Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
6 июля 2020
Арктика в стратегии Трампа

Арктика в стратегии Трампа

О программе развёртывания американцами ледокольного флота и военно-морских баз в Арктике
Дмитрий Минин
25.06.2020
Арктика в стратегии Трампа

В стремлении «сделать Америку снова великой» упорства Д. Трампу не занимать. В условиях, когда прямое крупномасштабное использование военной силы где-то на Ближнем Востоке, к чему американский президент склонялся, в силу нахлынувших событий стало невозможным, он ищет другие пути решения этой задачи.

Не будучи особенно религиозным, президент США, например, вдруг ангажировался на фронте «защиты веры». Ещё одним направлением внешней экспансии, которому глава Белого дома в последние дни придал резкое ускорение, стало установление контроля над Ближним Востоком будущего – Арктикой с её богатейшими углеводородными ресурсами.

9 июня 2020 г. Трамп подписал меморандум «О защите национальных интересов США в Арктическом и Антарктическом регионах». Главный упор в нём сделан на необходимости создания и полного развёртывания к 2029 году «боеспособного» (в интересах ВМС) ледокольного флота в составе трёх тяжёлых и трех средних современных ледоколов, а также на создании в прилегающей к Арктике зоне четырёх баз ВМС США (двух зарубежных и двух расположенных на американской территории). В Белом доме не скрывают, что данный указ, как и другие американские шаги в Арктике, вызван опасениями США по поводу усиления в регионе позиций России и Китая и направлен в первую очередь против них.

На период до 2029 г., согласно меморандуму, в целях обеспечения американских интересов в Арктике допускается аренда судов ледокольного класса у союзников (норвежцев, датчан, англичан). Почти одновременно с изданием данного указа было заявлено об открытии американского консульства в Нууке, главном городе пока ещё датской, но движущейся к независимости Гренландии. По этому поводу госсекретарь М. Помпео заявил, что данный шаг является частью стремлений США «обеспечить стабильность и устойчивое развитие в регионе».

В экспертном сообществе почему-то преобладают довольно скептические оценки намерений Вашингтона. Дескать, США сильно опоздали с развёртыванием своей арктической программы и наметили цели по созданию ледокольного флота, с одной стороны, слишком оптимистические с точки зрения возможностей производства, с другой – недостаточные с учётом количества ледоколов, имеющихся у России.

Действительно, российских судов подобного типа насчитывается около 40, осуществляется обширная программа по строительству более мощных и современных ледокольных судов, в том числе такого гиганта, как «Лидер». Разве смогут шесть американских ледоколов, если они и будут построены к 2029 году, тягаться в Арктике с российской мощью?

И вот тут впору призвать некоторых авторов отказаться от неоправданного шапкозакидательства, чтобы не получилось, как с космосом. Технологический уровень американского ВПК вполне позволяет произвести в намеченные сроки запланированную серию ледоколов, не уступающих по своим мореходным качествам российским. Что же касается количества данных судов, то оно определяется задачами, которые ставят американцы. Много ледоколов им не надо, поскольку участвовать в развитии российского Северного морского пути (СМП) или проводке через него транзитных грузов они не собираются. Не намереваются они, похоже, развивать и Северо-Западный проход, проходящий в основном через канадские территориальные воды. США не очень интересуются торговыми путями вне их зоны контроля. В чём же тогда может состоять задача группировки из трёх тяжёлых и трех средних ледоколов?

По всей видимости, она состоит в обеспечении значительного силового преимущества в двух ключевых точках – у входа на СПМ и выхода с него, то есть  в Атлантике между Гренландией, Исландией, Норвегией и в Беринговом проливе между Северным Ледовитым и Тихим океанами. Как предполагают американцы, СМП может быть поставлен под контроль не только в случае значительного усиления военной напряжённости, но и, например, в связи с введением очередного пакета санкций против России. В этом случае в задачу двух ледокольных групп (тяжёлый и средний корабль) при одной группе в резерве будет входить проведение в период навигации в достаточно спокойной ледовой обстановке мощных американских 6-го и 7-го флотов к оконечностям Севморпути.

Для решения этой задачи запланированная Вашингтоном ледокольная программа является, как там считают, вполне оптимальной. А военный надводный флот США пока ещё доминирует над всеми остальными флотами мира, вместе взятыми.

6-й флот в Атлантике – это две авианосные группы с 65-85 самолётами в каждой и группами сопровождения по 6 крейсеров и эсминцев, не считая более многочисленных фрегатов и корветов. Три больших десантных корабля-вертолётоносца, противолодочные корабли и подводные лодки, группа обеспечения. В момент максимального усиления в состав флота входили более 40 надводных кораблей, в том числе 2 авианосца, 4 атомные подводные лодки, 175 самолётов и 21 000 военнослужащих.

7-й флот в Тихом океане на пике был самым крупным объединением передового базирования. Включал в свой состав 50-60 кораблей различных типов, в том числе до 3-4 авианосцев, 350 самолётов, а также 60 000 военных моряков и морских пехотинцев.

Что касается создания четырёх новых баз ВМФ США в зоне Арктики, то главная из них будет находиться в Сиэтле, вторая, очевидно, на Аляске. Из двух зарубежных – одна в Норвегии, вторая, вероятно, в Гренландии (после того как этот остров будет фактически инкорпорирован в состав США).

Располагая свою арктическую группировку таким образом, Вашингтон рассчитывает также подорвать интерес к использованию СМП у Китая, который мог бы стать крупнейшим перевозчиком грузов на этом маршруте. Пекин крайне болезненно относится к тому, что его торговые пути находятся под американским контролем и, если увидит, что от этого не свободен и Севморпуть, то может предпочесть продолжить использование сухопутного Шёлкового пути.

Направленность подхода США к использованию своего ВМФ против российских интересов в Арктике угадывается и по характеру последних и самых крупных совместных американо-британских военно-морских манёвров в мае 2020 г. в Баренцевом море. Туда американские военные моряки не заходили с середины 80-х гг. ХХ века.

При этом они и не пытались зайти в основную зону СМП, а отрабатывали массированный выход и размещение на его «западных воротах». Одна из причин вторжения в Баренцево море состояла в том, чтобы «обеспечить свободу навигации», подчёркивалось в заявлении Военно-морских сил США.

Из этого следует, что для надёжной реализации Россией на суверенных началах новых возможностей, открывающихся перед ней в Арктике, одних ледоколов мало. Нужен ещё и мощный надводный военный флот. Каким бы дорогим ни казалось развитие таких стратегических программ, как строительство современных эсминцев с возможностями крейсера или тяжёлых авианосцев типа «Шторм», без них обеспечить «прирастание могущества России Арктикой» будет крайне сложно. 




Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

суржик
25.06.2020 18:02
Рожа треснет у этих амеров. К тому времени когда они должны построить ледокольный флот той америки уже не будет. Произойдёт закат империи и что то гавкать и кому то угрожать будет не с руки. Дай бог чтобы они сохранились в таком виде в каком сейчас, а то и этого не будет.

Эксклюзив
25.06.2020
Владимир Крупин
Актуальные «крупинки» известного писателя.
Фоторепортаж
17.06.2020
Подготовила Мария Максимова
Главархив Москвы и центр госуслуг «Мои Документы» запустили виртуальный музей, посвященный Великой Отечественной.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».