Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
20 октября 2020
Придется стать сильными

Придется стать сильными

Юрий Болдырев
30.01.2007

В центре внимания продолжает оставаться накаляющаяся атмосфера взаимоотношений с Эстонией. Намерение вынести из центра Таллина памятник советскому воину-освободителю от фашизма вызывают естественное возмущение в России. Это и явное оскорбление памяти погибших, и недвусмысленная провокация. Но что дальше?

Дальше возникает вопрос, что мы можем – только поговорить или же еще и что-то сделать?

Начать придется с того, что можем мы намного больше, чем это нам до сих пор кажется. Представить себе счастливую и всем обеспеченную жизнь Эстонии в случае, если Россия принципиально прекращает с ней какие-либо экономические взаимоотношения, согласимся, можно. Но, тем не менее, очевидно, что в случае наших жестких и долгосрочных санкций проблемы у многих в Эстонии возникнут.

Участившиеся в наших СМИ разглагольствования политиков и экономистов о том, что экономические санкции, якобы, никогда не приводят к результату – изначальная и абсолютная неправда. Действительно, ваши санкции по отношению к конкретному государству могут и не вести к тому, что оно согласится на предъявляемые ему требования. Классический пример несгибаемого оловянного солдатика – Куба. Но стоит заметить, что результат все равно достигается - по отношению не только к тому, на кого распространяются санкции, но и по отношению к широкому кругу государств, вынужденных в своей политике учитывать вашу готовность жестко и последовательно отстаивать свои интересы. Как обзаведение вами ядерным оружием снимает в значительной степени угрозу непосредственной широкомасштабной агрессии против вас, так же в ряде случаев своевременные жесткие и последовательные действия в сфере экономики могут ограничить количество желающих вести себя уж совсем без учета ваших интересов. Но, разумеется, все это относится лишь к случаю, когда в экономических контактах с вами заинтересованы.#!#

А что обсуждалось на ключевых саммитах последнего времени и в Давосе? Вопрос энергобезопасности. И как одна из ключевых угроз – возможный рост цен и перспектива наращивания странами-экспортерами их экономического и оборонного могущества. Об этом открытым текстом говорится именно как об угрозе. Значит, очевидно, козыри в руках у нас сейчас есть, и вопрос в том, чтобы правильно ими сыграть.

Но также очевидно и другое: никто не хочет мириться с тем, что такие козыри в наших руках. Эти козыри – возможность распоряжаться своими природными ресурсами и самим регулировать их поток на внешний рынок - будут из наших рук выбивать всеми возможными способами.

Нас недвусмысленно предупреждают, что не позволят использовать энергетику "как оружие шантажа". Но мы-то, со своей стороны, позволяем в качестве такого оружия использовать даже всякие уж совсем ныне абсурдные штуки типа "поправки Джексона-Вэника"? Таким образом, важно не что именно мы намерены использовать и на каком основании, а можем ли мы использовать вообще хоть что-нибудь?

Например, Китай может и бросает США недвусмысленный вызов, сбивая ракетой свой старый спутник и тем демонстрируя способность иметь космическое оружие. "Какое безобразие!" - возмущаются США. Но разве гонку космических вооружений начал Китай? Теперь, после Югославии, Афганистана и Ирака объяснить здравомыслящим лидерам суверенных государств, почему они не должны стремиться обзавестись оружием сдерживания (массового уничтожения, высокоточным стратегическим, а теперь еще и космическим) – практически невозможно. Ибо никаких иных способов сохранения суверенитета им не оставили.

Европа скажет нам, что она теперь едина, и санкции в отношении Эстонии будут рассматриваться как недружественный шаг по отношению ко всей Европе. И наши здесь, похоже, готовы будут поджать хвост. Но почему не повернуть вопрос наоборот: если вы такие единые, то действия Эстонии Россия вправе рассматривать как недружественные действия всей Европы?

Дальше начинается наш внутренний раздор, старая песня про опасность самоизоляции и возрождения "железного занавеса". Но почему Китай не боится "самоизоляции" - только ли потому, что он большой? Или совсем по другой причине – потому что преисполнен решимости быть сильным и последовательным?

К сожалению, мир вновь поляризуется. Делится он отнюдь не по идеологическому признаку, и выбирать себе команду не приходится. Тем, кого намерены скушать, могут очень нравиться взгляды и манеры поведения хищников, но даже если манеры потенциальной жертвы станут совсем идеальными, хищники от этого не перестанут относиться к ней как к возможной добыче.

В этих условиях мы, вроде бы, демонстрируем готовность защищать свое, включая могилы отцов. Но достаточно ли этого? А осуждать и наказывать тех, кто откровенно предавал наши интересы, мы не собираемся, хотим как-нибудь так обойтись?

Вдумаемся. Недавно сообщили, что в Ираке весной будет принят закон, по которому основные месторождения нефти будут переданы на тридцать лет в разработку на режим соглашений о разделе продукции. И даже основные претенденты называются те же, что были и у нас: "Шелл" и "Эксон-Мобил" (фактические совладельцы наших "Сахалина-2" и "Сахалина-1"). Это значит, что в результате двух войн и последующей оккупации Ирака США получили то, чего у нас им чуть более десяти лет назад удалось уже почти добиться (если бы поперек тогда буквально костьми не лег первый, выборный состав Совета Федерации) без единого солдата на нашей территории. И нашим предателям это можно так вот запросто простить?

О каком национальном возрождении, о какой готовности отвечать на вновь нависшие масштабные угрозы можно говорить без привлечения к ответственности или хотя бы внятного публичного осуждения предателей?

Чем отвечают на главный нынешний глобальный вызов Китай, Индия, Иран – мы видим. Чем же отвечаем мы – единством, национальной солидарностью и сплоченностью? Для этого мало правильной риторики и команды сверху – нужны моральные основания и поддерживающие их экономические и социальные решения. А вот с этим у нас совсем плохо.

Так, если мы возьмемся вводить всерьез экономические санкции против тех, кто бросает вызов памяти наших отцов, естественно, должен встать вопрос о том, чтобы не страдали наши предприниматели и работники. Но разве у нас в нынешних условиях возможно решить этот вопрос честно и разумно? Масштаб всеобъемлющей коррупции таков, что любые компенсации все равно осядут в карманах горстки олигархов...

Зримая черта нашего времени: на все радиостанции, где обсуждаются куршавельские похождения наших "трудоголиков", звонят "продвинутые" слушатели, даже не пережевав проглотившие то, что в них вбивали СМИ последние полтора десятилетия, и заявляют, что наши олигархи так "палят" свои деньги потому, что им "не обеспечена стабильность прав собственности". То есть, по этой логике выходит, что мало нам согласиться с такой даже не приватизацией, а прямым ограблением - "Норильский никель" был не приватизирован, а практически просто украден у нас с вами через заведомо незаконную и притворную сделку. Мы теперь, оказывается, должны еще охранять и защищать собственность олигархов. И тогда они, может быть, перестанут растлевать наших детей…

Конечно, благородно и правильно защищать свои могилы и памятники за рубежом, в том числе, в Эстонии. Но напомню: "Норильский никель" - вообще стоит на костях. На костях тех, кто своим подневольным трудом в лагерях ковал нашу победу в войне, а также последующий ракетно-ядерный паритет с США. Но если германские концерны, независимо от смены собственников, до сих пор выплачивают компенсации невольникам, работавшим на них во время войны, то у нас вопрос о каких-либо обременениях практически открыто краденной бывшей общенародной собственности даже не возникает. И какова тогда цена нашей заботе о памятниках и могилах за рубежом?

Да, объясняют нам, трудно ожидать от нынешних наших миллиардеров социально ответственного поведения. Это же "новые" деньги. А вот когда вместо "новых" денег появятся "старые", то есть, когда их владельцами станут дети нынешних мошенников, вот тогда у нас все само собой станет как во Франции – "новые" деньги будут несопоставимо более социально ответственными. Хочется верить, но только доживем ли? Кто-то всерьез предполагает, что Запад в своем стремлении взять наши природные ресурсы под свой контроль войдет в наше положение и подождет, когда мы окрепнем?

Более того, а какие у нас есть вообще основания считать, что гипотетические будущие "состарившиеся" деньги в наших условиях станут более социально ответственными, нежели сейчас? На чем основаны эти романтические "мечтания о счастии", наступающем само по себе, без какого-либо сознательного и целенаправленного действия – только на том, что во Франции так?

Но во Франции владельцы крупных состояний платят со своего дохода чуть ли не половину в подоходный налог – обществу и государству. И при каждой передаче крупного состояния по наследству 40 процентов от него также отдают обществу и государству. У нас же ничего подобного нет и не планируется. Откуда же взяться социальной ответственности крупного бизнеса и национальной солидарности?

Парадокс: у нас, вроде, столько правозащитников, антисталинистов, столько проводится всяких конгрессов "гражданских", "интеллигенции", плюс против всякого фашизма нас постоянно призывают взяться за руки и идти вместе. Но только куда идти? Навстречу звезде заветной толерантности? Чтобы и куршавельский танец на норильских костях воспринимать как норму и без всякой надежды на справедливость? И какой идиот пойдет?

Но вместо хотя бы минимального просветления в головах - в условиях уже совершенно очевидной и однозначно очерченной внешней угрозы - у нас возникают и пропагандируются все новые ценные идеи, например такая, выдвинутая Общественной палатой: стимулировать этих самых прохоровых к меценатству тем, что присваивать их имена улицам городов. Нет, не во Франции, где их и так уже запомнили, даже внесли в соответствующие картотеки, а у нас. Это, надо полагать, специально, чтобы содействовать большей толерантности масс.

Для того же и постоянная демонстрация сущности навязываемых нам ценностей. Например, в передачах популярной радиостанции, кстати, принадлежащей контролируемой государством корпорации, можно каждый день услышать одно и то же: "Люди и деньги. А деньги – не пахнут". И далее - про какой-нибудь очередной ресторанчик…

Что ж, олигархическая, а ныне уже и государственно-олигархическая пропаганда идеи, что так жить можно и хорошо, дает свой эффект. В частности, в рамках тех же обсуждений "куршавельской романтики" социолог сообщает о результатах репрезентативных исследований: на вопрос, можно ли ради успеха пожертвовать моралью, более шестидесяти процентов наших молодых без запинки отвечают утвердительно.

Что ж, результат получен, к абрамовичам и потаниным, а также к безусловно абсолютно бескорыстно посодействовавшим им чубайсам и кохам, у этой группы, полагаю, претензий нет. Стало быть, цель достигнута, и дорога к заветной всепобеждающей толерантности открыта? Единственное, о чем стоит предупредить, так это о сущей ерунде: браться за руки, чтобы противостоять фашизму, в такой ситуации уже поздно – даже не притормозят, переедут и не оглянутся. Или борцы против фашизма и за толерантность подзабыли, что всяческий экстремизм может позволить неплохо подзаработать, да и вообще открыть такую дорогу к "успеху", на которую на ниве толерантности вряд ли кому стоит рассчитывать. Впрочем, так же как и элементарное предательство в нужный момент – тоже дело весьма прибыльное…

Вывод из всего прост. В расслабленном и рыхлом состоянии нам не только свои памятники в Эстонии не защитить, но и вообще не выжить, не сохраниться. Собраться же и стать сильными, чтобы ответить на нынешние вызовы, без радикального пересмотра всей своей системы ценностей, без отказа от "толерантности" по отношению к своим предателям, нам не удастся.

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
15.10.2020
Николай Черкашин
О священниках, прошедших горнило Великой Отечественной, рассказывает новая выставка.
Фоторепортаж
19.10.2020
Подготовила Мария Максимова
В России открыт новый туристический маршрут.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».