Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
17 сентября 2019
Взрыв арсенала

Взрыв арсенала

О причинах чрезвычайных происшествий на российских складах боеприпасов
Сергей Птичкин
19.11.2009
Взрыв арсенала

Арсенал в Ульяновске, на котором прогремел взрыв в роковую пятницу 13-го, формально принадлежит ВМФ. Главком Военно-морского флота России Владимир Высоцкий практически сразу после взрыва заявил, что в происшествии виноваты люди. «Именно они создали аварийность», - сказал адмирал. По его словам, главной причиной взрывов стало нарушение технологического процесса.

И вот уже пришло сообщение, что начальник 31-го арсенала капитан I ранга Андрей Радченко отстранен от исполнения обязанностей на время проведения следственных мероприятий. По факту происшествия возбуждено уголовное дело по ст. 293 ч.3 УК РФ (халатность, повлекшая смерть двух и более лиц) и ст. 249 ч.3 УК РФ (нарушение правил обращения с предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих, повлекшую смерть двух и более лиц). Меры, кажется, приняты очень оперативные и достаточно строгие. Но сможет ли уголовное расследование ответить на главный вопрос: почему армейские арсеналы с завидной регулярностью взлетают на воздух и чего ждать дальше?

Четыре года назад, в ночь с 30 сентября на 1 октября, взорвался склад боеприпасов в 150 километрах от Петропавловска-Камчатского, также принадлежавший ВМФ. Тот арсенал находился далеко от крупных населенных пунктов, но эвакуировать пришлось около восьми тысяч человек. Взрывы и сильнейший пожар продолжались несколько суток. Официально было заявлено, что взорвались старые боеприпасы, подготовленные к утилизации. Будто бы обвалилась сгнившая деревянная укупорка, рухнул многометровый штабель снарядов большого калибра, произошло повреждение капсюля, и – «началось». Оправдываясь за случившееся, генералы и адмиралы, естественно, поминали все тот же человеческий фактор, нарушение производственной и воинской дисциплины, сетовали на малое финансирование программ по утилизации списанных боеприпасов. Было сделано много громких заявлений о том, что все арсеналы проверят, инвентаризируют, наведут порядок...

В мае 2008-го случился пожар со взрывами на ракетных складах ВВС в Лодейном Поле недалеко от Санкт-Петербурга. И - вновь обещания навести порядок. Однако уже 30 сентября 2008-го, как считается, от удара молнии взлетел на воздух склад Тихоокеанского флота в Фокино, Приморский край, где хранились пороховые блоки реактивных снарядов. И совсем недавно, в сентябре 2009-го, случился грандиозный пожар со взрывами на военном арсенале Карабаш в Челябинской области. Теперь - ЧП в Ульяновске.

Бытует твердое мнение, что все эти взрывы организуются специально, чтобы скрыть следы хищения взрывчатых веществ и боеприпасов.

Но дело в том, что продать тонну взрывчатки, снаряды или ракеты - не то же самое, что сдать в металлолом тонну ворованной меди. Это в начале 1990-х можно было под видом утиля сплавить за рубеж вполне нормальный боевой корабль и крупную партию боеприпасов. Сейчас такое практически невозможно. Торговать взрывчаткой гораздо опаснее, чем, к примеру, героином - прибыль очень сомнительная, а риск огромный. Так что дело не в попытках скрыть огнем следы хищений. Дело, скорее всего, в норме прибыли. Как утверждали классики научного капитализма, при достижении вполне определенного уровня чистой прибыли нет такого преступления, на которое не решился бы капиталист. А работа по утилизации боеприпасов как раз и открывает путь к быстрому и значительному обогащению.

Исторически арсеналами распоряжались только военные. Для работ с боеприпасами - регламентные работы по техобслуживанию и утилизация - допускались исключительно разработчики этих самих боеприпасов. Что было совершенно оправданно, так как лучше конструкторов и представителей боеприпасных заводов никто взрывоопасные изделия не знал. И то ЧП случались!

С окончательным воцарением рыночных отношений кому-то пришло в голову, что работать на арсеналах может каждый, кто выиграет соответствующий конкурс. Выигрывать их, почему-то, стали организации, в боеприпасной отрасли неизвестные, но очень даже пробивные. Особенно это касалось тем, связанных с утилизацией, на которую стали выделяться немалые бюджетные средства.

Формальные хозяева военных складов - представители Вооруженных сил - оказались в роли сторонних наблюдателей. А фирмы, получавшие право расснаряжать старые авиабомбы, мины, снаряды и многое другое, отнюдь не спешили привлекать к опасным работам высококвалифицированных специалистов и вкладывать деньги в безопасные технологические процессы утилизации. Зачем? Ведь всегда можно найти отставных военных или бедствующих работниц тех же арсеналов, и за небольшую плату нанять их на расснаряжение. О том, как с помощью кувалды разбирались артиллерийские снаряды на 31-м арсенале, в прессе уже появились очень яркие описания.

Анатолий Сердюков, возглавив военное ведомство, решил ситуацию оптимизировать и упорядочить. А именно: все работы на арсеналах свести в одни руки, естественно, подконтрольные ему лично. Несвойственные, как было объявлено, военному ведомству функции материально-технического обеспечения войск передали некоему открытому акционерному обществу. Мирная утилизация боеприпасов армии несвойственна, поэтому акционерное общество занялось и этой проблемой. Фактически, у одних случайных бизнесменов лакомый кусок забрали и передали его другим, столь же случайным в боеприпасном деле, предпринимателям.

По мнению бывшего начальника вооружений Вооруженных сил России генерал-полковника запаса Анатолия Ситнова, стремительная коммерциализация утилизации боеприпасов чревата объективным ростом опасности новых взрывов.

Во главу угла ставится прибыль, которая вступает в неизбежный конфликт с безопасностью и, по большому счету, с государственными интересами. Для снижения издержек к работам с взрывоопасными веществами повсеместно привлекаются не квалифицированные кадры, а своего рода гастарбайтеры - это мнение практически всех ведущих специалистов-боеприпасников. К тому же, утилизация понимается буквально: надо либо все ликвидировать, либо все разобрать, порох сжечь, а металл продать. А ведь в утилизируемых изделиях содержится немало компонентов, пригодных для дальнейшей технологической переработки в промышленности, что заметно снижает себестоимость боеприпасов нового поколения. Коммерсанты от утилизации в извлечении этих самых компонентов никак не заинтересованы.

Повышает взрывоопасность армейских складов, как ни странно, и стремительное сокращение Вооруженных сил. Боезаряды из реформируемых армий и дивизий идут на арсеналы, которые переполнены еще со времен Великой Отечественной войны. На складах в Ульяновске, приписанных к ВМФ, хранится огромное количество боеприпасов ВДВ, оставшихся от ликвидированных еще после распада СССР дивизий, бригад и полков «голубых беретов».

Так что, если говорить о том, что причина взрыва на 31-м арсенале ВМФ в человеческом факторе и отсутствии трудовой дисциплины, то, объективно, по-другому там и быть не могло. И вряд ли стоит сомневаться, что при сохранении существующей системы работы с боеприпасами новых ЧП не избежать.

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

СТАС
14.12.2009 12:19
Статья хорошая, но ничего не изменица!
Евгения
20.11.2009 21:49
Очень хорошая статья,и что самое главное правдивая.Спасибо автору за четкость и прямолинейность.
Иван
19.11.2009 21:15
Да проплатили всех чиновников чтобы армию на колени поставили!!!! вот и гробят нашу защиту-уроды!!!!!!!

Эксклюзив
12.09.2019
Славенко Терзич
Слово посла Сербии в Российской Федерации.
Фоторепортаж
12.09.2019
Подготовила Мария Максимова
В Москве проходит выставка, посвященная реставрации в Музеях Московского Кремля.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».