Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
24 сентября 2021
Живи, Россия, и не кашляй!

Живи, Россия, и не кашляй!

Кому на руку реформа здравоохранения?
Александр Калинин
17.03.2008
Живи, Россия, и не кашляй!

Приоритетные национальные проекты, что бы о них ни говорили, встряхнули общество, породили в нем определенные надежды. В разы возросло количество льготных кредитов, взятых населением на самые разные нужды - строительство, газификацию, покупку жилья, развитие личных подсобных хозяйств, образование. Пошла новая техника в школы и больницы. Увеличилась рождаемость, понемногу отступает за недавние пределы смертность. Все это так. Люди поверили власти. И все-таки два года реформ в России породили и немало вопросов.

Возьмем, казалось бы, самый удачный проект – реформу здравоохранения. Наши первые лица в государстве то и дело в последние годы помпезно разрезали ленточки, упорно внушая обществу мысль, что жизнь стала лучше, жить стало веселее.  

Оно, на первый взгляд, и верно. Построены где-то новые межрайонные больничные комплексы, оборудованные по последнему слову техники, прямо с конвейеров автозаводов к некоторым поликлиникам прирулили сотни усовершенствованных машин «Скорой помощи», в иные больницы поступили тысячи комплектов дорогого современного оборудования, которым, правда, пока в глубинке не умеют пользоваться, и оно чаще простаивает, чем работает. Возросли доходы врачей.  

Не всех, конечно. Сотрудники родильных домов, к примеру, стали получать значительно больше, а сотрудники гинекологических отделений – нет.

Это разделило некогда сплоченные ряды медработников.

Среди обиженных оказались хирурги, окулисты, невропатологи, другие врачи узкой специализации. Одни стали отказываться от работы в стационарах и вести прием больных в поликлиниках, а другие начали уходить из низового звена, а то и вовсе из медицины. Зато явилось много терапевтов и врачей общей практики, педиатров и акушеров, которые раньше работали… продавцами, дистрибьюторами страховых или фармацевтических компаний, да кем не работали, только не по своей специальности. После объявленных надбавок они срочно кинулись обновлять просроченные сертификаты, чтобы быстренько занять вакантные высокооплачиваемые места. Вроде бы хорошо: наконец-то стало в избытке специалистов самых востребованных профессий.  

Плохо то, что зарплату медикам повысили, а работать-то они лучше не стали. Особенно врачи районного звена. Взяточники как брали взятки, так и берут. Дистрибьюторы как продвигали интересы своих компаний, за что им компании платили и платят хорошие деньги, так и продвигают. Может быть, стоило сделать все как-то иначе? Ну, скажем, выдать людям сертификаты, какие сейчас выдают беременным женщинам. Те сами выбирают роддом, в котором предпочитают рожать.

А роддома, чтобы не остаться без средств, будут вынуждены повышать качество обслуживания.

- По национальному проекту мы должны услугу-то улучшать, а у нас выходит все наоборот. Участковая больница стала амбулаторией, амбулатория – ФАПом. Какое это улучшение? Повышение зарплат некоторым категориям медработников проблем не решило, качество медицинского обслуживания не улучшило. Внесло раздор внутри коллективов, и все, - призналась мне глава Олонецкого района Карелии Александра Спиридонова. - Я изучала опыт Швеции, Норвегии, у меня сейчас племянница живет в Бельгии. У них у каждого полисы, и они выбирают, к какому врачу пойти. И тот по этому полису получает доплату. Это же услуга. Я пойду к нему второй и десятый раз, если он мне хорошую услугу оказывает. И наоборот, отнесу свой полис другому, если - плохую. А у нас сейчас – хороший ты или плохой, но раз ты участковый врач, ты получаешь доплату. А если не участковый, будь хоть золотым, ничего не получишь. Тут что-то явно не доработано.  

- Возросшие доходы участковых терапевтов и педиатров, врачей общей практики кадровую проблему, увы, не решили. Из трех человек, направленных в мединститут, не вернулся ни один. Главная проблема – жилье, - это мнение главного врача Бежецкой районной больницы Тверской области Юрия Ашевского. - В прежние времена больница получала 5-6 квартир в год, и этого было достаточно. Такой практики в городе давно нет. Потому и большинство работающих врачей – предпенсионного и пенсионного возраста.  

В районной больнице не хватает хирургов, рентгенологов, лор-врачей, анестезиологов-реаниматологов. Есть перебои с лекарственным обеспечением. Здания, в которых лежат больные и работают медики, многие построены еще до 1917 года – крыши текут, косметический ремонт проводится в лучшем случае раз в 5-10 лет. Деньги на приобретение оборудования дать бы самим больницам, а то ведь техника поступает такая, что можно бы купить лучше, а главное, дешевле.  

И еще парадокс: как ни крути, а получается, что в стране здоровым быть невыгодно.

Люди, всеми правдами и неправдами добившиеся группы инвалидности, получают специальную пенсию, бесплатные медикаменты, бесплатное санаторно-курортное лечение. Это в основном они толпятся у кабинетов врачей и окошечек аптечных пунктов. Работающему человеку ходить по больницам некогда. И он на свою зарплату не может позволить себе купить путевку в санаторий стоимостью 20 тысяч рублей. Но если первые как уехали на курорт инвалидами, так инвалидами и вернулись, то вторые постепенно пополняют армию хронически больных. А надо бы, если ты год не болел, давать такому человеку дополнительно, скажем, три дня к отпуску или какую-нибудь премию. Но работодателям это не нужно. Они даже по больничным листам своим работникам платить отказываются. Врачам же, наоборот, продолжают по старинке платить не за количество здоровых людей в округе, а за пролеченного больного, за койко-место, и чем больше больных, тем для него выгоднее.  

А сколько за два года медицинской реформы исчезло сельских участковых больниц и фельдшерско-аккушерских пунктов? Этого никто не считал. Я был свидетелем, как в Лальском районе Кировской области пытались закрыть ряд медпунктов, в том числе в поселке Северные полянки. Чиновники ссылались на необходимость выполнения служебных инструкций и экономии бюджетных средств.  

- Но при этом никто не просчитывал ни экономию, ни последствия, во что обернется закрытие медпункта, - сокрушался тогда глава Лальской поселковой администрации Зосима Кокин. - А я посчитал. За год люди сюда в среднем обращались за помощью около 2 тысяч раз. Помножим эту цифру на стоимость вызова скорой помощи, выйдет 200 с лишним тысяч рублей. А содержание медпункта обходится в 60-70 тысяч. Вот и скажите, считаются деньги?  

Невольно возникает ощущение, что все эти реформы проводились и проводятся не для блага людей, а для блага некоего безликого Бюджета. Скинуть с его плеч всех убогих, старых, слабых. И Россия выздоровеет. А она отчего-то все чихает да кашляет.  

 

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
20.09.2021
Владимир Малышев
Что показали итоги выборов в Госдуму Российской Федерации.
Фоторепортаж
20.09.2021
Подготовила Мария Максимова
В Центральном Доме Российской Армии проходит выставка народного художника России Евгения Корнеева.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: «Фонд борьбы с коррупцией» А. Навального, Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.