Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
8 марта 2021
Москва – Варшава: навстречу реальности

Москва – Варшава: навстречу реальности

Визит польского премьера в Россию – только начало диалога
Виктор Грибачев
11.02.2008
Москва – Варшава: навстречу реальности

Однодневный визит премьер-министра Польши Дональда Туска в Россию небывало широко начали комментировать еще за неделю до его приезда в Москву. Сами итоги переговоров, которые были абсолютно точно спрогнозированы заранее, получили куда меньшее освещение в газетах.

Польско-российские отношения в Варшаве многие предпочитают именовать «замороженными»: с декабря 2001-го глава польского правительства ни разу не побывал в Москве. Сегодня Польша, как уверяют, решила наконец-то взяться за «восточное направление» своей внешней политики. Потому что после развала Советского Союза Варшава твердо решила стать исключительно «западным демократическим государством». Подразумевая полную готовность признать Вашингтон своим инструктором по адаптации к «великим завоеваниям» американской политики.  

Дональд Туск еще до избрания на пост премьера обещал поменять политические приоритеты, то есть «вспомнить» о существовании России. Той самой, которую не так давно глава кабинета министров Ярослав Качиньский - в полном согласии со своим братом, президентом Лехом Качиньским – в упор не замечали, предлагая считать роль Польши в Европе «исключительной». Одна из причин победы партии Дональда Туска «Гражданская платформа» на парламентских выборах осенью прошлого года – обещание улучшить отношения с Москвой, правда, с надеждой на то, что Россия также пересмотрит свои оценки польской политики. Визит Д. Туска Москву – выполнение предвыборных обещаний и попытка подступиться к «завалам», оставленным предшественниками. Как он заявил, в российско-польских отношениях необходимо «делать в три раза больше, а не в три раза меньше, чтобы это привело к их улучшению». Поэтому «интенсивность польско-российских отношений, количество встреч на высоком уровне - все это предварительные, хорошие жесты с обеих сторон», представляющие «хорошее начало».  

В Москве «двери» для польских политиков, готовых реалистично оценивать ситуацию, а не приезжать со списком малопонятных претензий и переизбытком амбиций, были открыты всегда. Наш МИД перед визитом Дональда Туска об этом и напомнил.  

Уже было ясно: никакие наши дипломатические и пропагандистские попытки изменить решение Варшавы о размещении элементов американской противоракетной обороны на территории Польши желаемых результатов не дают.

Дональд Туск именует Варшаву «союзником» Вашингтона, возможный удел российско-польских отношений определяет размытым понятием «партнерство». Впрочем, Сергей Лавров недавно заявил, что Россия «не собирается оказывать никакого давления на Польшу и других участников переговоров о создании третьего позиционного района» американской ПРО в Европе. Сегодня складывается впечатление, что «давить» уже бессмысленно, польский коллега Лаврова недавно побывал в Вашингтоне и сообщил, что совместная польско-американская декларация по вопросу о размещении элементов ПРО может быть подписана уже в марте. Но Д. Туск пока демонстрирует свои дипломатические способности, а потому перед самым визитом объявляет: мнение его министра иностранных дел Радослава Сикорского насчет принципиальной договоренности о базе ПРО преждевременно, «по этому проекту еще нет окончательного решения» и предлагает ждать «финала».  

В Москве прекрасно понимают, как этот финал будет выглядеть в самое ближайшее время. Сказать, что он сложится в пользу Варшавы, конечно, можно.

Но тогда под этой пользой надо понимать: в случае возникновения конфликта между Соединенными Штатами и Россией мы должны будем уничтожить американские ракеты в Европе – ядерным ударом по этим базам.

Там, где они размещены. Поэтому каждый сам решает, велика ли польза от добровольного выбора статуса заложника политики Белого дома…  

Варшава просто демонстративно не хотела обсуждать с Москвой проблемы, которые она же сама создавала. Дабы акцентировать свою значимость в европейских делах, братья Качиньские еще осенью 2005-го возвели в ранг политических «мясной вопрос». Тогда Москва предупредила Варшаву о возможном введении запрета на ввоз мяса из Польши - если не будут устранены все нарушения, связанные с качеством экспортных продуктов: транзитом к нам поступала буйволятина из Юго-Восточной Азии. Пошумев о «давлении русских» на самом высоком уровне, Качиньские не отреагировали – и эмбарго вступило в силу. После чего Варшава перенесла свои претензии на более высокий уровень, блокировав переговоры Москвы и Евросоюза по заключению нового соглашения о партнерстве и сотрудничестве. Политика ударила по экономике, поляки оценили тогда свои ежедневные потери из-за блокады экспорта продовольствия в Россию в два миллиона долларов.  

Поэтому на переговорах с Дональдом Туском Владимир Путин спокойно напомнил: «Хочу заверить Вас, что проблемы, которые возникли в наших отношениях в последние годы, не были продиктованы желанием как-то ущемить наших партнеров. Они были продиктованы стремлением защитить наши собственные экономические интересы, но никогда нами не политизировались». Обтекаемое мнение польского премьера можно считать сигналом к тому, что «мясной вопрос» все же будет решен в обозримом будущем: «Экономика – это излюбленная область для порядочных, хороших людей, особенно когда обе стороны относятся друг к другу с уважением и хотят что-то выиграть для себя». После чего Польша снимет вето на начало переговоров между Россией и ЕС о новом соглашении по партнерству и сотрудничеству. Д. Туск во время визита сообщил: поляки должны убедиться, что Москва действительно открыла доступ для польского мяса на свой рынок. Но, напомним, не для буйволятины, каким бы деликатесом она ни считалась в далеких и жарких странах.  

Третьим предметом бесед Д. Туска в Москве было предложение Варшавы заменить планы строительства балтийского газопровода «Северный поток» по дну Балтики - чаще именуемый иностранным именем «Норд стрим» - своим, как уверяют, более дешевым альтернативным сухопутным проектом. Предлагавшийся газопровод «Амбер» должен был из России пройти через территории Эстонии, Латвии, Литвы, Польши и Германии.  

Москва вежливо, но категорически идею «завернула». По территории Польши уже проходит нитка газопровода Ямал-Европа, который снабжает российским газом европейские страны. «Ниток» должно было быть две, но семь лет назад Варшава отказалась от проекта. Можно сколь угодно много говорить о дешевизне предлагаемого «Амбера» - но только с точки зрения финансовых затрат.

Для Москвы цену политического риска при строительстве газопровода по территории Прибалтики и Польши даже трудно сосчитать…

Все небогатые итоги визита Дональда Туска были просчитаны заранее. Сегодня российские оптимисты размышляют на тему «нового этапа сотрудничества», польские - аккуратно говорят о «возвращении к нормальности». И те, и другие, полагаю, помнят заявление президента Польши Леха Качиньского о политических проблемах для страны, которые создает внешняя политика премьера Дональда Туска: «Москва до сих пор пытается влиять на Польшу, тогда как страны Центральной Европы навсегда вышли из сферы влияния России».  

Он выступил с ним в январе, предваряя визит премьера. Значит, переговоры Дональда Туска в Москве были пока небольшим шагом Польши навстречу реальности.  

 

 

 

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
05.03.2021
Беседа с известным писателем и политическим деятелем.
Фоторепортаж
26.02.2021
Подготовила Мария Максимова
В Москве проходит один из крупнейших в мире фестивалей природной фотографии.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».