Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
16 сентября 2021
Запад готовится к войне. А мы?

Запад готовится к войне. А мы?

Итак, свершилось. То, о чем догадывались, то, в чем подозревали, то, чему имелись косвенные доказательства, то, в чем прямо обвиняли нынешнюю администрацию США, нашло подтверждение. Подтверждение в чрезвычайно ценных для истории свидетельских показаниях ф
Юрий Болдырев
19.09.2007
Запад готовится к войне. А мы?
Итак, свершилось. То, о чем догадывались, то, в чем подозревали, то, чему имелись косвенные доказательства, то, в чем прямо обвиняли нынешнюю администрацию США, нашло подтверждение. Подтверждение в чрезвычайно ценных для истории свидетельских показаниях фактического участника событий, в прошлом одного из самых влиятельных людей в американской государственно-политической и финансовой системе - отставного главы Федеральной резервной системы США.

 



Что из этого следует для нас?



Итак, Алан Гринспен, экс-глава Федеральной резервной системы США, в своих мемуарах утверждает, что вторжение в Ирак было осуществлено администрацией США преимущественно по экономическим соображениям. Главный вопрос – нефть, контроль за ее добычей и поставками. Пентагон, разумеется, опровергает эти обвинения, но чего стоят такие опровержения?



Любопытно, что даже и после такой информации у нынешней администрации США и у США как государства, проводящего, что очевидно на этом примере, абсолютно эгоистическую и агрессивную политику, находятся защитники. Их логика проста: даже если это и правда, и война действительно была начата из-за нефти, это, тем не менее, было оправдано. Ведь не могли же США допустить, чтобы какой-то ближневосточный диктатор срывал обеспечение великой державы необходимыми ей для развития энергетическими ресурсами?



Здесь нам важно подчеркнуть, что "не могли же" именно США, это государство и стоящее за ним общество в целом, а не их конкретная, сколь угодно некомпетентная (в чем и внутри США Буша многие обвиняют) администрация. Не могли потому, что на протяжении столетий защита своих национальных интересов, невзирая ни на чьи интересы еще, невзирая ни на какие международные нормы и правила – основа реальной политики этого государства. Как это ни печально признавать таким людям, как я, испытывающим искреннюю симпатию ко многим чертам и сторонам жизни (хотя, разумеется, не ко всем) американского народа.



К общей картине глобального кризиса ранее сравнительно устойчивой системы мирового порядка стоит добавить новые заявления высокопоставленных официальных лиц, прозвучавшие уже из Германии и Франции – о необходимости действовать в отношении Ирана (пока все еще не оккупированного западной цивилизацией) в обход ООН, о необходимости выработать и применит свою систему санкций к Ирану, в обход ООН, а также даже о необходимости готовиться к худшему, то есть - к войне. Откуда такие воинственные заявления, и что за ними скрывается? Действительно ли это страх перед непредсказуемостью иранского режима, будь он вооружен ядерным арсеналом, или же в основе что-то иное?



Непредсказуемость иранского режима для западной цивилизации и западных специалистов действительно налицо. И понятно - он имеет совершенно иную основу и иной характер. И плюс - лишь минимально включен в систему финансово-экономических связей, неоколониальных в своей основе, которыми Запад опутал практически весь мир. Но после вторжения США в Ирак, об истинной подоплеке которого свидетельствует теперь уже и Алан Гринспен, уместно ли утверждать, что именно иранский режим агрессивен и несет опасность для всего мира?



Скорее, дело в другом. Начать стоит с того, что в обоих ключевых европейских государствах на нынешнем этапе их развития к власти пришли не просто правые, но фактически еще и проамериканские силы, о чем совершенно открыто говорилось еще на этапе соответствующих избирательных кампаний. Взаимная поддержка с США во всем, в том числе, в жестком отстаивании глобальных интересов Запада – основа их нынешней политики.



В этих условиях нам рассчитывать на то, что удастся сыграть в свою пользу на противоречиях в интересах между США и европейскими лидерами, а также между европейскими лидерами и проамерикански настроенными новыми членами Евросоюза – не приходится. Во всяком случае, пока у власти в Германии и Франции правые. Еще точнее, пока там у власти именно проамерикански настроенные правые.



И вот здесь очень важна публично озвучиваемая философия нашей позиции.



Являемся ли мы европейским государством, в том понимании, что культура наша на протяжении веков формировалась именно как христианская, как культура одной из, пусть самобытных, но все же ветвей европейского христианства? Разумеется. Ценим ли мы свою связь с Европой, дорожим ли европейскими ценностями? Разумеется, хотя и не принимаем их абсолютно, тем более, если речь заходит о ценностях сомнительных или мнимых, типа агрессивного насаждения гомосексуальности (прикрываемой толерантностью) и тому подобного. Хотим ли мы установления максимально тесных, взаимно открытых и доверительных отношений с Евросоюзом, вплоть до долгосрочного экономического и военно-политического союзничества? Скорее да, чем нет. Но только хочет ли того же Европа?



Аналогично и применительно к США. Считаем ли мы США в культурном смысле европейским государством? Разумеется. Чувствуем ли мы в связи с этим родственную связь с этим народом и государством и готовы ли к весьма тесному взаимодействию и сотрудничеству, к высокой степени взаимопроникновения? Да, причем неоднократно заявлявшаяся и демонстрировавшаяся ранее позиция руководства нашего государства в этом вопросе, с моей точки зрения, даже и заходила за грань здравого смысла. И что же, встречаем ли мы в ответ столь же искреннюю готовность к равноправному сотрудничеству и взаимопроникновению? Отнюдь. И нам всем важно понимать: не встречаем не потому, что мы какие-то особенные, но потому, что равноправное сотрудничество с кем бы то ни было в принципе не в традициях США. В качестве примера напомню: компетенция Гаагского трибунала не распространяется на граждан США, но распространяется на граждан тех же Германии и Франции. И великие европейские державы, извините, утираются и помалкивают…



Но применительно к нам, действительно, общая, неизменная в своей основе внешнеполитическая линия США приобретает особые черты. И понятно: без малого полувековое ядерное противостояние из памяти не выбросишь. Но если бы только это – еще полбеды.



Еще важнее другое: столько природных ресурсов пропадает - то есть, находится не под контролем и управлением США, жизненно нуждающихся в этих ресурсах! И добро, если Россия формально считается суверенной, но все свои ресурсы послушно отправляет на Запад. А если она всерьез их перенаправит на Восток и Юго-Восток? А, еще хуже, если сама начнет развиваться и использовать свои ресурсы для собственного развития? И тогда вроде и близок локоток, да не укусишь. Вроде и есть на Земле ресурсы, но не для развития США или, как минимум, не прежде всего для развития США. Как с такой перспективой смириться? Тем более, пока ты еще единственная в мире сверхдержава, пока ты еще сильнее всех, при тенденции стремительного нарастания мощи соседей и конкурентов, прежде всего, Китая? Выход для США, в рамках их традиционной и ныне реализуемой парадигмы развития, один – действовать стремительно, здесь и сейчас. Завтра – будет поздно.



Но можем ли что-то противопоставить этому мы, и если можем, то что именно?



Прежде всего, есть такое понятие, как волшебная сила слова: необходимо называть в этом мире все как оно есть, без излишней дипломатичности. И для внутреннего потребления и прояснения в собственных мозгах, и для потребления внешнего – на международной арене. И важные шаги в этом отношении сделаны, начиная, как минимум, с известной мюнхенской речи нашего президента.



Преступления надо называть именно преступлениями. И организационные усилия необходимо прикладывать, в том числе, для создания международных судов по осуждению, пусть пока и заочному, военных преступников, неспровоцированно совершивших агрессию против Ирака, а ныне готовящих ее против Ирана.



И надо трезво понимать, с кем в этом мире в реально сложившейся ситуации мы в одной лодке. Как бы нам ни нравились и ни казались симпатичными, передовыми и продвинутыми и даже исторически и родственно близкими те, кто на самом деле в лодках других. Мы – вместе с теми, кого хотят, извините, скушать. Мы – те, в чьих руках нефтегазовые и иные природные ресурсы, включая пресную воду, леса и пашни. И как ты ни пытайся прыгнуть выше головы, в другую лодку не перепрыгнуть. И судьба у нас в этом смысле с тем же Ираном либо общая (в том смысле, что будем вместе защищаться от ныне уже неприкрыто демонстрирующего свою агрессивность Запада), либо своя, но тогда - крайне печальная…



Конечно, америк я не открываю, и у многих в нашей власти в той или иной степени осознание тяжелых реалий современного мира есть. И создание в свое время Шанхайской организации сотрудничества, демонстрирующей свою привлекательность – шаг глубоко верный. Но недостаточный. На очереди и принятие в эту организацию Ирана, тем более что сам Иран всячески демонстрирует свою заинтересованность в этом. Что нам мешает это сделать? Запад отговаривает, Вашингтон не разрешает? И мы их будем слушать именно по тем вопросам, где наши интересы вступают в прямое противоречие?



Но внешняя политика, как известно, продолжение внутренней. У нас же – парадокс: внешняя политика все более здравая и национально ориентированная, политика же внутренняя и экономическая (вся экономическая, включая и внутреннюю, и внешнюю) – все еще в основном в фарватере наших фактических противников.



И речь не только о продолжении абсурдной игры в не в меру раздутые золотовалютные резервы и о связанных с этим потерях, и не только о продолжении, без преувеличения, преступной мыльной оперы нашего столь настойчивого стремления вступить ВТО. Есть в нашем обществе и стремительно разрастается глобальная социальная трещина. А в братство и сплочение грабителей и ограбленных я не слишком верю.



Да, нам не до революций, и не надо нам их. Но только если у верхов тоже достанет здравого смысла понять, что революций и им не надо, а за мирное эволюционное развитие придется заплатить. И, в отличие от всей нашей новейшей предыстории, заплатить за мир и возможность сплочения общества перед лицом стремительно нарастающих внешних угроз должны не низы, а верхи. И, по возможности, добровольно.



Достанет ли у наших верхов здравого смысла, осознания масштаба нарастающих внешних угроз и ответственности, чтобы это понять?



Запад готовится к войне. А мы готовимся? Мы готовимся к тому, чтобы не стать легкой добычей, и тем самым войны не допустить?

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
14.09.2021
Валерий Панов
Экономика России и либеральные СМИ.
Фоторепортаж
13.09.2021
Подготовила Мария Максимова
Новая Третьяковка открыла осенний сезон масштабной выставкой Юрия Пименова.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: «Фонд борьбы с коррупцией» А. Навального, Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.