Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
28 ноября 2020
Призрак смоленской катастрофы

Призрак смоленской катастрофы

В Польше до сих пор ищут «русский след» в гибели президента Л. Качиньского
Василий Ермаков
13.12.2019
Призрак смоленской катастрофы

Хотя эта тема давно ушла с первых полос российских СМИ, в Варшаве скоро уже десять лет идет незримая и упорная работа… Уж очень хочется руководству Польши обвинить Россию в гибели одного из своих президентов. В этом году польская делегация вновь осматривала фрагменты разбившегося в 2010 году под Смоленском самолёта Ту-154М президента Леха Качиньского – аж дважды осматривала! Никаких доказательств злого умысла, естественно, не нашли – но, возможно, будут искать их ещё много лет.

Детали той прискорбной истории хорошо всем памятны. Cамолёт с президентом Польши Лехом Качиньским на борту разбился 10 апреля 2010 года – при заходе на посадку в аэропорту российского Смоленска. На борту в момент катастрофы находились 96 человек – 88 пассажиров и 8 членов экипажа. Польская делегация летела на траурные мероприятия в Катыни, но ни одному из её членов добраться туда не довелось – все люди на борту погибли. В ходе расследования причин трагедии Межгосударственный авиационный комитет (МАК) пришёл к выводу, что катастрофа произошла в результате действий экипажа, который в условиях «психологического давления» принял неверное решение о посадке при неблагоприятных погодных условиях. В частности, пилот проигнорировал сигналы системы раннего предупреждения столкновения с землей TAWS.

Казалось бы, всё свидетельствует о том, что причиной данного ЧП никак не мог быть чей-то преступный умысел. Но слишком многим в Польше хочется обязательно этот умысел найти – причём чтобы виновниками обязательно оказались «злокозненные россияне». Выскребание хоть каких-то «улик» все эти годы ведётся практически беспрерывно.

Польские эксперты в очередной раз прибыли в Россию в июне 2019 года. На этот раз приехала делегация из семи человек. Они внимательнейшим образом осмотрели агрегаты, подузлы и конструктивные элементы Ту-154М, хранящиеся на аэродроме Смоленск (Северный), провели дополнительные допросы очевидцев катастрофы. В следующий раз гости из Варшавы копались на Северном уже в октябре-ноябре – и опять детально изучили металл, оставшийся от несчастного самолета. Когда процедура окончилась, российская сторона – в который уже раз! – подчеркнула, что «все собранные материалы безоговорочно свидетельствуют об ошибочных действиях экипажа, который продолжил заход на посадку в условиях отсутствия видимости».

В предыдущий раз поляки осматривали остатки самолета в сентябре 2018-го – и тоже не нашли ничего для себя желательного. Ну а поскольку улик нет, приходится довольствоваться разного рода инсинуациями. Так, в 2017-м Следственный комитет России опроверг появившиеся в польской прессе публикации о том, что якобы на обломках и даже на телах жертв авиакатастрофы нашли следы веществ, используемых при создании взрывчатки. «Согласно выводам экспертов, на фрагментах польского самолёта Ту-154М, а также на останках погибших не обнаружено следов взрывчатых веществ, а также веществ, нехарактерных для материалов конструктивных элементов самолёта и продуктов его эксплуатации», – подчеркнула официальный представитель СК Светлана Петренко.

А ещё раньше в Следственном комитете опровергли слова бывшего главы Минобороны Польши Антони Мацеревича о том, что Россия могла каким-то образом «подменить чёрные ящики» разбившегося самолёта. «Мы нашли в записи одного из регистраторов момент взрыва, он был идентифицирован. В настоящее время мы занимаемся его анализом и исключением всякой возможности другой интерпретации этой электронной записи», – громогласно заявил Мацеревич. Мол, россияне могли заранее подложить взрывчатку в крыло самолёта. Эти его слова вызвали нешуточную шумиху. «Такая информация воспринимается исключительно как ничем не подкреплённая инсинуация и попытка дестабилизировать нормальный рабочий процесс представителей двух ведомств», – сказала Петренко. Она предположила, что, видимо, Мачеревич «даже бегло не ознакомился с материалами дела и окончательным техническим отчётом МАК по расследованию катастрофы».

Впрочем, опровергать подобные заявления Петренко не впервой.

В 2017 году польская правительственная подкомиссия по расследованию крушения Ту-154М заявила о том, что разрушения левого крыла самолёта носят следы взрыва.

«Абсолютно непонятно, на чём основываются эти очередные выводы польских экспертов. При проведении сразу после катастрофы баллистической и взрывотехнической экспертиз никаких признаков воздействия на самолёт взрывчатых веществ обнаружено не было», – убеждала представитель российского Следственного комитета. Также она напомнила: «И российские, и польские эксперты ещё в 2011 году пришли к однозначному выводу – что именно столкновение с берёзой привело к началу разрушения воздушного судна. Никаких разрушений судна до столкновения с берёзой не было». Но Варшава не обращает на все подобные увещевания решительно никакого внимания.

Один из выводов, которыми оперируют сторонники «теории заговоров», прост: почему Москва не выдает Варшаве полностью все обломки самолета? Видимо, Москве есть, что скрывать! Но тут уж не смолчал председатель комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачёв: «Расследование обстоятельств трагедии в Польше уже давно приняло характер неспортивной борьбы. Речь идёт не об установлении объективной истины, а о банальном сведении политических счётов». Косачев предположил, что появление в расследовании «новых фактов», типа тех, что озвучил Мацеревич, свидетельствует лишь о том, что «идёт фабрикация». Сенатор недоумевает: «Непонятно, на каких частях самолёта и на каких человеческих останках были якобы найдены следы взрывчатки. Видимо, речь идёт о тех вещественных доказательствах, которые находятся в распоряжении польской стороны. И которые в этой ситуации с учётом возможностей нынешних польских властей могут становиться предметом манипуляции». В связи с этим Косачев считает правильным позицию России, которая не передаёт Польше все те вещественные доказательства, которые находятся в её распоряжении. Ещё раньше, в декабре 2016-го, президент России Владимир Путин призвал прекратить спекуляции на крушении самолёта Леха Качиньского. Глава государства рассказал, что лично читал расшифровку разговоров пилотов разбившегося самолёта. Из них следует, что один из пассажиров потребовал посадить самолёт, невзирая на возражения пилота. В том, кто именно мог быть этим пассажиром, секрета нет. Уже по горячим следам катастрофы была опубликована информация, что в момент аварии в пилотской кабине присутствовали аж два посторонних лица: директор дипломатического протокола Министерства иностранных дел Польши Мариуш Казана и командующий польскими ВВС генерал Анджей Блазик.

Но польская сторона сейчас отрицает, что этот нюанс может иметь хоть какое-то отношение к делу.

Отношения России и Польши в настоящий момент близки к температуре абсолютного холода. Ситуацию осложняет тот факт, что у власти находится национал-консервативная партия «Право и справедливость» (ПиС) – та самая, первым председателем которой некогда и являлся погибший Лех Качиньский. Ныне же ПиС возглавляет его брат-близнец Ярослав. Нынешний президент Польши Анджей Дуда – тоже представитель «Права и Справедливости». И с их субъективной точки зрения, они должны «отомстить» России за Леха. Но тут есть и более объективный фактор: ПиС, по мере возможностей, пытается возродить былую Речь Посполитую, «державу от моря до моря». В связи с этим Россия воспринимается как наиболее мощный региональный соперник и конкурент Польши, против которого любые способы хороши.

19 августа 2019 года польская газета Rczepospolita опубликовала интервью с министром иностранных дел Яцеком Чапутовичем, посвященное острым внешнеполитическим вопросам. Большинство из них так или иначе оказались связаны с Россией.

Так, корреспондент поинтересовался у главы МИД, насколько вероятно, что Москва не пригласит Анджея Дуду и Ярослава Качиньского в следующем году в Смоленск – на 10-ю годовщину авиакатастрофы. Вопрос не праздный, учитывая отказ Варшавы пригласить президента Владимира Путина на 80-летие начала Второй мировой войны 1 сентября этого года.

Яцек Чапутович ответил: «Я не представляю, чтобы Россия заблокировала приезд главы государства в Смоленск». При этом министр не преминул добавить, что, «к сожалению, в наших отношениях нет прорыва», вновь упомянув о теме возврата обломков президентского самолёта. Чапутович отметил, что в этом вопросе «у нас блокада». Действительно, казалось бы, тупик. В нынешних условиях Россия не пойдет навстречу польским притязаниям.

Ведущий аналитик Агентства политических и экономических коммуникаций Михаил Нейжмаков в разговоре со «Столетием» подтвердил, что камень преткновения здесь – позиция польской правящей партии. Впрочем, Нейжмаков отметил следующий небезынтересный нюанс: «С точки зрения интересов "Права и справедливости", одна из внутриполитических причин, придававших дополнительное значение поддержанию интереса к теме авиакатастрофы под Смоленском, сейчас отступила на второй план. Дональд Туск (представитель конкурентной для "ПиС" партии "Гражданская платформа", экс-председатель Евросовета), которого оппоненты считали в той или иной форме причастным к данной трагедии, отказался баллотироваться в президенты Польши в 2020 году. Его избрание председателем Европейской народной партии также рассматривается многими, как свидетельство, что Туск как минимум подтверждает свой отказ от президентских амбиций и фактор, который будет дополнительно отвлекать его внимание на другие проблемы, не связанные напрямую с польской политикой. Также стоит отметить, что ряд польских СМИ ещё в ходе недавней парламентской кампании отмечали довольно ограниченное внимание к теме смоленской катастрофы в предвыборной программе "Права и справедливости" (кроме традиционного требования к России о возвращении обломков потерпевшего крушение самолета в Польшу)».

Действительно, Туска, который враждовал с близнецами Качиньскими, а в 2010 году являлся премьер-министром Польши, штатные пропагандисты «ПиС» яростно обвиняли в том, что он, якобы, велел сфальсифицировать правительственный отчет о катастрофе. В польской правой прессе распространялись параноидальные теории о том, что Москва, дескать, в своё время присмотрела себе потенциального «польского Януковича» – как раз-таки Дональда Туска. «Это был тот рубеж, после которого верхушка России занялась только одним вопросом – как расчистить дорогу своей марионетке. Ставка Кремля на Туска, его сподвижников и электорат запустила механизм физического устранения Леха Качинского. Желательно, вместе с его наиболее яркими единомышленниками», – заявляют сторонники «теории заговора».

Конечно, не очень как-то заметно, чтобы Дональд Туск зарекомендовал себя другом России. Но нет сомнения, что если бы он заявил о своём желании идти на президентские выборы в Польше, запланированные на весну 2020 года, соперники пытались бы язвить его в том числе и смоленской катастрофой.

Однако в ноябре 2019-го Туск заявил: «После глубокого размышления я принял решение не баллотироваться на предстоящих президентских выборах». Все это, по словам Нейжмакова, не значит, что польские власти в ближайшем будущем откажутся от продолжения собственного «расследования» катастрофы Ту-154М. Тут, как отмечает эксперт, замешан и другой фактор – личностный.

Политолог подчёркивает: «Нельзя забывать о личном значении данной темы для целого ряда влиятельных фигур "Права и справедливости". Кроме того, с данным вопросом связаны уже упомянутые выше требования к России о передаче Польше обломков потерпевшего крушения самолета (в частности, в октябре 2018 года эти требования были поддержаны ПАСЕ). Даже вне зависимости от внутриполитических причин, от подобных требований к другому государству, как правило, не отказываются "просто так" – это предмет для переговоров даже при максимально благоприятной конъюнктуре в двусторонних отношениях. Стоит повториться, что польские власти в ближайшем будущем вряд ли откажутся и от продолжения расследования, и от требований к России по поводу выдачи обломков самолета».

В свою очередь, публицист, обозреватель ИА Regnum Станислав Стремидловский сказал «Столетию», что паранойя вокруг трагедии 2010 года начинает вредить уже и самой Польше. «Польша должна для себя закрыть историю с самолетом. Особенно это важно для партии ПиС, которая использовала эту трагедию в политических целях. Конечно, не будем забывать и о личных чувствах самого председателя партии Ярослава Качиньского, ведь тогда погибла семья его родного брата. Но в целом сегодня эта история обросла очень многими коннотациями.

В Польше до сих пор есть люди (как правило, они представляют радикальное крыло ПиС) которые уверены, что крушение президентского борта – несомненный теракт. Это никуда не уйдет и подобное лечится только временем. Поэтому в Варшаве ещё долго не смогут поставить точку в расследовании.

Поскольку каким бы не оказался вывод, всё равно найдутся недовольные им и не принимающего его», – заключает Стремидловский.

И в заключение. На декабрьском саммите НАТО в Лондоне президент Польши Анджей Дуда неожиданно заявил, что Польша и Россия – соседи, между которыми есть разногласия, «однако здесь нет речи ни о какой враждебности». Конечно, это всего лишь декларативные заявления, которым без конкретных действий грош цена. Однако, всё же есть определенная надежда, что градус антироссийской истерии в Польше хоть немного спадёт. И тогда между двумя странами перестанет маячить призрак смоленской катастрофы…

 

Специально для "Столетия"


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Дмитрий
16.12.2019 7:19
Нужно объявить, что в 2020 останки самолета будут утилизированы. Пусть посмотрят еще раз и все.

Эксклюзив
25.11.2020
Елена Бондарева
Поэзия русской Сербии. К 100-летию Русского исхода.
Фоторепортаж
24.11.2020
Подготовила Мария Максимова
К 175-летию со дня рождения императора Александра III.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».