Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
20 октября 2020
Приметы времени

Приметы времени

Юрий Болдырев
17.12.2007
Приметы времени
«Как время мчится, и с ним не поспоришь…», - так пелось в песне. Что ж, со временем, действительно, не поспоришь, имея в виду ход времени, невозможность его остановить. Что же касается тенденций, развивающихся во времени, их, как минимум, стоит фиксировать, например, по каким-то замеченным приметам.
Итак, выборы закончились, ситуация прояснилась – расклад политических и общественных сил очевиден. Произошло выдвижение «преемника» - опять же дальнейшее прояснение ситуации. «Преемник» не замедлил заявить о механизме преемственности – предложил пост премьера в будущем правительстве нынешнему президенту. Казалось бы, все ясно, сюрпризов не ожидается?
Но обращает на себя внимание содержание основных теледискуссий на прошедшей неделе.
Нет, это не вопрос о том, в какой степени и в чем может отличаться будущая политика тандема «Медведев-Путин» от нынешней политики Путина. И, тем более, не вопрос об отличиях будущей политики этого тандема от политики других кандидатов на пост президента – Зюганова, Жириновского и других – нет, подобный вопрос даже и в принципе не рассматривается. Видимо, в силу абсолютной неуместности самого предположения о возможности победы на предстоящих выборах кого-либо еще, кроме тандема «Медведев-Путин». Нет, в качестве основного дискуссионного и вызывающего озабоченность политологической общественности выдвинут вопрос о том, как же нынешний президент станет не первым, а вторым человеком в государстве? Может быть, реальный центр власти автоматически переместится в правительство? Но тут же отмечается, что нынешний президент неоднократно выступал против подобного перераспределения полномочий.
Тем не менее, в целом, похоже - сторонники сохранения нынешнего курса государства, проголосовавшие за это на прошедших парламентских выборах, могут быть спокойны. Делается все для того, чтобы они были уверены в будущем и еще раз подтвердили свой выбор на предстоящих выборах президентских. Столь же спокойны могут быть и сторонники перемен радикальных – таковых, вроде бы, не ожидается, и потому нечего и суетиться. Расклад сил по результатам парламентских выборов таков, что трудно себе представить, что могло бы радикально изменить предпочтения избирателей за оставшиеся до выборов три месяца. И даже предстоящий дальнейший рост цен, прежде всего, тарифов на энергоносители и жилищно-коммунальное хозяйство, вряд ли что-то изменит. Уровень поддержки, конечно, может и снизиться, но действия оппозиции, как и в 2004-м, вполне похожи на, в принципе, вполне согласованные с властью, никоим образом на деле не направленные на завоевание победы. Во всяком случае, ни малейшей попытки радикальной оппозиции выдвинуть альтернативного кандидата не узко партийного и идеологически не для всех приемлемого, а хотя бы теоретически способного собрать широкое народное большинство, не замечено.
Несколько менее понятно, будут ли учтены интересы сторонников перемен не радикальных по методам, но существенных по содержанию. В частности, голосовавших за «Справедливую Россию» и Аграрную партию. Эти партии, как известно, поддержали выдвижение Дмитрия Медведева на пост президента. Но было ли оговорено это выдвижение какими-либо условиями в части корректировки социальной и экономической политики, не известно. Похоже, что не оговорено, во всяком случае, не оговорено публично.
Тому есть несколько объяснений. И первое среди них – слишком малое количество голосов, собранных этими партиями и, соответственно, количество мест, полученных «Справедливой Россией» в Думе (аграрники, как известно, в Думу не прошли). Эта позиция, видимо, не позволяет изначально выдвигать свои условия поддержки кандидата. Естественно, возникает вопрос, зачем же тогда спешить с заявлением такой поддержки, даже если кандидат и представляется адекватным? Почему не использовать, пусть слабую, но все же возможность последующей (уже в ходе кампании) поддержки условной, то есть, обусловленной обязательствами по, как минимум, смягчению социального курса? К сожалению, эта возможность уже не использована. Почему – нам не известно.
Оптимистическая версия: может быть, руководители этих партий, осознавая, что находятся в меньшинстве, не позволяющем оказывать влияние с позиции силы, предпочли обеспечить своим партиям, как минимум, доброжелательный контакт с будущим президентом. Что, в принципе, теоретически может позволить им в будущем пытаться убедить властителя в целесообразности и необходимости тех или иных действий в интересах их избирателей. Пессимистические (а кто-то сочтет, что и просто более реалистические) версии приводить не буду – в силу их очевидности.
Тем не менее, жизнь не стоит на месте, и те или иные тенденции дальнейшего движения проявляются и сейчас.
В частности, обращает на себя внимание недавнее заявление на форуме Global Investment and Finance Forum нашего министра финансов Кудрина о «безусловной» необходимости нашего скорейшего вступления в ВТО. И далее о том, что «эффективная ставка защиты рынка» в России будет около 10%, в то время как в США и ЕС этот показатель находится на уровне 3–4%...
Что тут скажешь, спорить с Кудриным, обвинять вице-премьера и министра финансов в некомпетентности – объяснять ему, что здесь важно не только количество, но и качество (что именно и каким образом защищается, в частности, обеспечена ли надлежащая защита, прежде всего, отраслей, определяющих научно-технический прогресс и подлинный суверенитет государства) - бессмысленно. Во всяком случае, если это и некомпетентность, то не от стремления понять, найти истину, но неспособности это сделать, а, скажем так, «некомпетентность» вполне сознательная. Соответственно, вопрос не в Кудрине, а в тех, кто его продолжает держать на важнейшем государственном посту и, похоже (во всяком случае, у нас недостаточно оснований предполагать обратное) будет удерживать на ключевых госдолжностях и после выборов президента. Что ж, сторонников «стабильности» можно поздравить: проголосовали за «сохранение курса» - получите.
Другая зримая примета времени – появление отца-наставника нашего министра финансов (ныне – главного электроэнергетика) в эфире ТВЦентра. Причем, не по вопросу своей непосредственной компетенции, а по вопросу общечеловеческому и даже моральному. Чубайс у нас теперь, оказывается, авторитет еще и в вопросах борьбы с алкоголизацией населения.
В условиях свободы слова и независимости СМИ, конечно, каждый может выступать с чем хочет и когда ему заблагорассудится. Но в наших условиях представление по одному из центральных телеканалов недавнего главного «врага» власти (если не ошибаюсь, именно так подавались «реформаторы 90-х» в ходе недавней парламентской кампании) в качестве авторитета в моральной сфере – согласитесь, тоже немаловажная примета времени. О переназначении Кириенко – также одного из символов «проклятых девяностых» и одного из основателей СПС – я писал в прошлой колонке. Если это – уже выраженная тенденция, похоже, спокойнее всех могут быть сторонники СПС (не формальной партии, а идеи сохранения этих «реформаторов» во власти) – будем с неподдельным интересом наблюдать за дальнейшим развитием этой тенденции.
Любопытна также подача в наших СМИ реакции Запада на выдвижение «преемника». Авторитетом у нас теперь по этому вопросу является не кто иной, как госсекретарь США Кондолиза Райс. В том смысле, что ее позитивная оценка кандидата в президенты России, надо полагать, должна укрепить наш народ в готовности отдать свои голоса за сохранение курса. При этом, небывало за всю новейшую историю «прохладные» отношения между нашей страной и США, видимо, во внимание приниматься не должны. Хотя, казалось бы, в условиях последовательных и фактически неприкрыто враждебных действий США по отношению к нашей стране (от дальнейшего расширения НАТО и размещения противоракет вблизи наших границ до продавливания скорейшего объявления и признания «независимости» нового форпоста США в Европе - Косово), такая похвала могла бы вызвать у наших избирателей, как минимум, противоречивые чувства.
Вопрос здесь, понятно, не в личности и политической ориентации Медведева, но в очевидно наблюдаемом повороте в работе наших подконтрольных государству СМИ: от представления власти как способной жестко противостоять Западу в вопросах защиты наших жизненных интересов до представления этой же власти как мудро-компромиссной, способной с Западом «договориться»… Одновременно и смена акцентов в подаче последствия признания Западом независимости Косово. Если раньше, еще год-полтора назад, мы недвусмысленно давали понять, что Косово станет безусловным прецедентом и вызовет неминуемые адекватные действия России по отношению к Абхазии и Южной Осетии, то теперь говорим в основном более обтекаемо – лишь о недопустимости разрушения всей системы международного права и опасности дестабилизации на Балканах. К чему бы такой поворот?
Если это все тенденция, то чем обусловленная и, главное, к чему нас ведущая? Во всяком случае, если это «сохранение курса», то, скорее, курса, ассоциирующегося у нас с теми самыми, уже подвергнутыми всяческому остракизму 90-ми…
И единственная примета, которая могла бы обнадеживать – это сначала «утечки» (еще в ходе избирательной кампании) информации о предполагаемом в ближайшие дни подписании акта о создании с Белоруссией союзного государства уже всерьез, а затем и визит чуть ли не всей российской высшей власти одновременно в Белоруссию.
Формально такая представительность объяснима: это первый и единственный официальный государственный визит президента Путина в дружественную Белоруссию. Неформально же, конечно, хотелось бы ожидать от такого визита большего. В частности, решения, наконец, вопроса об объединении наших государств. Когда еще этот вопрос может быть решен, если не в период передачи власти от одного президента России другому? И какой пост «психологически» (а, напомню, именно этим аспектом процесса передачи власти вдруг сейчас все так озаботились) мог бы больше подойти уходящему президенту России, нежели пост лидера и объединителя земель русских (пусть даже и совместно, дуэтом с президентом Белоруссии)?
Предстоящая кампания по выборам президента России не обещает быть особенно бурной и интересной. И вся интрига, казалось бы, уже наперед известна, выдана заранее. Что не вполне типично. Так, может быть, основная интрига, все-таки, будет другая?
Напомню, президент Путин своего согласия на предложенный ему пост премьера в будущем правительстве пока не дал. И, может быть, у нас еще есть шанс на то, что главной интригой будет все-таки разворачивающееся непосредственно в процессе президентской кампании объединение наших государств?
Если это случится, хотя шансов на это и немного, личности обоих президентов – и России, и Белоруссии – станут действительно историческими. И совсем с иной оценкой потомками, нежели личности президентов Горбачева и Ельцина.
Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
15.10.2020
Николай Черкашин
О священниках, прошедших горнило Великой Отечественной, рассказывает новая выставка.
Фоторепортаж
19.10.2020
Подготовила Мария Максимова
В России открыт новый туристический маршрут.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».