Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
2 декабря 2021
Итоги года: синдром раздвоения

Итоги года: синдром раздвоения

Юрий Болдырев
28.12.2006

Истекающий год я определил бы как год контраста между набирающим силу национальным самосознанием общества, разворачивающимся вслед или в силу собственных интересов национально ориентированной риторикой власти и зависимых от нее СМИ – с одной стороны, и, с другой стороны - продолжающейся очевидно антинациональной экономической политикой. Противоречие столь разительно, что уже даже близкие к Кремлю политологи-пропагандисты вынуждены публично говорить о проблеме абсурдного изъятия из хозяйства средств в объеме порядка полутора федеральных бюджетов и их использования для поддержки американской экономики…

Первая половина года проходила под флагом "энергетической сверхдержавы" и подготовки к энергетическому саммиту "восьмерки". Внятно объяснить, что имеется в виду под термином "энергетическая сверхдержава" никто из комментаторов не мог.

Некоторую основу национально ориентированной позиции по этому вопросу попытался заявить Президент Путин на весеннем саммите "Россия-ЕС": энергоресурсы в обмен не на деньги, а на технологии. Но получил резкую отповедь, отказ даже обсуждать этот вопрос. И затем на встрече "восьмерки" ни о чем подобном мы уже не слышали. Более того, Запад и ЕС предприняли затем попытку оказать жесткое давление на нас: требование подписания "Энергетической хартии" (чтобы ЕС получил доступ к нашим ресурсам как к своим) на последнем саммите ЕС и даже постановка вопроса о возможности защиты интересов получателей энергоресурсов при помощи НАТО…

Чем же отвечаем на это мы? Вступлением в ВТО на условиях отсутствия защиты той самой сферы высоких технологий (как своих, так и привлекаемых), о которой наш Президент попытался поставить вопрос на весеннем саммите ЕС.#!#

Есть и события, вроде бы, противоположной направленности.

Так, контролируемый государством "Газпром" за семь с половиной миллиардов долларов приобрел контрольный пакет акций в соглашении "Сахалин-2". И хотя эксперты оценивали весь "Сахалин Энерджи" всего в 10-12 миллиардов долларов, тем не менее, с моей точки зрения, приведенная оценка занижена. "Газпром" – наш, полугосударственный, и плюс платящий налоги в России. Вроде, хорошо?

Правда, надо признать, ключевые дефекты соглашения, зафиксированные еще в отчете Счетной палаты от 1999 года, остались неизменными. И гарантированные убытки российского бюджета от этого соглашения, по сравнению с освоением тех же месторождений на основе лицензионного режима, как были более 60 млрд долларов, так никуда и не делись. Лишь увеличились: и за счет роста цен на это сырье, и в силу роста списываемых на наш счет затрат инвестора и ущерба природе из-за варварского к ней отношения. Непонятны и заявления власти о том, что конфликт с природоохранными органами исчерпан. Как именно он исчерпан, и будут ли переведены в наши бюджеты компенсации и штрафы?

Но есть и другая сторона вопроса, более важная. Суть того соглашения о разделе продукции "Сахалин-2", которое было правительством противозаконно подписано еще в 1994 году, а затем интенсивно лоббировалось (как схема для всей страны) моей бывшей партией "Яблоко" (в ходе конфликта по этому вопросу я и вынужден был покинуть свою партию в сентябре 1995 года), в том, что государство уступало ряд своих важнейших прав, прежде всего, право регулирования потока своих ресурсов на внешние рынки. И плюс к этому – крайне невыгодные для страны экономические условия. Всякая же попытка привести соглашение в соответствие с интересами развития страны и мировой практикой, автоматически пресекаются требованием незыблемости соглашения и рассмотрения спорных вопросов в Стокгольмском суде, да еще и по законодательству третьей страны (интересующихся подробностями того, как Запад попытался через эту схему взять под свой контроль оптом все наши природные ресурсы, могу адресовать к моей книге "Похищение Евразии", М., Крымский мост, 2003 г.).

Что в этом смысле есть сделка с "Газпромом"? Возвращение стратегического проекта под российскую юрисдикцию. И контроль за объемом расходов, покрываемых нашим сырьем, и вопрос направления заказов на технологическое оборудование и услуги российским производителям или же зарубежным – все это теперь в российских руках, косвенно - в руках нашего правительства.

Конечно, есть вопрос, насколько мы доверяем своему правительству, продолжающему проведение той антинациональной экономической политики, о которой мы говорили выше. Нельзя также не признать, что перспектива вновь потерять сахалинские месторождения, но только теперь, например, через взыскание долгов с "Газпрома", совершенно реальна. Но, тем не менее, теперь здесь все зависит от нас и только от нас, и это уже хорошо.

Но проект "Сахалин-2" чрезвычайно выгоден для инвесторов и невыгоден России, что, как нам об этом сообщили по первому телеканалу, признали и недропользователи. Таким сладким куском просто так не делятся. Что же, кроме экологических претензий, могло быть основанием для такой подозрительной сговорчивости?

Не исключено, это понимание того, что если российская сторона возьмется расследовать детали заключения соглашения, а также лоббирования принятия закона о СРП, доказать коррупционный характер и кабальность сделки проблемы не составит (интересующихся вновь могу отослать к своей вышеупомянутой книге). А, значит, сделка может быть расторгнута, инвесторы останутся ни с чем, плюс имиджевые потери.

Если мое предположение верно, можно их поздравить: легко отделались. Поздравлять ли нам себя - вопрос. Ведь, как и в случае с ЮКОСом, вместо публичного судебного процесса по существу дела (там – с признанием притворности исходных кредитно-залоговых аукционов, здесь – с признанием коррупционности и кабальности исходного СРП), опять странноватая сделка с существенными деталями, остающимися пока не вполне ясными.

И главное те, кто явно предавал наши интересы, не только не наказаны, но даже и не называются…

Завершающийся год был омрачен рядом убийств публичных фигур. Идут расследования, делаются заявления. Что ж, общий вывод прост: идет война, и жизнь человека в ней – не более чем разменная карта. Это очередной ответ на старый вопрос о том, кто нам милее, воры или душегубы. Ответ известен: воры, при определенном масштабе дела, не могут не стать душегубами. Кто же именно был заказчиком убийств – дело следствия.

Тем же, кто озадачивается вопросом, имеют ли к этому отношение наша власть и ее спецслужбы, даже не оценивая, обоснованно этот вопрос ставится или нет, могу сказать одно. Есть вопросы, где контролировать власть чрезвычайно сложно, и к числу таковых относятся, в том числе, операции спецслужб. А есть вопросы, где исчерпывающе контролировать власть, при желании, можно и реально. К числу последних относятся вопросы финансово-экономические. Так, если мы, общество, отказались от независимого финансово-экономического контроля за властью (ранее независимый орган теперь даже и юридически зависим от Президента), что попусту делать вид, будто бы в существенно более сложных вопросах мы что-то можем?

В этом году земную жизнь покинули два диктатора: Пиночет и Ниязов. Казалось бы, у них все было по-разному. Один получил власть в результате кровавого вооруженного переворота, который возглавлял сам, другой – тоже в результате переворота, но где-то там далеко, в Москве, свой же осколок великой державы в "полное хозяйственное ведение" получил мирно и спокойно. Один правил в стране, имевшей в прошлом демократические традиции, другой – в стране, где таких традиций по существу не было никогда. Соответственно, один совершенно официально возглавлял хунту, но спустя почти два десятилетия вынужден был передать власть демократическому правительству, другой правил в своей стране в соответствии с формально демократической процедурой, и правил до самой смерти. Один проводил либеральные экономические реформы (не вульгарно-либеральные, как у нас, а подлинно либеральные, с выраженным социальным оттенком - тема серьезная, и заслуживает отдельного рассмотрения), другой, напротив, создал закрытую систему сверхцентрализованной моноэкономики… Наконец, смерть одного вновь расколола общество, напомнило о непримиримом противостоянии, смерть другого же воспринимается в его стране как общенародное горе.

Но есть и деталь, которая двоих диктаторов объединяет. Это, скажем аккуратно, весьма мягкая критика недемократичности режимов признанными "оплотами демократии". Трудно даже представить, чтобы Вашингтон заговорил с Пиночетом или Ниязовым тем языком, которым он пытается говорить, например, с Лукашенко. Хотя золотых памятников белорусскому лидеру, поворачивающихся навстречу солнцу, в Минске не замечено.

Почему такая разница? В первом случае - борьба с "мировым коммунизмом". Даже если чилийский диктатор был и кровавый убийца, это был "наш убийца". Понятно и во втором случае: не дай Бог ненароком обидеть того, кто контролирует запасы туркменского газа. Казалось бы, это дает и нам все основания быть последовательными и решительными в защите наших союзников, вне зависимости от того, что думают по этому поводу "оплоты".

Но на практике мы видим противоположное. Уходящий год ознаменован беспрецедентным противостоянием России (точнее, нашей власти) с … ближайшим стратегическим союзником. За пять дней до Нового года, когда я пишу эту статью, нам сообщают, что переговоры между "Газпромом" и Белоруссией о цене газа на 2007 год закончились безрезультатно, и есть угроза прекращения подачи газа в Белоруссию в первые дни нового года.

Не абсурд?

Нам, конечно, рассказывают, что белорусская экономика "паразитирует" на дешевом газе. Но разве наша экономика держится на газе не по той же цене? А точнее, даже не очень-то и держится. Белоруссия демонстрирует нам, что при той же цене на газ, что и у нас, машиностроение и другие высокотехнологичные производства могут быть рентабельными, обеспечивающими и развитие, и возможность для врача, учителя и других бюджетников без всяких "национальных проектов" чувствовать себя людьми. Понятно, может ли такое "бельмо в глазу" не раздражать?

Нам говорят о прекращении субсидирования СНГ, и мы с этим согласны. Но при чем здесь Белоруссия, с которой мы создаем единый союз, в рамках которого, в соответствии с принятыми обязательствами, цена на газ ни для кого не должна быть более цены в Смоленской области? Или мы от союза отказываемся - "вашингтонское политбюро" не разрешает?

Что же, с учетом изложенного, нам остается пожелать себе в следующем году? Последовательности. И приведения политики государства в соответствие с патриотической риторикой, которой в уходящем году мы слышали более чем достаточно.

А я лично, в свою очередь, готов принять на себя повышенное обязательство, в частности, взять микроскоп и, наконец, рассмотреть эти чудо-игрушки – "национальные проекты", о которых все почему-то так много говорят…

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
30.11.2021
Беседа с замечательной русской актрисой, отметившей недавно юбилей.
Фоторепортаж
01.12.2021
Подготовила Мария Максимова
В Москве проходит выставка о полководцах, 80 лет назад отстоявших столицу.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: «Фонд борьбы с коррупцией» А. Навального, Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.