить присутствие в составе российской делегации наряду с президентом Путиным, его помощником Сергеем Приходько, директором ФСБ Николаем Патрушевым и главою МИДа Сергеем Лавровым министра культуры и массовых коммуникаций Александра Соколова? Какой вклад в борьбу с террором, сепаратизмом и экстремизмом, а также в обеспечение региональных стабильностей (заявленных в качестве задач саммита) может внести известный музыковед и бывший ректор Консерватории? Внятного ответа на этот вопрос в Астане автору этих строк никто не дал.

Возможно, конечно, и другое объяснение участия российского министра культуры в серьезном геополитическом мероприятии в Астане. Дело в том, и это случайное совпадение, что завтра хозяину саммита ШОС, президенту Казахстана Нурсултану Назарбаеву, стукнет 65 лет. И, конечно же, все высокие гости будут его поздравлять. И кто знает, не станет ли появление известного музыковеда и министра на празднике уже само по себе неким подарком уважаемому юбиляру, который умеет играть на дударе, а также отличается прочими музыкальными талантами.

Что касается формальной повестки дня саммита, то она выглядит фундаментально. «Шанхайцы» озабочены безопасностью в Центрально-Азиатском регионе. Особенно после смены режима в Киргизии и кровавых событий в узбекском Андижане. Шестерка стран, входящих в ШОС (Китай, Россия, Казахстан, Киргизия, Узбекистан и Таджикистан), намерена в Астане принять меры по «расширению потенциалов ШОС, по противодействию современным вызовам и угрозам, включая выработку механизмов совместного реагирования на ситуации, угрожающие миру и стабильности» в регионе.

События в Андижане как раз под этим углом зрения и будут рассматриваться в Астане. Точнее, под тем углом, под которым смотрят на это в Ташкенте, с чем вполне согласны в Пекине и Москве. А посему неудивительно, что в качестве главного «механизма» совместного реагирования «шанхайцы», по сведениям «Времени новостей», рассмотрят учреждение в Оше филиала Региональной антитеррористической структуры (РАТС). Напомним, что Ош - это как раз тот город, где вызревала киргизская революция, в нескольких десятках километров от Андижана.

Однако это предложение вряд ли воспримут с восторгом в Бишкеке. РАТС ШОС, штаб-квартира которой находится в Ташкенте и возглавляется узбекским генералом Касымовым, контролируется спецслужбами Узбекистана. Активность этих структур в пограничных киргизских областях беспокоит Бишкек.

Но это внутренняя «кухня» ШОС, и то, что на ней происходит, вряд ли станет широко известно. Зато достоянием публики станет объявление о приеме в организацию в качестве наблюдателей Ирана, Пакистана и Индии. Эти страны давно «толклись в приемной». Исламабаду и Дели, как поясняют в Москве, дали понять, что условием получения ими статуса наблюдателей должно стать потепление их двухсторонних отношений и поиски мира в Кашмире. Поскольку этот «процесс пошел», то просьба индийцев и пакистанцев удовлетворяется.

Что касается подключения к ШОС Тегерана, то это, как утверждается, повысит международный престиж как иранцев, так и «шанхайцев». Но главным образом это станет асимметричным ответом Вашингтону на его включение Ирана в «ось зла» - Тегеран теперь присоединяется к другой оси. И пусть кто-нибудь скажет, что она не добрая...

«ШОС еще находится в младенческом возрасте»

О перспективах Шанхайской организации сотрудничества «Времени новостей» рассказал специальный представитель президента России по делам ШОС, посол российского МИДа по особым поручениям Виталий Воробьев.

- Решение о создании ШОС было принято в 2001 году, это молодая международная организация. Ее постоянно действующие структуры - Секретариат и Региональная антитеррористическая структура (РАТС) - работают лишь полтора года. Ныне основная работа в организации идет по двум направлениям. Во-первых, укрепляются ее нормативно-правовые основы. Во-вторых, разрабатываются проекты экономического сотрудничества. Ожидается, что в Астане главы государств примут ряд политических решений и подпишут документ, в котором подведут итоги работы за год и дадут ориентиры на будущее.

- В странах ШОС заметна нестабильность - в марте произошла революция в Киргизии, в мае Узбекистан потрясли беспорядки в Андижане...

- Угрозы региональной стабильности и безопасности, проявлением которых стали события в Центральной Азии, заботят всех. Эти проблемы обсуждались на двух встречах глав МИДов, а также на встрече секретарей советов безопасности шести стран, входящих в организацию. На саммите ШОС обязательно уделят этому внимание. Уже есть некоторые наметки, как здесь использовать потенциал организации.

- Но ведь в дни острого кризиса в этих двух странах ШОС так и не проявила себя как весомая сила?

- По отношению к ШОС есть два весьма спорных подхода. Одни считают, что это временное искусственное образование, которое не может быть жизнеспособным в силу большой разнородности и разновесности участников. Другие исполнены «сверхзавышенных ожиданий» - они полагают, что ШОС способна чудесным образом создать нормальную жизнь, стабильность и безопасность в Центральной Азии.

Наряду с этими подходами есть реальность, которая определяет возможности организации. ШОС - это не военно-политический союз и не экономический блок. ШОС еще находится в младенческом возрасте, и многие тяжелые задачи ей пока не по плечу. Тут уместна известная китайская пословица: даже если очень хочется вырастить морковку побыстрее, не надо помогать ей, вытягивая вверх ботву. Приходится считаться с тем, что у стран ШОС разный исторический опыт, неодинаковые возможности, материальные и интеллектуальные ресурсы. Внутри «шестерки» действует принцип консенсуса - если никто не возражает, это и есть решение. Опыт показывает, что договариваться в рамках ШОС возможно, в том числе и по сложным вещам.

- ШОС называли также формой двустороннего контроля Москвы и Пекина за ситуацией в Центральной Азии, инструментом удержания США вне этой зоны. Регион по-прежнему неустойчив, но там появились военные базы США.

- У России с Китаем самое широкое стратегическое партнерство. В Центральной Азии у нас совпадают интересы - обеим странам выгодно, чтобы это был стабильный, процветающий регион. Возникновение там конфликтов, разделительных линий, очагов напряженности не в интересах России и Китая, имеющих исторические связи с Центральной Азией.

Объединения «против кого-то» в современных условиях непродуктивны, они чреваты трещинами внутри самой организации. После начала антиталибской антитеррористической операции в Афганистане в ряде центральноазиатских стран появились базы, как мы их называем, «внерегиональных держав». Обстановка сильно изменилась, ШОС надо к ней адаптироваться. Речь идет не о том, чтобы кому-то насолить, а о взаимодействии ШОС с «внерегиональными державами» по тем вопросам, которые их объединяют. Курс на вытеснение был бы недальновидным, а в исторической перспективе - безрезультатным.

- Есть ли у ШОС тенденция к расширению?

- Это открытая для взаимодействия международная организация. У ШОС появляются новые наблюдатели. В 2004 году такой статус получила Монголия, теперь на саммите в Астане его получат Индия, Пакистан и Иран. Географических пределов для такого сотрудничества нет - страна может находиться где угодно, главное, чтобы она была готова уважительно относиться к ШОС, быть заинтересованной в сотрудничестве с ней. Увеличение числа наблюдателей пойдет на пользу как ШОС, так и странам, получившим этот статус, поскольку проблемы региональной безопасности переплетаются с их интересами. Так, в ближайшее время будет создана контактная группа ШОС-Афганистан. Видимо, в ней найдется место и для участия наблюдателей. В Афганистане надо продолжать борьбу с радикализмом и содействовать экономическому развитию этой страны, чтобы она уходила от выращивания угрожающего нам всем наркотического сырья.

- Может, Афганистан следовало бы наделить статусом наблюдателя в ШОС?

- Все зависит от страны - если она изъявляет желание, то ее заявка рассматривается. ШОС, как и любая солидная международная организация, никого не зовет и не принуждает.

- Есть ли кандидаты на полномасштабное членство в ШОС?

- Сейчас нет, потому что в рамках организации пока не выработана процедура принятия новых членов. Хотя главный уставный документ - Хартия ШОС, этого не исключает.

- В Астане может быть подписано соглашение об антитеррористических мероприятиях ШОС. Не происходит ли подмена дел бумажными договоренностями?

- Такое соглашение уже разработано, готовится еще ряд многосторонних договоренностей для борьбы с экстремизмом, терроризмом, сепаратизмом и наркотрафиком. Эффективность этой борьбы будет нарастать по мере того, как мы будем пополнять копилку необходимых документов. Чтобы в многостороннем плане что-то сделать, нужно иметь общую юридическую базу. Законодательства стран различаются, случается непонимание в силу сложившихся внутренних традиций. Идет создание банка данных для совместной борьбы с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом.

- Как развивается экономическое сотрудничество внутри организации?

- Экономической проблематикой ведает в основном Совет глав правительств. Осенью его заседание пройдет в Москве. В рамках ШОС одобрена долгосрочная - на 20-25 лет - программа экономического сотрудничества. В 2004 году был принят план реализации этой программы, который включает около 130 позиций. Видимо, в этом году главы правительств уже рассмотрят некоторые конкретные проекты.

Создается неправительственная негосударственная структура - Деловой совет ШОС. Надеемся, что эта работа будет в основном завершена к саммиту в Астане. Активно идут переговоры о создании Фонда развития ШОС, способного обеспечивать финансирование проектов организации. Там должны быть задействованы деньги предпринимателей, частных и банковских структур.

- Тем не менее китайская мечта о превращении ШОС в зону свободной торговли кажется нереалистичной...

- А ШОС и не ставит перед собой цели создания зоны свободной торговли. В долгосрочной программе записано, что целью экономического сотрудничества является создание благоприятных условий для свободного движения ресурсов, капиталов, людей. Это сложное дело, поскольку члены «шанхайской шестерки» состоят в различных экономических объединениях. Две страны, Китай и Киргизия, уже присоединились к ВТО, тут еще наслаиваются экономические режимы ЕврАзЭС, СНГ, недавно созданной Организации центральноазиатского сотрудничества. Помогает общее стремление найти конкретные решения, интересные всем.



Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
17.01.2020
Андрей Соколов
Почему оппозиция так переполошилась после Послания Путина?
Фоторепортаж
16.01.2020
Подготовила Мария Максимова
Дары, которые получали представители нескольких поколений семьи Романовых, сегодня можно видеть на выставке.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».