Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
8 марта 2021
В предчувствии гражданской войны

В предчувствии гражданской войны

Несостоявшийся бой за Белый Дом глазами его потенциальных участников.
Максим Кустов
21.08.2006

О том, что происходило 15 лет назад, 19-21 августа 1991, года многие наши соотечественники спорят до сих пор – то ли демократия победила, то ли катастрофа произошла. А вот как все это выглядело глазами участников событий, бывших тогда "по разные стороны баррикад". Потом эти двое стали друзьми. Но тогда, в 91-м, один непонятным образом собирался защищать Белый Дом, без оружия и элементарной подготовки, другой, вооруженный и обученный, был готов его штурмовать…

Я защищал Белый Дом...

""Тогда, в августе 1991 года, "на защиту демократии" я отправился вполне, как считал тогда, осознанно. Правда, уже через год сильно пожалел о своем соучастии в том, что из всего это получилось. Но это было потом…

А тогда, вечером 20-го августа, записался у Белого Дома в формирование, которое называлось "42-й сотней". Помню, что командовал нами парень, у которого на рукаве куртки были буквы В.К. "Слышь, зема, а это что значит –высший кайф, что ли?" - спросил его кто-то из подчиненных. С явной неохотой "командир" сказал – военная кафедра.

Надо отдать должное организаторам обороны Б.Д.- они додумались до совершенно необходимого стратегического хода – были завезены и выставлены передвижные туалеты. Какой-то энтузиаст додумался украсить один из них плакатом: "Демократию не задушить", что послужило отличным поводом для незатейливого юмора посетителей.

Все происходящее не воспринималось всерьез – но только до того момента, когда раздались выстрелы и стали видны трассеры. Мы еще не знали о том, что пролилась кровь, погибли три молодых человека, но и без того стало не по себе. Кто–то вслух начал обсуждать вопрос о том, удастся ли добежать до американского посольства. А чрезвычайно экзальтированная дама стала уверять окружающих в том, что баррикаду танк никогда сокрушить не сможет и посему бояться не следует. Все посмеялись, но один парень продолжал хохотать минут десять.

Когда этот затянувшийся приступ веселья у него закончился, он объяснил, что в январе 1990 года сам в танке в Баку въезжал и слишком хорошо знает, как нелепы надежды на "непроходимость" баррикад. До формулы "танки грязи не боятся" тогда еще не додумались, и он сказал "танку почти все по барабану".

Вдруг начали раздавать бутерброды и марлевые повязки, коими надлежало защищаться в случае газовой атаки.

Потом не раз приходилось читать и слышать о том, что защитники Белого Дома были завалены деликатесами и купались в "океанах" дармовой водки. Для нас, то бишь для 42-й сотни, все ограничилось бутербродами с колбасой. Обычной, даже не сырокопечной. Ходили, правда, разговоры о том, будто нам ничего не достается из-за того, что все пожирают те, кто стоит поближе к Б.Д. Начались даже сетования на то, что все блага как обычно достаются тем, кто поближе к штабу, в то время как мы, окопные герои, готовимся геройски погибать в мокром неудобстве, всеми забытые. Ноги действительно промокли почти у всех, и "наркомовские" сто грамм очень бы не помешали….

Когда рассвело, подъехали несколько БТРов и танков, как нам объяснили, "перешедшие на сторону народа". Из открытого люка высунулась голова совершенно ошалелого механика-водителя, которого решительные девицы пытались одновременно: поцеловать, накормить и напоить. Поскольку голова у него была только одна, из этих попыток получалось черт знает что.

Тут, увидев броню, мой приятель, с которым мы столкнулись под утро, объявил, что все закончилось и пора домой.

Когда шли к станции метро "Библиотека Ленина", к нам подошла девушка, объявившая, что она из Прибалтики, где страшно волнуются, "победят ли московские друзья эстонской демократии". Девушке надо было дать "немножко денег", чтобы она могла отправить телеграмму в Таллин, где ждут и волнуются. Саня изрек: "Дура, ты как акцент изображаешь", и предложил вместо денег сигаретку, с благодарностью принятую.

Я собирался его штурмовать...

""Тогда, летом 1991 года, нас, группу курсантов Рязанского воздушно-десантного училища, держали на "сельхозработах". Только картошку мы не очень–то собирали, все больше на боевую подготовку упирали. Особой пропагандистской обработке нас не подвергали, но и без того было четкое ощущение, что демократия – это кровавый бардак. Я школу в Фергане заканчивал, видел, как турок-месхетинцев резали, знал, как "заботливая" делегация прибалтов во время этой бойни настойчиво советовала предводителям бандитов захватить аммиачный завод… Так что вся эта трепотня о национально освободительных движениях, о неизбежном распаде советской империи сразу с изувеченными трупами ассоциировались.

Поэтому, когда нам сказали – едем в Москву, порядок наводить - сомнений не было. Кто-то из офицеров "пошутил" - берите побольше патронов, поменьше тушенки. Будут патроны – тогда и тушенка найдется.

Недоехали мы до Белого Дома, как я потом понял, минут двадцать. Тут стоп-приказ пришел, о чем я до сих пор жалею. Скольких людей, убитых и замученных в последующие годы поисков "прав человека и расцвета свободы личности", мы могли бы спасти. И не спасли. Так нам приказали.

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
05.03.2021
Беседа с известным писателем и политическим деятелем.
Фоторепортаж
26.02.2021
Подготовила Мария Максимова
В Москве проходит один из крупнейших в мире фестивалей природной фотографии.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».