Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
22 июля 2018
Кризисные «бомбочки» Ландсбергиса

Кризисные «бомбочки» Ландсбергиса

Как бывший информатор КГБ независимую Литву «демократизировал».
Владислав Швед
14.06.2018
Кризисные «бомбочки» Ландсбергиса

Вильнюсский окружной суд, 27-й месяц рассматривающий знаковое уголовное дело о трагических январских событиях 1991 года в Вильнюсе, заслушал литовских прокуроров, предоставивших суду Обвинительный акт в 13 томах на 3394 листах, согласно которому обвиняемыми считаются 64 бывших советских гражданина, причастных к этим событиям, в том числе 58 граждан России. После чего Суд с 1 июня ушел в отпуск.

Среди обвиняемых – маршал Дмитрий Язов, бывший министр обороны СССР, Михаил Головатов, бывший командир группы КГБ СССР «А» и другие бывшие советские военнослужащие, выполнявшие в январе 1991 г. приказы президента СССР и Верховного главнокомандующего Михаила Горбачева по восстановлению действия Конституции СССР на территории Литвы, ультимативно 11 марта 1990 г. объявившей о своей независимости. В списке обвиняемых нахожусь и я, бывший депутат Верховного Совета Литвы, бывший второй секретарь ЦК Компартии Литвы/КПСС.

Накануне ухода в отпуск Суд выслушал пострадавших, заслушал показания граждан РФ Ю. Меля и Г. Иванова, обвиняемых в совершении военных преступлений, затем были выслушаны свидетели и заключительные обвинительные речи литовских прокуроров Гинтаутаса Пашкявичюса и Дайве Скорупскайте-Лисаускене. Последняя в своем выступлении предложила Вильнюсскому окружному суду приговорить к пожизненному заключению следующих граждан РФ: Д. Язова, М. Головатова, В. Усхопчика, В. Кустрьо, Н. Демидова и В. Саввина. «Подстрекателю воинской операции» в Вильнюсе В. Шведу было предложено назначить наказание в виде 20 лет тюремного заключения.

Наказание в виде 16 лет лишения свободы было предложено назначить всем остальным обвиняемым в совершении военных преступлений и преступлений против человечества, в том числе Ю. Мелю и Г. Иванову. Суд продолжит работу 10 сентября 2018 года. Будет продолжено заслушивание адвокатов, затем прокуроры выскажут замечания по речам адвокатов, прозвучат последние слова подсудимых Меля и Иванова, адвокаты озвучат последние слова обвиняемых, не присутствующих на процессе, а затем суд удалится на подготовку приговора. Не вызывает сомнений, что Вильнюсский окружной суд, вынося приговор, в основном согласится с предложениями прокуроров.

Между тем известно, что от Вильнюсского окружного суда в вопросе назначения меры наказания обвиняемым по такому делу, как январские события, мало что зависит. Этот вопрос будет решаться, точнее, он уже решен на политическом уровне. Причем решали его те, на ком лежит ответственность за кровь январских жертв.

Сегодня не вызывает сомнения, что Литвой управляет тандем Ландсбергис-Грибаускайте.

В то же время также не является секретом, что Витаутас Ландсбергис, бывший председатель Верховного Совета Литвы в 1990–1991 годах, он же музыковед, он же преподаватель марксистко-ленинской эстетики, он же профессор, он же многолетний информатор КГБ Литовской ССР под псевдонимом «Dedulė», несет ответственность за кровавые события в январе 1991 года.

Известно, что к декабрю 1990 года Верховный Совет Литвы под руководством Ландсбергиса утратил доверие большинства населения республики. Приведу лишь несколько фактов. 22 декабря 1990 года ведущие экономисты республики обратились к ВС и Правительству республики, заявив о критической ситуации в экономике. В тот же день депутаты трех уровней Литвы поддержали заявление экономистов и приняли заявление «Республика в опасности».

В конце декабря 1990 года на встрече с Ландсбергисом представители интеллигенции Литвы, бывшие сторонники профессора, жестко раскритиковали его курс. Рейтинг тогдашнего премьер-министра К. Прунскене составил 49%, рейтинг В. Ландсбергиса – 34%, и то с натяжкой. («Lietuvos balsas», 30.12.90 — 06.01.91).

И вот тогда, на заседании Президиума ВС, все его члены поддержали заявление Александраса Абишалы, депутата и министра Правительства ЛР о том, что «независимости не получим, если не будет пролита кровь». Такая единодушная поддержка шокирующего предложения Абишалы была во многом обусловлена тем, что Председатель ВС Литвы В. Ландсбергис давно и упорно повторял: «независимости нужна искупительная жертва». Об этом факте в декабре 2014 года публично рассказал Алоизас Сакалас, бывший член Президиума ВС ЛР.

Но жертва требовалась не столько для укрепления провозглашенной независимости, сколько для того, чтобы клика Ландсбергиса могла остаться у власти. Достаточно полистать подшивки старых литовских газет, чтобы понять: начиная с октября 1990 года республику захлестнул вал недоверия ландсбергистскому Верховному Совету.

Но Горбачев не желал отставки Ландсбергиса. В этом случае его обещания американским президентам Р. Рейгану и Дж. Бушу-старшему отпустить из Союза Литву, становились бы трудновыполнимыми. Поэтому президент СССР дал ландсбергистам время на подготовку к силовой акции по восстановлению действия Конституции СССР в Литве и приказал начать её в самый неудобный для советских военнослужащих момент. Естественно, акция завершилась не просто провалом, а провалом с кровавыми жертвами.

Тем не менее, на заседаниях Вильнюсского окружного суда господствует версия о безусловной вине советских военнослужащих за гибель январских жертв. Между тем документально подтверждено, что эту версию Генпрокуратуре Литвы сумел навязать главный виновник январского кровопролития В. Ландсбергис. Для меня не составляет особого труда подтвердить фактами вышезаявленное, но передо мной стоит другая задача.

Я хочу на конкретных примерах показать, что для Ландсбергиса акции с возможным кровопролитием были нормальным явлением. Трагические события 13 января стали достоянием истории и общественности только потому, что они завершились кровью. Но Ландсбергис и до них, и после них несколько раз подвергал жителей Литвы опасности большого кровопролития.

Но, прежде, предлагаю ознакомиться с тем, как охарактеризовал В. Ландсбергиса его бывший соратник Аудрюс Буткявичюс, врач­психотерапевт по профессии. В интервью корреспонденту газеты «Обзор» (№ 19/174, май 2000 г.), он заявил:

«Все чувства у Ландсбергиса всегда подчинялись трезвому циничному расчёту. Это доказывают провокации с возможными массовыми кровавыми жертвами, которые Ландсбергис и его окружение пытались осуществить в 1990 г. после провозглашения независимости. Такие неожиданные акции для своих политических оппонентов Ландсбергис называл “bombelės”, то есть “бомбочки”».

Эта исчерпывающая характеристика является психологическим обоснованием для возбуждения против Ландсбергиса уголовного дела по фактам создания им кризисных ситуаций («бомбочек») в Литве. Мне остается только представить читателю кризисные «бомбочки» В. Ландсбергиса, каждая из которых могла ввергнуть Литву в ситуацию, грозящую ей большой кровью.

Блокада

После ультимативного провозглашения Литвой независимости Ландсбергис потребовал от Кремля продолжать поставлять республике нефть, газ, кормовое зерно и другие материалы на прежних условиях, как союзной республике. При этом он нагло заявлял, что Литва считает себя независимой.

В ответ 17 апреля 1990 года Москва прекратила промышленные поставки в республику газа и нефтепродуктов. Ландсбергис, в свою очередь, вбросил первую информационную «бомбочку». Он объявил действия Москвы «экономической блокадой», которая якобы душила не только экономику независимой Литвы, но и её жителей. По утверждению Ландсбергиса, блокада якобы предшествовала готовящемуся вторжению в Литву советских войск, которые концентрируются на границах республики. Это при том, что на территории республики дислоцировалось три дивизии Министерства обороны СССР и дивизия МВД СССР. Силовых возможностей каждой из этих дивизий было достаточно для взятия под контроль ситуации в республике.

О том, что тогда в действительности происходило в Литве и на её границах, рассказала американская журналистка Эстер Шредер в своей статье, опубликованной 15 июля 1990 года в газете «Washington Post» (см. перепечатку в «Рабочей трибуне», 20.07.1990 г.). Шредер два с половиной месяца жила в так называемой «блокадной» Литве и непосредственно наблюдала ситуацию.

Она решила с французским фотографом Аленом Ногом проверить заявления Ландсбергиса.

Но обнаружить близ границ Литвы советские танки и грузовики с солдатами им не удалось. По поводу блокады и проблем с продовольствием, о чем постоянно трагически сообщал «Голос Америки» Шредер заметила, что в Литве она «редко встречала очереди, в которых надо было стоять более 10 минут».

В статье она также отметила, что «когда Кремль закрутил экономические гайки, прекратив промышленные поставки нефти и газа, в отелях и государственных учреждениях по­прежнему ярко горел свет. Улицы по большей части были по­прежнему заполнены машинами… Газ ярко полыхал в домашних печах и плитах…». В целом ситуацию в Литве Шредер охарактеризовала, как «визг мыши, которая находится в безмятежном центре циклона». Вот такая была советская «блокада» Литвы, которая, как утверждал Ландсбергис, грозила республике «большой кровью»!

Прорыв границы

В мае 1990 года Ландсбергис решил спровоцировать кровопролитие для того, чтобы мир обратил внимание на бедную Литву, якобы задыхающуюся в тисках советской «блокады». С подачи Ландсбергиса его соратник, бывший советский журналист-международник Альгимантас Чекуолис, бросил призыв «Проложим через границу слоновью тропу!». Говоря нормальным языком, Чекуолис призвал жителей Литвы в знак протеста против «блокады» осуществить прорыв советско­польской границы в районе города Лаздияй. Ведь слоны не признают границ и ходят через них, не обращая внимания на пограничников.

Это была вторая «бомбочка» Председателя ВС Литвы, которая могла стать кровавой. Известно, что граница в любой стране это особая зона, в которой нарушителей, не внимающих команде «Стой», просто расстреливают. И, тем не менее, вереница автобусов с литовскими гражданами под руководством А. Чекуолиса двинулись к КПП на советско­польской границе.

Почему же удавалось находить безумцев для участия в этих акциях? Всё просто.

Эти «безумцы» были абсолютно уверены, что советские пограничники не осмелятся стрелять в них. Да, советские не стали бы, а вот польские, как выяснилось, имели приказ стрелять на поражение.

Этого не произошло только потому, что удалось убедить участников «марша» отказаться от акции прорыва границы.

Нелишне напомнить, что в мае 2011 года сотни палестинских беженцев предприняли попытку прорваться через границу Израиля со стороны Сирии и Ливана. В итоге от огня израильских пограничников погибли 16 человек, более 200 получили огнестрельные ранения. Уверен, что если бы ландсбергисты пошли на прорыв советско-польской границы, жертв было бы не меньше…

Граждан – под колеса БТРов

Вскоре Ландсбергис придумал новую «бомбочку». 7 ноября 1990 года, во время демонстрации и военного парада в Вильнюсе, группа молодых боевиков Саюдиса засела в здании Государственной консерватории. При прохождении военной техники они предприняли попытки толкнуть людей под её колеса. Но советские десантники достаточно жестко блокировали нарушителей парада. Всё закончилось без жертв, не считая разбитых носов так называемых боевиков.

Женщин и детей – на алтарь независимости

Литовские СМИ преподнесли инцидент 7 ноября как зверскую расправу над беззащитными литовскими студентами консерватории. В итоге ситуация получила неожиданное продолжение, главным действующим лицом которого оказался я, баллотировавшийся тогда в депутаты Верховного Совета Литвы. 9 ноября 1990 года меня пригласили на публичный диспут в город Таураге. Я дал согласие.

Но мне не было известно, что в Таураге всё было готово для провокации, в ходе которой ставилась цель вынудить сопровождающих меня офицеров группы «А» КГБ СССР открыть огонь на поражение по толпе, которая должна была напасть на нас. Боевики Саюдиса из Каунаса в ответ должны были расстрелять нас, а также нескольких женщин и детей, представив их жертвами «альфовцев». Но, благодаря выдержке и подготовке офицеров-альфовцев, провокация провалилась.

Это была та «кровавая бомбочка» Ландсбергиса, с которой он 19 ноября 1990 года планировал лететь на парижское Совещание по безопасности и сотрудничеству европейских глав государств, и там потребовать прекратить кровавые бесчинства «советских оккупантов». Но не вышло. В результате в Париж был направлен министр иностранных дел самопровозглашенной Литовской республики А. Саударгас, которого там ждало фиаско. Его даже не допустили в зал заседаний, как представителя страны, не имеющей статуса международного субъекта.

Кровавая январская ночь

В ночь на 13 января 1991 года Ландсбергис осуществил свою мечту – кровь пролилась. По данным Генпрокуратуры ЛР, погибли 14 жителей, 48 были ранены и около 600 получили травмы, в основном акустические, от холостых выстрелов танков. Замечу, что обстоятельства гибели большинства январских жертв были весьма сомнительными.

Валерий Иванов, бывший лидер интернационального движения «Единство», сопоставляя временные параметры, занесенные в официальные документы литовских следователей, со временем, указанным на кадрах видеофильма литовского кинодокументалиста Бронюса Талачки, выяснил, что некоторые трупы январских жертв одновременно находились и в морге, и в больнице (!). Возникает вопрос: кто же на самом деле был в морге и больницах?

Крайне странными были обстоятельства смерти защитника телебашни Игнаса Шимулёниса. Литовские прокуроры утверждали, что неопознанный офицер-альфовец, в ходе кратковременного прорыва группы «А» в телебашню, якобы нанес ему 7 ранений с разных сторон и под разными углами. Между тем 16 января 1991 года В. Ландсбергис на 97-м заседании Верховного Совета Литвы официально признал, что «Альфа» в телебашне боевыми патронами не стреляла.

Фальсификация с трупом И. Шимулёниса началась утром 13 января в вильнюсском морге. Там следователь городской прокуратуры Зенонас Бурокас пытался представить причиной его гибели огнестрельное ранение в голову, которого судмедэксперту морга так и не удалось обнаружить.

Зато выяснилось, что Шимулёнис погиб вследствие переезда его головы автомобилем. Не вызывает сомнений, что затем его труп расстреляли те, кому требовалось основание для обвинения офицера-альфовца. Отмечу, что, помимо Шимулёниса, были выявлены подобные фальсификации и с другими трупами январских жертв.

В завершение темы январских событий хотелось бы уточнить, что в январе 1991 года все объекты в Вильнюсе неделей раньше, то есть в ночь на 6 января, можно было взять под охрану силами военнослужащих 42-й дивизии МВД СССР, дислоцированной в Вильнюсе. Никаких псковских десантников и спецгруппы «А» КГБ СССР не потребовалось бы. Ведь 5–6 января 1991 года вокруг вильнюсских объектов не было митингующих.

В этой связи напомню, что в конце марте 1990 года военнослужащие этой дивизии без проблем и ажиотажа взяли в Вильнюсе под охрану следующие объекты, стоящие на балансе ЦК КПСС: здание ЦК Компартии Литвы, горкома партии, Дома политпросвещения ЦК Компартии, а также здание и общежитие вильнюсской Высшей партийной школы.

То есть в ночь на 6 января 1991 года все объекты можно было взять под охрану без танков, стрельбы и трупов. После этого Ландсбергис и его клика, видимо, в апреле-мае 1991 года, по причине краха их социально-экономической политики, подали бы в отставку. Но Горбачев сделал всё, чтобы ландсбергисты остались у власти. Напомню также, что 11 октября 1992 года ландсбергистский Верховный Совет ЛР самораспустился на 2 года раньше срока, предусмотренного законом, по причине социально-экономического кризиса в республике и нерешенных политических разборок среди депутатов.

Провокатор и трус

Известно, что после трагических январских событий 1991 года Литва хоть и получила значительно большую свободу от Кремля, ситуация правового двоевластия в республике сохранялась. Пытаясь нарушить его, Ландсбергис продолжал создавать критические ситуации («бомбочки»), пытаясь спровоцировать СССР и Россию на силовые акции, которые могли стоить немало жизней, особенно литовской стороне.

О таких ситуациях бывший вице­премьер Зигмас Вайшвила (Z. Vaišvila) в апреле 2014 года рассказал в статье «Dėl referendumų – klausimas pagrindiniam referendumų stabdžiui Vytautui Landsbergiui: Tamsta – provokatorius ar bailys?» (О референдуме – вопрос главному тормозу референдума Витаутасу Ландсбергису. Уважаемый – провокатор или трус?), опубликованной в «Laisvas laikraštis».

Базу ОМОНа взять штурмом

Вайшвила сообщил, что в ночь на 19 марта 1991 года сотрудники Вильнюсского ОМОНа задержали ближайшего соратника Ландсбергиса, генерального директора Департамента охраны края (ДОК) А. Буткявичюса и закрыли его на своей базе. Дежуривший замминистра внутренних дел республики немедленно доложил о случившемся Председателю ВС Литвы В. Ландсбергису и вице­премьеру З. Вайшвиле.

Ландсбергис понял, что появился шанс устроить очередную кровавую драму, а затем обвинить во всем кремлевских сторонников. Он приказал немедленно силой освободить Буткявичюса. Его не волновали возможные многочисленные жертвы этого штурма. Ведь база ОМОНа была укреплена бронетранспортёрами и оборудована стационарными пулемётными точками.

Вайшвила утверждает, что ему с большим трудом удалось убедить Ландсбергиса позволить ему путём переговоров решить проблему освобождения Буткявичюса. Пока Вайшвила вел переговоры, Ландсбергис постоянно давил на МВД Литвы, требуя незамедлительно начать штурм базы ОМОНа.

Без сомнения, этот штурм вызвал бы ответную реакцию Вооружённых сил СССР, дислоцированных в Вильнюсе. Военное столкновение могло закончиться большими жертвами. Видимо, Ландсбергис этого и добивался. Но шестая «кровавая бомбочка» профессора, к счастью, не состоялась.

Буткявичюс был освобожден путем переговоров.

Захватить здание КГБ

23 августа 1991 года власть в республике уже фактически перешла к Ландсбергису. Однако он, тем не менее, пытался спровоцировать ситуацию, которая могла стоить Литве немало крови. Речь идет о захвате здания КГБ Литовской ССР.

В тот день Литва в лице вице­премьера З. Вайшвилы и КГБ СССР в лице заместителя председателя комитета А. Лебедева вели в Вильнюсе переговоры по поводу ликвидации КГБ Литовской ССР и передаче его здания литовской стороне. В это же время напротив здания КГБ толпа на площади сносила памятник Ленину.

В квартале от площади, у здания Верховного Совета Литвы, проходил митинг с участием Ландсбергиса по случаю 52­й годовщины подписания пакта Молотова–Риббентропа. Вдруг Ландсбергис, обратившись к митингующим, предложил прервать митинг и отправиться к зданию КГБ Литовской ССР, чтобы не дать «кагебистам уничтожить важные для Литвы документы». Известно, что весь архив КГБ к этому времени благополучно был вывезен в Москву. Ландсбергису об этом докладывали. Но он остался верен себе.

Люди, бросив по его призыву митинг и памятник, с двух сторон бросились к зданию КГБ, пытаясь ворваться внутрь. Тогда там находилась рота пограничников, получивших приказ стрелять на поражение в любого ворвавшегося. Жертвы были бы неизбежны. По утверждению Вайшвилы, ему вновь удалось убедить Ландсбергиса продолжить переговоры с Лебедевым и добиться разрешения на мирную передачу литовской стороне здания КГБ. Это была бы седьмая «бомбочка» Ландсбергиса, которая могла закончиться немалой кровью.

Захватить полковника-морпеха!

Наиболее опасная ситуация сложилась в апреле 1992 года. Тогда Литва стояла на пороге реального военного конфликта с российскими воинскими частями (бывшими советскими), дислоцированными в республике. Источником конфликта стало странное указание Ландсбергиса литовским прокурорам задержать гвардии полковника Ивана Черных, командира 3-й гвардейской дивизии береговой обороны, дислоцированной в Клайпеде. Якобы тот в августе 1991 года поддержал московских путчистов.

В ответ не только в этой дивизии, но и в большинстве гарнизонов российских войск, тогда ещё находившихся на территории Литвы (ещё раз напомню, что в республике тогда дислоцировались 3 дивизии Министерства Обороны СССР и одна – МВД СССР), стали формироваться моторизованные и танковые колонны для похода на Вильнюс с целью освобождения Черных.

Ситуацию удалось «разрулить» путем переговоров, но их инициатором был не Ландсбергис. Один из участников переговоров с российской стороны по освобождению И. Черных в 2007 году опубликовал статью на сайте «pravda.ru», рассказывающую об этом эпизоде литовско-российских отношений. Статья называлась «За пять минут до войны».

В этой статье приводится содержание переговоров между командующим Северо-Западной группой войск генерал-полковником Валерием Мироновым, командующим Балтийским флотом адмиралом Владимиром Егоровым и председателем ВС Литвы Витаутасом Ландсбергисом. Поражает надменность главы ВС в разговоре с российскими военными. Видимо, Ландсбергис пытался отомстить за тот страх, который он испытал 9 мая 1990 года во время разговора с командующим войсками Прибалтийского военного округа генерал-полковником Федором Кузьминым и командующим Воздушно-десантными войсками СССР генерал-полковником Владиславом Ачаловым.

В апреле 1992 года Ландсбергис уже представлял Литву, являвшуюся членом ООН, но, главное, в Москве сидел его давний покровитель, президент РФ Ельцин. Поэтому Ландсбергис вел себя вызывающе. В ответ на просьбу В. Миронова освободить командира дивизии полковника Черных он пригрозил возбудить уголовные дела в отношении всего командования дивизии. Когда же Ландсбергису сообщили, что из расположения дивизии Черных на улицы Клайпеды уже выдвинулись пять танков, то он, как бы между прочим, заметил: «Если там эти дураки будут ехать в направлении Вильнюса – ну что ж, заминируем дороги, и всё...».

Напомню, что 3-я гвардейская дивизия береговой обороны, дислоцированная в Клайпеде, имела на вооружении 271 танк Т-72А, 320 БМП (боевые машины пехоты), 153 БТР (бронетранспортеры), 66 152-мм гаубиц «Мста-Б», поражающих цель на удалении до 30 км, и другую военную технику. В случае конфликта по поводу освобождения И. Черных, президент РФ Ельцин, безусловно, не смог бы справиться с взбунтовавшимися офицерами и солдатами дивизии. Им за 2 года правления Ландсбергиса надоели постоянные провокации.

К этому напомню, что в 1989 году после кровавой межнациональной расправы в Сумгаите (Азербайджан) в Вильнюсе состоялось негласное собрание офицеров советских дивизий, дислоцированных в Вильнюсе и Каунасе. На собрании было решено: если литовские националисты попытаются повторить в Литве Сумгаит, офицеры воинских частей, не дожидаясь приказа из Москвы, сядут за рычаги танков и БМП…

Ландсбергис даже не задумался над тем, что мины не остановили бы советских морпехов. Литовские вооружённые заслоны на окраинах Вильнюса были бы смяты в считанные минуты. Счёт жертвам мог бы пойти на тысячи. Ландбергис же, безусловно, как всегда, успел бы сбежать из Вильнюса.

Известно, что легкий спортивный самолет, пилотируемый Роландасом Паксасом, чемпионом Советского Союза по высшему пилотажу 1980 года, ждал Ландсбергиса трижды, чтобы доставить того в Польшу. Так было вечером 11 марта 1990 года, когда принимался Акт о Независимости, затем в ночь на 13 января 1991 года и утром 19 августа того же года после заявления ГКЧП.

Впоследствии Ландсбергис достойно «отблагодарил» Паксаса. В 2004 году его клан организовал отрешение от должности президента ЛР Р. Паксаса по надуманным обвинениям. Подлинной причиной импичмента было то, что Паксас не поддался на попытки клики Ландсбергиса разбазарить достояние республики.

После ознакомления с вышеизложенными кризисными ситуациями, инициатором которых был Витаутас Ландсбергис и его клика, вопрос о том, кто в Литве был заинтересован в крови январских жертв, отпадает. В этой крови нуждалась только клика Ландсбергиса.

Вот та версия январских событий, которой должна была заняться Генпрокуратура Литвы и которую должен был бы рассматривать Вильнюсский окружной суд! Остается надеяться, что рано или поздно эта версия в Литве восторжествует.

Соратники против Ландсбергиса

Озвученную мною надежду о привлечении Ландсбергиса к уголовной ответственности подпитывает следующий факт. 21 марта 2018 года сигнаторы (подписанты) Акта независимости Аудрюс Буткявичюс и Зигмас Вайшвила, бывшие сторонники и соратники Ландсбергиса, зарегистрировали в Генпрокуратуре ЛР заявление с требованием расследовать преступления, совершенные бывшим главой Верховного Совета-Сейма Литвы В. Ландсбергисом и его окружением в 1993–1997 годах в целях удержания или возвращения власти.

Свое заявление подписанты начали так: «Долгие годы после восстановления Независимости в республике скрывалась не только историческая правда, но и осуществляемая преступная деятельность, злоупотребление служебным положением и неправомерным влиянием стремиться сохранить или вернуть утраченную власть. К сожалению, эту политику проводил бывший председатель Верховного Совета Литвы Витаутас Ландсбергис при поддержке своих сообщников…».

В этом заявлении сигнаторы изложили 8 эпизодов преступной деятельности клана Ландсбергиса, начиная с его попытки расправиться ночью 13 января 1991 года в здании Сейма со своими 10 основными политическими оппонентами, прежде всего, с А. Бразаускасом и К. Прунскене.

Далее в заявлении были перечислены фамилии 9-ти литовских каунасских добровольцев, наиболее активно участвовавших в каунасском мятеже, инспирированным Ландсбергисом. Все они, в период с 1993 по 1998 год, были или застрелены, или покончили жизнь самоубийством, или странным образом умерли. Видимо, слишком много знали!

Каунасский мятеж и его последствия

Напомню ситуацию с мятежом. В конце июля 1993 года в Каунасе мятежные добровольцы (так с 1990 г. именовали боевиков Саюдиса) в знак протеста против избрания первым постсоветским президентом Литвы бывшего коммуниста Альгирдаса Бразаускаса, устроили вооруженный мятеж, угрожая идти маршем на Вильнюс. Президентом Литвы они хотели видеть только В. Ландсбергиса, который негласно их поддержал.

Мятеж провалился. Ландсбергис, как всегда, сделал вид, что он ни при чем. Но о его причастности к мятежу знали организаторы. Это были крайне неудобные для Ландсбергиса свидетели. И они стали внезапно умирать.

Особо расскажу об убийстве Юраса Абромавичюса. Одно время он был доверенным лицом Ландсбергиса, а затем стал офицером Департамента государственной безопасности Литвы.

В январе 1997 года Абромавичюс был взорван в своей машине. Его убийство было не случайным. Он активно участвовал в подготовке кровавых январских событий 1991 года в Вильнюсе. В дальнейшем Абромавичюс выполнял деликатные поручения консерваторов, точнее, Ландсбергиса.

Абромавичюс, как начальник штаба «добровольцев», в 1993 году активно участвовал в организации мятежа каунасских добровольцев против законно избранного президента ЛР А. Бразаускаса. Он прекрасно знал, кто стоял за организацией мятежа, который должен был привести к власти В. Ландсбергиса.

По утверждениям А. Буткявичюса, с которым Ю. Абромавичюс имел дружеские отношения, тот за два дня до смерти направил министру Охраны края Литвы Чесловасу Станкявичюсу докладную о преступных делах Ландсбергиса. В ней говорилось об инспирировании темы мятежа каунасских добровольцев, об организации провокационного взрыва моста через речку Бражуоле и т. п. (интервью «Обзору», № 15/170/, апрель 2000 г.)

Однако Абромавичюс упустил из виду, что Станкявичюс, ещё со времен Саюдиса, был верным паладином Ландсбергиса. Реакция профессора-музыковеда оказалась незамедлительной. Абромавичюса устранили, взорвав его машину. Дело о его гибели Генпрокуратура ЛР спустила «на тормозах».

В ноябре 2007 года расследованием убийства Абромавичюса занялась специально созданная комиссия Сейма. Она пришла к выводу, что это убийство следует расценивать «как преступление, совершенное группой лиц, имеющей признаки террористической организации, которые имели и имеют связи с тогдашним и теперешним руководством Союза Отечества», то есть партией Ландсбергиса.

Несмотря на такие выводы, профессор вновь сумел выйти «сухим из воды». Вот такой «интересный» профессор-музыковед живет в Литве, клан которого, вот уже 28 лет управляет республикой. По некоторым данным этот клан контролирует 60% национального богатства республики.

Преступное давление на президента Литвы

Надеюсь, что настанет время, и к обвинениям, выдвинутым Буткявичюсом и Вайшвилой, добавится обвинение Ландсбергиса в преступном нарушении 10,11,12 пунктов 84-й статьи Конституции ЛР. Эти пункты предоставляют только Президенту ЛР право решать важнейшие кадровые вопросы без какого-то воздействия или давления со стороны. Между тем известно, что Ландсбергис в течение ряда лет указывал президенту В. Адамкусу, кого на какие государственные должности назначать. Об этом сообщил сам Адамкус в воспоминаниях «Paskutinė kadencija. Prezidento dienoraščiai» («Последний срок. Дневники президента», 2011 г.).

Как я уже упоминал, сегодня кадровую политику в Литве определяет тандем Ландсбергис-Грибаускайте. Об этом сообщила в своей книге «Raudonoji Dalia» («Красная Даля», 2013 г., с. 145,151) литовская журналистка Рута Янутене, автор разоблачительных книг о Д. Грибаускайте – «Raudonoji Dalia» («Красная Даля», 2013) и о В. Ландсбергисе – «Dinastija. Landsbergiu isgyvenimo istorija» («Династия. История выживания Ландсбергов», 2014).

Р. Янутене известна в Литве как журналист, не пытающийся ради эффекта добавить в ставшую ей известной правду жизни сенсационные журналистские измышления. Поэтому люди ей доверяют, и Янутене получает от них эксклюзивную информацию, недоступную другим журналистам.

Верховный Совет как братская могила

Я уверен, что В. Ландсбергис и его соратник А. Буткявичюс должны быть привлечены к уголовной ответственности и за преступное намерение устроить в январе 1991 года в здании ВС грандиозный пожар. Они оба неоднократно публично, в том числе и на уголовном процессе по делу о государственном перевороте (дело № 09-002-91, слушалось в 1996-1999 гг.), подтверждали, что здание Сейма было подготовлено к пожару в случае штурма ВС советскими десантниками. Это и Ландсбергис, и Буткявичюс объясняли мерами защиты от советской агрессии.

Я, будучи депутатом ВС Литвы, 10 января 1991 года был поражен большим количеством различных емкостей с горючими жидкостями в туалетах здания ВС Литвы. О том, что здание Верховного Совета должно было превратиться в гигантский костер, рассказывал на семинаре, состоявшемся 10 января 2013 года в здании Сейма Литвы, майор запаса Альбертас Даугирдас.

Он заявил, что с 11 января «все выходы в Верховного Совета были заблокированы, укреплены проволокой и заколочены». Выступление А. Даугирдаса было изложено в статье под названием «Seimo gynyba 1991 m.: išvykstant V. Landsbergiui įėjimas išminuojamas, parvykus – užminuojamas» («Оборона Сейма 1991 г.: при убытии В. Ландсбергиса вход разминировался, при прибытии – заминировался»), опубликованной 10.01.2013 г. на литовском новостном портале «Delfi.l».

Ясно, что здание ВС Литвы было превращено в смертельную ловушку для людей, которые в нем находились. А в ночь на 13 января, по утверждению А. Буткявичюса, в здании находилось 3 тысячи человек. В считанные минуты подожженное здание ВС превратилось бы для них в огромную братскую могилу.

При этом Буткявичюс преподносит готовившее им и Ландсбергисом преступление как некий подвиг. В интервью газете «Lietuvos rytas» («Утро Литвы». 13.01.2014) он заявил, что «Нам нужна была эта красивая картина: горит демократия Литвы! Только так мы могли убедить иностранных политиков поддержать нас».

Представляете, в огне должны были погибнуть тысячи людей, а для Буткявичюса это была бы красивая картина!

Налицо явная и преступная несоразмерность мер защиты уровню опасности, угрожавшей людям, находившимся в здании ВС Литвы ночью 13 января. Но об этом в Литве предпочитают молчать. Моральную сторону ситуации с поджогом здания ВС для Ландсбергиса усугубляет то, что, как сообщила бывший премьер-министр Литвы К. Прунскене газете «Respublika» (19.01.2002), «сильные спортсмены должны были его вынести через подземный, специально вырытый тоннель» к самолету, который доставил бы профессора в Польшу. Известно, что перед тем, как спортсмены вынесли бы из зала заседаний ВС ЛР Ландсбергиса, боевики Витаутаса Шуштаускаса, лидера каунасского отделения Лиги свободы Литвы, должны были расстрелять 10 политических оппонентов профессора, прежде всего, А. Бразаускаса и К. Прунскене, чтобы те гарантированно остались в горящем здании. Этот факт В. Шуштаускас впервые озвучил в ноябре 1991 года на встрече с жителями г. Укмерге, заявив, что в январе целью его боевиков было не только «охранять депутатов-коммунистов, но в случае ухудшения ситуации «уложить» их» («Respublika», 16.11.1991). Более подробно об этом эпизоде Шуштаускас рассказал в своей книге «Laisve ir kraujas» («Свобода и кровь», 2006), а 3 января 2018 года он его озвучил на пресс-конференции Зигмаса Вайшвилы в здании Сейма Литвы.

Преступный живой щит

Уверен, что, наряду с Ландсбергисом, Буткявичюс заслуживает привлечения у уголовной ответственности за публичные призывы к гражданскому населению в январе 1991 года встать на защиту стратегических объектов Вильнюса в качестве живого щита. Известно, что 28-я статья Женевской конвенции о защите гражданского населения во время войны (1949 г.), а также подпункт xxiii статьи 8-й Римского Статута квалифицируют организацию живого щита, как военное преступление.

В Литве существует немало свидетелей, помнящих, как в начале января 1991 года В. Ландсбергис по радио и телевидению призывал людей на защиту Верховного Совета. В это время А. Буткявичюс, разъезжая на машине с громкоговорителем по Вильнюсу, тоже призывал вильнюсцев на защиту Верховного Совета и телебашни.

При этом он кричал: «Не бойтесь! Солдаты будут стрелять холостыми патронами!». К этому времени предательское окружение Горбачева уже сообщило в Вильнюс о плане силовой акции и о том, что советским военнослужащим предписано использовать только холостые патроны.

Советского коллаборанта №1 к ответственности

В завершении несколько слов о наглости В. Ландсбергиса. 11 марта 2018 года он в интервью Литовскому телевидению (LRT) заявил: «Литовская ССР была незаконным образованием… В течение пятидесяти лет оккупации территория Литвы была в том или ином смысле зоной военных действий — от красного террора и массовых ссылок до событий января 1991 года. Надо расширить трактовку коммунистического геноцида литовского народа, чтобы покарать всех военных преступников».

Читаю и глазам своим не верю. Оказывается, всех причастных к социалистическому строительству в Литве, а, по Ландсбергису, это был «коммунистический геноцид», следует расценивать, как военных преступников и карать. Но, как известно, музыковед и преподаватель марксистко-ленинской эстетики В. Ландсбергис был одним из активнейших участников строительства социализма в Литве, о чем свидетельствует его советский послужной список. В части получения почетных званий, ученых степеней, наград и премий Советской Литвы Ландсбергису мало кто может быть конкурентом.

В советский период Ландсбергис стал профессором, дважды лауреатом Государственных премий Литовской ССР, «заслуженным деятелем искусств Литовской ССР», членом редколлегии Главного издательства энциклопедии Литовской ССР, так называемого малого Главлита, отвечавшего за социалистической правильностью энциклопедических материалов, издаваемых в республике.

Правда, вступить в КПСС Ландсбергис, несмотря на две попытки, так и не смог. Это известно мне, как бывшему 2-му, а затем 1-му секретарю Октябрьского райкома Компартии Литвы. В этом райкоме на партучете находились коммунисты Госконсерватории. Но и без членства в КПСС профессор Ландсбергис по всем параметрам должен именоваться в Литве «советский коллаборант №1» (в Литве коллаборационистов именуют коллаборантами).

Советская биография Ландсбергиса достаточно широко распространена в интернете, что можно считать косвенной пропагандой советского периода Литвы. Ведь Ландсбергис публично не отказался от советских Государственных премий, от звания «Заслуженный деятель искусств», от ученого звания «профессор», присвоенного ему ВАК СССР в порядке исключения (кандидатам наук звание «профессор» не присваивалось) при активном содействии КГБ СССР. Также известно, что в марте 1989 года Ландсбергис был избран народным депутатом СССР, участвовал в работе Съездов народных депутатов СССР и пользовался всеми льготами, положенными народному депутату СССР.

Я предлагаю привлечь Ландсбергиса к уголовной ответственности за пропаганду советского образа жизни.

Учитывая, что литовский дипломат и политик Альгирдас Палецкис в 2012 году был призван виновным лишь за сомнение в действиях советских войск у телебашни, то Ландсбергис за косвенную пропаганду советского периода своей жизни также должен быть привлечен к уголовной ответственности по части 1-й статьи 170/2 УК ЛР.

В этой связи напомню, что 15 июня 2010 года Сейм Литвы, по инициативе депутата от фракции ландсбергистов-консерваторов «Союза Отечества-Христианских Демократов Литвы» Вилии Алекнайте-Абрамикене, бывшего концертмейстера Литовской консерватории и воспитанницы музыковеда Ландсбергиса, принял поправку к статье 170/2 Уголовного кодекса. Она запрещает отрицать советские преступления в отношении Литвы и советскую оккупацию республики.

Отныне в Литве также недопустимо сомневаться в ответственности советских военнослужащих за гибель январских жертв в 1991 году. Согласно вышеназванной поправке к УК ЛР, тому, кто посмеет утверждать, что жизнь в Советской Литве была нормальной, может грозить до двух лет тюрьмы. А жизнь В. Ландсбергиса в советский период была весьма «нормальной» и благополучной.

Мне, как бывшему 1-му секретарю Октябрьского райкома Компартии Литвы и члену ЦК Компартии Литвы было известно, что в сентябре 1988 года на сверхсекретном заседании бюро ЦК Компартии Литвы (без протокола) по рекомендации председателя КГБ Литовской ССР Эдуардаса Эйсмунтаса вместо слишком самостоятельного Витаутаса Петкявичюса рекомендовало лидером Саюдиса «проверенного» В. Ландсбергиса, музыковеда и информатора КГБ Литовской ССР.

Известно, что семья Ландсбергиса, состоящая из пяти человек, до Саюдиса проживала в 4-комнатной квартире общей площадью 59 кв. м. (ул. Эйдукявичюса, 15-129).

21 ноября 1988 года, то есть буквально через два месяца после обретения поста лидера Саюдиса, профессор с женой и сыном переехал в 4-комнатную квартиру улучшенной планировки общей площадью более 100 кв. м. по ул. Я. Купалы.

Невестка и внук Ландсбергиса прописались по другим адресам. Квартира по ул. Эйдукявичюса формально оказалась свободной, но «кто-то из бывших жильцов» в ней проживал. Прямо квартира № 50 из романа «Мастер и Маргарита».

Помимо этого, профессор в тот же период приобрёл для сына, прописанного по ул. Я. Купалы, двухэтажный дом в Павильнисе. Он также сумел добиться возвращения отцу – Ландсбергису-Жямкальнису полдома в Каунасе, конфискованного в 1944 году. Все эти жилые помещения профессор обставил импортной мебелью по талонам, на получение которых простые люди в Литве тогда годами стояли в очереди. Он также вне очереди приобрёл новые «Жигули». И это только за полгода получения доступа к «корыту». Пора литовскому правосудию воздать профессору по его советским заслугам!

Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Отображены комментарии с 1 по 10 из 26 найденных.
Анатолий Лавритов
24.06.2018 18:51
Автор статьи тоже мог ранее оказаться на скамье подсудимых, как бывший руководитель КПСС (КПЛ), но сумел избежать ареста и суда вместе с Бурокявичусом,Ермалавичюсои и Куолялисом.По этому же делу литовская юстиция опять занялась им и заочно предъявила обвинение. И его вместе с десятками других тоже собираются объявить преступником! Но Владислав ШВЕД многое знает и сохраняет массу документов по фактам литовской действительности при развале СССР. Поэтому данный материал следует рассматривать как основу его "последнего слова", по которому должны ориентироваться адвокаты, назначенные судом защитниками подсудимых, схватить которых литовским силовикам не удалось. А сам по себе процесс носит политический характер, чтобы Евросоюзовские и прочие либеральные структуры изошлись желчью антисоветизма и русофобии.Однако второй "Нюрнберг" вряд ли состоится, так как международного звучания и последствий он не получит. Зато судебная система Литвы будет надолго опорочена!
Кент
24.06.2018 9:13
Дедуля старый агент КГБ и ЦРУ сейчас лепит горбатого с себе подобными. Ещё не давно с клоуном Саакашвили тусовался тоже подконтрольной шестеркой тем кому сам принадлежит. Видно что наниматели не отпускают своих шестерок до самой смерти. Даже пенсий у них нет. Имейте ввиду это будущие шестерки.
Екатерина
22.06.2018 16:33
Старый шулер.
Алдона
22.06.2018 13:53
А ещё дедуле уже нашли замену внучека, тот тоже самое будет делать являться инструментом в хитрых руках хозяев Литвы.
Алдона
20.06.2018 22:02
Очень печально на это всё смотреть зная все механизмы сатанистов.
СОВРЕМЕННИК
20.06.2018 20:55
КУДА АКТУАЛЬНЕЕ - КАК АГЕНТЫ ЦРУ И Т.П. СТАЛИ ВО ГЛАВЕ ГОСУДАРСТВА, ПАРТИИ, МИНИСТЕРСТВ, КГБ, СМИ И Т.Д. ПОСЛЕ 1953 ГОДА И УНИЧТОЖАЛИ СТРАНУ. ПОРА БЫ РАССКАЗАТЬ...
Гевара
20.06.2018 15:48
(Простой человек) Горби защищает глобальная мафия как и многих других кто сдал им на разграбление СССР. Поэтому им нечего бояться,все остальные "обвиняемые" это грубо говоря козлы отпущения которые не много мешали разграблению и сдаче СССР поэтому они будут жестоко наказаны хоть и не являлись участниками убийств и прочих ходов по методичке пастухов по цветным переворотам.
Гевара
20.06.2018 15:17
Ещё одна история убийств при смене власти из тысячи похожих историй. Убивают всегда сами оппозиционеры или их пасущие разработчики. Тёмная грязная история где никогда страна не отмоется от неё как и в России при расстреле "Белого Дома" из танков, при руководстве алкоголика ,позорнейшая история. Кстати там тоже были "неизвестные снайпера". Неизвестные они только дуракам и идиотам на самом деле всегда ясно кто и зачем и кому выгодно. А сакральная жертва это особая тема и особая методичка. С другой стороны жертвы напрасны всё и так пошло бы за милую душу никто не собирался ни чего защищать ни тогда в девяностые ни ещё не давно на Украине в 2013-14 году. Это давно так решили и зачистили под это дело ситуацию глобальная мафия поэтому события всегда текут так как текут и не иначе. Только сильные духом руководители могут помешать этому ,но где вы видели сильных духом дебилов и воров?
Простой человек
20.06.2018 1:56
Вильнюсский окружной суд... заслушал литовских прокуроров, предоставивших суду Обвинительный акт... согласно которому обвиняемыми считаются 64 бывших советских гражданина...выполнявшие в январе 1991 г. приказы президента СССР и Верховного главнокомандующего Михаила Горбачева..."
Слушайте, а Горбачёв в списке обвиняемых есть?
Зигфрид
19.06.2018 11:22
Ландсбергис агент КГБ по кличке "Дедуле", Грибаускайте агент КГБ по кличке "Магнолия". Может быть КГБ надо было более тщательно подбирать себе агентов? А доказательства у вас есть, что они были агентами? Статьи - это не доказательства. Пусть ФСБ откроет свои архивы, разрешит тому же Вайшвиле в них поработать, снять копии с документов. Вот тогда будет разговор. Буткявичюс участвовал во всех грязных делах Ландсбергиса, а теперь подал на него в суд, так получается, что он на себя подал. Может быть бывший психиатр психически заболел? Всё это было бы смешно, когда бы не было так грустно.
Отображены комментарии с 1 по 10 из 26 найденных.

Эксклюзив
18.07.2018
Станислав Минаков
«Убийство легло на совесть и душу всего народа. Виноваты все в той или иной степени…».
Фоторепортаж
11.07.2018
Подготовил Олег Павлов
В России настало время футбольных чудес.