Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
27 мая 2020
Членство в ЕС в обмен на Младича

Членство в ЕС в обмен на Младича

Прокурор Международного трибунала по бывшей Югославии «экзаменует» Сербию
Николай Пасхин
09.11.2009
Членство в ЕС в обмен на Младича

Два дня в Белграде находился главный прокурор Международного трибунала по бывшей Югославии Серж Брамерц (на фото). Основная цель его визита - подготовка к письменному докладу Совету безопасности ООН об уровне сотрудничества Сербии с трибуналом. Брамерц должен представить его в середине ноября, а также выступить в Нью-Йорке в начале декабря.

В принципе, главному прокурору предстоит отчитаться о работе трибунала за последние полгода по всем направлениям его деятельности, но мало кто сомневается: доклад во многом сведется к проблеме поимки бывшего командующего армией Республики Сербской в Боснии генерала Ратко Младича, а также Горана Хаджича, бывшего лидера самопровозглашенной Республики Сербская Краина, существовавшей в годы балканской войны на территории Хорватии.

Для Сербии жизненно важно, чтобы предстоящий доклад Брамерца Совету безопасности ООН носил позитивный характер, поскольку до конца года Белград намерен подать заявку на получение статуса кандидата на прием в ЕС. Сейчас такой статус имеют Хорватия, Турция и Македония. Здесь Белграду нужна чистая «школьная пятерка» по шкале, введенной бывшим главным прокурором трибунала Карлой дель Понте. Предыдущая оценка была «четыре с плюсом». Пока же разблокированию договора о стабилизации и сближении с ЕС активно противится Голландия, мотивируя свою позицию исключительно тем, что на свободе до сих пор остаются Ратко Младич и Горан Хаджич, а это, мол, означает, что Белград не в полной мере сотрудничает с международным правосудием - несмотря даже на то, что трибуналу был выдан Радован Караджич. Дело в том, что вопросы членства, как и многие другие, решаются в Евросоюзе только консенсусом.

Побывавший в Голландии за два дня до визита Брамерца в Белград председатель политсовета Демократической партии Драголюб Мичунович сообщил журналистам: в политических структурах этой страны существуют мощные силы, противостоящие расширению Евросоюза. По мнению Мичуновича, Гаага, хотя и использует остающихся на свободе Ратко Младича и Горана Хаджича в качестве аргумента против принятия Сербии в европейскую семью, но вместе с тем не желает прослыть среди своих союзников, да и во всем мире, «противницей» Сербии. Поэтому и в голландском правительстве, и в парламенте сейчас ищут приемлемый выход из создавшейся ситуации.

Впрочем, в белградских политических кругах существует мнение, что сопротивление Гааги сближению Сербии с ЕС имеет прямую связь с событиями в Сребренице, мусульманском анклаве, находившемся в 1995-м под защитой голландского батальона миротворческих сил в Боснии. Когда Сребреницу окружили войска боснийских сербов под командованием Ратко Младича, голландские военные не предприняли ничего, чтобы защитить мирное население города, миротворцы покинули анклав.

Свой позор Голландия вот уже полтора десятка лет пытается «списать» на Младича и его армию.

Впрочем, Брюссель также оказывает нажим на Белград, комиссар Евросоюза по вопросам расширения Олли Рен заявил, что «сербский вопрос» будет решаться исключительно в зависимости от того, какие оценки будут содержаться в докладе главного прокурора МТБЮ.

Сразу же по прилете в Белград Серж Брамерц встретился со своим сербским коллегой, прокурором по военным преступлениям Владимиром Вукчевичем. Как сообщили белградские СМИ, когда речь между собеседниками зашла о Младиче и Хаджиче, Вукчевич «срезал» Брамерца встречным вопросом: дескать, и США не могут вот уже много лет выйти на след Усамы бен Ладена, хотя начали всерьез охотиться за ним еще в 2001-м после терактов в Нью-Йорке и Вашингтоне. «Давайте вначале поговорим о генерале Младиче, а уже потом о бен Ладене», - ответил ему Брамерц.

В целом же Владимир Вукчевич расценил диалог с Сержем Брамерцем как «весьма успешный», заметив, что проблема Младича и Хаджича обсуждалась лишь «в общем плане». Гораздо больше внимания было уделено делам, которые провела и ведет сербская прокуратура по военным преступлениям, образованная в 2004-м. Кроме того, Вукчевич сообщил Брамерцу, что прокуратура объявила в розыск через Интерпол свыше 150 бойцов «Освободительной армии Косово», подозреваемых в военных преступлениях против сербского населения края. Однако тут часто возникает совершенно парадоксальная ситуация: признавшие независимость Косово страны направляют пойманных на их территории преступников не в Белград, а в Приштину — дескать, пусть их судят и наказывают косовские власти. О том, что в большинстве случаев этого не происходит, говорить не приходится.

Более подробный разговор об усилиях, которые прикладывает Белград для поимки главных разыскиваемых трибуналом лиц, у главного прокурора МТБЮ состоялся в штаб-квартире национальной службы госбезопасности в присутствии первых руководителей всех заинтересованных ведомств, включая и военную разведку.

Содержание этих переговоров, по понятным причинам, осталось закрытым для прессы. Известно лишь, что Брамерцу была предоставлена информация обо всех основных акциях, которые предпринимались в последнее время по розыску Младича и Хаджича.

Возможно, главный прокурор трибунала и ожидал, что ему назовут хотя бы приблизительные сроки, необходимые для их поимки, но этого, судя по всему, не произошло. В Белграде по-прежнему считают такие заявления контрпродуктивными. Разговор о сроках возникает лишь в совершенно неожиданных случаях, таких, как недавнее заявление председателя Национального совета по сотрудничеству с трибуналом Расима Ляича о том, что он подаст в отставку, если Младич и Хаджич не будут переданы МТБЮ до конца нынешнего года. «Если этого не произойдет, и Сербия по-прежнему останется заложницей двух беглых обвиняемых, то, тем самым, окажется под вопросом мой личный авторитет», - подчеркнул Ляич.

Своими впечатлениями об услышанном от руководителей полиции и спецслужб Серж Брамерц поделился в ходе встречи с премьер-министром Сербии Мирко Цветковичем. Главный прокурор МТБЮ заявил, что он удовлетворен степенью сотрудничества сербских властей с трибуналом, хотя ранее он воздерживался от подобных оценок. В свою очередь, сербский премьер заверил собеседника, что правительство и силовые структуры делают все от них зависящее, «и даже более того», чтобы Младич и Хаджич предстали перед международным судом, считая эту задачу одной из наиболее приоритетных. Аналогичные заверения были даны Сержу Брамерцу и президентом Сербии Борисом Тадичем в ходе их встречи. Президент уточнил, что Белград продолжит поиски Ратко Младича - вне зависимости от того, как будут продвигаться дела с приемом в ЕС.

В связи с визитом Брамерца в белградских СМИ появилась любопытная статистика, говорящая сама за себя. С момента основания трибунала в 1993-м перед судом предстали 93 серба, 31 хорват, 14 боснийских мусульман, 6 албанцев и 3 македонца. При этом по делам сербов трибунал никогда не скупился на тюремные сроки.

На полсотни граждан сербской национальности пришлось, в общей сложности, 904 года тюрьмы, тогда как на всех остальных - 54 человека — 241 год.

К сорока годам заключения приговорены Горан Елисич, охранник лагеря для пленных мусульман и хорватов под городом Брчко в Боснии и бывший градоначальник боснийского Приедора Миломир Стакич. Генерал армии Республики Сербской Радислав Крстич осужден на 46 лет тюрьмы, но позже ему «скостили» срок на десять лет. По тридцать лет получили и братья Лукич — согласно формулировке, за преступления против боснийских мусульман в Вишеграде, городе, расположенном в нескольких десятках километров от Сараева, неподалеку от сербской границы.

Когда выносились столь суровые приговоры, в Сербии, как и в республике боснийских сербов, всякий раз задавались вопросом о том, насколько адекватны такие сроки наказания - по сути равноценные пожизненному заключению - вине участников военного конфликта на Балканах. Особенно, когда это происходило на фоне явного попустительства судей к мусульманам и хорватам. В свое время бурю протестов в Республике Сербской вызвал, например, приговор, вынесенный одному из командиров вооруженных сил боснийских мусульман Насеру Оричу, обвиненному в расстрелах сербов в районе Сребреницы в период 1992-1993 годов и уничтожении более десятка сербских сел. Он получил два года тюрьмы, но в итоге Орич был освобожден прямо в зале суда – ему зачли этот срок, пока находился под следствием. Классический же пример «двойных стандартов» Гаагского трибунала — дело Рамуша Харадинайя, одного из командиров так называемой «Освободительной армии Косово», прославившегося со своими боевиками особой жестокостью по отношению к косовским сербам и гражданам других неалбанских национальностей. Несмотря на совершенные им тяжкие преступления, он был освобожден от ответственности «за недостатком доказательств». На самом деле, доказательства эти исчезали вместе со свидетелями, в том числе - и сотрудниками косовской полицейской службы, избавляться от которых Харадинай и его сообщники начали еще в 1999-м. В отношении же сербов трибунал «отличился», пожалуй, лишь тем, что досрочно выпустил на свободу из шведской тюрьмы Биляну Плавшич, бывшего президента Республики Сербской, осужденную на двенадцать лет тюремного заключения и отбывшую две трети этого срока.

Сейчас реальность Гаагского трибунала такова, что все больше осужденных за военные преступления, главным образом сербов, направляются для отбытия наказания в тюрьмы других европейских стран. Соответствующие договоры о сотрудничестве с МТБЮ по содержанию военных преступников в своих исправительных учреждениях подписали Италия, Норвегия, Австрия, Франция, Испания, Великобритания и даже Албания. Причем Тирана претендует, ни много ни мало, как на Радована Караджича.

И, хотя судебный процесс над бывшим президентом Республики Сербской еще далек от завершения, албанские полицейские власти уже приготовили для него весьма комфортную «одиночку» в одной из тиранских тюрем.

Что касается Сербии, то она продолжает настаивать на том, чтобы осужденные трибуналом лица отбывали наказание в странах, гражданами которых они являются. В свое время председатель Национального совета по сотрудничеству с трибуналом Расим Ляич направил Генеральному секретарю ООН письмо, в котором Сербия гарантировала выполнение всех необходимых условий и стандартов, если ей будут переданы приговоренные к различным срокам наказания граждане сербской национальности. Ответа на эту просьбу Белград пока не получил.

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Анатолий Семёнович
04.12.2009 22:08
Сербы, не станьте проститутками. Не сдавайте своих людей и свою территорию, данную вам Богом. на какое-то членство.
ДИМА
30.11.2009 8:40
Пусть Сербия выдаст их Росии и ВСЁ!
В России ПРЕСТУПНИКИ сидят даже в ДУМЕ и вполне комфортно себя чувствуют.
Вот ето будет НАСТОЯЩАЯ помощ Сербии.
Евгений
18.11.2009 17:32
Для west down. Вы ошибаетесь, сударь. Не дауны на Западе, а люди, живущие своими интересами и для своих интересов. Сербы думают, что если пойти к Европе на поклон, то у них всё будет ОК. Не будет. Они останутся на положении  людей второго сорта. Но - ничего не поделаешь. Тут брюхо к доводам разума глухо.
Анатолий Семёнович
09.11.2009 20:55
Мне жаль сербов. Они перестали ими быть.
west down
09.11.2009 18:17
Обещали членство в обмен на Караджича. Его арестовали и забыли, а теперь за Младича охотились. Что за издевательство? На Западе одни даун-ы.
PR
09.11.2009 17:13
А не пора ли МТБЮ под Суд вместе с ЕС и СШ? Растоптали, смешали с грязью не государство, а Православную Цивилизацию при активно-подобострастном попустительстве Ее исторического носителя и защитника - России. Стыдно и больно за свое Отечество!
ву
09.11.2009 16:41
любой пастух знает кого надо судить.Это прежде всего члено этого суда.За --разрушение в сознании людей доверия к справедливому суду,за де5скредитацию демократии и за прямое нарушение  юридических процедур и законодательных норм.

Эксклюзив
26.05.2020
Известный политик о международных отношениях в условиях пандемии.
Фоторепортаж
21.05.2020
Алла Ваулина
Какой видят войну наши дети.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».